home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Это утро началось для меня очень рано. В 8.00 зазвенел будильник, вырывая меня из нежных объятий сладкого сна. Со стоном протянула руку, чтобы его отключить, с первого раза не нащупала, поэтому он продолжал голосить, прогоняя остатки сновидений.

Наконец, раздраженно хлопнула ладонью по нужному месту и трели замолкли.

В голове спросонья ни одной мысли. Зачем мне будильник? Я что куда — то собираюсь, может на работу? Да вроде нет…

Ах, да, мне ж надо готовиться к выходу на пляж!

Остатки сна как рукой сняло. Я вскочила с кровати и чуть ли не вприпрыжку поскакала в душ, потом на кухню за утренним кофе. Все это время в голове прикидывала варианты, как бы поэффектнее появиться.

В том, что Артем будет там, я ни капли не сомневалась. Ну, не сможет он отказать самому себе в удовольствии поглазеть не меня. Ни за что не поверю в то, что решил отмахнуться от такого соблазна.

На умывание и завтрак потратила минут двадцать, а потом отправилась в гардеробную. На пляж мне к десяти тридцати, дорога займет полчаса, потому что еще на заправку надо заехать. Так что времени на подготовку остается совсем немного. Скинула с себя полотенце, в котором вышла из ванной и абсолютно нагая покрутилась перед зеркалом, придирчиво рассматривая свое отражение. Красивая, зараза, подтянутая, гладкая. Загляденье.

Итак, что мы имеем. Выдвинула сетчатый ящик, в котором у меня хранились купальники.

Слитный? Сразу нет, его только на съезд юных девственниц.

Спортивный? Тоже нет, я же не в бассейн иду, круги накручивать.

Те купальники, которые не проходили цензуру, я пренебрежительно откидывала в сторону.

Красный, до невозможности открытый, три ниточки два пятачка? Вульгарно, агрессивно, только если захочется в порнофильме сняться. Откуда у меня вообще такое барахло взялось?

Скромный зеленый с золотистыми цветочками? Здравствуй, мечта бабушки!

Черный, элегантный? Строгий, но вместе с тем безумно сексуальный? Он конечно великолепен, и восхищенные взгляды со стороны Зорина, да и не только него, мне точно обеспечены. Вот только самой, как-то не по себе в таком купальнике. Он идеально подойдет для отдыха на Мальдивах, ну или, на крайний случай, на белых песках Пунта-Каны, но никак не на травке, на берегу городской речки. Тут он будет выглядеть неестественно. С тихим вздохом бережно отложила красоту в сторону, и принялась за другие купальники.

Один слишком закрытый, второй неудобный, в третьем было такое чувство, что у меня грудь нулевого размера, зато попа ого-го. Этот шедевр я отправила в мусорное ведро, не раздумывая.

В общем, я перемерила практически все, так и не найдя подходящего варианта. Хоть бросай все и беги сломя голову в магазин, покупать новый купальник. Только вот денег лишних нет, к сожалению.

На дне корзины лежала последняя сиротливая ярко малиновая тряпочка, с разноцветными разводами. Это что за безобразие такое? Когда я только успеваю барахло всякое в дом тащить?

Подняла тряпочку двумя пальцами: простенький бюстик, и плавки на завязочках. Только ради смеха примерила это безобразие, с удивлением обнаружив, что вещичка идеально села на мою фигуру.

Придирчиво покрутилась перед зеркалом, пытаясь сообразить, как я такое могла купить? Да, сидит хорошо, но ведь ничего особенного. Такое барахло есть у каждой тетки, которая ходит на китайский рынок. Ну не могла я на такое позариться!

Что-то должно быть в этом наряде особенное, раз я его заметила и приобрела. Сняла с себя верх купальника и посмотрела на этикетку. С английским никогда проблем не имела, так что мне не составило проблем прочитать информацию на этикетке.

Ткань хамелеон, меняет цвет при намачивании.

О, как! Это уже интересно. Надела опять бюстик и, недолго думая, отправилась в ванну проверять, что же это за хамелеон. Забралась в душевую кабину, включила воду, постояла под теплыми струями пару минут, ожидая, пока ткань намокнет, и вышла наружу, встав на мягкий пушистый коврик.

Посмотрев в зеркало, просто замерла с открытым ртом.

Ну, ничего себе!!!

Малиновый цвет исчез, как и разводы. Вместо этого на мне был нежно розовый купальник. Настолько светлый, что даже просвечивал. Грудь была видна чуть ли не во всей красе, почти не оставляя места для фантазий, а на плавках единственным непрозрачным место была завышенная ластовица спереди, скромно прикрывающая интимное место.

Я зависла, наверное, минут на десять, не в силах оторвать взгляд от своего отражения. Это, просто невероятно! Откровенно, чувственно, но вместе с тем настолько нежно, что о вульгарности даже речи не шло.

Все, Зорин, хана тебе!

Самодовольно усмехаясь, вернулась в гардеробную. Убрала все, что разбросала по полу. Эти купальники мне точно не нужны, я свой выбор сделала.

Само малиново-розовое сокровище положила сушиться на батарею — не ехать же в сыром, и отправилась наводить красоту. Немного накрасилась, использовав водостойкую тушь, волосы уложила свободными крупными локонами. Все, к выходу на природу готова!

После того, как я обнаружила у себя такую роскошную вещичку, настроение заметно поднялось. Внутри зажегся какой-то неописуемый азарт, предвкушение. Как же мне захотелось взглянуть на Артема, когда он увидит меня в таком виде! Думаю, у бедняги дар речи пропадет от такого зрелища.

В качестве верхней одежды выбрала белый хлопковый сарафан в крестьянском стиле, с шитьем по подолу и низу рукавов. В результате получился очень милый, невинный образ: белый сарафан, белокурые волосы, крупными локонами лежавшие на плечах, глазки сияющие — сама себе понравилась.

Около десяти у меня зазвонил телефон, и я не смогла сдержать улыбки, увидев входящий звонок от Маши.

Все ясно, или проспала или так и не смогла привести свое тело в вертикальное положение и заставить прийти на пляж:

— Да, Машунь, — бодро ответила подруге.

— Тин, — голос хриплый, сонный, виноватый, — я проспала.

Кто бы сомневался после такого-то количества зеленых коктейлей!

— Ну, ты даешь, — напустила в голос обиды.

— Тинка, извини, — простонала Семенова, и я очень живописно представила, как она лежит на диване, прижав руку к виску, — я тебя вчера доставала, с этим пляжем, а сама сегодня не в форме.

— Да, ладно. Если честно, я чего — то такого как раз и ожидала, — усмехнулась в трубку, продолжая крутиться у зеркала.

— Может, завтра сходим?

— Давай лучше через пару деньков, — резонно подозревала, что после сегодняшнего выхода, мне на реку ещё долго не захочется.

— Хорошо, — обреченно вздохнула подруга, — извини ещё раз, что по моей вине все сорвалось.

— Ладно, дорогая моя, отсыпайся.

Мы распрощались, и я почувствовала, что настроение поднялось ещё на одну ступеньку выше. Если честно, в присутствии Машки было как — то не с руки играть с Артемом — она бы этого не одобрила, а, может, и вообще всю малину бы обломала. А теперь я сама по себе, и никто не помешает воплотить в жизнь коварные планы.

Итак, собравшись, я покинула квартиру и отправилась на охоту, чувствуя, как внутри все покалывает от нетерпения.

Примерно в пол одиннадцатого я приехала на место, запарковала машину на обочине, взяла с пассажирского сиденья пляжную сумку и вышла наружу.

Погода изумительная. По небу неторопливо плывут редкие, кучевые облака, легкий ветерок ласково касается волос.

Опустив с макушки на нос солнечные очки, направилась к набережной. Прошла сквозь арку в заграждении, спустилась по практически белым, выгоревшим от солнца, и обтертым десятками ног деревянным ступеням и ступила на мягкую траву, которая ближе к воде уступала место желтому песку. К моей преогромной радости, людей на пляже было не очень много. Наверное, сказывалось то, что середина недели. Замечательно, а то я терпеть не могу, когда лежат попа к попе, ни пройти, ни в тишине полежать.

Я взглядом приметила удобное местечко недалеко от кромки воды и направилась к нему. Пользуясь тем, что солнечные очки прикрывают почти половину лица, усердно смотрела по сторонам в поисках интересующего меня субъекта.

Что-то не видать. Нет, его что ли?

Не может такого быть! Просто не может и все, или Зорин не будет Зориным. Иду не торопясь, гордо задрав нос, а сама рыщу взглядом то налево, то направо. И где этот негодяй?

Прохожу мимо компании молодых людей, играющих в пляжный волейбол. Их бы энергию да в мирных целях! А то носятся, орут, ржут как кони!

Чуть поморщив нос, иду дальше, как вдруг до меня доходит, что один из этих коней и есть Зорин! В черных пляжных шортах стоит у сетки, и что-то увлеченно доказывает команде противников.

Надо же, не только сам пришел, но и целую толпу с собой привел! А может, только сейчас новыми знакомыми обзавелся. С него ведь станется, с кем угодно общий язык находит… Кроме меня.

Иду, вся такая загадочная, а сама так и смотрю на него. Ну, давай же! Повернись!

И он поворачивается. Краем глаза вижу, как он резко останавливается, заметив меня, и практически в тот же момент получает мячом прямо по макушке. Дружный смех, и я еле успеваю поджать губы, чтобы тоже не улыбнуться. Нельзя улыбаться, я ж его типа не вижу, просто иду к реке.

И вот я, наконец, достигла нужного места: островок зелени, среди песка. Постояла минутку, глядя на воду, и достала из сумки большое зеленое полотенце. Расстелила его на земле, сняла обувь, приготовила крем для загара. Не то, что бы я опасалась обгореть — в моих планах пребывание на пляже ограничивалось в лучшем случае часом, а в идеале вообще по быстренькому воплотить в жизнь коварные планы и уйти. Никогда общественные городские пляжи не любила. Как-то здесь все по — простецки, без изюминки. Поэтому намеревалась уйти до того, как солнце достигнет своей максимальной интенсивности. Зачем же мне тогда крем? Просто его можно эффектно обыграть.

Чуть поразмыслив, решила, что не стоит сразу с места в карьер срываться. Подошла к кромке воды, осторожно коснулась ее кончиками пальцев. Прохладная, мягкая, то, что нужно.

Помочила ножки, немного постояла по щиколотку в прозрачной воде и вернулась к полотенцу. Пока шла опять выхватила взглядом Артема. В этот раз он стоял чуть в стороне от играющих и с кем-то болтал по телефону, не забывая время от времени смотреть в мою сторону.

Смотри, смотри, наслаждайся!

Легким движение ухватилась за подол сарафана и медленно стащила его через голову. Убедилась в том, что Зорин безотрывно смотрит, не торопясь, сложила одежду, положила ее на сумку, взяла в руки бутылочку с защитным лосьоном и немного выдавила на ладонь, а потом начала медленно, плавно наносить на кожу. Прошлась по рукам, груди, плоскому животу, а излишки обтерла о пятую точку, не забыв встать таким образом, чтобы ему было все видно.

Зорин, по — моему, забыл, о чем говорил со своим собеседником. Так и замер с телефоном у уха, чуть ли не с открытым ртом, не сводя с меня ошалевшего взгляда.

Внутренне ликуя, элегантно опустилась на полотенце, стоя на четвереньках, сексуально прогибаясь, расправила несуществующие складочки и только после этого легла на живот.

Достала из сумки модный журнал, открыла на первой же попавшейся странице и сделала вид, что увлеченно что-то рассматриваю, хотя на самом деле даже не понимала, что там изображено.

Сердце колотилось с такой силой, что казалось еще миг и выпрыгнет из груди. Даже дыхание сбилось, а в висках кровь шумела, заглушая все вокруг. Ничего себе, это я от волнения так разошлась?

Кое-как заставила себя успокоиться, несколько раз медленно и глубоко вдохнула-выдохнула, постаралась придать себе как можно более невозмутимый, скучающий вид, и стала ждать. Чего именно? Понятия не имею. Просто лежала и ждала. Я себя во всей красе показала, теперь ход Артема.

Все звуки вокруг доходили до меня словно сквозь закрытый купол: гулкие, сливающиеся в один неразличимый поток, и только грохот собственного сердца настолько отчетлив, что оглушает.

Передо мной лежит журнал, пестрящий фотографиями с одного из показов в столице. Я мечтала съездить туда, окунуться в атмосферу роскоши, красивых вещей, безупречных людей. Мечтала, еще до того как отец лишил денег, да и после грезила, фантазируя на тему, как бы эффектно я там смотрелась.

Мечты, на которые сейчас было плевать. Смотрю на эти фотографии и, ничего внутри не дрогнет. То, что у меня внутри, полностью поглощено забавной, будоражащей кровь игрой. И это поглощение меня откровенно напрягает.

Пока я предавалась внутреннему самоанализу, чья-то тень опустилась на страницы журнала.

Спустив солнцезащитные очки, я исподлобья посмотрела на стоящего передо мной человека. Артем. Кто бы сомневался.

С демонстративным недовольством возвращаю очки на место, и опускаю глаза на фотографии в журнале:

— Может, не будешь солнце загораживать? — интересуюсь, скептично подняв брови.

— Может, — невозмутимо произнес он, присаживаясь рядом со мной, — что-то я Маши с тобой не вижу.

— Хм, скажем так, боец пал смертью храбрых, — не отрываясь от журнала ответила ему, — я ее предупреждала, что после такого количества коктейлей не встанет, она не послушала. Так что вполне закономерный итог.

— Бедняга, — улыбнулся он.

— К сожалению, эта бедняга вот только сейчас сообщила, что находится в состоянии полной некондиции, — бессовестно соврала, кивнув не телефон, — если бы знала раньше, то не пришла бы сюда одна.

— А чего тебе здесь не нравится? Отличное место. Мы сюда часто выбираемся, просто так ни с того, ни с сего. Природа, река, хорошая компания, что еще надо?

Он сорвал травинку, и неосознанно начал жевать ее кончик, задумчиво глядя куда-то в сторону темной воды, а я искоса наблюдала за ним, пользуясь тем, что очки прикрывают глаза. Хм, а тело у него хорошее, то, что надо. Мышцы рельефные, кубики на животе, чуть поджарый, не перекаченный. Мысленно поставила ему пятерку, за внешний вид. Интересно, какие мысли бродят у него сейчас в голове? Спросить что ли? Глупости! Вместо этого с изрядной долей язвительности интересуюсь:

— Сегодня тоже ни с того, ни с сего отправились на пляж? — посмотрела на него поверх очков. Интересно, как будет выкручиваться? Наврет, что заранее спланировали?

Артем, откинув в сторону травинку, как-то по — мальчишески улыбнулся:

— Вообще-то нет. Сегодня я пришел, чтоб на тебя поглазеть!

Вот так в лоб! Я, конечно, именно на такие действия и рассчитывала, но эта его непосредственность, откровенность смутила. Да что смутила! Я почувствовала, как против воли начинаю краснеть.

Зорин, зараза, опять ты делаешь все не так! Ждешь от тебя одного, а ты другое выдаешь. Бесит, прямо сил нет!

Кое-как справившись с внутренним смятением, перелистнула страницу, безразлично поинтересовалась:

— Ну и как, поглазел?

— И сейчас глазею.

Что??? Это уже ни в какие ворота не лезет! Сдернула с лица очки и сердито посмотрела на него:

— Артем, тебе не говорили, что пялиться на чужую… В общем, пялиться на других неприлично!

— Хм, припоминаю, вроде что-то такое было, — усмехнулся он, пожимая плечами, — я обычно такие глупости мимо ушей пропускаю.

— Ты невыносим! — откинула в сторону очки и журнал, — надо было сразу уходить, как только выяснилось, что Семенова проспала, а вместо нее ты нарисовался!

— Ладно, не ворчи, — примирительно произнес Зорин, снова переводя взгляд на реку, — пойдем купаться. Вода отличная.

— Я? С тобой? Не дождешься, — фыркнула, перекинув волосы на другое плечо.

— А что такого? Плавать не умеешь или боишься, что буду приставать? — в зеленых глазах опять усмешка.

В этот момент кто-то из парней позвал его. Мы с ним синхронно развернулись в сторону зовущего. У натянутой сетки уже собралась вся его компания, и ждали только его.

— Пойду сыграю, что ли, — махнув им рукой, дескать, сейчас иду, резво поднялся на ноги, — ты не сбегай пока, ладно?

Я искоса посмотрела на него и отвернулась:

— Как пойдет!

— Ладно, Злюка, не скучай. Жди меня, и я вернусь.

— Ага, уже жду, со слезами на глазах, — буркнула себе под нос, недовольным взглядом провожая его спину.

До чего же противный тип! Вот все с ним не так, как надо! Как мне надо! И план отличный, и он клюнул, да и не мог не клюнуть. Но все равно, как-то все не так. Вроде вот он, передо мной, не скрывает ни чувств, ни своего интереса, только я ждала другого. Не знаю чего. Что будет стелиться у моих ног, преданно ловить каждое слово, приносить тапочки по команде. В общем, хр*н знает, чего я от него ждала, в любом случае ему по барабану на мои ожидания! Он сам по себе, продолжает вести себя как обычно.

Лежать надоело, поэтому я села на полотенце, пытаясь решить, что же делать дальше. Пойти, что ли, окунуться и собираться домой, а этот пусть дальше играет, плевать на него? Внезапно засомневалась в том, что мне хватит смелости залезть в воду. Одно дело дома перед зеркалом крутиться, и совсем другое здесь, в открытую. Вдруг он опять сделает что-то не вписывающееся в мои планы? Он может, неоднократно в этом убеждалась.

Против воли развернулась в его сторону, и стала наблюдать за игрой.

Играли пять на пять, причем хорошо играли, увлеченно, весело. Носились за мячом, орали, падали на песок, в попытках отбить особо заковыристые пассы, смеялись. Им реально было весело, и я невольно залюбовалась. Как специально, подобрались все как один, высокие, здоровые, с красивыми спортивными телами. Оглядевшись по сторонам, заметила, что не одна я наблюдаю за их игрой.

На берегу практически все особи женского пола, так или иначе, косились в их сторону. Больше всего порадовали две бабульки, сидящие недалеко от меня на леопардовом выцветшем пледе:

— Вот, будь я помоложе, я бы с ними сыграла, — мечтательно прошамкала одна из них.

— И не говори-ка, — в тон ей ответила вторая, — вон с тем, тем и вот тем.

Вот старые развратницы!

Ладно, хватит на них пялиться. Что я там интересного увидела? Мужики как мужики, ничего особенного. И Зорин ничего особенного. Стадо бабуинов.

И вообще, надо завязывать с этой непонятной прогулкой. Солнце уже стояло высоко в небе, нещадно припекая голову, а у меня с собой ни кепки, ни панамки. Поразмыслив еще чуток, решила все-таки окунуться, пока на меня никто внимания не обращает.

Попросила старых нимфоманок присмотреть за сумкой, заколола волосы на макушке и направилась к воде, не к тому месту, где все плескались, а чуть в сторону, чтобы никто не брызгался и не мешал.

Зайдя по щиколотку, замерла. Не настолько уж теплая вода, как кое-кто говорил. Я на нашей реке уже лет сто не была — предпочитаю отдых заграницей, и совсем забыла, какое это странное ощущение когда пальцы ног прикасаются к плотному, но чуть илистому дну. Сделала еще несколько шагов и снова остановилась. Блин, реально холодно. С такими темпами я посинею еще до того момента, как погружусь целиком. В голове появилась мысль, а может ну его на фиг, это купание? Помочила ножки и хватит?

Какое-то внутренне упрямство, проснувшееся при взгляде на остальных людей, радостно барахтающихся в воде, не позволило отступить, поэтому зашла еще чуть глубже, вода теперь почти достигала пятой точки. Огромные мурашки, бегали по рукам, поднимая волосы дыбом. Все, сейчас быстренько окунусь и сразу на выход!

Легко сказать, окунусь. Сделала еще пару шагов, непроизвольно вставая на цыпочки. Все, вот сейчас точно окунусь! Только духом соберусь и как присяду!

— Ты чего тут мнешься? — внезапно раздался голос прямо за спиной.

От неожиданности чуть не завопила и шарахнулась от него в сторону:

— Зорин, блин, ты меня напугал! — сердито сверкнула глазами в его сторону. Действительно напугал. Так была занята внутренней борьбой и подготовкой к погружению в студеную воду, что пропустила его приближение.

Как вообще можно было настолько отключиться от происходящего вокруг, и не заметить, как этот бугай идет следом?

— Ах, ну, извините, Ваше величество, что не предупредил заранее о своем приближении, — по-шутовски склонил голову в поклоне. Придурок! — долго тут пританцовывать будешь?

— Нет, — пренебрежительно ответила, переступая с ноги на ногу, — вода просто холодная, надо привыкнуть!

Смерила его надменным взглядом, непроизвольно скользнув по кубикам пресса, рукам, груди. Все-таки неплохой экземпляр.

Тут внутри что-то тревожно зашевелилось, и это был вовсе не восторг от его фигуры. Стоит рядом, нависая надо мной, морда довольная, глазищи хитрые, хищные:

— Холодно, говоришь?

Против воли начинаю от него пятиться, понимая, что мне жизненно необходимо выбираться из воды. Прямо сейчас! Немедленно!

Мои маневры не остались незамеченными:

— Уж не выходить ли ты собралась? — медовым голосом поинтересовался он, делая шаг в моем направлении.

— Да, — голос подвел и получился мышиный писк.

— Что, даже не окунешься? — в глазах озорные огни пляшут.

— Нет, спасибо, — снова пискнув, разворачиваюсь, чтобы уйти, но краем глаза замечаю, как он делает ещё шаг ко мне.

«Беги!» завопил внутренний голос, и я его без колебаний послушалась. Рассекая неподатливую воду, замедляющую движения, бросилась к берегу, но через два шага почувствовала, как наглый руки обхватывают талию и буквально выдергивают из воды.

Я с визгом попыталась вырваться, скинуть с себя его лапы, да только бесполезно. С довольным смехом, лишь перехватил поудобнее и, игнорируя мои крики, попытки вывернуться, потащил обратно в реку.

Я вопила, что убью его, требовала, чтобы немедленно отпустил, убрал от меня свои поганые лапы, но Зорину было плевать! Прижал к своей каменной груди так, что вздоха не сделать, и невозмутимо тащил вперед.

— Я прибью тебя, — шипела, стараясь разжать его руки, обхватывающие поперек живота.

— Непременно, — усмехнулся он, — нырять любишь?

— Что?? Я… Нет… Никаких нырять! Не смей!

— На счет три. Раз!

— Тём, отпусти меня!

— Два!

— Я тебе…

— Три! — и, не обращая ровным счетом никакого внимания, на мои писки, визги, подбросив, закинул в воду.

Мой секундный полет сопровождался диким воплем, который бесславно прервался, когда я с головой ушла под воду, подняв кучу брызг. Негодяй! Убить его мало!

Нащупав дно, оттолкнулась ногами и резко вынырнула на поверхность, отплевываясь от воды. В первую очередь провела пальцами под глазами, чтобы убедиться в том, что тушь выдержала испытание. Не хватало ещё с черными подтеками на пол лица ходить. Потом вспомнила, что тушь суперустойчивая, с ней хоть в бассейн, хоть в сауну, и мимолетное погружение под воду ей нипочем. Развернулась и смерила этого наглеца яростным, злым взглядом:

— Ты чего себе позволяешь?!

— Ничего особенного, просто помог тебе зайти в воду.

— На фиг мне такая помощь сдалась?! Я выходить собиралась!

— Ничего не знаю, — невозмутимо отвечает этот скот.

Смотрю на него, и руки чешутся, чтобы придушить. С удовольствием бы макнула его физиономией в воду. Да, только силы не равны, запросто ещё раз окунет, если попытаюсь отыграться.

Стоит в нескольких метрах от меня, довольный до невозможности. Руки на поясе, вода ему чуть выше пупка достигает, смотрит на меня и самодовольно улыбается.

Весело тебе значит? Смешно? Я почувствовала, что просто обязана стереть эту самодовольную улыбочку с этой наглой физиономии. Просто не прощу себе, если не утру ему нос!

Опустила взгляд на свое тело. Насколько можно судить в темной воде, малиновый цвет исчез, уступив место трепетному розовому. Все сомнения, которые одолевали меня на берегу, по поводу того, смогу ли в этом купальнике пройтись в открытую, исчезли.

Все, капец тебе, Зорин! Сам напросился!

Широкими гребками подплыла к нему почти вплотную. Нас разделял всего лишь шаг, когда я остановилась, сердито глядя на него. В ответ Артем лишь снисходительно улыбался, прекрасно понимая, что силешек отомстить у меня не хватит.

Наивный! У меня есть оружие пострашнее. Красота называется.

С коварной улыбкой, не прерывая зрительного контакта, медленно встала на ноги. По мере моего подъема с непередаваемым восторженным злорадством наблюдала за тем, как с его лица сползает самодовольное выражение.

Вижу, как он силой воли удерживает свой взгляд на уровне моего лица, не давая ему спуститься ниже.

— Что-то не так? — участливо спрашиваю его, подходя ещё ближе.

— Все нормально, — чуть сдавленно ответил Артем, сглатывая.

— Правда? Ты вдруг какой-то напряженный стал.

— Обычный, — парень буквально превратился в каменное изваяние.

Стиснув зубы до такой степени, что желваки на скулах заходили, упорно смотрел куда угодно, но только не на то, что у меня ниже головы. А в меня словно демон вселился, делаю еще шаг, так что наши тела чуть ли не соприкасаются, и шаловливо провожу наманикюренным ногтем по его груди.

— Очень рада, а то мне на миг показалось, что ты дар речи из-за моего купальника потерял.

— Хороший купальник, — хриплым голосом ответил Артем, глядя куда-то в сторону, поверх моей головы.

— Я бы даже сказала, отличный. Только посмотри, как он льнет к коже, и грудь в нем выглядит потрясающе. Ты не находишь? — прогнувшись, демонстративно покрутилась из стороны в сторону.

Быстрый взгляд на купальник, и снова поверх головы, даже в глаза уже не смотрит. Я мурчать была готова от удовольствия, от осознания того, насколько сильно я на него действую. Зорин непроизвольно отступил на шаг, сложив руги на груди. Ха! Как будто это могло его спасти!

Сидя на берегу, я почти передумала показываться в таком виде. И если бы не его принудительное купание, мои коварные планы так и остались бы всего лишь планами. Итак, сам виноват! Даже если пытаешься не смотреть, я тебя словами доведу:

— Кстати вода действительно прохладная, — продолжаю грудным, по-кошачьи тягучим голосом, — соски, как вишенки стали. Красиво, правда?

И он, не в силах бороться с соблазном опускает взгляд на мое тело, а я стою, как ни в чем не бывало перед ним, чуть ли не нагая, невинно накручивая волосы на палец. Вижу, как потемнел его взгляд, как дыхание стало прерывистым.

— Нравится? — подхожу к нему вплотную, чуть ли не соприкасаясь с его кожей, и участливо заглядывая в глаза, — наверное, так и хочется, протянуть руку и потрогать? Почувствовать их в своих ладонях…

— Что ты творишь? — чуть слышно, еле сдерживаясь, сквозь зубы спрашивает он.

— Я? Ничего, — с показным недоумением развожу руками, — просто мысли вслух, и не более того.

Смотрит мне в глаза с непонятным выражением. Гремучий коктейль. Чего там только не намешано! Вижу, что злится. На самого себя, оттого, что нет сил просто отвернуться, оттого, что прекрасно понимает, что в этой игре у него нет шанса выиграть, против себя не попрешь. И на меня злится, за то, что бью по больному. Да, играю грязно, не по правилам, но мне плевать. А еще желание во взгляде дикое, такое, что буквально чувствую его кожей.

Медленно опускаюсь в воду, так чтобы она покрывала плечи, отрываю ноги от земли, и, помогая себе руками, парю в водной толще. Артем все так же молча смотрит на меня, пытаясь успокоиться, взять себя в руки. С легкой полуулыбкой наблюдаю за его внутренней борьбой. Того эффекта, что хотела, я уже достигла, но внутренний демон не давал остановиться. Перевернувшись на живот, рассекая воду неторопливыми движениями, словно таинственная русалка, заплыла к нему за спину. Артем не шелохнулся, только проводил мрачным взглядом.

— Давай, я тут постою, чтобы не смущать тебя своим внешним видом? — промурлыкала, вставая на ноги позади него, — ты ведь не против?

Мне кажется, он не то, что был не против, он просто сказать ничего не мог, в тот момент все силы тратил на то, чтобы сдерживать свои порывы. И давалось ему это непросто. Ай-ай-ай, бедный. С хитрой улыбкой делаю еще шаг вперед, и моя грудь прижимается к его спине:

— А вот так, я надеюсь, не смущаю тебя? — с удовольствием слышу, как у него сбивается дыхание, — ты, если что говори, не стесняйся.

Шаловливые ручки скользнули по широкой спине и переместились на каменный пресс. Я почувствовала, как он вздрогнул от этого прикосновения, и игриво провела кончиками пальцев по гладкой коже, спускаясь чуть ниже.

В этот момент его выдержка отступила, перехватив руку, сильно сжал запястье и рывком развернулся ко мне. В глазах молнии полыхают, дыхание тяжелое:

— Прекрати! — не говорит, рычит, по-прежнему удерживая мою руку на расстоянии от себя.

— Разве я что-то делаю? — невинно похлопала глазами, сделала шаг в его сторону, снова оказываясь настолько близко, что между нами только мой розовый купальник, и поднявшись на цыпочки, потянулась к его лицу. Свободной рукой обвила шею, чуть притянула к себе, и, скользнув выразительным взглядом по его губам, приблизилась к уху:

— Тём, слюни подбери, — прошептала на выдохе и слегка прикусила мочку уха. Зорин в этот момент судорожно выдохнул, а я с тихим смехом отстранилась, выдернула свою руку из его захвата и, весело подмигнув, бодро направилась в сторону берега.

— Что, вот так, уходишь? — не веря в происходящее, хрипло спросил Артем, когда я отошла от него на добрый десяток шагов.

— Естественно, — обернулась, еще раз выставляя себя во всей красе. Вода уже едва доходила по пятой точки, так что он мог видеть меня всю. Капли воды стекали по гладкой, загорелой коже, грудь, едва прикрытая розовой тканью, тяжело поднимается в такт дыханию, полупрозрачные плавочки, которые только подчеркивают каждый изгиб, — разве могут быть другие варианты?

Шаловливо машу ему одними пальчиками и продолжаю свой выход на берег, чувствуя спиной обжигающий взгляд. Уходила, не опасаясь, что ринется за мной. Он теперь из воды до-о-о-олго не вылезет, пытаясь прийти в себя. Ничего, пусть поплавает, кровь разгонит.

Подошла к своим вещам, быстрым взглядом пробежалась по ним, убеждаясь, что все на месте. Подняла полотенце и, развернувшись в сторону Артема, стала вытираться, медленно, с чувством, глядя ему в глаза.

Зорин, так и стоял на том месте, где я его оставила. Мрачнее тучи, и взгляд тяжелый, дикий, неотрывно ловящий каждое мое движение.

Я все так же вытираюсь, как ни в чем не бывало, с трудом сдерживая дрожь в руках. Замерзла что ли? Надо бы переодеться. Бросила взгляд по сторонам в поисках кабинок для переодевания. Увидела одну, стоящую метрах в двухстах от меня. Как все убого! Неужели нельзя подумать о людях и создать им больше удобств?

А впрочем… зачем мне кабинка? Усмехнувшись, потянулась за одеждой. Уж добивать его, так по полной.

Натянула через голову сарафан. Развязала завязочки на бюстике, и, ухмыляясь, сняла его, вытащив влажную ткань через горловину.

Зорин уже смотрел на меня чуть ли не с открытым ртом. Я ему ещё раз помахала и пренебрежительно откинула розовую тряпочку в сумку. Потом медленно, чуть повиливая бедрами стянула с себя влажные плавки, секунду постояла, покачивая ими на указательном пальце, с коварной улыбкой глядя на ошалевшего Артема.

Чуть пошевелила пальцем, и плавки тоже падают в раскрытую пляжную сумку. Невозмутимо подхватываю ее с земли, вешаю на плечо и иду прочь. Через несколько шагов все-таки оборачиваюсь и посылаю парню, замершему по пояс в воде, воздушный поцелуй. Он никак не реагирует, продолжая прожигать меня бешеным взглядом. Смотри, наслаждайся!

Ай да я, ай да молодец! План не то, что выполнила, перевыполнила! После такого, он ко мне точно в ближайшее время не сунется, пытаясь прийти в себя и выбросить из головы мой образ в розовом купальнике. Думаю, на неделю точно можно про товарища Зорина забыть!

Пребывая в неописуемой эйфории, не помню, как добралась до своей машины. Забросила сумку в багажник и села на водительское сиденье.

Хотела завести машину, но с первого раза не попала чип-картой в разъем. Впрочем, со второго тоже.

Руки ходили ходуном. Да что там руки, меня всю колотило крупной дрожью. Там в реке и на берегу, я была хозяйкой ситуации, а сейчас настиг откат. Сердце, казалось, билось не в груди, а везде. В руках, пульсируя на кончиках пальцев, в голове, звоном отдаваясь в висках, в горле, не давая сделай вдох, внизу живота, наполняя тело безумной истомой, неуправляемым желанием получить свое, а полное отсутствие белья под одеждой, только подстегивало ощущения.

Черт, чтоб я ещё когда-нибудь в жизни в такие игры играла?! Да ни за что! Кто ж знал, что оно так отрикошетит? Вспомнила выражение его глаз и чуть не задохнулась, от огня побежавшего по венам. Нервы, словно оголенные провода, и каждый вдох сопровождается болезненным спазмом в груди.

Кое-как все-таки справилась с непослушными руками и завела машину, мечтая как можно скорее добраться до дома, и заскочить под ледяной душ.

Попробовала тронуться с места, но машина дернулась и заглохла.

Проклятье, сцепление отпустила! Перевела полубезумный взгляд на свое ощутимо подрагивающее колено, и прикрыла его такой же дрожащей рукой, вцепившись побелевшими от напряжения пальцами в подол.

Черт, я с такими темпами и с места не съеду! Все, успокаиваемся, выкидываем прочь из памяти жадный взгляд зеленых глаз, и ощущение гладкой кожи под своими пальцами. Все, Кристина Алексеевна, пошутила, поглумилась, оторвалась по полной программе, теперь бери себя в руки и марш домой!

Только спустя пять минут я смогла совладать со своими непослушными конечностями и справиться с управлением. Моя Ауди рывками тронулась с места и, превышая все скоростные режимы, понесла меня домой. Прочь от этого места, и от человека, из-за которого внутри такой ураган бушевал.


Глава 7 | Нас просто не было. Книга первая | Глава 9