home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Раньше я не ходила в продуктовые гипермаркеты, считая ниже своего достоинства слоняться между рядов с дешевой провизией. Я предпочитала магазин элитных продуктов. Туда приходишь, как королева выбираешь самое лучшее, и никаких ворчливых бабок под боком или орущих детей. Да, удовольствие не из дешевых, зато какое качество!

Теперь же ситуация в корне изменилась. Я была вынуждена опуститься до уровня простых смертных и закупаться в простом гипермаркете, лишний раз убеждаясь в том, что жизнь — штука несправедливая.

Обычно это происходило так. Я ставила будильник часов на восемь, просыпалась, в мрачном расположении духа собиралась, и к девяти утра, к самому открытию, приезжала в магазин. Почему так рано? Потому что так к минимуму сводилась вероятность встретить кого-нибудь из своего круга и опозориться.

Брала продуктовую тележку, каждый раз умудряясь выбрать самую косую, с заедающими колесами, и безбожно забирающую в одну сторону.

С каменным лицом, внутренне негодуя, чуть ли не бегом проносилась между полок, хватала самое необходимое и мчалась на кассу. Быстрее, быстрее, чтоб никого не встретить. Оплачивала и скрывалась на парковке, с трудом переводя дух. Просто марафон какой-то, а не поход за продуктами.

Если все-таки удача не была на моей стороне, и в поле зрения оказывался кто-то из знакомых, я, как дикая газель, стремительно скрывалась со своей тележкой в первом же проходе, а потом, словно партизан сидела в засаде, высматривая, вынюхивая, выжидая когда недруги отступят.

Вот как-то так.

Сегодня я опять пришла в гипермаркет, но моей целью были не продукты. О, нет, сегодня я обойдусь без вареной колбасы и городской булки.

Сегодня мой путь лежал в отдел мужской косметики и одежды. Да-да, вы не ослышались. Мужской одежды и косметики.

Зачем? Все просто: у отца сегодня День Рождения. Ура, ура, все радуются и хлопают в ладоши, а особенно я.

Так повелось, уже не первый год, что он справляет свое день рождение в несколько этапов. Сначала с партнерами, потом с друзьями и со мной, и мне кажется, что есть еще один тайный заход, на который меня не зовут.

Почему такое разделение? Сейчас объясню.

Празднование с партнерами…

Звать вертихвостку-дочь на встречу с деловыми партнерами не имело смысла. Взрослые дяди, в уме и в реальности, ворочающие миллионами, в строгих деловых костюмах собираются в самом дорогом закрытом ресторане города. Эта часть праздника больше походила на пафосную деловую встречу, нежели на чей-то День Рождения.

Кстати, один раз я все-таки попала на это мероприятие. Итог — чуть не подохла от скуки, и тайно сбежала в клуб, за что потом крепко получила от отца.

Празднование с друзьями…

Ну, это более демократичный вариант, хотя все тоже неизменно в деловых костюмах и вечерних платьях. Здесь уже весело, можно пообщаться с друзьями — знакомыми, построить глазки кому-нибудь из олигархов, посмотреть других, показать себя.

Проблема тут только одна, и то не моя. Отец при мне смущался демонстрировать своих любовниц. Вернее не смущался, а опасался.

Как-то раз, пару лет назад, он решил нарушить это правило и привет с собой Оксану. Стройная длинноногая шатенка, старше меня всего лет на пять, с огромными карими глазищами и грудью четвертого размера.

Эта наивная провинциальная львица, уже потирала лапки и примеряла на себя свадебное платье и фамилию моего отца. Решив, что ей уже все можно, и она полноправная хозяйка вечера, эта прости господи, решила провести со мной воспитательную беседу, так сказать, включить режим мачехи. Заявила, что в доме скоро будут совсем другие порядки, и я должна ее беспрекословно слушаться.

Представляете, чем это закончилось? Правильно, маленьким ядерным взрывом, после которого она с голым задом вылетела обратно в свой Крыжопль.

Правда отец заподозрил, что в том скандале была замешена его драгоценная дочурка, но доказательств не было, поэтому ему пришлось отступить.

С тех пор, любовницы на этом мероприятии были под запретом, только счастливые, улыбающиеся картонными улыбками семьи.

Поэтому я практически уверена, что был еще третий заход празднования Дня Рождения дорогого папочки. Когда все эти примерные семьянины, оставляли дома своих увешенных бриллиантами жен, и приходили с молодыми, стройными кобылками.

Понятное дело, туда меня точно никто не звал, и звать не собирался. Ну и ладно, не очень-то и хотелось.

Возвращаемся к гипермаркету. Я пришла сюда за подарком! Да-да, за подарком, для моего любимого папочки! Для человека, у которого на счету миллионы!

А у меня, по его милости двадцать тысяч! Так что и презент будет соответствующий.

Раньше я ему дарила шикарные подарки — то золотые запонки, то дорогое портмоне, то редчайшее букинистическое издание в кожаном переплете, с золотым тиснением. Дорого, статусно, роскошно.

А в этот раз, как в анекдоте, будут носки!

Почти на проходе стояла огромная сетка, в которую с одной стороны были свалены женские дешевые колготки, а с другой разномастные мужские носки. Злорадно потирая руки, я поспешила к этому источнику волшебных презентов, и с упоение погрузилась внутрь этой роскоши.

Двумя пальцами подцепила черные носки и посмотрела на этикетку.

Состав 50 % хлопок, 50 % полиэстер, 10 % лайкры. А, ничего, что в сумме 110 процентов получается??? Наверное, производитель очень старался, по максимуму все сырье закладывал, с запасом. Потянула их в разные стороны, наблюдая, как они растягиваются до длины среднестатистических чулок, неприятно потрескивая в руках.

Отлично, то, что доктор прописал! Проходишь в таких весь день, и вечером можно использовать, как сырье для газовой атаки. А, название-то, название какое дивное — Хуань Чоу Пейн. Чудесно, просто восхитительно!

Беру однозначно. Одни черные, одни серые, одни в полосочку. Три? Мало… Все-таки не хухры-мухры, а День Рождение у любимого папы. Надо семь брать!

Итак, черные, серые, в полосочку, голубые, белые с надписью «спорт», экстравагантные ярко-красные и ещё одни цвета топленого молока. Красота!

Дальше подкатила тележку к полкам, где стояли всякие средства до и после бритья. А что, гулять, так гулять! Взяла пену для бритья, и гель для душа какого-то неизвестного производителя.

Довольная до невозможности проехала в отдел напитков, взяла себе бутылочку минеральной воды, и чуть ли не пританцовывая от нетерпения, отправилась на кассу.

Дома и так, и этак в голове прокручивала идеи, как бы поэффектнее преподнести отцу свои волшебные дары. В итоге решила, что носки скатаю в трубочки и сложу цветочком — сердцевина и шесть лепестков, перевяжу их золотым бантиком.

Золотого бантика у меня не оказалось, зато в гардеробной нашлась розовая ленточка из-под упаковки с украшениями. Значит, розовый бантик будет!

А, кому легко? Жизнь такая! Поди-ка на двадцать тысяч укупи золотых бантиков! Не-не, розовый и точка!

Далее, все в той же гардеробной выискалась круглая подарочная коробка подходящего размера, в которую мой дивный цветок, редкостной красоты, идеально вошел. Пену и гель для душа положила в яркий подарочный пакетик.

Все, к Дню Рождения готова!

Около шести вечера на своей Ауди подъехала к отцовскому дому, с удивлением обнаружив, что парковаться-то и негде. Вся дорожка, начиная от ворот, была заставлена разномастными дорогими машинами. Отлично!

Все-таки нашла место, где приткнуть свою ласточку, выбралась наружу и, прихватив подарочки, пошла к виднеющемуся в конце аллеи высокому роскошному дому, предвкушая тот момент, когда порадую отца презентами.

Может кто-то скажет, что я палку перегнула с таким нелепым подарком, но в тот момент у меня и мысли не возникало, что он может расценить мою выходку, как неуважение. Он меня знал как облупленную и уже давным-давно привык к таким экстравагантным выходкам.

На мне было маленькое черное платьице, подчеркивающее мои достоинства, и придающее образу налет некоторой сдержанной сексуальности. Отец не одобряет, когда я прихожу в чем-то пестром, броском, особенно на такие мероприятия. В моем отношении он всегда был за сдержанную классику. Ну и пусть, классика мне к лицу.

Обойдя дом, оказалась в гуще событий. Толпа народу, степенно прогуливающаяся по небольшому парку, мило беседующая и потягивающая дорогое шампанское.

Пришлось здороваться направо и налево, поэтому фирменная улыбка не сходила с моих губ. А как иначе? Надо же показать, что я достойная дочь семьи Антиных.

Отца нашла на небольшой пристани. Он, в окружении ближайших друзей и соратников, степенно беседовал, улыбался. Стоящие рядом с ними дамы с чопорными лицами общались, обмениваясь скупыми фразами, сканировали друг друга пренебрежительными взглядами, фиксируя, кто во что одет, и у кого какие драгоценности.

Еще издали помахала ему ручкой и приподняла коробочку повыше, чтобы он ее заметил. Отец, извинившись перед остальными, направился в мою сторону, поглядывая на меня хитрыми проницательными глазами.

— Надо же, любимая дочь соизволила почтить меня своим присутствием! — подколол он. Надо сказать, что с той встречи, когда он выдвинул свои условия, мы с ним так больше и не виделись, в основном общаясь только по телефону.

— Ты же не думал, что я пропущу твой день рождения! — произнесла я с легким укором, и, поцеловав в щеку, протянула ему красивую подарочную коробку, — Поздравляю!

Отец подозрительно посмотрел на меня и принял подарок. Немного его потряс, поднеся к уху и, приподняв крышку, заглянул внутрь. Я с непередаваемым восторгом наблюдала за тем, как его лицо вытягивается, по мере того, как до него доходит, что лежит в коробке.

— Обалдеть! — протянул он, — ты б ещё пену для бритья подарила!

И тут я такая красивая:

— Та-дам! — протягиваю подарочный пакетик, — С Днем Рождения!

Отец смотрит на меня секунд десять, как не невиданную зверюшку, а потом начинает смеяться:

— Какая же ты у меня милая получилась, просто именины сердца!

— Ну, так, кто делал! — улыбаясь, скромно раскланялась.

— Я, пожалуй, не буду показывать остальным твои подарки, чтобы зависть черную не вызывать, — хмыкнул он и подозвал, стоящего невдалеке Лося. Передал ему пакет и коробочку, а потом уже серьезным тоном произнес, — посмеялись и хватит, пойдем-ка пройдемся!

Ну, все, начинается!

Мы неторопливо побрели по уединенной алее, в полнейшей тишине, пока он наконец не спросил:

— Как продвигаются твои успехи в поисках работы?

Отлично, семимильными шагами. Я пока так занята коварным планом по отлову Зорина, что про работу как-то и забыла совершенно.

— Потихоньку, — отвечаю чуть сконфуженно, и поскольку он пристально смотрит, ожидая пояснений, начинаю перечислять все то, что сделала: — Размещаю резюме, хожу по собеседованиям.

Насчет собеседований — это я, конечно, приукрасила, так немного приврала для красоты.

Потом, видя, что он мне не верит, стала подробно рассказывать на каких сайтах ищу работу. Поскольку я этим действительно один день занималась, то получается все правдоподобно рассказать. Он удовлетворенно кивает головой, хотя в глазах все равно подозрение светится.

— Не ожидал! Если честно, думал, что решишь по легкому пути пойти!

Легкий путь? Это он про замужество что ли? Ничего легкого в этом не вижу, наоборот возни больше, чем с поиском работы! Недолго думая, признаюсь:

— В этом направлении я тоже работаю!

Он даже остановился и удивленно потрогал мой лоб:

— Вроде прохладный.

— Пап, прекрати!

— С чего это такие перемены? — опять подозрительно интересуется он.

— Да, вот, как-то так, решила в свой жизни что-то поменять.

— Насколько мне не изменяет память, ты с Градовым-младшим встречалась? — внезапно спрашивает он, и я внутренне подбираюсь, — то есть нас ждет объединение семейств?

— Ээээ, нет, не ждет! — врать было бесполезно, ведь шила в мешке не утаишь. Если Зорина поймаю (поправочка, когда поймаю), все равно отец обо всем узнает, — я не за Максима собралась замуж.

Отец недовольно поджимает губы и качает головой:

— И почему у меня такое ощущение, что ты очередную авантюру задумала, которая плохо закончится? — серьезно, без тени улыбки поинтересовался он, сканируя пронзительным взглядом.

— Потому что ты — пессимист! — ответила ему беззаботно, — Пап, ты поставил условия, я их выполняю, а уж как именно — это мое дело.

— Кристин, не нравится мне твой настрой, — отец покачал головой, — не этого я ожидал, вводя ограничения.

— А чего?

— Что у тебя, в твоей маленькой, белокурой голове кое-что прояснится, и ты сделаешь определенные выводы.

— Не сомневайся, сделала, — уверенно потрепала его по плечу, и взяла под руку, — но если результат по каким-либо причинам тебя не устраивает, то можешь отменить свои ограничения и дело с концом. Я даже могу пообещать, что буду себя прилично вести.

— Ишь ты, какая хитрая, — усмехнулся он, — папа сказал, папа сделал. Так что все остается в силе.

Ну и зря, подумала про себя, естественно ничего не сказав вслух.

На празднике я пробыла часов до одиннадцати, дождалась огромного торта, заказанного в лучшей кондитерской города, яркого, фееричного файер-шоу и салюта, а потом, распрощавшись с отцом и друзьям, отправилась восвояси. Можно, конечно, было остаться здесь, в своей, всегда готовой к моему появлению, комнате, но меня почему-то с неумолимой силой потянуло домой.

За весь вечер не попробовав и капли спиртного, поддерживая образ примерной дочери, без опаски села за руль, завела машину и, плавно тронувшись с места, выехала за пределы отцовских владений.

Загородная трасса, по которой я возвращалась домой, пролегала через небольшой лесок. Высокие ели плотной стеной примыкали к дороге и в темноте, их силуэты казались таинственными великанами.

Я включила музыку погромче, открыла окно, чтобы вдохнуть свежего ночного воздуха, и, постукивая в такт пальцами по рулю, мчалась в сторону города, мурлыкая себе под нос отдельные слова из песни.

Не знаю, то ли музыка на меня так подействовала, толи усталость после шумного мероприятия, но я потеряла за рулем бдительность, позволив мыслям плавно кочевать от одной темы к другой.

И вот подлетаю к развилке, и, не обратив внимания на предупреждающий знак, выскакиваю на полной скорости на главную дорогу.

Меня ослепляет яркий свет, неумолимо с бешеной скорость приближающийся справа, и разрывает слух истошный сигнал клаксона. С перепуга бью по тормозам и выворачиваю руль в сторону обочины, машину заносит, и я безуспешно пытаюсь справиться с заносом.

Несущийся на меня внедорожник начинает вилять из стороны в сторону, его тоже заносит, но водитель в последний момент справляется с управлением. Ловит машину, уворачиваясь от прямого удара, обгоняет меня по встречке. Мою машину по-прежнему крутит, и я все-таки задеваю его передним бампером. От этого бедную Ауди бросает в сторону, и не знаю каким чудом, умудряюсь остановиться, едва не налетев на столбик с номером трассы.

П***ц! Что там за м***к за рулем?

Выскакиваю из машины и в два прыжка отказываюсь у бампера. На нем глубокая темная царапина, и небольшая вмятина, с левой стороны. Не может быть! Звук был такой, будто у меня все крыло раскурочило, фары в дребезги, и бампер в решето, а на самом деле просто вмятина и трещина! Фортуна сегодня все-таки на моей стороне!

Внутри все ходило ходуном из-за выплеска адреналина, руки тряслись, и из глубины души поднималась лютая злоба. Обернулась в сторону остановившегося метрах в двадцати от меня Лен Крузера, и наблюдала, как оттуда выбирается крепкий, коренастый мужик лет сорока, или меньше, или больше, в темноте не разберешь.

Первым делом он осмотрел свою машину, а потом направился в мою сторону решительным шагом:

— Какого черта, дамочка, вы творите! — прорычал он.

— Какая я тебе дамочка! — ощетинившись в ответ, упираю руки в бока. Что мне тут какой-то хр*н с горы будет высказывать? Сейчас! Разбежался! — права покупал что ли? Или ослеп на старости лет?

Он опешил, удивленно уставившись на меня.

— На хр*на так гнать? — чуть ли не орала на него, — или правила только для лохов придуманы???

— Ох****ь! — ошарашено выдал он, не сводя с меня ошалевшего взгляда, — кто бы говорил, про правила! Там знак висит, уступи дорогу, красненький такой! Не рассмотрела или болт на него забила? И скорость у меня нормальная была, в соответствии со скоростным режимом, установленным на этом участке!

— Серьезно? А по мне так гнал, будто шлея под хвост попала! — продолжаю наезжать на него.

— Ты какого *** тут выкобениваешься? Сама нарушила, б**, чуть не вызвала аварию, а теперь пальцы гнешь? — накинулся он на меня.

— Орать дома на жену будешь, — нагло заявляю этому м***ку, и разворачиваюсь к своей машине, — тебе повезло, что отделалась только царапиной!

— А то что? — свирепо сверкая глазами, на повышенных тонах продолжал он.

— Да ни хр*на! — вспылила, еле удерживаясь, чтоб прямым текстом в глаза, не послать его подальше, — все дядя, свободен! Разъезжаемся! Мне некогда на тебя свое время растрачивать!

— Х*р ты у меня уедешь! — многообещающе процедил он и достал телефон.

Не успела я и слова сказать, как этот п***р набрал номер ДПС и сообщил об аварии, сказал где мы, назвал номера обеих машин.

— Ты что творишь??? — набросилась на него, — мы за городом! Сейчас ночь! Они часа три сюда добираться будут!!!

— Мне пох*й! Я никуда не тороплюсь! — смерив меня презрительным взглядом направился к машине, — если хочешь — вали! Тогда точно без прав останешься!

Зашибись, окончание вечера! Просто песня!

Стою у машины, кипя, словно котел с раскаленным маслом, и хочется визжать от злости. Вот, с*ка! Теперь до утра отсюда не уедешь!

Мужик ещё раз осмотрел свой задний бампер и выругался. До моего слуха явно донеслось сравнение меня с самкой собаки, и драной представительницей семейства парнокопытных.

— На себя посмотри, козел слепой! — выкрикнула, чувствуя, что ещё немного и просто взорвусь.

В тот же миг он резко развернулся и сделал несколько шагов в мою сторону. Не знаю, чего именно он добивался, хотел просто напугать или за этим могли наступить какие-то реальные действия.

Так или иначе, испуганно взвизгнув, заскочила в салон Ауди и заблокировала двери.

Мужик остановился, смерил меня убийственно холодным взглядом, наполненным мрачным обещание раздавить к чертям собачьим.

И тут мне стало страшно, потому что внезапно дошло, что я в лесу, и рядом со мной агрессивный, враждебно настроенный неандерталец. Я девочка маленькая, хрупкая, и в случае чего никакого сопротивления оказать не смогу, у меня ведь даже баллончика с собой нет.

Мозг начал судорожно работать в поисках выхода из опасной ситуации. Уехать, плюнув на все? Не вариант, у меня нет денег, чтобы оплачивать огромный штраф, и без прав я свою жизнь уже не представляю.

Мне нужна помощь. Конечно, проще всего было бы позвонить папе, он бы прислал Лося или какого другого мордоворота, и проблема тут же перестала бы быть моей. Но, я же, блин, птица гордая! Позвонить отцу? Пожаловаться? Чтоб он опять удостоверился в том, что его никчемная дочь не может самостоятельно ни одной проблемы решить? Да ни за что на свете!

Недолго думая, набираю номер Градова. Хотел помочь, изобразить из себя принца на белом коне, спасающего юную деву, попавшую в беду? Пожалуйста! Как по заказу судьба шанс подкинула. Прилетай и спасай! Я очень даже не против, особенно после очередного свирепого взгляда, посланного мужиком на Ленд Крузере.

Максим ответил на пятом гудке. Голос звучал приглушенно, где-то на заднем плане музыка гремела, выдавая его местонахождения.

— Привет!

— Макс! — завопила в трубку, — мне твоя помощь нужна срочно! Приезжай!

— Чего случилось? — чуть опешив от моего напора, спросил Градов, и по голосу стало ясно, что он в нетрезвом состоянии.

— Меня тут козлина зацепила на дороге!

— В смысле зацепила?

Блин, ты тупой что ли?

— Бампер смял и поцарапал, да еще и ДПСников вызвал, так просто не уедешь!

— Сильно помял?

— Да, какая разница? Главное, что помял и теперь на меня наезжает! Приезжай!

— Я…это… Крис, не могу сейчас. У меня встреча… важная.

От неожиданности осеклась, не зная, что в такой ситуации говорить. На улице ночь, девушка попала в какую-никакую, но все-таки аварию, а он не может. Обалдеть! Он не может! А если бы меня тут в кашу по дороге размазало? Он бы тоже не смог? Важная встреча? С кем? С дружками и бутылкой Хеннесси?

— Давай попозже созвонимся, — как ни в чем не бывало, предложил Градов, и у меня чуть ли не искры начали из глаз сыпаться. Ничего не ответив, сбросила соединение, и зажмурившись, откинулась на спинку сиденья.

Да что ж за вечер такой безумный?

Мимо нас за все это время не проехало ни одной машины. Ни одной гребаной машины!

Единственный автомобиль на всей дороге — это поганый Ленд Крузер, и я не смогла с ним разъехаться! Да еще мужик оказался форменным придурком, и теперь придется торчать здесь в ожидании доблестных ДПСников! Да еще и Градов прокатил! Фактически забил на меня и мои проблемы и даже не извинился! Да какое там извинился! Он даже не спросил все ли в порядке со мной, а не с машиной! С*ка!

Ничего, я ему это еще припомню. Я ему ещё долго это буду припоминать!

Волчонком наблюдаю, как второй участник аварии кружится вокруг своей машины, время от времени бросая на меня злобные взгляды. Страшно. Мне с ним тут ещё полночи сидеть? Ладно, если не будет подходить, a если решит дальше отношения выяснять?

Надо же такой сволочью быть! Нет бы извиниться перед девушкой за доставленные неудобства, так он мало того, что наорал, так ещё и стражей порядка вызвал.

И что теперь прикажете делать? Я, конечно, не из трусливых, но все равно не по себе. Вдруг он маньяк? Сейчас психанет, вытащит меня из машины, и закопает в лесу, под елками???

Рука, против воли снова тянется к телефону, который я после разговора с Максимом, в гневе бросила на соседнее сиденье.

Наверное, все-таки пора звонить отцу. Я же, в конце концов, не денег у него собралась просить, а защиты, помощи.

Открываю список недавних вызовов, нахожу папин номер, и замираю, словно в ступор впадая. Рядом с «Папа» стоит «Зорин». Смотрю на эту надпись не дыша, раз за разом пробегая по ней взглядом.

А что если… Ему позвонить? С сомнением перевожу взгляд на часы. Почти полночь. Неудобно вроде как-то. Может, он спит, или как Градов где-то тусит, или с Курицей своей обжимается? И тут я такая, нарядная звоню «спасите, помогите»!

Пошлет, наверное, подальше. Я бы на его месте точно послала. Особенно после последней встречи в кинотеатре. С того памятного вечера уже почти неделя прошла, на протяжении которой мы с ним так ни разу не общались. Ни звонков, ни СМС. Ничего. Полный штиль и игнор.

Я в нерешительности замерла, не зная, что делать. С одной стороны, совершенно не хотелось обращаться к отцу. Он, конечно, поможет, но не преминет ткнуть пару раз носом в то, что я рассеянная, несобранная, хр*ново вожу и так далее, и тому подобное. С другой стороны Артем, с которым по моей вине натянутые отношения, и неизвестно как он отреагирует на мой внезапный звонок.

Дилемму решил мужик, в очередной раз окативший меня таким холодом и презрением так, что под ложечкой засосало.

Решено, пусть будет Зорин!

И зажмурившись, словно ныряя в омут с головой, набрала его номер.

Сердце отмеряло секунды, гулко стуча в груди, а в телефоне по-прежнему гудок за гудком, и никакого ответа. Точно спит, или зажимается с кем-нибудь!

Чувствую, как где-то глубоко под сердцем обида шевелится. На Макса почему-то не обиделась. Разозлилась, да. Еще как разозлилась, но не более того, а на Артема именно обида нелепая поднимается, и внутри дрожь какая-то отчаянная, непонятная.

Закусив губу, смотрю на экран, не замечая ничего вокруг.

Терпение подходило к концу, и с горькой усмешкой протягиваю палец, чтобы нажать кнопку отбой, как вдруг абонент отвечает:

— Да, Кристин, — тяжело вздыхая, произносит Зорин, и в голосе нет ни тени радости, только какая-то тоскливая обреченность.

Услыхав его голос, чувствую, как на меня накатывает слабость в купе с диким облегчением:

— Тём, — получилось как-то по-детски, жалобно. Я даже не играла, оно само так вышло, искренне от души, — ты очень занят?

Секундная задержка и он подозрительно спрашивает:

— Чего случилось?

— Я в аварию попала, — отвечаю чуть слышно, чувствуя, как предательски начинает дрожать подбородок.

Голос на другом конце моментально меняется:

— Ты цела? — спрашивает резко, требовательно.

— Да, все нормально. Ничего серьезного, даже машина почти не пострадала. Просто… Просто ночь, я за городом, тут… страшно… И я…

— Где именно? — прерывает мой несвязный словесный поток.

Бросаю быстрый взгляд на колышек, торчащий из земли недалеко от Ауди. На нем указаны номер трассы и километр. Я торопливо, сбиваясь, сообщаю Зорину эту информацию.

— Жди, сейчас приеду, — с этими словами он отключается, а я сижу, прижав замерший телефон к уху, чувствуя непонятный трепет внутри.

Вот так просто «жди, сейчас приеду», и становится тепло и спокойно, а еще почему-то чуточку страшно, от странности всего происходящего.

Мне уже и мужик этот, мрачно посматривающий в мою сторону, не казался столь пугающим, и ночь не такой глубокой, и тишина не такой удушающей.

А ведь всего-то делов! Простая фраза, произнесенная уверенным тоном, и мои проблемы уже не кажутся столь отчаянными.


Глава 10 | Нас просто не было. Книга первая | Глава 12