home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

В задумчивости смотрела на свое отражение. Прекрасное облегающее платье в пол, изумительного королевского синего цвета на одной бретельке, подчеркивало все достоинства фигуры. Нежнейшая ткань приятно льнула к телу, немного холодила кожу. Я покрутилась перед высоким, в полный рост, зеркалом, осматривая себя со всех сторон. Идеально. Все идеально! И платье, и девушка в нем, то бишь я. Потрясающий дуэт. Взглянула на ценник. И цена тоже потрясающая, но мне плевать, я в любом случае куплю его. Могу себе это позволить, я вообще могу позволить себе все, что угодно.

Взгляд упал на второе платье, ожидающее своей очереди на вешалке. Та же модель, но в роскошном красном. Надо померить и его тоже, вдруг в том цвете я буду ещё краше?

Торопливо, но в тоже время аккуратно переоделась.

О, Боже мой! Это просто фантастика! Я даже дышать перестала от такой красоты. Собрала волосы, приподняла их кверху, представляя, как буду выглядеть с высокой прической, изящным колье на шее.

Какое же выбрать? Потрясающее синее или роскошное красное? Страсть огня или таинственность полумрака? Не смогла сдержать стона, в нерешительности переводя взгляд с одного шедевра на другой. Что же делать? На чем остановить свой выбор? Сняла красное платье, решив ещё раз примерить первый вариант.

Может взять оба? И синее, и красное? Не могу, плохая идея. Два абсолютно одинаковых платья, различающихся только цветом — дурной тон. Засмеют. Тут даже аксессуарами не исправишь.

Синее или красное? Красное или синее? Аааааа!

И в тот момент, когда я почти решила этот архиважный вопрос, раздался звук сирены противовоздушной обороны. Сначала тихо, потом все громче, и громче. И вот уже я, бросив на пол оба платья, зажав уши руками, бросилась прочь из примерочной кабинки, как была в одном белье, босиком, забыв сумочку и все свои вещи.

В магазине творился ад. Десятки людей бежали, толкались, сносили на своем пути вешалки с дорогой брендовой одеждой, спеша выбраться наружу

Кто-то кричал, кто-то звал друзей. Визг, писк, хаос, вертеп.

Я заметила, как споткнулась и упала женщина, а толпа, сплошным потоком потекла поверх нее, не давая подняться.

Нельзя падать, ни в коем случае, встать уже не удастся. Растопчут, сомнут, раздавят. Эта мысль пульсировала в мозгу, пока я в бушующем человеческом потоке продвигалась к дверям. Здесь сотни человек, или даже тысячи! Откуда в небольшом, безумно дорогом бутике столько людей? Женщины, мужчины, дети. Что это за безумие?

В голове что-то не сходилось, я пыталась разобраться, но суть ускользала. Почувствовала толчок в спину, не смогла удержать равновесие и полетела вниз.

— Это конец, — промелькнуло в голове.

Сирена вопила все громче и громче, разрывая своим ревом барабанные перепонки.

Прикрыв лицо руками, приготовилась к столкновению с полом. Вот он, все ближе, ближе. Я смотрела, как ко мне приближается серебристо-серая обшарпанная поверхность и, пытаясь избежать столкновения, непроизвольно дернулась…

И проснулась в своей родной кровати. Резко села, чуть не свалившись на пол, и, прижимая руку к груди, в которой гулко билось сердце. На тумбочке лежал телефон и голосил на всю комнату. С перепуга схватила его и, не понимая, что делаю, непослушными пальцами нажала кнопку ответить:

— Антина, ты спишь что ли? — раздался бодрый голос.

От неожиданности откинула от себя телефон на другой конец кровати, словно он был ядовитым пауком, не заботясь о том, что подумает собеседник. Бросила ошалевший взгляд на часы.

Восемь, мать твою, утра! Это какой надо быть заразой, чтобы звонить в такую рань?! И я хороша! Всегда отключаю звук на ночь, но именно сегодня забыла это сделать. Ни вчера, ни завтра, а именно сегодня!!!

Прикрыла глаза рукой и со стоном упала обратно на подушку. Сердце никак не хотело успокаиваться, под воздействием утреннего всплеска адреналина, дыхание тяжелое неровное. Пытаясь хоть как-то прийти в себя, потерла лицо ладонями.

Восемь утра! Нормальные люди ещё спят в это время, а тут…

Телефон снова ожил.

— Да иди ты! — отмахнулась от него, даже не думая шевелиться.

Однако звонивший отличался необычайным упорством. Мелодия повторялась раз за разом, разрывая мой, ещё не отошедший после сна мозг. Я нащупала вторую подушку и прикрыла ей голову, надеясь, что это поможет. Как бы ни так! Телефон стоял на максимальной громкости, поэтому никакая подушка от него не спасала.

С рычанием перевернулась на бок и потянула руку к трубке. Бесполезно. Кровать у меня огромная, двуспальная, так просто до противоположного края не дотянешься. Браня настойчивого абонента на чем свет стоит, поползла к телефону, отталкиваясь пятками, как зеленая, лохматая гусеница.

Наконец мобильник в моих руках, и я, стиснув зубы, победно веду указатель в сторону надписи «отклонить», чтобы избавиться от назойливого звонка, но вместо этого, как специально, палец дрогнул и выбрал опцию «ответить».

— Да, блииин! — обреченно уткнулась лицом в подушку.

Делать нечего, звонок уже принят, поэтому обреченно закатив глаза, прижимаю трубку к уху:

— Какая сволочь дала тебе мой номер телефона? — хриплым, не проснувшимся голосом выдавила из себя сердитую фразу.

— Ты серьезно думаешь, что у меня его до этого не было? — насмешливый ответ вызвал лишь раздражение.

Я вообще по утрам не очень приветлива, особенно если бесцеремонно будят в такую рань.

— Зорин, ты вообще на часы смотрел? Воскресенье! Восемь утра! Какого хр*на ты мне названиваешь?

— Разбудил что ли? — как ни в чем не бывало, спросил он.

— Да, выдернул из самого чудесного сна!

— Вот и хорошо, хватит спать. Собирайся.

— Чего? — я опешила от такой наглости.

— Собирайся, говорю. Пойдем куда-нибудь кофе попьем.

— Ага, уже бегу, — с кряхтением перевернулась на спину, — Тём, я никуда с тобой не пойду. Ни сейчас, ни потом. Я собираюсь досмотреть свой прекрасный сон, а потом заниматься своими делами.

— Боишься, как бы я тебя не съел? — хмыкнул он.

— Скорее я тебя съем, если уж на то пошло, — ответила, не имея в виду ничего такого пикантного. Просто подразумевала, что сейчас кое-кто допрыгается и получит.

— Ты только скажи, и я весь твой. Хочешь — ешь, хочешь — кусай.

Тьфу ты блин, все переведет в горизонтальную плоскость, пошляк!

— Я сейчас отключусь, а твой номер уберу в черный список, — буркнула в трубку.

— Все равно больше не заснешь. Пойдем, сходим куда-нибудь, — снова переключился на свою волну Артем.

— Зачем? — еле сдержалась, чтобы не зевнуть в трубку.

— Поговорить надо, а то вчера кто-то неожиданно ловко сбежал, — с укором в голосе произнес он.

В ответ я лишь усмехнулась, вспомнив, как удачно мне подвернулась дверь в служебные помещения:

— Если я решила уйти, то меня уже ничто и никто не остановит.

— Это я уж понял. Ну, что ты уже собираешься?

— Даже и не думаю! Продолжаю лежать в постели, мечтая отделаться от утреннего собеседника, — не очень тактично намекнула на то, что разговор мне не в радость.

— Дай угадаю. Красные шелковые простыни и черная кружевная полупрозрачная сорочка? — прикалывался он, как всегда балансируя на грани дозволенного.

— Нет, конечно! — решила немного отыграться, — простыни белые, а сорочки нет вообще. Я всегда сплю обнаженная. Из одежды только татуировка-бабочка в области копчика.

На том конце телефона повисла гробовая тишина, которая длилась, наверное, не меньше минуты:

— Тин, ты издеваешься что ли?

— Даже не думала. Просто правду сказала, — усмехнулась, наматывая на палец белую прядь волос.

— Ты сейчас дождешься, я к тебе приеду, и будешь мне эту бабочку лично демонстрировать, — мрачно пообещал Артем.

— Хм, кто бы тебя ещё пустил, — сладко потянулась, устраиваясь поудобнее на подушках. А он прав, сон уже куда-то ушел.

— Ты бы и пустила. Я могу быть таким гостем, что проще дверь открыть, чем перед соседями потом краснеть.

— Ну-ну, можешь выезжать. Все равно не знаешь, где я живу, — показала язык в трубку. Пусть он этого и не видит, но на душе от мелкой пакости приятно стало.

— То есть ты считаешь, что твой номер я у кого-то смог узнать, а вот адрес нет, ни в коем случае. Это ведь тайна государственного масштаба! — с изрядной долей иронии уточнил парень, а потом назвал мою улицу, дом, номер квартиры.

— Блин, Зорин, ты не маньяк случаем? — недовольно спросила я.

— С тобой уже почти им стал, — просто ответил он, — ну что, идем кофе пить? Или я приеду? Выбирай.

Вот ведь упертый! Танк, самый натуральный, идущий напролом к своей цели! Я шумно выдохнула, не зная, что ещё сказать этому наглецу, чтобы он оставил меня в покое. И тут в голове проскочила мысль, что кофе-то дома тю-тю, закончилось. И денег на него жалко, да и поход за продуктами запланирован на середину недели, не раньше. Отец как раз должен будет перевести мне мои законные смешные двадцать тысяч рублей. При таком раскладе предложение Артема внезапно показалось уже более привлекательным. Да ещё и сама понимала, что нам надо поговорить. Не знаю, какая у него тема для разговора, а мне хотелось высказать все, что я думала о вчерашнем вечере, когда я стояла, как дурочка, перед всеми, а он дурью маялся, кренделя вокруг меня отплясывал.

— Ты угощаешь? — бесцеремонно поинтересовалась у него. А что такого? Может он из тех, с кем девушка платит сама за себя? Мне-то откуда знать? Я за все время нашего знакомства ни разу никуда с ним не ходила.

— Нет, конечно! Бери с собой термос, бутерброды, штук пять и на меня тоже. БПшку можешь захватить, кипятка попросим — заварим одну на двоих.

— ????? Я… эээ… чего, прости? — почувствовала, что от изумления глаза по пять копеек стали. Он с ума сошел, если думает, что я на такое пойду!

— Тинка, тебе кто-нибудь говорил, что с утра ты просто на редкость сообразительная? — заржал он, а я чуть не скинула звонок от негодования. Он надо мной издевается! Злостно, умышленно глумится! Плевать на кофе, никуда я с этим типом не пойду!

Подождала, пока Зорин прекратит смеяться, при этом грозно пыхтела в трубку, и представляла, как откручиваю ему голову:

— Рада, что смогла тебя повеселить, — мрачно процедила сквозь зубы, когда он перестал ржать.

— С тобой не соскучишься! Ладно, не дуйся, — примирительно произнес он, но на заднем плане играли смешливые нотки, — собирайся. Давай я за тобой заеду.

— Нет! — категорично ответила на его предложение, — не надо никаких заездов. Недалеко от моего дома есть маленькая кофейня «Кофеин». Знаешь такую?

— Нет, но в сети найду, — уверенно ответил он.

— Вот там, через час, — безапелляционно заявила. Если бы он хоть что-то возразил, то я точно бы никуда не пошла, но Артем беспечно ответил:

— Ок. Жду тебя там.

— Жди, — буркнула себе под нос и отключилась.

Да что за жизнь такая! Из-за безденежья приходится идти непонятно с кем, непонятно куда.

Позволила себе ещё немного поваляться в постели, надеясь, что вернется сон. Тогда бы я без зазрения совести отдалась бы в его ласковые объятия, и никуда бы не пошла, проигнорировав настойчивого бывшего одногруппника.

Сон не пришел.

Поэтому с тихим вздохом, полным вселенской скорби, поднялась на ноги. Потянулась, подняв руки к верху и встав на цыпочки, и побрела на кухню, виляя голым задом.

Зорину, я, кстати, правду сказала о том, что сплю без всего. И да, на пятой точке у меня крошечная татуировка в виде кружевной бабочки. Правда, и ничего кроме правды.

Дошла до кухни, чтобы поставить разогреваться чайник, но потом вспомнила, что у меня вроде как выход в свет намечается на утренний кофе, поэтому, махнув рукой, развернулась и направилась в сторону ванны.

Квартира мне досталась от мамы. Обычная трешка на четырнадцатом этаже пятнадцатиэтажного дома. Как попадаешь внутрь, сначала вход в кухню, потом в большую комнату, дальше идет длинный коридор, упирающийся в ванную и санузел, и две комнаты на разные стороны. Одна из них — моя спальня, а вторую, самую маленькую, я целиком и полностью приспособила под гардеробную. Двенадцать квадратных метров моего персонального Рая, с бесчисленным количеством вешалок, сетчатых стильных полочек и огромным зеркалом от пола до потолка. Мое царство, в котором я готова часами примерять новые наряды. Благодаря наличию такой огромной гардеробной, в моей квартире не было ни одного шкафа. Очень удобно, а главное красиво и свободно.

Постояла под душем, смывая остатки утренней лени, и отправилась на сборы.

Очаровывать Зорина в мои планы не входило, поэтому я лишь немного подкрасилась, волосы собрала в высокий хвост и достала спортивный костюм: обтягивающие темные с красными вставками по бокам леггинсы и обтягивающая майка в таком же стиле.

Если уж выхожу в такую рань из дома, то почему бы не воспользоваться хорошей погодой и не пробежаться? Кроссовки, телефон с наушниками, закрепленный на поясе, и я готова к выходу.

Улица меня встретила свежим, бодрящим ветерком. В первую очередь направилась к своей машине, которая как всегда ночевала под окнами, обошла ее несколько раз, осмотрев со всех сторон и убедившись, что все в порядке, и только после этого направилась к кофейне.

У моего дома было самое лучшее расположение на свете. С одной стороны, отличные подъездные пути, шаговая доступность до большого торгового центра. Пять минут на машине — и я уже на центральной площади города. А с другой, стоит его только обойти, и окажешься в огромном парке с ухоженными дорожками, уютными лавочками, тенистыми аллеями и большим живописным прудом в самом центре. Обожаю это место. После встречи с Артемом туда и направлюсь, побегаю в тишине и спокойствии, подумаю о жизни.

Дорогу до кофейни тоже решила использовать с толком. Включила музыку и перешла на легкий бег, отбивая шаги в такт мелодии.

Маленькое заведение притаилось на первом этаже обычной советской пятиэтажки. Симпатичная вывеска с дымящейся кружкой кофе, пестрый навес вдоль затонированных окон. С виду очень даже мило. Я мимо этого места всегда проезжала на машине, так ни разу и не заглянув внутрь, а сегодня вот повод появился. Нет, можно было бы назначить встречу где-нибудь в привычном заведении, но очень уж не хотелось с утра пораньше далеко ехать. Так что заходим, делаем вид, что все нравится, все устраивает.

Поднялась по ступенькам, открыла дверь, легким перезвоном колокольчиков, прикрепленных над входом, оповестив о своем появлении. Небольшой уютный зал, оформленный в классических шоколадно-бежевых тонах. Круглые столики, покрытые белоснежными скатертями, стойка, стилизованная под натуральное дерево, полочки с разными мелкими штучками, прикрепленные к стенам. В принципе, довольно приятная обстановка, думаю изредка можно сюда заходить, если у них конечно кофе нормальный. А вот это сейчас и узнаем.

Из людей здесь кроме меня оказалась только скучающая за стойкой официантка и зловредный Зорин, сидевший у окна за дальним столиком, спиной к входу.

Я бодро направилась в его сторону, кивнув официантке, чтобы она подошла к нам.

Подойдя к столику, покашляла, привлекая к себе внимание. Артем оторвался от ковыряния в телефоне и поднял на меня взгляд. Скользнул оценивающим взглядом по фигуре, затянутой в спортивный наряд и широко улыбнулся:

— Отлично выглядишь!

— Знаю, — самоуверенно кивнула, присаживаясь напротив него, — ну, вот она я. Где мой кофе?

— Я не знаю, что ты любишь, поэтому решил заранее не заказывать, — словно извиняясь, произнес Артем и обернулся, чтобы позвать официантку, которая и так уже была на подходе.

Пока он делал заказ, уточнив у меня, что буду, я рассматривала его. Как всегда футболка с надписями, драные джинсы, трехдневная щетина. Ну, просто форменный раздолбай!

После того, как официантка все тщательно записала в маленький цветастый блокнотик и покинула нас, Зорин переключил свое внимание на меня:

— До последнего сомневался, что придешь.

— Я тоже. Почти пробежала мимо, но все-таки решила заскочить.

— Я польщен, — усмехнулся он.

— Не сомневаюсь. Теперь, когда мы обменялись любезностями, может, расскажешь мне, с какой это радости решил позвонить ни свет, ни заря, разбудил и еще каким-то образом умудрился вытащить меня из дома.

— Соскучился, — просто произнес Зорин, рассматривая мое лицо, словно видел впервые. Я даже немного стушевалась под пристальным взглядом зеленых глаз.

— Вчерашней встречи тебе мало было? — спросила, сердито сложив руки на груди.

— Тебе понравилось? — он задорно подмигнул.

— Это было ужасно! Я такой дурой себя уже давно не чувствовала.

— Да ладно тебе, было весело!

— Кому как.

— Всем было весело, кроме тебя, — усмехнулся он.

— Я — не все! — категорично мотнула головой.

— С этим не поспоришь, — согласился он, кивнув, и чуть сдвинулся в сторону, чтобы официантке было удобно ставить чашки с ароматным напитком.

Я привередливо принюхалась. Вроде ничего, сейчас попробуем.

— Знаешь, Тин, с тобой вообще все не так, как с остальными. Я уже не знаю, что сделать, чтобы ты сменила гнев на милость. Никогда в жизни я еще не пытался столько времени привлечь внимание одной девушки.

Я фыркнула, поправляя немного съехавший от бега хвост:

— Что, все остальные падают в блаженный обморок у твоих ног, стоит тебе только щелкнуть пальцами?

— Достаточно и взгляда, — самодовольно ухмыльнулся Артем.

— Ого, не кажется, что с самоуверенностью перебор?

Вместо ответа он снова подозвал девушку-официантку. Она торопливо подошла, раскрыв блокнотик для заказов:

— Слушаю.

— Девушка, а посоветуйте какой-нибудь десерт, — произнес он, глядя на нее с улыбкой. Эта дурочка как-то сразу стушевалась, зарозовела и начала мямлить о тирамису и прочих вкусностях, а он все так же улыбался ей, кивал.

Он что сейчас делает? Показывает мне наглядную иллюстрацию к теме нашего разговора? Я должна проникнуться?

— Тогда я положусь на ваш вкус, — произнес он в конце, и официантка, покраснев ещё больше, с блаженной улыбкой отправилась выполнять заказ, предварительно бросив на меня раздраженный взгляд.

Я вопросительно развела руками:

— Ты хотел мне показать, как умеешь обольщать официанток? Или была какая-то другая цель у этой демонстрации?

— Это к вопросу о том, что хватит и взгляда.

— Ну, прямо нет слов, Казанова! Не допускаешь мысли, что она просто старается ради чаевых? И кто бы тут на твоем месте не сидел, результат был бы таким же?

В этот момент вернулась официантка, несущая на подносе красиво оформленный слоистый десерт, в прозрачной стеклянной креманке. Старательно отводя глаза, она положила на стол фирменную салфеточку, на нее выставила блюдо и быстренько ретировалась.

Вместо ответа на мой последний вопрос Артем, скучающе глядя в окно, отодвинул в сторону десерт, перевернул салфетку и подвинул ее ко мне. На обратной стороне надпись «позвони мне» и номер телефона.

Мне ничего не оставалось кроме как демонстративно похлопать в ладоши:

— Браво! Профессионал!

Он так же демонстративно поклонился. Вот, придурок!

— Тём, к чему все это? Ты меня позвал, чтобы обсудить твою способность очаровывать представительниц противоположного пола? Так я в курсе. Да все вокруг в курсе, как ты в студенчестве отрывался. И вряд ли сейчас хоть что-то изменилось.

— Ревнуешь? — с насмешкой произнес он, лениво мешая ложечкой кофе.

— Да мне как-то фиолетово, чем ты там занимался в свое личное время, — равнодушно пожала плечами, — только вот одного не пойму. Раз вокруг тебя всегда такой рой девушек кружится и тебе не составляет труда заполучить любую, что ж ты все время не мог оставить меня в покое. Или ущемленное самолюбие не давало отступить? Все надеялся поставить заветную галочку?

Он покачал головой, недовольно поджал губы и снова посмотрел в окно, немного помолчав, серьезно спросил:

— Ты думаешь, все это время, я крутился рядом, только потому, что хотел из принципа затащить тебя в койку?

— А разве я неправа? Есть другие причины?

— Представь себе, есть.

— Интересно какие?

— Ты не догадываешься? — искоса глянул на меня, с каким-то непонятным выражением.

— Понятия не имею, — развела руками, — может, просветишь, почему не давал прохода все это время?

Артем пятерней взлохматил густые русые волосы, чуть нахмурившись, поджал губы, словно пытался подобрать слова, а потом заговорил. (Блин, лучше бы молчал)

— Потому что я тебя люблю. Ты как заноза, от которой никак не удается избавиться, настолько глубоко въелась под кожу, в кровь, что каждый чертов день все мысли о тебе. Год не виделись, думал все, отпустило, переболел, а вчера как увидел тебя в баре, накрыло заново, с головой, чуть крышу не снесло, — тихо проговорил он, задумчиво крутя в руках свою чашку и не глядя в мою сторону, — да, сначала игра была, охота, азарт. Думал, покобенишься и как все остальные будешь. Только ты все карты спутала, не давая ни единого шанса. И все обычные схемы с тобой не действовали. Сам не заметил как, встрял по полной, и пути назад не было. Я ведь тогда даже в армию из-за тебя ушел. Идиот, надеялся, что поможет. Сам не рад, но это как болезнь. И хотел бы избавиться, да не выходит.

В этот момент мне стало откровенно неудобно, а когда мне неудобно я начинаю обороняться, шипеть и кусаться, вне зависимости от того, права или нет:

— Так любил, что попутно перетр*хал полунивера? — язвительно поинтересовалась у него.

— Ты мне сейчас пытаешься что-то предъявить, — вопросительно изогнув одну бровь, он, наконец, поднял на меня пронзительный взгляд, — если бы ты хоть раз дала шанс, рядом не было бы никого, кроме тебя. А так, — безразлично пожал плечами, — утешался, как мог, не пропуская ни одной юбки.

Я поерзала на своем месте, не зная, что говорить, и безумно жалея, что вообще согласилась на эту встречу.

Надо сказать, очень некомфортно себе чувствуешь, когда тебе в лоб, с бухты-барахты такое признание выдают, а ответить-то и нечем. Он сам-то, интересно, о чем думал, заводя такой разговор? Явно ведь не рассчитывал на ответное признание. Не дурак, прекрасно понимает, что я какой была, такой и осталась.

— Артем, зачем ты сейчас все это говоришь? — спросила, старательно пряча взгляд.

— Я не знаю. Наверное, надоело молчать и строить из себя придурка, которого ты никогда не воспринимала всерьез. Знаешь, я уже даже готов на обычное, дружеское общение, потому что как подумаю, что сейчас мы опять разойдемся как в море корабли, так зубы сводит от бессилия.

— Как ты себе это представляешь? — скептически поинтересовалась у него, — будем созваниваться по выходным, обсуждать рецепты?

— Да, хотя бы так. Мне уже плевать на все.

— Пфффф, — громко выдохнув, устало потерла лицо, — ты ведь понимаешь, что это не выход? Если все действительно так, как ты говоришь, то нам вообще не стоит общаться. Тебе же самому так будет проще.

— Я тоже так раньше думал, но ни хрена подобного. С тобой никак, а без тебя ещё хуже.

Вот напасть! Лучше бы уж вел себя как обычно, как полный придурок, к такому Зорину я хоть привыкла. А теперь сидит напротив меня серьезный, собранный, в зеленых глазах ни намека на веселье. Неужели действительно настолько пробрало парня? И что мне с этим делать? По идее, это вообще не мои проблемы, но как-то неудобно стало стерву включать на полную мощность. Поэтому просто сидела и молчала. И он молчал. Так и сидели, каждый погруженный в свои мысли, пока Артем не произнес:

— Давай, на следующей неделе встретимся, сходим куда-нибудь?

— Тём…

— Обещаю, вести себя прилично! Приставать не буду, даже попробую не пошлить… но гарантий не даю.

Я уткнулась носом в ладони, мечтая, чтобы этот нелепый разговор поскорее закончился. Зорин, как ты всегда умудряешься выбить меня из колеи своими выходками?

Сквозь раздвинутые пальцы посмотрела на него, и вздрогнула, натолкнувшись на прямой внимательный взгляд:

— У меня ведь все равно не получится отделаться от тебя? — обреченно уточняю у него.

В ответ лишь чуть заметно повел плечами.

— Давай сделаем так. Я обещаю подумать, и если надумаю, то позвоню тебе, благо, что номер теперь есть.

Он иронично прищурил один глаз, показывая, что не верит мне:

— И когда ждать звонка? В следующей жизни?

— Через неделю, договорились? Что бы я там не надумала, я в любом случае позвоню тебе через неделю, честное пионерское.

— Договорились, — он нехотя кивнул, — только предупреждаю, если не позвонишь, я сам к тебе приеду.

— Не переживай, позвоню, — убежденно ответила я, а сама подумала, что надо бы поставить крестик, чтобы не забыть, а то ведь с него станется, приедет и весь мозг как всегда вынесет.

На этой ноте наш разговор подошел к логическому завершению. Мне откровенно не терпелось сбежать, прекратив эту неудобную беседу, да и Зорину она, похоже, далась не так уж и просто.

Мы ещё посидели несколько минут, допивая свой кофе и обмениваясь скупыми фразами, после чего покинули кофейню. Я наблюдала, как Артем идет к своей машине, припаркованной неподалеку. Он завел двигатель и, кивнув мне в окно, уехал прочь. Я смотрела ему вслед, гадая, как дальше себя вести в такой ситуации, потом махнула рукой, достала наушники, включила музыку погромче и побежала в сторону парка. В конце концов, я ему никогда ничего не обещала, так что и нечего голову забивать всякими непонятными мыслями.


* * * | Нас просто не было. Книга первая | Глава 5