home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Как я добралась до дома — в памяти не отложилось. Помню только, как зло ударила по тормозам и остановилась рядом со своим подъездом. Подхватила сумку, раздраженно захлопнула дверцу багажника и понеслась домой. Меня по-прежнему трясло, в голове творилось не пойми что, и от этого я приходила просто в неописуемую ярость. Это Зорина должно было трясти после моей выходки, а не меня! Мне вообще должно быть фиолетово! Я должна была с гордо поднятой головой уйти с этого проклятого пляжа, и забыть о нем уже через минуту. А что в итоге? Гордости хватило только на то, чтобы чинно дойти до машины, а потом началось фиг знает что!

Сумку швырнула в прихожей на пол и, на ходу стягивая с себя сарафан, направилась в ванну. Самой не помешает остыть, привести мысли в порядок. Оперевшись руками о дверцы кабинки, стояла под контрастным душем, опустив голову и прикрыв глаза, мысленно считая от тысячи в обратном направлении, и пытаясь выкинуть из головы все ненужное. С трудом вымыла длинные густые волосы, в которых за время моего мимолетного погружения в реку, все-таки успела набиться куча песка, а потом включила ледяную воду. С тихим писком стояла под студеными струями до тех пор, пока зуб на зуб перестал попадать.

Выскочила из кабинки, вцепившись холодными пальцами в пушистое полотенце. Мелко дрожа, на этот раз от холода, стала вытираться. Вроде полегчало, отступило это безумие.

В гардеробной долго не задерживалась. На ещё влажную кожу с трудом натащила короткие джинсовые шорты и майку, едва прикрывающую пупок. Потом высушила волосы, заколола их в высокий хвост на макушке, с изрядной долей иронии подумав, что ненадолго утренней укладки хватило. Ну и ладно.

Чувствуя, что внешне нагрелась, а внутри еще холод по венам рыщет, решила выпить чего-нибудь горяченького. К сожалению, в шкафчиках ничего кроме убогого кофе и чая, присланного дорогим, горячо любимым и чрезмерно заботливым папулей, ничего не оказалось. Ой, тоска зеленая, а так хотелось чего-то приятного. Порыскав еще немного по шкафам, нашла одинокий давно потерянный пакетик хорошего зеленого чая, еще из старых запасов, из той эпохи, когда я была богата и беззаботна. Заварила в любимой кружке и забралась на стул.

После ледяного душа мысли в голове пришли в относительный порядок, а лишние бесполезные эмоции отступили на задний план. А вообще, если честно, думать ни о чем не было желания. Хотелось просто сидеть, смотреть в одну точку, меланхолично помешивая ложкой терпкий напиток.

Телефон, лежащий на подоконнике, разразился громкой, надрывной трелью, от которой даже вздрогнула. Преисполненная дурных предчувствий, бросила взгляд на экран, и со стоном закатила глаза.

Зорин. Долго же он духом собирался, прежде чем позвонить. Почти час прошел с того момента, как я его оставила в реке.

— Я слушаю, — невозмутимо ответила ему.

— Я рад! — голос злой, чуть ли не рычит.

Внутренне подобралась, ожидая, что он сейчас начнет мне высказывать за мою сегодняшнюю выходку, но оказалась совершенно не готова к следующей фразе:

— Даю тебе три минуты, чтобы спуститься вниз!

Против воли бросилась к окну, чтобы посмотреть во двор.

Так и есть! Белый форд стоит у моего подъезда. Черт, не ожидала, что он вот так сразу возьмет и приедет!

— Меня нет дома, — соврала первое, что пришло на ум.

— Ага, а чья это белая голова в окне торчит? — скептично поинтересовался он.

Я посмотрела чуть дальше, на детскую площадку и увидела Артёма. Стоит, смотрит прямо на меня и кулак показывает. Специально подальше отошел, чтобы мои окна были хорошо видны с земли.

— Это не я, — буркнула, задвигая занавески, и отходя от окна.

— Время пошло! — безапелляционно заявил он, — три минуты. Или я поднимусь к тебе сам. И поверь, в твоих же интересах встретиться со мной в людном месте!

С этими словами скинул звонок, а я, поморщившись, отвела трубку от уха. Вот тебе и пошутила! Кто ж знал, что он вот так сразу примчится? Я думала, надуется и оставит меня в покое на несколько дней, приводя в порядок потрёпанную нервную систему. Так ведь нет! Отсиделся в прохладной реке, и приехал следом за мной!

Нехотя собралась и направилась в коридор. Надо к нему спуститься, пока не устроил тут шоу. Он ведь может, с него станется, и буду потом перед соседями краснеть.

Неторопливый лифт плавно спустил меня на первый этаж и распахнул свои двери. Я отбросила в сторону сомнения и, нацепив невозмутимую улыбку, уверенной походкой направилась к выходу. Чего я, собственно говоря, переживаю? Уж не съест же он меня, в самом деле?

Артем стоял у своей машины, облокотившись на задний бампер, задумчиво и немного раздраженно поигрывая брелоком. Увидев меня, спокойно выплывающую из подъезда, сложил руки на груди и, чуть склонив голову на бок, наблюдал за моим приближением. Взгляд тяжелый, молнии в глазах полыхают. У-у-у-у, кажется, кто-то разозлился не на шутку.

— Привет, — бодро произнесла я, остановившись в шаге от него, не пряча улыбки, — чем обязана такому внезапному появлению?

Не могу удержаться, чтобы не поддеть его.

— По-твоему это смешно? — с места в карьер начал он.

— Я не понимаю, о чем ты, — наивно похлопав глазами, пожала плечами.

Мгновение, и я даже отреагировать не успеваю, как Зорин хватает меня за талию и без усилий, рывком, бесцеремонно усаживает на багажник своей машины, а сам нависает надо мной как грозовая туча, настолько близко, что непроизвольно пытаюсь от него отодвинуться. Бесполезно. Руки по — прежнему на моей талии, крепко удерживают на месте.

И ему абсолютно плевать на проходящих мимо людей, которые бросают в нашу сторону заинтересованные взгляды. Он на такие мелочи внимания не обращает, все его внимание приковано ко мне.

— Не понимаешь, о чем я? — тихим, преисполненным холодной ярости голосом поинтересовался он, — я как последний кретин сидел в реке полчаса!

— Выходил бы, кто тебе мешал! — попыталась сползти с багажника, но он одной рукой резко сдвинул обратно.

— Правда?! Через весь пляж с каменным стояком наперевес?! Отличная идея! Как только сам до нее не додумался?! — раздражённо пресек еще одну мою попытку спуститься на землю.

Оперся руками на капот по обе стороны от меня, и, гипнотизируя свирепым взглядом, склонился ко мне настолько ближе, что я непроизвольно отшатнулась назад.

Что было силы, уперлась руками ему в грудь, пытаясь оттолкнуть, ничего не выходило. Зорин по — прежнему стоял надо мной, даже не шелохнувшись. Мне приходилось, отклоняться от него назад, чтобы не соприкасаться с ним телом. Было ужасно неудобно, а ему на это глубоко плевать!

— Объяснить ничего не хочешь? — сурово интересуется, не сводя с меня напряженного взгляда.

— Нет! — раз не получается слезть, то решила попробовать отодвинуться назад, от него подальше. Хоть на крышу, лишь бы он не нависал надо мной мрачной грозовой тучей! Артем бесцеремонно схватил меня за бедра, и притянул обратно, еще ближе, чем была.

— Тём! Отпусти меня! На нас люди смотрят!

— Мне плевать, пусть смотрят, — чуть повел плечами. Вот и вся реакция, а я сижу как на иголках, по сторонам нервно поглядываю, — итак, я жду.

— Чего?

— Пояснений, какого хр*на это сегодня было?

— Чего такого-то? — я всплеснула руками, понимая, что звучу глупо, — ты меня насильно затащил в воду, несмотря на мои вопли и требования отпустить. Я отыгралась. Все квиты.

— Отыгралась? — прищурившись, вкрадчиво поинтересовался парень, — то есть, ты считаешь это равноценным отыгрышем?

— Ну, может, чуток перегнула, — чуть смутилась от изумленного взгляда с иронично поднятой бровью, — самую малость. И вообще, не одному ж тебе, всегда надо мной глумиться и выставлять в неудобном свете!

— То есть это была месть? — недобро усмехнулся он, снова подтягивая к себе, стоило мне только отползти от него в сторону.

— Ну, типа того, — промямлила, мечтая оказаться подальше от этого типа. За все время нашего знакомства, это был первый раз, когда он на меня так открыто сердился. Я как-то привыкла, к вечно веселому, безбашенному Зорину, и было непривычно видеть его настолько злым. Глаза потемнели, став цвета моря перед грозой, губы сжаты в тонкую линию.

— Значит так, мстительная ты моя. Хочу, чтобы ты запомнила одну очень важную вещь, надеюсь, справишься, и места в голове для этой информации хватит. Еще одна такая выходка с твоей стороны, и я за себя не отвечаю!

— Что мечтаешь меня прибить? — попробовала кинуть язвительную фразу, но, по-моему, ни фига не получалось, голос предательски подрагивал.

— Прибить? — усмехнулся он, — я до сих пор не понял, как только удержался и выпустил тебя из воды, наверное в шоке был. Поверь, дорогая моя, прибить тебя — это последнее, чего мне хочется!

За долю секунды взгляд поменялся с серьезного, мрачного, на обжигающе-жадный, и у меня внутри будто что-то оборвалось. Сердце споткнулось, потом еще раз и еще, а затем начало биться в груди словно сумасшедшее.

— Кстати, Тин, месть — это явно не твое.

— Да неужели? — опять попыталась сдвинуться с места, но замерла под его взглядом, — по-моему, очень даже эффектно сегодня получилось. Не находишь?

— Эффектно? — усмехнулся он, — о каком именно эффекте ты говоришь? О том, как отреагировал на тебя? Или о том, что у самой кровь по венам быстрее побежала.

Вскинула на него изумленный взгляд. Как он догадался?

— Ты о чем вообще? — вкладываю в эту фразу все пренебрежение, на которое только способна.

Склонившись к моему виску, щекоча кожу своим дыханием, тихо, доверительным тоном, произнес:

— На будущее, если захочешь еще поиграть в такие игры, и не планируешь потом сдаваться на милость победителя, прежде чем пытаться манипулировать другим, научись контролировать себя, — от его тона по рукам побежали мурашки, и он это заметил, кончиками пальцев провел по плечу. Легкое касание, почти неосязаемое, но от него по коже, словно разряд пробежал.

— Контролировать? Было бы чего! Мне абсолютно все равно, — повела плечом, скидывая его руку.

— Я вижу, как ты дышишь, часто, отрывисто, словно бежала сломя голову.

От его слов невольно задержала дыхание, не в силах отвести взгляд в сторону.

— А еще я вижу, как пульсирует жилка у тебя на шее, в такт биения твоего сердца, — голос тихий, с хрипотцой, и от этого пульс зашкаливает ещё сильнее, — такого не бывает, когда все равно.

Склоняется чуть ниже, и я словно зачарованная смотрю в эти зеленые глазищи, вообще не понимая, что происходит. Словно во сне ощущаю, как его рука прикасается к бедру, чуть выше колена и медленно начинает подниматься выше. Теплая, твердая, чуть шероховатая ладонь скользит по коже, достигает нижнего края шорт, скользит ещё выше, а потом легко, не встречая сопротивления, скользит под футболку, легким касанием пройдясь по спине, от чего непроизвольно выгибаюсь ему навстречу.

— И если бы мы были одни, я бы не удержался. Я бы стащил с тебя всю одежду, и целовал… Ты спрашивала, хочется ли мне почувствовать твою грудь в ладонях? До одури хочу почувствовать тебя всю, хочу слышать твои стоны… А знаешь, что самое интересное? — Почти шепотом спросил он, — ты бы не стала меня останавливать.

— Мечтай больше, — пропищала, не в силах совладать с голосом. В голове не осталось ни одной здравой мысли, каждый вдох через силу, кожа, в тех местах, где он прикасался, горит огнем. Чего уж скрывать, вся горю, отвечая на его слова диким возбуждением. Против воли опускаю взгляд на его губы, и задыхаюсь от желания прикоснуться к ним, поцеловать. Безумие, чистой воды.

Снова смотрю в его глаза, с трудом заставив себя переключиться, но чувствую, что пропадаю. Он точно так же смотрит на меня, блуждает жадным взглядом по лицу, губам. Его рука, до этого легкими движениями поглаживающая спину, внезапно становится более настойчивой и притягивает меня ближе к нему.

Сопротивляться? Я, по-моему, даже забыла, как это слово пишется. Обо всем забыла, глядя на Зорина. Он медленно, но неумолимо приближался все ближе, не отрывая взгляда от моих губ, а я даже не могла дышать, мечтала о том, чтобы он не останавливался.

И в этот самый момент, ломая все очарование, совсем близко раздается тонкий, писклявый лай. Я вздрогнула, выныривая из пучины безумия на поверхность, бросив потерянный взгляд на собаку. Маленький, гадкий, дрожащий, несмотря на жару, палевый той-терьер, истерично облаивающий шмеля. Я уставилась на него как умалишенная, не в силах даже пошевелить рукой. Происходящее казалось нереальным, в груди все дрожало, тело ломило от страстного желания продолжить этот разговор в другом месте и другой плоскости.

Магия момента рассыпалась на осколки. Зорин, по-прежнему не убирая руку из-под моей футболки, смотрел на меня внимательно и чуть насмешливо, а я не знала куда деваться от внезапно нахлынувшего смущения.

Парень снова склонился к моему виску и уже практически нормальным голосом произнес:

— А вот это равноценный отыгрыш.

— Чего? — с недоумением спрашиваю у него. Похоже, мозг совсем расплавился и отключился, отказываясь воспринимать хоть какую-то информацию.

— У-у-у-у, как все запущено.

— Чего? — опять, словно попугай, повторила, глядя на него полубезумными глазами.

— Ничего, Тин, все хорошо. Теперь слезай с моей машины и проваливай, — он легко стянул меня на землю, и развернув лицом к подъезду, легонько подтолкнул вперед, — если конечно не хочешь, чтобы я закинул тебя в багажник, и увез в неизвестном направлении.

— ??? — отдельные слова слышу, а смысла фразы не понимаю.

— Да иди уже! Пока у меня ещё хватает силы воли отпустить тебя!

И я, абсолютно ничего не соображая, на ватных негнущихся ногах пошла к подъезду, хлопая осовевшими глазами. Не оборачиваясь, открыла тяжелую входную железную дверь, вызвала лифт и как зомби замерла на месте.

Наконец створки разъехались в стороны, я зашла внутрь кабинки и нажала нужный этаж. Мой черепахо-лифт начал медленно взбираться наверх. Где-то посередине пути я почувствовала, что оцепенение начинает медленно спадать, а вместо него внутри поднимается цунами.

В звенящей пустоте отключившегося мозга вспыхнула одна-единственная мысль «какого хр*на это сейчас было?????»

Хм, не этот ли вопрос мне только что Артем задавал, зажимая меня на машине?

Следом пришла вторая мысль «Равноценный отыгрыш???». Только тут до меня дошло, что он хотел этим сказать. Мерзавец! Развел меня почти так же, как я это сделала чуть раньше. Нет, ну надо же! И я хороша, растеклась, слюни развесила… Тьфу, блин.

Тряхнула головой, пытаясь прогнать это наваждение. Да только ни черта не выходило. Мозгами-то понимаю, что мне все это на фиг не сдалось, что игра это и не более того, а вот остальное словно с цепи сорвалось.

С трудом получается продохнуть, словно только что с беговой дорожки, в голове с гулким стоном кровь пульсирует. Черт, все, как он говорил!

Влетев домой, бросилась умываться, пытаясь хоть как-то остудить пылающие щеки. Подняла раскрасневшееся влажное лицо к зеркалу и чуть не отшатнулась. Огромные зрачки, делающие взгляд безумным.

Зорин, скотина, зачем приехал? То, что я испытывала после возвращения с пляжа — это так, цветочки, по сравнению с тем, что происходило сейчас.

Неровной поступью прошла на кухню и осторожно, не отодвигая в сторону занавесок, выглянула на улицу. Белый форд все ещё стоял у моего подъезда, самого Артема не было видно. Уезжай, давай! Хватит мне нервы мотать!

Дрожащими руками налила себе стакан воды, и пока подносила к губам, половину расплескала. Выругалась, с грохотом поставила стакан на столешницу, и уперевшись в нее руками, замерла, склонив голову, напрасно пытаясь отдышаться и прийти в себя.

Надо признать, энергетика у парня сумасшедшая. Кожей чувствуешь, каждой клеточкой, каждым сантиметром. А взгляд этот, словно живым огнем по мне блуждал, отключая остатки разума. Как же у меня раньше-то получалось игнорировать его? Ведь не задумываясь, отмахивалась, забывая о нем в тот же миг! А сейчас словно подменили, и не скажу, что в восторге от этого. Он ведь прав был, если бы не эта шавка, не стала бы останавливаться. Мне хотелось его поцеловать, хотелось ощущать его прикосновения, хотелось..

Эх ты ж, ну я и ду-у-ура! Это же надо, как накрыло! Да я даже в самом дурацком сне не могла представить, что когда-нибудь так отреагирую на Артема.

Зазвонил телефон, и я на автомате ответила:

— Да.

— Привет, — раздался напряженный голос Градова.

— Привет, — чуть хрипло, поздоровалась с Максимом.

— Как дела? — скупо поинтересовался он.

— Отлично, — с нервным смешком ответила ему.

Все здорово, только трясет не по-детски, и все мысли только об одном.

— Может встретимся, сходим куда-нибудь? — предложил он, и судя по голосу не испытывая особых надежд по этому поводу, — ты так внезапно в прошлый раз…

— Приезжай ко мне, — перебила его словоизлияния. Знаю, что сбежала в прошлый раз из клуба, бросив всех, в том числе и его, но выслушивать упреки не было никакого желания.

— К тебе? — изумленно переспросил он.

— Да, — кивнула головой, будто он мог меня увидеть по телефону, — поговорить надо.

— О чем? — подозрительно поинтересовался он.

— Приезжай, узнаешь.

Он на несколько секунд замолчал, а потом произнес:

— Жди, сейчас приеду.

— Жду.

К черту Зорина, я на него была очень зла, за отыгрыш этот, за реакцию свою непредсказуемую, за то, что все опять идет совершенно не так, как я планировала.

Градов — это то, что доктор прописал. Он поможет справиться с ураганом, с огнем, бушующем в теле, поможет успокоиться, забыться.

Я металась по квартире, в ожидании приезда Максима. Сто раз подходила к окну, чтобы убедиться, что Артем уехал. Белого форда под окнами уже не было, и я не знала плакать мне или смеяться. Вроде все, исчез из поля зрения, а мысли все равно только о нем, о глазах его, о руках. И стоит только вспомнить, как он склонялся надо мной, как сердце снова пускается вскачь. Наваждение, самое настоящее.


Глава 8 | Нас просто не было. Книга первая | * * *