home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

Консультант положила платье в красивый фирменный пакет и с очаровательной, профессиональной улыбкой передала его мне:

— Ждем вас снова в нашем магазине! — голос мелодичный, тягучий, немного грудной, хрипловатый, как у Багиры из мультика.

— Непременно, — отвечаю, улыбаясь чуть снисходительно. Конечно, вы меня ждете! Еще бы не ждали, когда зарплата напрямую от выручки зависит!

Забрала покупку и торопливо покинула магазин.

Выскочив в широкий променад, торопливо осмотрелась и, заметив нужного человека, бодро направилась вперед, в уме прикидывая, какая из моих сумочек лучше подойдет к свежему платью. Или лучше новую купить?

Подошла к небольшому кафе, выставившему на улицу красивые резные столы и стулья, плетеные зонтики со своим логотипом.

Меня встретили чуть недовольные зеленые глаза:

— И года не прошло!

— Тём, не ворчи! — с легкой улыбкой ответила, усаживаясь на один стул, а на второй выставляя пакеты.

— Угу, как тут не ворчать. Видишь, — он указал пальцем на свою макушку, — пока ждал тебя, седеть начал. И это учитывая тот факт, что у нас в роду седина у мужиков только на пятом десятке пробивается!

— Еще скажи, что со мной год за два идет, — хмыкнула, иронично поглядывая в его сторону.

— За пять, — с готовность поправил он, — ну и что на этот раз? Какую волшебную и просто капец какую нужную тряпку ты купила?

— Платье, — не скрывая восторга, ответила ему, показав из пакета клочок материи.

— Здорово, — монотонно протянул он, удостоив мою покупку лишь быстрым скептичным взглядом, — это стоило почти часа ожидания!

— Зорин, ты ничего не понимаешь! Ходит по магазинам — это искусство и высшая степень удовольствия.

Он посмотрел на меня исподлобья:

— Ну, что я могу сказать, Кристина Алексеевна, скучно вы живете. Без изюминки.

— На себя посмотри! — обиженно надула губы. Ну вот что за человек такой! Я ему рассказываю о том, что мне нравится, а он откровенно чуть ли не прямым текстом говорит, что я фигней страдаю. Да, может я веду и не настолько подвижный образ жизни, как он, но меня вполне это устраивает. Чего скрывать — люблю ходить по бутикам и покупать красивые вещи! А что в этом плохого? Я красивая, значит и шмотки должны быть красивыми. Все закономерно!

Мы еще некоторое время посидели с ним в кафе, а потом отправились… домой.

Все правильно! Мы. С ним. Отправились домой. Вместе. И если кто не понял, то в один и тот же дом!

Удивлены. Думаете, как так? Кристина Антина идет вместе с Артемом Зориным домой?!

Все просто. Антина может и не пошла бы, а вот Зорина, вперед и с песней.

Да-да! Зо-ри-на! Уже как две недели!

Сама еще не привыкла, и если честно нахожусь в состоянии легкого шока. Хотя, вру. Это не легкий шок, а полнейший ступор.

Как я его поймала? Да на удивление легко. Потому что он даже не думал от меня сбегать, прятаться, сопротивляться. Наоборот, Артем, был готов на все, лишь бы удержать меня, хотя по глазам видела, что терзают его смутные подозрения относительно моей драгоценной персоны, и того, зачем мне все это надо.

Мне кажется, он тоже в шоке от происходящего был. Шутка ли, столько лет пытался добиться моего расположения, хотя бы просто пройтись рядом, а потом раз… И вместе едем домой, причем с одной фамилией на двоих.

Иногда до глупости доходило. Замирали оба, как по команде, и с удивлением смотрели друг на друга, силясь понять, что вообще происходит. Может шутка или сон такой безумный обоим сразу снится. Не знаю, о чем в этот момент думал он, а у меня в голове пульсировала мысль «вот это ж ни хр*на себе я учудила!». Думаю, его мысли были примерно в том же ключе.

В общем, дивное семейство получилось, иначе и не скажешь. А чего еще ждать, если смешать в одном флаконе такую как я с таким как он.

Развивалась наша история очень стремительно. Я бы даже сказала молниеносно.

Помню наше первое утро. Проснувшись, сладко потянулась, чувствую странное умиротворение и приятную негу во всем теле. Еще совсем сонная, расслабленная, с абсолютно пустой головой лежала на боку, рассматривая ясное небо за окном. А потом появилась она. Первая здравая мысль.

Я переспала с Зориным????? В трезвом уме и здравой памяти???

Меня даже в жар бросило. Может, это просто сон был? Плод моей фантазии?

Медленно, затаив дыхание, обернулась и посмотрела через плечо.

Плод фантазии мирно спал на другой половине кровати, закинув одну руку за голову. Подавив первое желание вскочить и начать метаться по квартире, заламывая руки и коря себя за несдержанность, устроилась поудобнее, и, подперев щеку рукой, устремила на него печальный взор.

Чувствую, что выпала из реальности, рассматривая это сокровище. Лежит расслабленный, умиротворенный. Как всегда небритый, с модной нынче трехдневной щетиной, которая ему поразительно идет. Ладно, не поспоришь, хорош нахал. Взгляд сам собой переместился на широкую, рельефную грудь, на исполосованные плечи. Хорошо я его ночью изодрала, качественно, от души, не жалея.

Я вообще-то не любитель всех этих царапин, укусов, засов и прочих отметок на теле, но тут, словно подменили, будто зверь дикий вселился, которого не удержишь под контролем.

От горячих воспоминаний о прошедшей ночи, сердце быстрее забилось, и мысли совсем не в том направлении повернули, даже засмущалась неожиданно для самой себя.

И что теперь делать? Как в такой ситуации поступить?

Все тот же развратный внутренний демон, подбивавший вчера к активным действиям, бодро заявил:

— Что делать! Что делать! Будить его надо!

Действительно чего теряться? Оскорбленную невинность изображать после такой бурной ночи как-то поздно, а вот от продолжения я бы не отказалась.

Бужу его, легонько водя волосами по щеке. С непонятной улыбкой наблюдая за тем, как он просыпается, сонно морщится, с трудом открывает один глаз, чуть рассеяно осматривается, пытаясь понять куда его занесло. А потом видит меня и замирает.

Не знаю, о чем Артем думал в тот момент, лично сходила с ума от желания прикоснуться к нему, искренне недоумевая на свою реакцию. Не припомню, что бы я еще на кого-нибудь в своей жизни так заводилась.

Ладно он, дорвался, наконец, до заветной цели, получил доступ к телу, можно понять. Ну, а я-то с чего разошлась? Всю мою рассудительность, все мои коварные планы и расчеты словно ветром сдуло. Вместо этого осталась звериная ненасытность, заставляющая раз за разом смотреть на него голодным, жадным взглядом, дуреть, терять разум от каждого прикосновения. По венам тягучая истома пульсирует, и вдох нормальный через раз удается сделать.

Словно безумные не могли оторваться друг от друга, остановиться, насытиться.

Он остался у меня на весь день, и на следующую ночь. Измотав друг друга до невозможности, утром еле проснулись, и просто лежали, обнявшись, не в силах даже пальцем пошевелить. И было на удивление хорошо, тепло и уютно.

— И что теперь? — тихо спросил он, задумчиво водя пальцем по обнаженной спине.

— Я не знаю, — прошептала в ответ.

Теперь, когда безумное вожделение отступило, снова включился здравый смысл, настойчиво рекомендующий использовать эту ситуацию себе во благо.

Вот он, рядом совсем. Полностью мой, без остатка.

Чувствую, что несмотря на внешнее спокойствие, вибрирует как туго натянутая струна, пытается понять, что нас ждет дальше. А я не знаю, что ответить, как ответить, для чего.

Все странно.

Ощущение будто на развилке пути стою. Пойдешь одной дорогой — неизвестно куда придешь, пойдешь другой — тоже неизвестно, что там ждет. И путевого камня с пояснениями нет. Правда, можно еще назад повернуть, уйти без оглядки.

В общем, выбирай что нравится.

А чего мне, собственно говоря, нравится?

Просыпаться мне с ним нравится, вот такой измученной, довольной, словно сытая кошка. Нравится забывать обо всем, сгорая дотла в его руках. Голос сонный, чуть хриплый нравится.

Вот только достаточный ли это повод продолжать?

С другой стороны, когда планировала выйти за него, вообще не задавалась такими вопросами. Просто собиралась сделать это и все. И плевать на всякие нравится — не нравится, ведь это не надолго, не навсегда. А тут еще оказалось, что с ним может быть настолько хорошо. Хм, приятный бонус.

Не знаю, что делать.

Дальше гнуть свою линию, загоняя его в свои сети? Или может отступить, пусть идет своей дорогой, а все произошедшее останется приятным воспоминанием.

А может… Просто отпустить ситуацию, махнуть на все рукой и попробовать нормально по-человечески начать… Чего начать? Сама не знаю. Просто попробовать сделать шаг навстречу и посмотреть, что из этого получиться. Пусть из общего у нас только эти два безумных дня, но иногда и этого достаточно, чтобы… Чтобы что?

Сама от себя с ума схожу, не понимаю, что в голове творится.

Зорин молчит, ждет ответа, и я молчу, не зная, что сказать. Перед глазами весы, на одной чаше которых коварные планы, ради которых изначально все и закрутилось, а на другой все остальное.

Лежу, зажмурившись, прислушиваясь к его дыханию, биению сердца мне даже в какой-то степени страшно от предстоящего выбора. Что, если ошибусь?

Молчание затягивается, удушающей петлей захлестывая нас обоих.

Еще раз все взвешиваю, стараясь хладнокровно оценить ситуацию, избавиться от внезапных не до конца понятных эмоций. Сравниваю за и против, прикидываю возможные варианты развития событий. Наконец, принимаю нелегкое решение, и чуть игриво произношу, не обращая на грохот сердца где-то в висках, и звон тревожных колокольчиков в голове:

— Ну, после такого, ты, как порядочный мужчина, просто обязан на мне жениться, — шутливая фраза, но он еще не знает, что шутки в ней гораздо меньше чем жесткой правды.

— Да запросто, — невозмутимо отвечает он, — хоть сейчас идем.

Ну, вот и все, мальчик. Попался. Я сделала свой выбор, а дальше — будь, что будет.

А дальше было все еще более странно, и непонятно. Шутка за шуткой, но мы выходим к тому итогу, на который я рассчитывала. Все безумно, на эмоциях, на разрыв, в груди ураган, в голове взрыв и миллион осколков. Кое-как пытаюсь удержать ситуацию под контролем, чтобы она окончательно не вышла из берегов, и не снесла меня, со всеми моими тайными умыслами к чертовой матери.

Руку даю на отсечение, что Артем прекрасно понимал, что за моими действиями и словами стоят какие-то неведомые ему причины. Понимал, но не останавливался. Один раз только спросил прямо, в лоб, не пряча взгляда:

— Расскажешь, зачем тебе все это надо?

Еле удержавшись от того, чтобы начать юлить, краснеть и что-то несвязно бормотать, задорно произношу:

— Потому, что хочу этого.

— Ну-ну, — хмыкнул он, смерив странным взглядом, в котором решимость непоколебимая светилась.

Зорин все понимал. Несмотря на ветер в голове, он умный и на редкость проницательный. Он понимал, и принимал условия этой игры, с легкой чуть ироничной улыбкой, и от этого становилось не по себе. Иногда мне казалось, что он читает меня как открытую книгу, и в этот момент нестерпимо хотелось спрятаться от него, закрыться, не подпускать к себе близко, потому что тревога сжимала сердце, и каждую клеточку понимание заполняло, что плохую я игру затеяла, опасную. Что у каждого из нас свои цели, и кто победит неизвестно.

В эти моменты приходилось себя напоминать, что все под контролем, все просто, что в любой момент смогу это прекратить, если вдруг станет невыносимо, если что-то пойдет не так, как мне надо. Всего несколько месяцев продержаться, а там видно будет, что с этой игрой делать. Главное получить то, что я так жаждала: доступ к отцовским счетам, а уж потом со всем остальным разберусь.

Мы пропали для всех на две недели. Вообще, с концами, без вести. Отключен Интернет, телефоны без звука. Только он и я, больше никого нет во всем мире. Да нам никого и не надо.

Спустя эти две недели мы сделали то, что я хотела.

Расписались. Тайком ото всех.

Когда мы ехали в загс, Артем подозрительно посмотрел на меня и спросил:

— Ты действительно хочешь этого? Вот так…

— Да, — ответила не задумываясь, чуть ли не подпрыгивая на месте от нетерпения.

И в этом ответе не было ни капли лжи. Игра игрой, но я так увлеклась, что не было ни сил, ни желания остановиться. Меня обуревало просто невероятное возбуждение, азарт, предвкушение. Кровь закипала от одной только мысли о том, что мы делаем.

Неожиданно для меня самой сбывалась моя дурацкая юношеская мечта. Не поверите, но я никогда не хотела выходить замуж в белом платье, окруженная толпой людей, чинно всем кивая и принимая поздравления. Ни капли не сомневаясь в том, что именно такая свадьба меня и ждет, я в тайне мечтала о порывистом, сумасшедшем поступке. Чтобы адреналин по венам оттого, что правила нарушаешь, делаешь что-то особенное. Оттого, что не как все.

Не думала, что такое может быть. Но с Зориным, как оказалось, нет ничего невозможного. Хочешь адреналина и безбашенных поступков? Пожалуйста! Нет проблем!

Не знаю, как он там уладил дела на работе, но в тот же вечер собрались и уехали отдыхать. Ни слова никому не сказав. И это было здорово.

Отдых выдался отличным: море, солнце, и мы с ним. Я даже позволила себе расслабиться и отпустить все свои проблемы, просто наслаждаясь приятными днями и горячими ночами.

Неделя пролетела быстро. И вот мы возвращаемся обратно.

И тут нас настигает вся прелесть ситуации. Ну, поженились, а дальше-то что делать? Чтобы поставить закорючку и сказать слово «согласен» много ума не требуется, а организовать дальнейшую совместную жизнь — вот это уже задача на миллион. Ладно, если бы до этого мы уже встречались определенное время или жили вместе, тут, наверное, многие бы вопросы сами по себе отпали, а так… Мы же друг друга фактически не знали, и весьма смутно представляли, как эту самую дальнейшую совместную жизнь строить.

Еще когда самолет заходил на посадку в одном из столичных аэропортов, Зорин повернулся ко мне, и рассеяно почесывая бровь, спросил:

— У меня у одного такое чувство, будто мы какую-то адскую хр*нь с тобой замутили?

Что, Небритый, тоже дошла вся пикантность момента? Я об этом весь полет думала, аж голова разболелась.

— Хочешь сбежать? — интересуюсь насмешливо, за что получаю недовольный взгляд:

— Ага, мечтай больше! Чтобы после стольких лет, получить желаемое и сбежать? Я похож на идиота?

— Хм, интересный вопрос, надо подумать, — усмехаясь, показываю ему язык.

— Получишь, — многообещающе ухмыляется, и отворачивается иллюминатору, чтобы наблюдать за посадкой.

А я сижу, утопая в своих сомнениях, и ломая голову над тем, что же будет дальше.

Сначала решили вопрос с жильем. Артем переехал ко мне. Другие варианты и не рассматривались.

Таким образом, в моем девчачьем царстве нежданно-негаданно появился здоровенный, зеленоглазый мужик, причем на постоянной основе. То есть не просто ушел-пришел, а насовсем, с вещами, и со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И вот, моя гардеробная уже не моя, а наша. Я выделила ему место, перевесив свои многочисленные наряды. В ванной на раковине две зубные щетки, на кухне две кружки, и мужские носки за диваном. Куда ж без этого?

В общем, все серьезно, все по-настоящему. Играем во взрослую жизнь, как большие.

Вернувшись из своеобразного свадебного путешествия, я отправилась к отцу. Он встретил меня с насмешливой улыбкой, ожидая, что в очередной раз буду просить денег. Надо было видеть его лицо, когда вместо этого я выложила перед ним свидетельство о браке. В котором ясно сказано, что я теперь не Кристина Антина, а Кристина Зорина.

Он с минуту смотрел на эту бумажку, безуспешно пытаясь взять себя в руки, потом поднял на меня тяжелый, мрачный взгляд:

— Ты хоть понимаешь, что наделала?

— Выполнила твои условия, — невозмутимо повела плечами, — теперь твоя очередь.

Он сидел и смотрел на меня не отрываясь, и судя по пульсирующей венке у него на виске, спокойствие давалось ему крайне тяжело. Не отрывая от меня взгляда, он поднял телефон, набрал номер и отдал распоряжение, чтобы мои карты разблокировали:

— Это того стоило? — поинтересовался голосом, в котором звенела холодная ярость.

Я лишь улыбнулась в ответ. Стоило конечно. Но вслух не скажу, а то разозлиться ещё сильнее.

— Не собираешься со своим избранником познакомить?

— Как-нибудь… позже. Обязательно познакомлю.

Отцу ответ не понравился, судя по тому, что взгляд стал ещё более мрачным.

— Кристин, вот скажи мне, что будешь с этим делать? — он кивнул на свидетельство о браке, — сейчас поживешь в свое удовольствие, а через пару месяцев разведешься?

Папа, как всегда зрит в корень, глубоко, проницательно, просчитывая мои действия наперед. Правда, ошибся с предположением, что я работу выберу, а не брак. Бывает. Когда-то же и я должна была его переиграть.

— Что ж ты так скептично на мою семейную жизнь смотришь?

— Потому что я тебя знаю! — рявкнул он.

— Ну, раз знаешь, то должен понимать, что свои дальнейшие планы обсуждать не буду.

Он злился оттого, что я сделала все не так, от своего бессилия. Что он мог предпринять в этой ситуации? Схватить меня за руку и силой утащить в загс, чтобы подать заявление на развод? Н-е-е-е, это слишком, даже для него. Он скорее предпочтет отступить, дождаться пока я сама где-нибудь ошибусь, налажаю, а потом самозабвенно ткнуть меня носом в свежее дерьмо со словами: «вот смотри что бывает, когда отца родного не слушаешь». В этот раз я ему такого удовольствия не доставлю. В этот раз все будет по моему, так как я хочу, так как мне надо.

По дороге домой заехала к Маринке, которая, как и обещала, открыла для меня счет, куда я незамедлительно начала откладывать деньги, на черный день.

Когда сестра узнала, где я пропадала все это время, и что за фокус выкинула, она была просто в шоке:

— Ну ты, блин, и ду-у-у-у-ура, — протянула она, рассматривая меня как необычную зверюшку, будто первый раз видит, — и как ты с ним жить будешь? Это же не шутки, ты хоть понимаешь это?

— Угу, — кивнула убежденно, ничуть не сомневаясь в своих силах.

— Надеюсь, хоть не первого встречного мужика на улице схватила?

— Нет, конечно! Мы давно знакомы, учились в универе вместе.

— Только не говори, что это тот тип, что тебе прохода не давал?! — сестра сразу, моментально сложила два плюс два.

— Он самый…

— Точно дура! Махровая, беспросветная, хроническая! — Маринка в негодовании металась по кухне, — И я тоже хороша, курица слепая! Знала же, что с работой ты связываться не станешь, но даже не подумала, что могут быть другие варианты. Капец! Кристин, как? Как, ты смогла до такого додуматься? Он тебя хоть любит? Как его там?

— Артем Зорин. Да, любит.

— А ты его?

В ответ просто молча пожимаю плечами. Чего тут говорить-то? Когда я на него смотрю, меня посещают мысли отнюдь не о вселенской любви. Все приземленнее, банальнее, пошлее. И, скажем так, далеко не сердце начинает замирать, когда он с горящими глазами подходит ко мне.

— Ду-у-у-уррра-а-а-а. Ой, дура! Сил моих нет, — вспылила Марина, всплеснув руками, — мало тебя в детстве пороли, ой как мало! Ты хоть понимаешь, что за игру затеяла? Понимаешь, как тебе потом все это аукнуться может?

— Марин, не паникуй! Все нормально будет.

— Ты с ним разводиться собралась?

— Да мы только поженились!

Блин, что ж они так все сразу прогнозы делают. Неужели я настолько банальна и предсказуема?!

— Все ясно! Живешь с ним, тратишь деньги, копишь деньги, а потом машешь ручкой и выставляешь за дверь? Я права? Такие планы у нашей Королевишны?

— Марин, уймись, — примирительно подняла руки, видя, что она не на шутку завелась.

— Поиграть решила во взрослые игры? Не боишься продуть? Под чистую?

— Ни капли! Пока все идет все как надо.

— Думаешь, отца обошла, Артема окольцевала и все, победила? — с холодной жесткой насмешкой поинтересовалась она.

— Разве нет?

— Пфффф, глаза разуй, Тин! Это он победил! Получил, что хотел!

— Пусть порадуется, — снисходительно улыбаюсь в ответ. Я ведь тоже не в накладе осталась.

Маринка витиевато выругалась, ещё раз прошлась по поводу моих скудных умственных способностей, а потом внезапно заявила:

— Ты хоть постарайся не залететь, а то вообще не выпутаетесь из этого капкана.

— Не переживай, уж чего-чего, а подгузников и сосок в планах нет, ни у него, ни тем более у меня.

— Угу, у нас тоже не было, — скептично проворчала она, — причем оба раза.

Домой я вернулась в каком-то взвинченном состоянии. Встреча с отцом и с сестрой, в один голос твердившими, что я сделала глупость, как-то свели на нет эйфорию оттого, что я снова богата.

Впрочем, когда Артем вечером вернулся с работы, я незаметно для самой себя успокоилась и расслабилась. Пусть говорят что хотят, я все равно довольна.

А мне, неожиданно для самой себя, понравилось его постоянное присутствие в своем доме. То, как он усталый возвращается домой, наши совместные ужины, вечерние прогулки в парк. Так, что вопреки всеобщим опасениям и прогнозам наша жизнь пока складывалась вполне удачно.

Однако не все было так радостно и весело, как мне показалось вначале. Радуясь плюсам, я просмотрела огромный минус. Это — сам Зорин, и его характер. Вроде добрый, веселый, жизнерадостный, но в некоторых вопросах просто стальной и непоколебимый, да и как всегда плевавший с высокой колокольни на мои грандиозные планы.

Все началось через пару дней после того, как отец активировал мои карты. Тёмка как всегда ушел на работу, я же, проспав до двенадцати, собралась и отправилась в торговый центр, реанимировать свою потрепанную за время отцовских санкций гордость.

Порхала как мотылек от одного бутика к другому. Мерила, покупала, опять мерила, опять покупала. В результате еле смогла донести пакеты до машины. Зато внутри все просто звенело и переливалось от щенячьего восторга.

Дома развалила все покупки в гардеробной и ещё раз перемерила, крутясь перед любимым зеркалом. За этим занятием меня и застал Артем, вернувшись домой.

Привалившись к косяку, сложил руки на груди и снисходительно наблюдал за моими пируэтами перед зеркалом.

— Ну, как тебе? — спросила, чуть ли не подпрыгивая от возбуждения.

— Отлично, — сдержано кивнул, — но….

— Но?

Какие тут могут «но»? Вся одежда просто фантастическая!

— Но, что б это было первый и последний раз!

— Не поняла? — замерла, изумленно уставившись на него.

— Чего не понятного. Мы женаты?

— Да, — не понимаю, к чему он клонит.

— И именно по этой причине, с этого дня, ты больше не бегаешь к отцу за деньгами.

Что? Я не ослышалась? Зорин пытается запретить мне тратить отцовские деньги? Сказать, что я была в шоке — значит вообще ничего не сказать. Надо же, блин, гордый какой, денег ему отцовских не надо. А мне вот надо!!! И чем больше, тем лучше!

Мужик, да ты радоваться должен, что жена сама себе может позволить все, что не пожелает, а не пристает с нытьем «ну купи, купи». Однако радости в зеленых глазах не увидела, сколько не искала. Только холодная решимость и уверенность, что все будет так, а не иначе.

— Тём, глупостей не говори, — проворчала себе под нос, снова разворачиваясь к зеркалу, — ты же знаешь, как я люблю вещи.

— Знаю, но тем не менее, со своими бездумными забегами по магазинам заканчиваешь.

— Серьезно? — чувствую, что постепенно завожусь, — и как же ты меня остановишь? Из дома перестанешь выпускать? Или может, кошелек мой отнимешь и спрячешь от меня?

— Как вариант, — невозмутимо кивнул он, — но, скорее всего, просто свяжусь с твоим отцом, и попрошу, чтобы он перестал тебя спонсировать.

Смотрю на него, разинув рот, и понимаю, что совершенно не шутит. Свяжется и попросит, потребует, не моргнув глазом.

Охр*неть!

Вот папаша обрадуется, когда узнает, каким боком мне вся эта авантюра начала вылезать. Я думаю, он будет стоя аплодировать Зорину, за такой поворот событий, вытирая слезы радости и умиления.

— И что ты предлагаешь? — интересуюсь, еле сдерживая, змеиное шипение, — как ты предлагаешь мне быть в этой ситуации?

— Как и все, — спокойный до невозможности, и от этого бесит еще больше, — будет зарплата, пойдем и купим что-нибудь.

Дурень, ты столько пока не зарабатываешь, чтобы мои шопоголические запросы удовлетворить!

Надо сказать, зарплата у Артема весьма достойная. У него светлая голова, и он быстро поднимается по карьерной лестнице. Но, твою дивизию, я не хочу ждать ничьей зарплаты! Я хочу идти и брать то, что мне нужно!

Стою перед ним злая, прямо пышу недовольством, а он в ответ лишь снисходительно чуть заметно улыбается:

— Кристин, я тебе варианты озвучил. Решай сама. Или ты завязываешь вот с этим всем, обвел пренебрежительным взглядом покупки, — или я решаю этот вопрос кардинально. Мне все равно.

С этими словами ушел прочь, оставив меня в состоянии глубокой неудержимой ярости и колоссального, звериного желания убивать.

В тот вечер я с ним не разговаривала. Только он, похоже, не особо и расстроился, и своей ультиматум отменять не собирался. Зорин был абсолютно категоричен относительно отцовских денег, и мое недовольство его ни капли не трогало.

Утром, едва только разлепив глаза, я схватилась за телефон и набрала сестру. Мне срочно надо было кому-то пожаловаться, выплеснуть весь тот гремучий коктейль, что бурлил внутри.

Маринка ответила почти сразу. Судя по звукам, доносившимся с ее стороны, она что-то готовила.

— О, надо же, госпожа Зорина звонит, — выдала полное сарказма приветствие, — ну как жизнь семейная продвигается? Уже разводитесь?

— Ты представляешь, Марин?! — с места в карьер начала во весь голос жаловалась сестре, гневно шагая по спальне, — я вышла замуж за него, чтоб доступ к деньгам получить. А он, теперь мне эти самые деньги не дает тратить! Сказал, что, либо карты отберет, либо отцу позвонит, чтоб тот меня больше не финансировал!

Секундная пауза, а потом:

— Ну, слава Богу, свершилось, — протянула Марина, — хоть один нормальный мужик по твою душу нашелся.

— Ты издеваешься? Чего в нем нормального? Он — наглая скотина!

— Он может сказать тебе «нет».

— Марин, блин, мне не до твоих шуточек!

— Никаких шуток. Он уже заочно мой кумир, — не унималась она, подливая масла в огонь, — возможно, я была не права, и у вас действительно может что-то путное получиться. Так, глядишь, и слепит из тебя что-нибудь нормальное.

Поняв, что она не собирается мне сопереживать и поддерживать, досадливо цыкнула и сбросила вызов.

Капец просто какой-то! Вот попала я с этим зеленоглазым! И ведь не сопрешь с места, не переубедишь. Стальной мужик, когда решит для себя что-то, блин, кто бы мог подумать.

Вместо того, чтобы плясать под мою дудку, взял и бесцеремонно перекрыл мне кислород! Негодяй!

Сердито замерла, осмотревшись по сторонам. Все равно по-своему сделаю! Он же не знает, что есть в моей гардеробной? Правильно не знает! Буду покупать и прятать! Просто вешать к остальным вещам. Он все равно ничего не заметит!

М-да, докатилась! В своем доме вещи урывками покупать и прятать! Да, что ж за напасть такая?!

Зараза! Кто ж тебя умудрился так правильно воспитать? Ни в жизнь бы не подумала, что такой раздолбай такие внутренние установки имеет!

А самое главное, мне что с этим делать?

О-о-о-о-о, вот уж действительно: не знала баба горя, купила баба порося! Прямо про меня, прямо в точку!

Кроме денег, у нас появились еще некоторые правила, на этот раз принятые обоюдным решением. Учитывая странность, а главное внезапность нашего брака, мы решили, что каждый из нас имеет право спокойно проводить время в своей компании, не мешая другому.

Вернее, это я предложила, ссылаясь на то, что сначала надо как бы почву подготовить, а уж потом и знакомить свою дражайшую половину с друзьями-приятелями. Бред конечно полнейший, но лично я пока не готова вести его на наши встречи, показывать остальным. У меня же вообще никто не в курсе был относительно моего замужнего статуса, да к тому же я очень трепетно относилась к личному пространству. Брак браком, но моя жизнь — это моя, а его жизнь — его, и не зачем все это смешивать в одну кучу.

Он, смерив меня долгим непонятным взглядом, согласился. Правда потом добавил, чтобы не ждала от него, что будет преданно сидеть у окна и грустить до моего возвращения, если вдруг сама свалю куда-то. Что ж справедливо. Уж чего-чего, а тусить и отрываться он и сам горазд. Захочешь — не удержишь.

Далее сошлись на том, что каждый имеет право на 1–2 свободных выхода в неделю. Не больше. Остальное время только вместе.

Ладно, сойдет на первое время.

Вот так и началась наша развеселая и немного странная семейная жизнь.


* * * | Нас просто не было. Книга первая | * * *