home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Времени было уже ближе к одиннадцати, когда мы с Машей на такси подъехали к Зеленому бару. Несмотря на то, что Семенова была у меня уже в шесть вечера, мы долго прособирались. Я в принудительном порядке переодела Машку в одно из своих платьев, потому что она собралась идти в простых джинсах и футболке. Разве так можно?

Фигуры у нас примерно одинаковые, только ростом она чуть пониже меня, поэтому мое платье село на ней идеально. Подруга вся разрумянилась, раскраснелась, восторженно глядя на свое отражение в зеркале, и я решила, что это платье ей подарю. Не обеднею, а ей приятно.

Сама же я собиралась быстро. Потому что свой образ продумала заранее. Волосы распущены, на глазах макияж в стиле smоky еyеs, на губах притягательный мерцающий блеск. Одежда? Конечно платье! Такое, что подчеркивает каждый изгиб и едва прикрывает пятую точку. И, конечно же, красное. Кое-кому ведь так нравится красный.

Зайдя внутрь, мы тот час погрузились в атмосферу всеобщего веселья. Машка сразу начала пританцовывать и потащила меня в самую гущу событий. А я исподтишка оглядывалась по сторонам, ища взглядом того, ради которого весь этот маскарад и задумывался.

С первого раза найти его не удалось. Сколько я не всматривалась, не находила Зорина. В какой-то момент даже испугалась, что они передумали и ушли в другое место, и я только время зря потеряла, придя в это заведение.

Стараясь перекричать музыку, сообщила Маше, что хочу что-нибудь выпить для поднятия настроения, она показала поднятый кверху большой палец, кивнула в сторону барной стойки, и мы направились туда, целенаправленно продираясь сквозь развеселую толпу.

Ладно, что будет, то и будет. Даже если Артема здесь нет, то мы с подругой отлично проведем время вместе. Поболтаем, потанцуем, посмеемся, вспомним старые добрые времена.

Семенова взяла себе зеленый коктейль, глядя на который меня передернуло. В прошлый раз эта зелень сыграла со мной злую шутку, поэтому остановила свой выбор на солнечном напитке с апельсиновым соком.

Машка что-то рассказывала, я ее слушала, смеялась, а сама упрямо скользила взглядом по толпе. Неужели ошибка, и его здесь нет?

Да что за человек такой?! Не может же он постоянно поступать так, что все мои планы рушатся как карточный домик?! Прибить его мало!

Мария, осушив свой бокал до дна, заказала еще один, я же лишь немного пригубила первый. Сегодня у меня конкретная цель, а не просто оторваться, забыв обо всем на свете. Это во-первых. А во-вторых, средства надо экономить. Я же теперь почти что нищая!

После коктейлей мы направились в дамскую комнату. Пока Маша пропадала в кабинке, я поправила макияж, обновила блеск на губах. При этом старалась прогнать растекающееся по венам разочарование. Рано ещё горевать. Бар большой, их компания может сидеть в одном из маленьких приватных залов, так что, возможно, я его просто ещё не нашла.

В зал мы вернулись, когда из динамиков доносилась красивая медленная мелодия. Кто-то танцевал в парах, некоторые продолжали двигаться в полном одиночестве, наслаждаясь музыкой. Мы с Машей переглянулись, пытаясь решить, где бы нам пристроиться, что бы потанцевать в свое удовольствие. Лезть в самую гущу мне не хотелось. Там плохой обзор, все дрыгают своими телесами, и ничего вокруг не видно. Нет, это не мой вариант. Надо так, чтобы и в стороне, и в людях, чтобы и самой все было видно, и меня можно было рассмотреть.

Такое место нашлось чуть поодаль, недалеко от сцены, на которой зажигали профессиональные танцовщицы. Маша махнула рукой, чтобы я следовала за ней, и чуть ли не вскачь понеслась вперед. Вот ведь живчик!

С самодовольной улыбкой и чувством собственного достоинства проследовала за подругой, но, пройдя несколько шагов, чуть не споткнулась. Буквально в трех метрах от меня обнаружился Зорин, собственной персоной. Он танцевал с какой-то девушкой медленный танец. Девчонка с него не сводила сияющих глаз, а Артем что-то ей рассказывал, склонившись к уху. Меня он не заметил, как раз в этот момент развернувшись ко мне спиной.

Внутри все всколыхнулось от какой-то идиотской радости. Он все-таки здесь, а значит, мои усилия и сборы прошли не зря!

Чуть сбавила шаг, подгадав так, что бы пройти мимо, в тот момент, когда их пара, кружащаяся на месте, развернется удобным для меня образом.

Походка от бедра, уверенный взгляд вперед, иду и якобы никого не вижу, и его в первую очередь.

Момент, когда Зорин меня заметил, я почувствовала сразу. Кожей, по которой мурашки проскакали; нутром, почуявшим его взгляд, горячей волной идущей в след мне, скользящей по наполовину открытой спине.

Не обернулась, даже бровью не повела, лишь самодовольно усмехаясь, шла к Маше, которая уже отдалась во власть музыки и плавно покачивалась, подстраиваясь под ритм.

Устроившись рядом с подругой начала танцевать, прикрыв глаза, наслаждаясь музыкой, внутренней эйфорией, упиваясь ощущением, что все идет так, как надо, что все не зря, что он на крючке.

Плавно двигаюсь в такт, покачивая бедрами, руками чуть приподнимаю волосы, оголяя нежную шею. Я знаю, как двигаться, чтобы свести с ума, чтобы взгляд не могли оторвать от тела, чтобы все мысли из головы вылетели. Я знаю, я оттачивала это мастерство на тех, с кем встречалась раньше, на Градове, доводя его до грани безумия, когда был уже готов, словно пещерный человек закинуть меня на плечо и утащить в свою пещеру.

И у Артема, с его чувствами, жаждой заполучить меня, нет никаких шансов устоять. Знаю, что смотрит, не отрываясь, что про свою партнершу по танцу уже забыл, как и обо всем остальном. Неотрывно чувствую на себе жадный взгляд. Он меня мысленно уже наверняка тридцать раз раздел и столько же раз поимел во всех позах. Против воли усмехнулась. Хоть и не в восторге от перспектив нашей совместной жизни, но не могу не признать, что сама игра заводит, заставляет кровь бежать по венам чуть быстрее. И пусть он мне нужен всего на пару месяцев, в качестве «как бы мужа», но дух охотницы все-таки проснулся, и я не собиралась его подавлять. Лучше уж так, с азартом, легкой дрожью, чем через силу, сдерживая брезгливую гримасу.

Танцуя, медленно повернулась вокруг своей оси и бросила из-под полу прикрытых век взгляд туда, где видела Артема. Пусто, никого. Я лишь улыбнулась. Ощущение того, что смотрят не отрываясь, прожигая насквозь, не пропадало, а значит он где-то здесь. Незаметно сквозь опущенные ресницы осматриваюсь.

Артем стоял у стены, подпирая ее плечом. Руки сложены на груди, взгляд неотрывно следит за мной, жадно ловит каждое движение. Рядом с ним крутится уже другая девушка, шаловливо ведя ручкой его руке, томно заглядывая в глаза. Вот только зря старается. Ему плевать. Ему вообще на все плевать, кроме блондинки в коротком красном платье, чувственно танцующей перед ним.

Опять разворачиваюсь к нему спиной, ни на миг не переставая двигаться. Из ткани на спине только кружевная сетка, назначение которой не прикрыть наготу, а наоборот, будоражить воображение.

Одна мелодия сменяла другую, а мы с Машкой все танцевали, не обращая ни на кого внимания. Иногда медленно и плавно, иногда страстно и ритмично.

Настроение было где-то на уровне Эвереста. Раз пять поворачивалась, проверяла, где Артем и каждый раз находила его все на том же месте, все так же неотрывно следящим взглядом за каждым моим движением.

Смотри, мальчик, смотри, наслаждайся, для тебя танцую и больше ни для кого. Мне плевать на то, что ловлю заинтересованные взгляды других молодых людей, мне нет до них никакого дела. Значение имеешь только ты, твой тяжелый, горящий взгляд. Все как надо, все так, как и должно быть.

Через некоторое время Маша, танцующая рядом со мной, замерла, изумленно глядя мне за спину. Похоже, подруга только что увидела того, ради кого весь этот вечер и задумывался.

Она обреченно закатила глаза, потом недовольно посмотрела в мою сторону. Я остановилась и медленно обернулась, итак прекрасно зная, кого увижу за своей спиной.

Артем стоял совсем рядом, с хитрой улыбочкой посматривая на меня.

Если бы я не знала, что он все это время неотрывно наблюдал за мной, подумала, что ему весело. А так, пусть и не пытается обмануть своей наигранной беззаботностью. У него сейчас должен ураган в крови лютовать, сердце в груди биться как сумасшедшее.

Лично у меня билось, так что его стук музыку заглушал, и не скажу, что была от этого в восторге. Чтобы добраться до него, мне нужна спокойная, трезвая голова, а не фейерверк из непонятных эмоций. Усилием воли подавляю внутренний трепет и смотрю на него недовольно:

— Зорин, ты, что следишь за мной?

— Даже и не думал! — нагло облапал меня взглядом с ног до головы, — отлично выглядишь.

Я лишь фыркнула, упираясь одной рукой в бок. Тут вперед высунулась Мария:

— Тёма, блин, я ее еле уговорила прийти сюда! Если сейчас она из-за тебя опять сбежит, я тебе лично по голове настучу! — Семенова бесцеремонно ткнула его пальцем в грудь.

Умница Машенька, все как надо говоришь! Я здесь ни при чем, это ты меня притащила в это место, молодец. Стою, тихо радуюсь наивности подруги, не забывая сердито поглядывать на Зорина.

— От судьбы не сбежишь, — ответил, многозначительно подмигнув мне.

Наглый, самоуверенный, невыносимый тип! Тоже мне, судьба нашлась!

Так, похоже, сегодня он такой как обычно. Жизнерадостный, неимоверно раздражающий раздолбай, забывший о своем обещании вести себя прилично. Убила бы, но именно такой он мне и нужен.

— Вы тут вдвоем? — интересуется Артем, не отводя от меня взгляда, таинственно мерцающего в свете разноцветных огней.

— Вдвоем! — соглашается подруга, по — прежнему бросая на меня подозрительные взгляды. Наверное опасается, что сейчас как всегда фыркну и уйду, лишь бы не находится с этим типом под одной крышей. Эх, знала бы ты Маша, о моих коварных планах!

Прибила бы меня, наверное. Зорин ей всегда нравился, как человек, как друг. Не знаю, может и как на представителя другого пола на него поглядывала, хотя это вряд ли подруга мне всегда рассказывала о своих увлечениях, и Артем в этих рассказах ни разу не фигурировал. Она наоборот раз за разом подталкивала меня в его направлении, искренне недоумевая, почему он мне не нравится.

— Присоединяйтесь к нам, — просто предложил он, — у нас весело.

Маша с сомнением посмотрела в мою сторону. Вижу, что она не против примкнуть к компании Зорина, с ними точно не заскучаешь, но у меня были другие планы. Мне не нужны его друзья, мне нужен он.

Скептично усмехнувшись, направилась в сторону бара:

— Это, пожалуй, без меня, — снисходительно улыбнувшись, похлопала его по плечу, проходя мимо. Артем на лету поймал мою руку, крепко сжав запястье:

— Только не говори, что уходишь! — в напряженном взгляде недовольство сквозит.

Я выразительно посмотрела на его пятерню, сжимающую мою руку:

— Хватать обязательно?

— Обязательно, — невозмутимо кивнул, даже не думая отпускать, — будь моя воля, я бы вообще…

— Так, Тём, избавь меня от своих фантазий, — пробую высвободиться, но безрезультатно, — я никуда не ухожу, просто хочу пить.

Убегать действительно ещё рано, мне нужно, чтобы Маша сделала еще кое-что, очень-очень важное.

Парень подозрительно нахмурился и через силу, будто это далось ему с неимоверным трудом, отпустил мою руку. Кожа в том месте, где его ладонь прикасалась ко мне, просто горела, и я непроизвольно прижала ее к груди.

Развернувшись, продолжила свой путь в сторону барной стойки, чувствуя, как в груди бухает сердце, а кончики пальцев покалывает миллионом крошечных иголочек. Ничего себе адреналин!

У стойки заняла высокий стул и попросила у бармена минералки, со льдом. Мне было жарко, пить хотелось до умопомрачения. Непослушными, чуть подрагивающими пальцами обхватила стакан с ледяной водой, рассеяно наблюдая за озорными пузырьками, поднимающимися на поверхность со дна и с боков.

На соседний стул опустилась Маша и тоже сделала заказ, правда, остановив свой выбор опять на ядовито-зеленом коктейле. Похоже, сегодня подруга собирается оторваться по полной. С улыбкой наблюдала за тем, как она, покачивая головой в такт музыке, подносит бокал к губам. Все как в студенчестве, когда мы с ней не пропускали ни одной вечеринки.

Почувствовала теплое дыхание на своей макушке и резко обернулась, смерив недовольным взглядом стоящего за спиной человека.

— Ты еще здесь?

— Где ж мне, по — твоему, еще быть? — усмехнувшись, парень сделал жест бармену, и когда тот поставил на стойку стакан с янтарной жидкостью, наклонился к нему прямо через меня. Сердито фыркнула, когда на несколько мгновений почувствовала прикосновение его груди к своему плечу.

— Не знаю, например, там, где я тебя не буду видеть, — поднеся стакан с водой, посмотрела на Артема поверх него.

— Сегодня мы опять колючие? — интересуется, устраиваясь рядом со мной. Спиной привалился к стойке, оперся на нее локтями, наигранно-спокойным взглядом скользит по моему лицу. Очень натурально. Я почти поверила. Только бешено пульсирующая жилка на шее, выдает его истинное состояние.

— Разве когда-нибудь было иначе? — не глядя на него, как бы невзначай отпила из стакана немного воды, медленно провела языком по влажным губам. Потом невозмутимо повернулась в его сторону, словно ничего и не делала.

Зорин, похоже, не отдавая себе в этом отчета, смотрел на мои губы. В мрачном взгляде клубится нечто, чему я не могла дать определения. Казалось, что еще немного, и его выдержка, как и напускное спокойствие, расползутся по швам.

— Тём, ты сегодня загадочный какой-то, — со снисходительной улыбочкой поинтересовалась у него, борясь с желание закусить губу. Это было бы слишком. Слишком прямолинейно, откровенно. Он бы сразу почувствовал игру. Поэтому держу себя в руках, строю из себя саму неприступность, не забывая время от времени про мелкие диверсии.

— Загадочный? — глухо переспросил он, с трудом переводя взгляд на стакан в своих руках, — обычный. Все как всегда.

Отворачивается от меня в сторону, растерянно потирая шею рукой. Вижу, что не знает, как себя вести. С одной стороны, с удовольствием был бы самим собой, с другой стороны, понимает, что со мной это никогда не прокатывало.

— Не заболел случаем? — невозмутимо нагибаюсь в его сторону и кладу руку на лоб, от чего Артем непроизвольно замирает, — температуры нет. Жить будешь.

Опять усаживаюсь на свое место, как ни в чем не бывало, отворачиваясь от Зорина к Маше. Подруга все это время активно болтала с барменом, оставив без внимания мою игру. Так, она еще кое-что должна сделать, пока у Артема еще осталось хоть что-то от выдержки, и он не сбежал от меня, сломя голову, как от огня.

— Не слишком ли ты налегаешь на коктейли? — интересуюсь у нее, каждой клеточкой тела, чувствуя Зорина, стоящего за спиной, — завтра встать не сможешь!

— Смогу! — убежденно отмахнулась Машуля, заказывая еще один бокал веселого напитка.

— Давай перенесем завтрашний выход, на следующий день? — мягко предлагаю, чувствуя, что Артем встал еще ближе.

— Даже не мечтай! — она сердито выставила перед собой указательный палец, — мы с тобой последнее время почти не видимся! И если перенесем, то тебя потом вообще не выловишь! Растворишься в своих вечных «занята, не могу, у меня планы». Так что никаких переносов! Обещала, что пойдешь со мной, вот и будь добра не отлынивай. Тем более погода стоит отличная — идеальное время для того, чтобы понежится на пляже.

— Маш, — промурлыкала, еле успев спрятать довольную ухмылку, — давай…

— Все, разговор закрыт! — безапелляционно заявила Семенова, и я покорно развела руками, внутренне торжествуя. Умница, подруженька моя, все как по нотам. Я вроде, как и ни при чем, сижу вся такая белая и пушистая. А все остальное — задумала Семенова. Идеально!

Артем не глухой, и наверняка все отлично расслышал. Очень сомневаюсь, что он упустит шанс лицезреть меня на пляже, в купальнике.

Извинившись, отправилась в дамскую комнату. На самом деле, мне ничего там не надо, просто хотела оставить наедине подвыпившую болтливую Машку и напористого Артема, ни капли не сомневаясь, что сейчас он из нее всю информацию вытащит так, что она и не заметит. Все-таки подруга у меня неимоверно наивная, порой даже слишком. Мне иногда даже неудобно становится от того, что беззастенчиво этим пользуюсь.

Простояла, любуясь на себя в зеркало минут десять, не меньше, радуясь, что все идет так, как надо. Думаю, этого времени для Артема было предостаточно, чтобы узнать все, что нужно. Можно возвращаться.

Семенова обнаружилась на том же месте, где я ее оставила, а Зорин куда-то испарился.

— Где эта ходячая катастрофа? — поинтересовалась как можно более равнодушно.

— Да его позвали друзья, — вздохнула Маша, — жаль, конечно, что ты не хочешь к ним присоединиться. Я думаю, с ними весело.

— Не сомневаюсь, — пробурчала себе под нос. Если честно, я свою программу на этот вечер выполнила: покрутилась перед Артемом, таким образом, чтобы не разбудить в нем подозрений, одновременно распаляя, заставляя забыть обо всем. Обработала Машу так, что она выдала ему нужную информацию, сама при этом оставшись в стороне.

В принципе, я уже была готова покинуть это заведение. Мне здесь не нравилось, слишком шумно, слишком людно. Мне по душе клубы другого уровня, с другим контингентом, другой атмосферой, а такие места, как это, я уже переросла.

Покосилась в сторону выхода, уже намереваясь встать и уйти, как вдруг Семенова вскочила с места и, схватив меня за руку, потащила на танцпол:

— Моя любимая песня, идем танцевать! — прокричала она, улыбаясь так счастливо и задорно, что на миг я испытала жгучий стыд. Какая же она все-таки непосредственная, добрая, открытая, а я этим так беззастенчиво пользуюсь! Нехорошо. Да ещё и сбежать собралась! Ведь даже мысли не возникло, что ей, возможно, захочется остаться. С тяжелым вздохом киваю головой и иду за ней, перестав сопротивляться. Ничего со мной не станет, если ради нее я останусь ещё ненадолго. Полчасика, а потом найду способ убедить ее покинуть этот бар.

Мы устроились на том же месте, что и раньше, и закружились под музыку. Теперь мне не было дела до Артема, все, что хотела, я сегодня ему уже показала. Мне кажется, до конца вечера мы с ним больше не пересечемся. Я искренне надеялась, парень понимает, что рядом со мной его здравый смысл отказывает, и постарается держаться подальше.

Теперь я танцевала для себя, наслаждаясь мелодией, чувствуя, как сердце в груди стучит в такт басам, доносящимся из гигантских колонок.

Мы с Машей о чем — то перекрикивались, смеялись, зажигали. Я получала от этого неподдельное удовольствие, до того самого момента, как зазвучали переливы очередного медляка, и в тот же миг возле меня нарисовался какой — то худой парень, озабоченно глазеющий на мои ноги:

— Потанцуем, детка? — сказало это недоразумение, криво усмехаясь, кося под горячего мачо.

Терпеть не могу такое обращение! От одного слова «детка» меня буквально выворачивает наизнанку, начинает трясти. И взгляды такие сальные не переношу. Когда стоит не пойми кто, а корчит из себя чуть ли не Мистера Вселенной. Смерив его оценивающе-пренебрежительным взглядом, молча отвернулась, что бы уйти. Это ходячее нечто бесцеремонно схватило за руку, и дернуло на себя:

— Да, ладно, чего ты ломаешься? — вальяжно протянул он. Меня аж передернуло от скрипучего голоса, и пивного аромата, исходящего от этого Джигита. Ломаюсь? Сейчас я тебе покажу, как я ломаюсь. Набрала побольше воздуха, чтобы послать его в сказочные дали, как почувствовала, как на талию по — хозяйски ложится мужская рука:

— Проблемы? — невозмутимо поинтересовался Зорин у незадачливого ухажера, притянув меня к себе. От неожиданности я даже сопротивляться не стала. Так и стояла с надутыми щеками, удивленно глядя на него.

Мачо ещё раз скользнул по мне оценивающим взглядом и предпочел ретироваться, реально оценив свои шансы против Артема. Разные весовые категории: чахлый утенок в обтягивающий джинсиках и вечно небритый здоровенный Зорин.

Горе-ухажер ушел, растворившись в толпе, а Артем, так и продолжал удерживать меня, несмотря на то, что в этом не было никакой необходимости.

Я попыталась вывернуться, но не тут-то было. К одной руке, присоединилась вторая. Он сцепил их в замок за моей спиной, не давая отстраниться.

— Тём! — прошипела, упираясь руками в каменную грудь, — тебе не кажется, что это слишком…

— Ты, можешь со мной просто потанцевать? — не обращая ровным счетом никакого внимания на мои жалкие попытки высвободиться, спросил он.

— Тём!

— Просто один танец, — повторил, игнорируя мои гневные взгляды, — один! Не кусаясь и не выставляя свои шипы!

Я бросила беспомощный взгляд на Машку, прыгающую у него за спиной. Подруга жестами показывала, что я не дружу с головой и просто обязана с ним потанцевать. Понятно, от нее помощи не жди.

Надо было все-таки уходить из этого заведения, как и планировала! Захотела сделать подруге приятное? Пожалуйста, получите, распишитесь. Добрые дела всегда наказуемы! Сейчас бы уже дома была, а вместо этого стою в центре зала, в цепких лапах Артема. Не планировала я с ним никаких танцев на сегодня! Разжечь интерес, немного потрепать нервы — да, а тискаться с ним посреди толпы — нет! В моих планах этого не было!

Только ему на мои планы как всегда плевать!

Прижимает к себе, обхватив за талию, и напряженно всматривается в глаза, ожидая ответа. И что-то мне подсказывает, что пока не получит моего согласия, не отпустит.

Ладно, хр*н с тобой, Золотая Рыбка! Обреченно вздохнув, покачала головой:

— Я говорила, что ты меня бесишь?

— Сегодня? Еще нет, — усмехнулся он, почувствовав, что перестала сопротивляться.

— Ладно, Тём. Один танец, и ты оставляешь меня в покое!

— Хорошо оставлю, — с готовностью согласился Артем, потом, правда, добавил, — ненадолго!

— Я сейчас точно уйду! — цыкнула на него, кладя руки на плечи.

Красивая музыка лилась из динамиков, а мы танцевали. Молча, погрузившись в свои мысли. Его руки покоились на моей талии, не позволяя себе ничего непристойного. И на том спасибо, хотя бы не использовал танец как предлог облапать меня.

Я чувствовала, как у него в груди колотится сердце. Хорошее, сильное, бьется гулко раскатисто, прямо под моей ладонью.

На какой-то миг закралось сомнение, что зря я весь этот цирк затеяла, что ничего хорошего не выйдет. В такие игры надо играть с кем — то, кто оценит правила игры и даст достойный ответ.

Я как будто вышла на тропу войны, намереваясь любой ценой победить, а он и не думал со мной воевать. Ему просто хотелось быть рядом.

Внутренний голос, надрываясь, кричал «не смей трогать парня!».

И что мне делать? Отступить? Свернуть поле действий и уйти в тень?

И вести дальше нищенское существование, давясь от злости и зависти каждый раз, как кто-нибудь из подруг купит очередные туфли? Тратя все дни напролет на поиски ненавистной работы?

Нет, так дело не пойдет.

Совесть, попытавшаяся показать, что она хоть и слаба, но все-таки ещё жива, была безжалостно выкинута за борт расчетливостью, здравым смыслом и желанием нормально жить. Он сильный — справиться. Сох по мне все эти годы? Сох! Не помер от тоски? Не помер! И потом не помрет, справиться, утешится, переболеет. Я в него верю.

— Так, когда мы с тобой куда-нибудь сходим по — настоящему? — поинтересовался Зорин, глядя на меня сверху вниз.

— Давай будем считать, что уже сходили! — отстраненно повела головой, намекая на это дивное заведение.

— Неее, — протянул он, — даже не думай! Сегодняшняя встреча тоже не считается, потому что она — точно чистая случайность.

Ага, для кого чистая случайность, а для кого и тонкий расчет, грубая игра.

— Предлагаю третий раз сходить выпить по кофе, и завязать с этой затеей, — не скрывая иронии, ответила на его предложение.

— Мечтай больше! — хмыкнул Зорин, — если обещала, то не отвертишься.

— Насколько мне не изменяет память, я обещала только подумать, и ничего кроме этого!

— Неважно.

Непробиваемый тип. Похоже, слово «нет» в моем исполнении он вообще не воспринимает, пропускает мимо ушей. И как только терпения хватает? Я ведь далеко не всегда являюсь приятным собеседником. Или за все эти годы у него уже иммунитет к моим колючкам выработался?

— Ты сегодня такая красивая, — с теплой улыбкой произнес Артем, — я точно не засну, думая о тебе.

Ты, главное, завтра на пляж приходи. Вот уж точно гарантирую, что не уснешь после такого! Я уж постараюсь:

— Могу посоветовать валерьянку с пустырником. Говорят, помогает слабенькие расшалившиеся нервишки успокоить!

— Так, попрошу проявлять больше уважения к спасителю!

— Ты, думаешь, я бы сама не справилась с тем задохликом? — пренебрежительно сморщила нос, — и без вашей помощи прекрасно бы обошлась!

— Вообще — то я не тебя имел в виду, а как раз этого бедолагу, — хохотнул Зорин, словив от меня гневный взгляд, — не сомневаюсь, что не подоспей я вовремя, раскатала бы ты этого беднягу без зазрений совести.

— Так может, пойдешь к этому бедняге и с него встречу стребуешь? — прошипела, попробовав отстранится, в результате добилась только того, что он прижал меня еще сильнее, — и вообще, тебе не кажется, что танец не требует настолько близкого контакта?

В ответ не услышала ожидаемых шуток, приколов или еще чего — то в этом роде. Подняла на него глаза, и словно молнией пронзило от жадного взгляда, пробирающего до самых костей. От неожиданности не попала в такт, даже вроде бы на ногу ему наступила, и замерла на месте, он тоже остановился. Так и замерли посреди толпы, глядя друг на друга и не в силах отвернуться.

— Ты понятия не имеешь, насколько близкого контакта я с тобой хочу. И поверь, сейчас я говорю не о постели… не только о постели, — голос хриплый, на заднем фоне какое — то отчаяние сквозит.

Наверное, именно тогда, впервые за все время нашего знакомства, мое сердце споткнулось, сбилось с ритма в его присутствии, и вовсе не от всплеска адреналина. Не понимая что происходит, отступила от него на шаг назад. В этот раз он меня не остановил. По-прежнему стоял и смотрел на меня, опустив руки. И в этом взгляде было столько всего, что захотелось спрятаться, укрыться от непонятного ощущения где — то внутри.

— Я, пожалуй, пойду, — прошептала чуть слышно, но он услышал. Перевел взгляд куда — то в сторону и с тяжелым вздохом покачал головой:

— Иди! — чуть раздраженно махнул рукой в сторону выхода.

Я не заставила просить себя дважды. Развернувшись, стремглав бросилась прочь, не разбирая дороги, чувствуя, что он смотрит вслед. Мне кажется, в тот момент я почти ничего не соображала. Мне хотелось только одного. Оказаться как можно дальше от него, выкинуть из головы непонятные мысли, вздохнуть полной грудью и унять мечущееся в груди сердце.

Я даже не вспомнила про Машу. Только когда выскочила на крыльцо, почувствовала, как она хватает меня под руку, пытаясь остановить:

— Тинка, ты чего? Ты куда? Что он тебе наговорил? — на ее лице читалось искреннее беспокойство.

— Все хорошо, — с трудом переводя дух, ответила подруге, — мне надо домой!

— Тин! Ведь так хорошо время проводили!

— Если хочешь — оставайся, — ответила грубо и тут же прикусила свой острый язык, заметив, как у Семеновой дрогнула нижняя губа, — Машунь, прости меня! Я сама не своя. Мне лучше действительно уйти, пока я дел не натворила. Ты же меня знаешь.

Маша обреченно прикрыла глаза. Уж кто — то, а она знала. Антина разошлась — Антину не остановить. И за одно мгновение Снежная Королева могла превратиться в Огненный Ураган.

— Да что ж вы с ним не можете мирно находиться рядом?!

Я только пожала плечами. То, что сейчас творилось у меня внутри, не поддавалось никаким логическим объяснениям. Мне всегда было фиолетово на его присутствие, и такая непонятная реакция, просто выбила почву из-под ног.

— Что он тебе сказал?

— Ничего, Маш. Ничего важного и достойного внимания, — выдохнула чуть слышно, — Извини еще раз, что сорвалась на тебе. Ты если хочешь, оставайся, но мне действительно лучше уйти.

Семенова кивнула и, спустившись по ступеням, направилась в сторону парковки, где ожидали своих клиентов такси. Чуть притормозив, бросила через плечо:

— Ты идешь?

— Иду, — нагнала ее и обняла за плечи. Машка с грустной улыбкой положила мне голову на плечо:

— Зря вы с ним не ладите. Такая бы пара красивая вышла.

Через пару минут мы уже ехали домой на такси. Сначала направились в сторону Машиного дома. Подруга, свернувшись клубочком, задремала на заднем сиденье. Наверное, все-таки несколько последних коктейлей были лишними. Сейчас доставлю ее домой, и поеду к себе, в надежде хоть немного поспать, отвлечься.

Кое-как разбудила Семенову, когда остановились у ее подъезда. Помогла выбраться из машины и довела до подъезда. На крыльце обнялись, и распрощались до завтра. Причем, глядя на подругу, я очень сомневалась, что у нее найдутся силы для утреннего похода на пляж.

Потом такси повезло меня домой.

Всю дорогу я, отчаянно кусая губы, смотрела в окно, а в голове, разрывая виски, пульсировала только одна мысль.

Что это вообще было?


* * * | Нас просто не было. Книга первая | Глава 8