home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Машина уже ждала меня у подъезда. В этот раз никаких такси, Макс сам был за рулем.

Чуть подернув узкую красную юбку-карандаш, забралась на сиденье пассажира.

— Сегодня у нас деловой образ? — усмехнулся он, скользнув быстрым взглядом по строгому наряду, — с чего бы это?

Я только пожала плечами. Что тут ответишь? Настроение у меня такое. Собираясь в кино, подумала, что хочу выглядеть именно так. Красная юбка до колена, бежевая блузка, волосы уложены в элегантную строгую прическу, на загорелых ногах туфли на высоких шпильках. Да, сегодня я такая! Сама строгость.

О чем-то вяло переговариваясь, доехали до развлекательного центра. Максим припарковал машину на свободном месте недалеко от входа и как всегда достал сигареты. А я со скучающим видом стояла рядом и ждала, не теша себя особыми надеждами на то, что он когда-либо закончит с этой пагубной привычкой.

Со скучающим видом рассматривала носки своих туфель, пока Градов с кем-то разговаривал по телефону, не вынимая сигарету изо рта и чуть жмурясь от табачного дыма.

Наконец он закончил свой разговор, засунул мобильник в карман и, откинув окурок в сторону, подошел ко мне:

— Готова?

— Давным-давно, — ответила без особого энтузиазма.

Когда мы обсуждали с ним поход в кино, мне вроде даже хотелось этого, а сейчас… Сейчас не хотелось ничего, я откровенно мечтала лечь спать, и чтобы под боком ни одна скотина не храпела.

По широкой лестнице, по обе стороны от которой все стены были увешаны цветными постерами и рекламой, поднялись на второй этаж и оказались внутри развлекательного центра.

Здесь было все для веселого времяпрепровождения, как вдвоем, так и шумной компанией. Четыре кинозала, в каждом из которых шел свой фильм. Несколько дорожек для боулинга, бильярдные столы, бар для шумных и веселых, ресторан для богатых и степенных. Зеркальный лабиринт, уголок виртуальной реальности, квест-комнаты и много другое.

Из всех динамиков лилась ритмичная музыка, и нас окутывала атмосфера всеобщего веселья. Остановившись возле касс, залипли, рассматривая табло с расписанием:

— Ну, что идем на тот фильм, о котором говорили?

— Да, — ответила ему уверено.

Лучше уж я буду смотреть триллер с элементами мистики и ужасов, чем бездарную пошлую комедию или сопливую мелодраму, у которых рейтинг критиков и до тройки не дотягивает.

Максим пошел покупать билеты, а я остановилась перед огромным зеркалом, придирчиво рассматривая свой внешний вид. Все идеально! Самодовольно улыбнувшись своему отражению, обернулась и взглядом нашла Градова.

Он стоял у окошечка, уперевшись локтями в стойку и, улыбаясь, разговаривал с кассиршей, выбирая нам места. Через несколько минут парень уже стоял рядом со мной, держа в одной руке билеты, а второй вытаскивая телефон из кармана. Ему опять кто-то звонил. Недовольно закатив глаза, выдернула у него из рук билеты.

Так, десятый ряд, седьмое и восьмое место, самая середина зала. Что ж неплохо, не с краю, не на проходе и не на самой верхотуре, все как я люблю.

Максим приобнял меня за талию и, не прекращая разговора, повел к входу в кинозал. До начала сеанса оставалось ещё двадцать минут. Не знаю как у него, а у меня не было ни малейшего желания сидеть в зале, тупо глотая рекламные ролики, лучше пока побыть здесь, как говорится, на свободе. Послушать музыку, понаблюдать за людьми.

Брезгливо поморщила нос, глядя на то, как многие покупают попкорн. Что за свинская привычка? Сидеть, чавкать, шелестеть на весь зал. Никогда не понимала такого счастья. Хочешь есть — иди ешь, хочешь есть и смотреть кино — сиди дома перед телевизором, а здесь общественное место и никто не обязан слушать, как ты хрустишь и чавкаешь!

Градов перестал разговаривать, и нагнулся ко мне, по-видимому, намереваясь что-то сказать на ухо, но несносный телефон снова ожил.

Я недовольно выдохнула, взглядом показывая, что он уже достал своими бесконечными разговорами. Вообще, он со мной в кино пришел, или по телефону говорить??? Градов усмехнулся:

— Извини, — легонько чмокнул в висок и снова поднес к уху.

Ну, все, это надолго! Чувствую, все двадцать минут до начала сеанса так и будет болтать то с одним, то с другим, то с третьим, а мне остается только стоять рядом и недовольно вздыхать. Тоска. Зачем мне вообще сегодня это кино сдалось? Сидела бы дома, смотрела сериал, растянувшись на кровати…

От нечего делать стала осматриваться по сторонам, чтобы хоть как-то себя занять.

Начнем с того, что справа. Выглянула из-за плеча Градова, чуть отклонившись назад, и пробежалась взглядом, по стоящим невдалеке людям.

Мама с девочкой лет пяти, которая голосила так, что закладывало уши. Мамаша, а ребенку не пора ли уже идти домой, успокаиваться и готовиться ко сну? Судя по тому, что у тети в каждом ухе было по десять сережек, нос проколот и на шее кожаный ошейник с шипами — у нее были свои взгляды на воспитание детей. Серьезные, фундаментальные, такие, что господину Выготскому и не снились.

Толстый боров, с блаженным видом прижимающий к себе огромное ведро с попкорном. Все правильно мужик, так его так, хрюкая и причмокивая! Мням-мням-мням! Чем шире наши морды (и не только), тем сплоченней наши ряды!

Компания подростков-старшеклассников, усердно изображающих из себя реальных пацанов. Красавцы, иначе и не скажешь. Ё-у!

Две девахи, которые стоят со скучающим видом, да только жадный взгляд, скользящий из стороны в сторону, выдает любительниц поохотиться на прекрасных принцев. Судя по всему, особой популярностью у противоположного пола они не пользовались. Милахи, сначала прыщи вылечите, а потом уж приходите!

Пипец, зоопарк!

Так, здесь всех рассмотрела, всем красивых эпитетов надавала. Остальные представители рода человеческого не показались мне хоть сколько-нибудь интересными, поэтому отворачиваюсь в другую сторону, по пути сердито заглянув Максу в глаза. Он, по-прежнему обнимая меня за талию, чуть повел бровями, призывая к тишине, и продолжил разговор. Отлично, то храпит, то болтает с другими — дивный кавалер.

Ладно, посмотрим, что у нас тут, в левой части зверинца.

Противный парень с неправильным прикусом, отчего казалось, будто передо мной конь, а не человек. Тррррру, залетный, полетели!

Толстуха в леопардовых лосинах. Так держать, Красотка! На х*р комплексы, от них аппетит пропадает и целлюлит рассасывается!

Опять какие-то беспокойные дети.

Мужик с огромными темными сырыми пятнами подмышками, представляю, какой от него дивный аромат исходит. Хорошо, что стоит вдалеке!

Красивая девушка в обтягивающем платье. Ладно, эта ещё ничего, но туфли дешевые, да и сумка — китайская подделка. и, моветон!

Дальше, не особо задерживаясь на каждом конкретном индивидууме, скользила снисходительным взглядом по толпе. Стайка веселых школьниц. Любитель якобы незаметно поковырять в носу (ладно хоть в рот свои находки не тянет, а скромно обтирает палец о макет человека-паука). Афроамериканец с огромной кучерявой копной на голове. Молодящаяся пятидесятилетняя нимфетка в неприличном мини, открывающим взору дряблые коленки, и с вызывающей блестящей надписью на груди «Kiss mе at Paris». Злющие зеленые глаза. Интеллигент в строгих очках, но грязных кроссовках. Скучающий охранник, у которого на животе расстегнулась пуговица, и в прореху выглядывает что-то голубое с цветочками, наверное, труселя, подаренные заботливой женой…

Стоп! Меня словно током ударило.

Резко развернулась в сторону зеленых глаз.

Да твою ж мать! Он за мной следит, что ли???

Чуть ли не с открытым ртом, изумленно смотрю на Артема, сидящего на одном из кожаных диванов, и не сводящего с меня мрачного взгляда.

У меня же сегодня по плану день без него! Без единой мысли о нем! И на тебе, случайная встреча, будто кто-то наверху решил поиздеваться надо мной, спутать мои карты.

Рядом с ним сидит девушка, миниатюрная брюнетка, вцепившись в его руку и что-то увлеченно чирикая, не отрывая от него сияющих глаз. Зорин даже не пытается сделать вид, что слушает ее, не отрываясь, смотрит на меня, жестко в упор.

Нервно втянув воздух в легкие, поспешно отворачиваюсь, пытаясь справиться с нелепой паникой, поднимающейся откуда-то из глубины. В этот момент отчаянно захотелось сбежать, скинуть с талии руку Максима, а ещё лучше провалиться сквозь землю.

Непонятная ситуация, непонятные эмоции! Вроде я со своим парнем, а Зорин вообще не при чем, я ему ничего не должна, а ощущение такое, будто поймали с поличным, застукали на месте преступления. Чувствую, что по-прежнему смотрит на меня, прожигая спину яростным взглядом.

Бежать! Надо отсюда бежать! Пока еще есть возможность! Почему-то я была уверена, что добром это встреча не кончится.

Стою, стеклянным взглядом глядя перед собой, не понимая, что происходит вокруг. Музыка, голоса, сигналы игровых автоматов, все слилось в одну сплошную какофонию звуков, терзающих слух, дезориентирующих, сбивающих с толку.

Максим все так же разговаривает по телефону, не обращая внимания на то, что стою словно кол проглотивши, и боюсь лишний раз вдохнуть. Это хорошо, мне только его вопросов и выяснений отношений не хватает.

— Вы позволите? — раздается буквально над ухом сдержанный голос, от которого буквально подскакиваю на месте.

Рядом стоит Зорин, засунув руки в карманы, с прохладной улыбкой указывая на урну, подход к которой преграждаем мы с Градовым.

Макс, не оборачиваясь, отступает в сторону, утягивая меня за собой, а я даже вздохнуть боюсь, словив яростный многообещающий взгляд. Нервно сглотнув, непроизвольно отступаю ближе к Максиму, как бы ища защиты и поддержки. Этот жест не остается незамеченным, и я вижу, как у Зорина темнеют глаза, а на скулах начинают желваки ходить. Он, не торопясь, выкидывает пустую бутылку из под Колы и отходит в сторону, и я краем уха слышу, как девушка с которой он пришел, говорит, что сейчас вернется.

Нет, нет, курица ты безмозглая! Не смей уходить! Да его только твое присутствие и сдерживает! Стой!

Естественно, моих мысленных посылов она не услышала и скрылась в толпе.

Я уже стою ни жива, ни мертва, чувствую, что он рядом, сзади, всего в нескольких шагах и смотрит на меня. Меня начинает колотить крупная дрожь, я задыхаюсь, и против воли оборачиваюсь, через плечо взглянув на Артема.

Злым, яростным взглядом он впился в руку Градова, которая по-хозяйски покоилась вроде бы и на талии, но на несколько сантиметров ниже положенного. И я всерьез испугалась, что он сейчас просто подойдет и сломает ее. Чуть ли не шиплю, взглядом показываю, что бы не смел ко мне приближаться, стараясь не привлекать внимания Макса, как никогда кстати увлеченного разговором.

Зорин смотрит на меня, и в потемневших глазах такой ураган бушует, что непроизвольно сжимаюсь, чувствуя внутри тягучую непонятную тревогу. Он чуть заметно, но вместе с тем командирским жестом кивает в сторону выхода, буквально приказывая идти за ним.

Ага, бегу и падаю! Меня сейчас ничто на свете не заставит к тебе подойти!

Я лишь фыркнула и, задрав нос, попыталась отвернуться. Однако тут же замерла, испуганно глядя, как он делает твердый шаг в нашу сторону.

Да, что ты творишь! Хочется кричать во весь голос, но вместо этого как зачарованная, смотрю на этого нахала. Остановившись, еще раз кивнул, всем своим видом показывая, что в противном случае он подойдет. Что тогда будет, я даже предположить не могла.

Ладно, черт с тобой! Поднявшись на цыпочки, потянула Градова на себя, отвлекая от разговора:

— Мне надо отойти, припудрить нос.

— Кристин, давай живей, — проговорил, прикрыв динамик ладонью, — скоро уже фильм начнется.

— Я успею! — уверенно кивнула ему, хотя уж чего-чего, а уверенности в душе не было совершенно, только тревога.

Он отпустил меня, и я, с трудом сдерживая раздражение, развернулась к Артему.

Зорин, убедившись, что я высвободилась из рук Макса, развернулся и быстрым размашистым шагом направился прочь, как ледокол, проходя через толпу, и, по-видимому, совсем не сомневаясь, что я за ним последую. Вот ведь нахал. Нахалище!

Еле поспевая, шла за ним, прожигая широкую спину сердитым взглядом и думая, как бы лучше поставить его на место.

Дойдя почти до выхода, он резко свернул в узкий, подсвеченный тусклым синим светом пустынный коридор, по-прежнему, не оборачиваясь на меня.

— Артем! — окрикнула его.

Ни какой реакции, идет дальше, а я, как дурочка, бегу за ним. Вот на хр*на оно мне все сдалось? Это как раз к вопросу о том, что надо было сидеть дома у телевизора, и не пришлось бы за ним бежать чуть ли не через весь центр!

Свернул в следующий коридор, и я уже почти закипев, прибавила шага, проклиная узкую юбку, стесняющую движения.

— Зорин, твою мать! Ты думаешь я бегать за тобой буду? — громко, сердито выкрикнула вылетая из-за угла, и в тот же миг сталкиваясь с ним лицом к лицу. Первым порывом было отшатнутся назад, что я, собственно говоря, и попыталась сделать, но он не дал. Обхватив одной рукой за талию, так что не продохнуть, второй распахнул ближайшую дверь, и буквально занес меня уда.

— Ты охр*нел? — что есть мочи упираюсь в широкую, каменную грудь, пытаясь оттолкнуть его от себя. И он отпускает так резко, что еле получается удержаться на ногах.

Инстинктивно отступаю на несколько шагов назад, не сводя с него сердитого взгляда. Артем, тяжело дыша, смотрит на меня неотрывно. И во взгляде просто кипят эмоции, от которых становится не по себе.

— Ты чего себе позволяешь? — сквозь зубы цежу, еле удерживая себя в рамках.

— Я? Ничего! — нагло разводит руками.

— Правда?! А как называются, все вот эти взгляды, преисполненные угрозы?! Вот это вот все, — раздраженно обвожу руками маленькое мрачное помещение, — какого черта ты вообще там устроил?

— Хм, по-моему, я вел себя в рамках приличия, как ангел, — в глазах ухмылка недобрая.

— Слушай ты, Ангел, — шиплю, сердито тыкая указательным пальцем ему в грудь, — не смей ко мне приближаться! Я здесь не одна, и выяснения отношений мне вообще не нужны!

— Выяснения отношений? Не понимаю о чем ты, — хмыкнул он.

— Не понимаешь?! Значит, мне показалось, что ты готов был подойти и прямо там руки Максу вырвать?!

— Не показалось, еще бы чуть-чуть и подошел, и вырвал, — медленно, не сводя с меня горящего взгляда начал приближаться, — у меня чуть крышу не сорвало, когда я увидел, как ты с этим хр*ном в обнимку идешь!

— Да какое, вообще, твое дело с кем я хожу в обнимку!

— Значит, это с ним ты вечера коротаешь? — проигнорировав мою последнюю реплику, холодно спрашивает Зорин, — и вчера тоже?

— Не забывайся! — осадила его, — с кем и что я делаю, тебя не должно волновать!

— Согласен, не должно! — чуть ли не переходя на рык, ответил Артем, — но волнует! Да меня чуть не вывернуло, когда представил тебя с ним.

— Тём, остынь! Мы с тобой друг другу никто! Я не собираюсь перед тобой отчитываться или оправдываться! — не хочу, но отступаю на шаг, потому что он все так же медленно движется в мою сторону, — ты, если уж на то пошло, тоже пришел сюда не в гордом одиночестве! Или хочешь сказать, что это сестра, подруга или как вы там мужики своих любовниц прикрываете!

— Да, не один, — невозмутимо ответил он, — и это не сестра.

— Вот и иди к ней, качай права, мотай нервы, а меня оставь в покое.

— Не могу! Думаешь, если бы мог, то крутился бы рядом с тобой? — сердито сверкая глазами, приближается ко мне чуть ли не в плотную, и я снова вынуждена отступать, злясь из-за нелепости ситуации, — я уже дурею, оттого что каждый гр*баный день каждая гр*баная мысль только о тебе! Где ты, с кем ты, чем занимаешься! И ревность душит, не давая отвлечься. Вчера, когда понял, что не одна, чуть было не взорвался, потому что весь день ни о ком, кроме тебя и думать не мог.

Знакомо! Я вчера тоже только о нем и думала, не в силах переключиться, выкинуть из головы то, с каким остервенением мой организм отреагировал на Артема. И Градов, к которому Зорин сейчас ревновал, так и не смог вытеснить его из моих мыслей. Но это мое личное дело, и ему об этом знать совсем не обязательно.

— Угу, и скорее поскакал в поисках утешения, — с усмешкой поинтересовалась у него, чувствуя, что внутри что-то неприятно шевельнулось.

Я ведь его реально вчера чуть не поцеловала, сидя на машине! И в реке он торчал из-за моей выходки! А за разрядкой к другой пошел! Вот, кобелина!

В голове пролетела легкая абсурдная мысль, что я, вроде как, ничем не лучше, и поступила точно также. Но, блин, это же я! Мне можно! И не я признавалась ему в любви! Да, я строю коварные планы, как заполучить его в мужья, но не более того! У меня же к нему нет никаких чувств!

Почему-то вчера ночью, обнимая Градова, я была абсолютно уверена, что Артем будет сидеть дома, мечтая о моей прекрасной персоне, а он… Вот скотина!

— Мне не надо скакать в поисках утешения, — мрачно ответил, не сводя с меня взгляда, — сама знаешь.

— Ах, да! Я же совсем забыла, стоит поманить и сбежится толпа, жаждущих приголубить, — как можно более пренебрежительно бросила ему, брезгливо сморщив нос.

Он громко скрипнул зубами и шумно выдохнул:

— Антина! У меня когда-нибудь мозг от тебя взорвется! Ты меня с ума сводишь, в плохом смысле этого слова! И что происходит в последнее время в твоей блондинистой голове, я вообще понять не могу! То, как ледышка, нос от меня воротишь, то, провоцируя, полуголой задницей крутишь! То чуть ли не в открытую посылаешь, говоришь, что мы друг другу никто, а потом вдруг претензии какие-то выдвигаешь!

— Никаких претензий, Зорин! Просто голая констатация факта!

— Какого факта, Кристин? Какого? Что я идиот, который столько лет не может выкинуть тебя из головы? Так можешь не утруждаться, я в курсе!

— Нет, — проблеяла, чуть опешив от его слов.

— Или может, ты про баб, которые вьются вокруг? Ох, ну извини, что не рыдаю от тоски, стоя на коленях перед твоей фотографией в золотой рамочке! И если бы это помогло избавиться, от навязчивых мыслей о тебе, то я бы ни одной юбки не пропускал! Только не помогает ни хр*на! — севшим голосом произнес, снова подходя вплотную, — сколько не пытался.

— Это твои проблемы! — мне неудобно рядом с ним, не спокойно, стоит больших усилий, чтобы снова не отступить, хотя хочется этого невыносимо.

— Мои проблемы, говоришь? — недобро усмехнулся он, откидывая в сторону напускное спокойствие.

Очередной шаг в мою сторону, и я все-таки отступаю, чувствуя, как спина упирается в стену. Нервно сглотнув, бросила беспомощный взгляд в сторону прикрытой двери! Нужно бежать от него! Сломя голову, бежать и не оглядываться!

Словно прочитав мои мысли, Зорин не церемонясь, прижал к стене. Его рука взметнулась кверху, и он, обхватив меня за затылок, легко поборов сопротивление притягивает к себе, и впивается поцелуем в мои губы.

Глаза изумленно распахнулись, а сердце в этот момент просто забыло, что должно биться. Не веря в происходящее, уперлась руками в грудь, но не смогла оттолкнуть. Даже не пыталась, чувствуя, как ноги начинают предательски слабеть. Просто держала их на груди, чувствуя, как раскатисто бьется сердце, и просто дурея от этого ощущения, от понимания, что это все из-за меня.

Жадный поцелуй, от которого голова кругом идет, сердце пропускает удар за ударом, и внутри становится горячо, будто тягучая патока по венам растекается. Мне это нравилось до такой степени, что готова была махнуть рукой на все, и только мысль о том, что делаю глупость, заставила взять себя в руки. Да, возможно противоречу сама себе, отталкивая его, но чтобы продолжать играть свою партию, мне нужен был контроль над собственными мыслями и ощущениями, а сейчас они разбегались во все стороны, как тараканы, не давая сконцентрироваться.

Словно вынырнув из трясины на поверхность, скинула с себя оцепенение, и начала отталкивать его, что было силы. Это как бороться с вулканом — бесполезно. Своим телом вдавливает в холодную шершавую стены, одна рука крепко сжимает талию, а вторая удерживает за затылок, не давая сдвинуться и на сантиметр.

Черт! Что он творит?!

Наконец, получается отстраниться, судорожно вдохнуть:

— Зорин, ты в своем уме??? Что ты делаешь? — щеки пылают, губы припухли от такого напора, тело требует продолжения, а мозг вопит, чтоб заканчивала с этими играми, что все это до добра не доведет.

— Я? Решаю свои проблемы, — несмотря на то, что тяжело дышит, его тон холодный, даже жесткий.

Меня это отрезвляет, отгоняя остатки наваждения:

— Что, Тём, надоело строить из себя доброго влюбленного сенбернара? Надоело тратить время на развешивание лапши на уши, и решил напрямую действовать? Сделать то, чего давно хотел — забраться мне под юбку.

Он смотрит на меня, с досадой качая головой, а потом произносит:

— Какая же ты все-таки…

— Кто? — насмешливо перебиваю его, — Сука? Стерва? Это ты хотел сказать?

Смотрю на него надменно ухмыляясь, но к его простому, но хлесткому ответу оказываюсь не готова:

— Дура! — жестко припечатывает он.

Мгновенно, с пол-оборота завожусь:

— Да пошел ты!

— Кристин, если бы я действительно хотел просто залезть тебе под юбку, то уже давным-давно бы это сделал! Трахнул, и забыл! — проигнорировав мою последнюю фразу, схватил пальцами за подбородок, не давая отвернуться.

Выворачиваться из его лап бесполезно, я уже это поняла, поэтому стою, гордо вздернув нос и глядя на него с вызовом.

— Ты себе льстишь! — выплевываю ему в лицо злую фразу.

— Правда? Может, проверим? — зеленые глаза хищно щурятся, взгляд спускается к моей груди, которая движется в такт рваному дыханию. Откровенный взгляд обжигает, заставляя первобытному желанию скручиваться в тугой клубок внизу живота.

— Не смей меня больше трогать! — шиплю, все-таки скидывая с себя его руку, — я ничего не собираюсь проверять с тобой! Мне есть с кем проверять! А ты держи свои руки подальше от меня!

Зорин смотрит не отрываясь, на скулах желваки ходят. Рука, которой он опирается в стену рядом со мной, непроизвольно сжимается в кулак:

— Вот тут не могу с тобой не согласиться! Давно пора все послать на х*р, и держаться от тебя подальше!

— Вперед! Не смею задерживать! — махнула в сторону выхода.

Он снова нагибается ко мне, приближается к моему лицу, и в его глазах нет ни капли нежности, только едва сдерживаемая ярость. Я вжимаюсь в стенку, пытаясь отодвинуться от него как можно дальше, на безопасное расстояние, но он не дает, упираясь второй рукой в стену с другой стороны от моей головы.

Как зачарованная наблюдаю, за тем как он медленно, но неотвратимо приближается ко мне. Неужели снова собрался целовать? От этого замирает сердце, и дыхание перехватывает, а по телу пробегает волна предвкушения. Злюсь на себя, но ничего не могу поделать.

Артем замирает в десяти сантиметрах от моего лица, и мы стоим, гипнотизируя друг друга свирепыми взглядами, пока он, наконец, не выдает абсолютно спокойным, почти равнодушным тоном:

— Будь по-твоему, — легко отталкивается от стены, и, бросив на меня последний прохладный взгляд, разворачивается и решительным шагом направляется к двери.

Секунда, и я остаюсь совершенно одна в этой крошечной комнате, наедине с бешено стучащим сердцем, хриплым дыханием и сумасшедшим ураганом внутри.

Прижимаю ледяные ладони к горящим щекам, пытаясь хоть немного остыть.

Черт, какого хр*на я творю? Сама не понимаю!

Я его сейчас вынудила уйти. Не просто уйти, а послать все к чертям собачьи, все, вкупе с моей драгоценной персоной. И я ни капли не сомневалась, что с этого момента, он будет четко держать между нами дистанцию, что больше не подойдет, не выкинет какой-нибудь безбашенный поступок, чтобы привлечь мое внимание. Он отступает, решив, что с него хватит. Он устал бегать за мной, и даже если все-таки любит, то гордость в этот раз взяла верх.

Может, раньше, в другой ситуации, я бы и радовалась, что смогла от него отделаться, но сейчас была готова волосы на голове рвать.

Он мне нужен! Внутренне настроившись на то, что поймаю его в свои сети, никого другого на этом месте даже представить уже не могла! А теперь, что? Зорин сбежал от меня! И вряд ли захочет увидеть в ближайшее время!

И чего теперь делать???

И вообще, что за дурь на меня нашла? Почему нельзя было подыграть? Так сказать выдать поцелуй-аванс, чтобы еще крепче поймать его крючок? Он же стоял передо мной готовый, открытый, к чему угодно. Подходи и бери! Зачем надо было разводить эту дискуссию? Почему у меня не получается последовательно воплощать свой план в жизнь? Шаг вперед — два назад. Стратег хр*нов!

Наверное, он прав! Я действительно дура!

Стремглав выскочила из комнаты, нервно обмахиваясь ладошкой и звонко стуча каблучками по полу. Кино уже вовсю идет, сейчас еще Градов привяжется с расспросами, куда я пропала.

Торопливо бегу в кинозал, радуясь, что там темно, и никто не заметит припухших алых губ, румяных щек и яростно-сверкающих глаз.

На экране творилось что-то непонятное, но мне было плевать. Я нашла нужный ряд и стала продвигаться к своему месту, найдя взглядом Максима, ни капли не беспокоясь, что мешаю остальным смотреть, что пару раз наступила кому-то на ногу. Пошли все к черту, я злая!

Макс встречает меня недовольным вопросительным взглядом, в ответ на который я лишь развожу руками и замираю.

Не через ряд, не в стороне, а сразу на нами сидит Зорин со своей курицей! Его рука по хозяйски лежит на ее коленке, а она вцепилась в него словно клещами, прижалась щекой к плечу, прячется, ища у него защиты, и одним глазом смотрит в экран, где, судя по тревожной музыке и диким воплям, происходит что-то страшное.

Артем спокойно встречает мой сердитый взгляд и невозмутимо делает жест рукой, дескать «мадам, извольте присесть, вы мне мешаете смотреть». Еле удержалась, чтоб не треснуть ему по башке или встряхнуть, так чтоб голова отвалилась! Прям перегнуться через спинку кресла, так что задница выше головы была, и с диким воплем душить его, за то, что все нервы уже измотал!

Сдерживаю кровожадный порыв, и, стрельнув в его сторону яростным взглядом, усаживаюсь на свое место.

Макс что-то говорит, склонившись к моему виску, но я ни слова не слышу, не понимаю. Мне вообще плевать, что он там бубнит! Отвалил бы уже и сидел спокойно! Изо всех сил делаю вид, что увлечена происходящим на экране, неотступно, каждой клеточкой чувствуя присутствие Зорина.

Фильм — полное г*вно! Ни сюжета, ни интриги, просто набор штампов, призванных сорвать испуганный возглас с губ невзыскательных зрителей. Уже через пятнадцать минут после начала, я мечтала уйти из зала, но только какая-то извращенная гордость, и боязнь, что Артем подумает, будто из-за него сбегаю, заставляла себя сидеть на месте.

Исподтишка посмотрела на Максима, в тайне надеясь, что ему тоже хочется свалить отсюда. Как бы ни так! Смотрит на экран, чуть ли не открыв рот, жадно ловя каждый кадр. Тьфу, никакой поддержки! Как всегда, мы с ним на разных волнах.

Прошло полчаса, и я услышала сзади какое-то движение, тихие слова, которые не смогла разобрать, а потом шаги. До зубовного скрежета хотелось обернуться и посмотреть, что же там происходит, но я же слишком гордая, мать вашу, чтоб крутится ради хр*н пойми кого!

Впрочем, мое любопытство было вскоре удовлетворено. Я увидела, как Артем, со своей подругой спускаются по пологой лестнице, подсвечиваемой приглушенными голубыми полосами света, в сторону выхода. Он впереди, она за ним. Держатся за руки, о чем-то тихо переговариваются. Так ни разу и не обернувшись, и не удостоив меня даже мимолетным взглядом, Зорин ушел из зала.

Сижу, замерев словно статуя, глядя прямо перед собой. Злая, как Баба Яга, готовая перегрызть горло любому, кто посмеет хоть слово мне сказать.

Вот ведь, скотина небритая! В отличие от меня, не стал сидеть, изображать интерес. Просто встал и ушел, не желая тратить свое время на сомнительный шедевр кинематографа. Ему этого не надо! Он не стал заворачиваться о том, что о нем подумают окружающие, и я в их числе. Просто встал и ушел!

Почему я так не сделала? На хр*на надо строить из себя Царицу Египетскую, и терпеть то, на что даже смотреть не хочется? Надо было вставать и уходить, с Максимом или без — все равно. И тогда Зорин бы сидел на своем месте и думал, какая же я гадина, провожая меня мрачным взглядом.

Не могу не признать, что сегодня он вышел победителем из нашего противостояния. Спокойно, непринужденно покинул зал, даже не подумав изображать великий интерес, или увлеченность, или показное пренебрежение. Никакой игры и фальши, чтобы зацепить меня побольнее. Ничего. Просто сделал так, как хотел, оставив меня с носом.

Я смогла выйти из зала только через полтора часа, когда наконец проклятый фильм закончился. Все это время, просидела погруженная в свои мысли, не обращая внимания ни на Макса, ни на происходящее на экране, ни на испуганный ропот, время от времени пробегающий по залу. Как только включился свет, я вскочила со своего места и вприпрыжку бросилась к выходу, даже не оборачиваясь на Градова. Пусть успевает, как хочет!

Максим остановил меня уже после выхода, схватив чуть выше локтя и разворачивая к себе лицом:

— Крис, ты куда разбежалась?

— Домой, — ответила, еле сдерживая раздражение.

Макс удивленно посмотрел на меня, потом загнул рукав и глянул на часы:

— Ты что, время еще детское! Поехали в клуб, там сегодня все наши!

Ну какой на хр*н клуб!!! Кто наши??? Каринка и остальные? Видеть их всех не могу и не хочу, до сих пор злость из-за туфель не улеглась. Терпеть их расспросы, или опять самозабвенно врать, напуская на себя загадочный вид? Да не пошли бы они все!

— Максим, я себя плохо чувствую! Отвези меня домой, пожалуйста, а сам можешь ехать в клуб, я не против, — попыталась выдавить из себя скромную улыбку. По-моему, ни черта не получилось. Так просто бурю, рвущуюся на волю, не удержать. Да и плевать!

— Да, ладно тебе, поехали!

Да что за болван такой! Ему одно говоришь, а он другое!

— Градов! Ты меня вообще слышишь? Я себя плохо чувствую! Отвези меня домой, а сам можешь продолжать гулянку!

Он недовольно нахмурился, но уступил. Он всегда мне уступает. Слабак! Даже скучно.


* * * | Нас просто не было. Книга первая | Глава 11