home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

Я постоянно думал о странном комплекте оружия, которое мы нашли в городке. Наверное, потому что уж лучше было думать об этом, чем о чем-то другом. Может быть, я просто жертва американского кино, но мне всегда казалось, что торговцы наркотиками должны быть лучше экипированы и более продвинуты в техническом плане. Может, многие удрали еще при первом намеке на опасность, прихватив с собой все новое оружие? А если они отправились на срочное задание, то почему не прихватили и тех малоприятных типов?

Однако совсем скоро я и думать забыл о таких банальных вещах. Потому что уже с тридцати ярдов было видно, что мой внедорожник пережил «ампутацию» двигателя и кардинальное изменение интерьера — наверняка постарался Кинг-Конг или стадо придурков с дубинами. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что Коразон тоже пропал.

Нинон, понятное дело, расстроилась. Но ненадолго. Готов поклясться, что у этого кота больше, чем девять жизней. Стоило Нинон его позвать, как он тут же появился: весь мокрый (бог его знает, чем он там занимался), а в зубах какой-то высушенный грызун со свернутой шеей. Выглядел он целым и невредимым, только слегка оцепеневшим. Я не мог его в этом упрекнуть. На меня стычка с гулем произвела тот же эффект.

К сожалению, позвать движок, как кота, не представлялось возможным. Он так и остался лежать на сплюснутом кактусе у дороги: его монтажные опоры смотрели в небо, а сам он напоминал автомобильный аналог сбитого на дороге животного. Я не хотел даже представлять, какой силой должно было обладать существо, чтобы вот так запросто выдрать двигатель из автомобиля. Хотя, вынужден признать, пара-тройка очень колоритных образов все же успели закрасться мне в голову, прежде чем я успел отключить воображение и приказать себе снова начать дышать.

— Я рад, что это была всего лишь машина, а не фаллический символ или что-то еще, — пробормотал я.

Мой комментарий вызвал лишь слабую улыбку.

— Вообще-то это можно рассматривать и как плохую новость, и как хорошую, — продолжал я. Я уже перестал шепелявить. Поразительно, но щека начала заживать, кожа и мышцы заново срастались. Конечно, я и раньше знал, что, будучи вампиром, обладаю хорошей способностью к регенерации — к тому же, по словам Нинон, наш небольшой фокус с божественным огнем ее только усилил, — но мне еще ни разу не приходилось убеждаться в этом на практике. Не то чтобы теперь я чувствовал себя непобедимым и неуязвимым. Но это хоть немного примиряло с невзгодами, обрушившимися на нас в такой поистине напряженный день.

— Что плохое, я уже вижу, — сказала она, поднимая пробитую канистру с бензином. Совсем немного горючего еще плескалось на донышке. Поморщившись, она направилась к багажнику джипа и вытащила оттуда чистую одежду и влажные салфетки. Рана у нее на груди уже успела затянуться и покрыться корочкой, поэтому когда Нинон вытерла кровь, то стала выглядеть вполне здоровой. — А хорошее?

— Внедорожник в итоге найдут и выйдут на мой след. Если я хочу исчезнуть, инсценировав собственную смерть, то мне это только на руку. Особенно если оставить здесь следы крови для пущего драматизма.

Я подобрал свою расшвырянную одежду. Кое-что даже уцелело. Это не могло не радовать, потому что теперешний вариант больше не тянул на «от кутюр».

Кроме того, я с облегчением заметил, что мой портативный компьютер в шикарном кейсе тоже уцелел. Мысленно я пообещал себе никогда больше не жаловаться на дороговизну компьютерных сумок.

— Никакой крови, — отрезала Нинон, и я едва не хлопнул себя по лбу. Конечно же, о какой крови может быть речь! Совершенно ни к чему, чтобы они сделали анализ ДНК и заинтересовались выявленными аномалиями. — А в остальном отличная мысль! Особенно если мы сожжем автомобиль. Последний раз, когда мне нужно было исчезнуть, я якобы пропала в Бермудском треугольнике. Но мне всегда казалось, что это ужасно банально. Вот авария в мексиканской глуши — это совсем другое дело.

Узнаю мою Нинон, всегда спокойную и рассудительную. Мы стали приводить себя в порядок, потом переоделись. И хотя не договаривались, все же то и дело потягивали носом воздух, чтобы удостовериться, что мы здесь одни.

— Если у тебя где-то отложены деньги под твоим настоящим именем, то лучше как можно быстрее их забрать. Если ты «умрешь», то придется оставаться «мертвым» до конца, — неожиданно сказала она.

Я кивнул.

— Если мы организуем перевод и изъятие крупной вложенной суммы в ближайшем городе, то все решат, что грабители отправились следом и убили тебя по дороге. Вот и хорошая новость. И тебе в этом году больше не придется платить налоги.

Меня передернуло, по коже побежали мурашки. И все же гули пугали меня гораздо больше, нежели налоговая служба США.

— Где-нибудь поблизости есть населенный пункт? Я имею в виду, достаточно крупный, чтобы в нем был банк? — спросил я.

— Да. По крайней мере, был. Думаю, впредь нам не стоит ни на что полагаться. Наглость Сен-Жермена достигла невероятных масштабов.

— Сколько живет гуль? — поинтересовался я. — И как насчет зомби?

Другими словами, сколько эти существа еще будут нас преследовать? Или заставлять нас гоняться за ними?

— По такой жаре зомби… если предположить, что, когда его поднимали, он был в отличном состоянии… может протянуть не более пяти лет — скорее всего, три. Гуль? Не знаю. Но вряд ли дольше. Даже если они будут прятаться от солнца, жара и другие организмы все равно сожрут их плоть. Хотя, если Сен-Жермен будет постоянно обновлять недостающие части тела… Не знаю. Зомби сейчас меня волнуют не так сильно. Если нам удастся убить Сен-Жермена, то они просто будут слоняться по окрестностям, пока не сгниют окончательно. Гули же пойдут следом за нами. И если нас не заполучат, то отправятся в населенные районы в поисках жертв. Нам придется их убить.

Она закончила одеваться и заткнула пистолет себе за пояс. Я заметил, что нож по-прежнему с ней.

— С ружьем, карабинной винтовкой, девятимиллиметровым пистолетом и древним револьвером, для которого у нас почти не осталось патронов? Ах да, я забыл еще ножи — они нам пригодятся особо.

Она кивнула.

— Да. Пока не найдем что-то получше. Может…

Нинон внезапно умолкла и резко крутнулась на месте — Коразон мог бы гордиться скоростью ее реакции. Она мгновенно выхватила нож, поэтому, когда с неба на нас обрушилось чье-то тело, она встретила его лицом к лицу и во всеоружии. Лезвие вошло прямо посередине груди. Нинон схватила существо за правую руку и, выворачивая ее в суставе, щелкнула им, как хлыстом. От пронзительного крика, с которым тело упало на землю, чуть не лопнули барабанные перепонки. Чисто рефлекторно, не дожидаясь команды от мозга, я выхватил свой нож и вонзил его существу в голову. Оно пару раз дернулось и застыло.

И только тогда до меня наконец дошло, что на нас напал не гуль.

Нинон поняла это одновременно со мной и отпрянула назад. У меня на глазах кровь отхлынула от ее лица.

— Мигель, — произнесла она не своим голосом. Мне на секунду показалось, что она сейчас потеряет сознание. — Пожалуйста, скажи, что это не твоя мать.

Моя мать? Я снова взглянул на сморщенное тело с шелушащейся кожей и когтями. У него был открыт рот, виднелось жало на кончике языка. Это определенно был вампир. Но была ли это mamita? Я несколько раз пробежался по телу глазами, не в силах разобрать, что же лежит передо мной. В конце концов мой взгляд остановился на животе.

— Нет, — сказал я со странным облегчением. — На животе должен был быть шрам от аппендицита. В любом случае, у бедолаги экзема или что-то в этом роде.

— Не экзема, скорее солнечный ожог, — сказала Нинон, прислонившись к джипу и медленно сползая вниз. Она сделала пару глубоких вздохов, и мертвенная бледность стала понемногу сходить с ее лица. — Она какое-то время пробыла на солнце. Быть может, это она разгромила машину, а не гули.

Вполне возможно, но я так не думал. Вампиры обычно нападали на людей, бескровные предметы их не интересовали.

— Как она сюда попала? Я не чувствую запаха воды.

Я глубоко вдохнул и тут же об этом пожалел. Существо явно начало гнить. Оно стремительно разлагалось, практически у нас на глазах. Прямо как в фильмах.

— После последних ливней под землей могли образоваться водоносные слои.

Нинон пожала плечами. В вампирах она явно была несильна.

И тут мы, оторопев, уставились друг на друга. Если вампир смог добраться до нас по подземной реке, то что помешает Д. 3. сделать то же самое?

Я нагнулся, чтобы вытащить наши траншейные ножи. На этот раз хлюпающий звук меня обеспокоил. Я пошел к багажнику и взял откуда пару влажных салфеток, припасенных Нинон, чтобы вытереть лезвия. Подгоняемый мыслями о Д. 3., я делал все очень быстро.

— Положи одежду и тряпки во внедорожник, — сказала Нинон, беря канистру для бензина. — Сейчас мы все сожжем.

— Не надо, — сказал я, когда увидел, что она потянулась к телу.

Нинон замерла.

— Нам нужно сжечь и его тоже.

— Я знаю. Но лучше я сам это сделаю.

— Это лишнее. Я могу…

— Я сам, — повторил я. — Зачем тебе снова пачкаться? Лучше достань из машины все, что нам может пригодиться, и отнеси в джип.

Она кивнула, но мы оба понимали, что это была совсем не та причина, по которой я не хотел, чтобы она прикасалась к телу. Это создание не было mamita, но вполне могло ею оказаться. Поэтому это мое дело.

— Мигель! — окликнула она меня. Я обернулся. Она ткнула пальцем в бок внедорожника. Кто-то вывел в пыли: Lara Vieja. Почерк показался мне смутно знакомым, но за всю жизнь я получил от mamita лишь одно письмо. К тому же большинство граффити, как правило, похожи друг на друга, поэтому я не стал торопиться с выводами.

— Что это может значить? — спросил я. — Старуха Лара? Так звали это создание?

— Нет, Lara Vieja — это заброшенный город. Пару лет назад его смыло сильным наводнением.

— То есть это нужно расценивать как подсказку?

— Скорее как вызов. Или предупреждение. А может, и то и другое.

Я был того же мнения. Что бы ни делали гули, это все сводилось к насмешке.

И все же эта надпись меня заинтриговала. Гули, конечно, умнее зомби, но умеют ли они писать? Или у нас появился друг? А может, это враг нашего врага, который хочет помочь нам его найти?

— Мы примем вызов?

— Мир слишком велик. Сен-Жермен может скрываться где угодно, поэтому другого выбора у нас нет.

Я видел огромное количество вариантов, только вряд ли Нинон станет бежать без оглядки до самого Северного полюса.

Мы подождали, пока огонь разгорится, и тут же отправились. От вампира к тому времени уже не осталось практически ничего, что можно было бы сжечь. И все же я испытывал дурноту, когда смотрел, как его пожирает пламя.

Нинон отвернулась первой. Она открыла дверцу джипа со стороны водителя, потом вдруг повернулась ко мне:

— Хочешь теперь ты повести?

— Даже не представляешь, как сильно, — пробормотал я.

Я взял протянутые ключи. При других обстоятельствах, думаю, мы бы поддержали друг друга, успокоили и утешили. Но в тот момент время было дорого, и мы не могли позволить себе слабость, спутницу сочувствия. Если раньше и были какие-то сомнения, то сейчас они развеялись — война объявлена. Полем боя была назначена Lara Vieja.

Несколько минут мы ехали молча, а потом Нинон сказала:

— Мигель…

Я взглянул на нее, но она даже не повернулась в мою сторону. Казалось, она целиком поглощена видом из окна. Или же просто высматривает гулей.

— То создание напало на нас? Я не перегнула палку?

Никогда прежде я не слышал, чтобы Нинон говорила неуверенно. Ее вопрос меня немного удивил.

— Да, оно нападало, — ответил я, стараясь придать голосу максимум твердости, потому что вампир покушался именно на нее. На Нинон. Следующие слова дались мне легче, чем я того ожидал. — И если на тебя нападет еще вампир, то не вздумай медлить, думая о том, что это может быть моя мать. Поверь, уж она-то медлить не станет, если ей взбредет в голову, что ты представляешь для меня угрозу.

— Мигель… — Она судорожно сглотнула. — Ты ведь знаешь, что Д. 3. управляет вампирами. Он уже успел побывать у тебя в голове, но ты до сих пор не утратил способность сопротивляться. Ты тоже не должен медлить, если кто-то из них придет за тобой. Даже если это будет твоя мать.

— Я знаю.

Я успокаивающе погладил ее по колену. Она наконец взглянула на меня потемневшими глазами, и я заставил себя кивнуть для пущей убедительности. Мне до сих пор было не по себе.

— И я не стану медлить, если вдруг она нападет на меня. Или на тебя.

Это не было пустым обещанием. Все, что посмеет покуситься на меня или на Нинон — будь то гуль, вампир, зомби, mamita, Д. 3., — тут же будет застрелено или заколото.

— Как я рада, что моя мать мертва, — прошептала Нинон. — Видела бы она сейчас… она бы этого не пережила. Или Сен-Жермен отправил бы ее на тот свет.

Это была не шутка. Я бы тоже хотел, чтобы моя мать была мертва, но все же не настолько, чтобы самому ее убивать. И не настолько, чтобы желать ей смерти от рук Д. 3.

Зачастую мужчины терпят поражение в любви скорее из-за своей неуклюжести, нежели от женской ловкости.

«Урок любви» из «Карты страны нежности» Нинон де Ланкло

Чтобы достичь величия, человек должен жить так, словно он никогда не умрет.

Франсуа де Ларошфуко

Мы несем ответственность не только за наши действия, но и за наше бездействие.

Мольер


Глава 18 | Наваждение | Глава 20