home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Отчим

В квартале Анхель говорят, что когда-то, в молодые годы, сеньора Коронада Пинсон была красавицей. Сейчас сеньоре шестьдесят лет, и она так толста, что напоминает окорок, и притом довольно-таки лежалый. Впрочем, сеньора Пинсон женщина весьма приятная.

Поскольку всю свою жизнь сеньора добросовестно трудилась, то к старости она оказалась владелицей прекрасного дома, бельевого магазина, фермы и трактира. Как видно, недаром говорят, что она была красавицей и что…

Если дочери в нее, то нечего и сомневаться, что сеньора была хороша собой. Девицы Пинсон — а их полдюжины — такие аппетитные, такие лакомые кусочки, что только пальчики оближешь! Зовут их Каталина, Петрона, Инес, Макария, Бенита и Висента. Каждая — в своем роде. Маменька утверждает, что они похожи на своих отцов, а те все были важные сеньоры из самого что ни на есть высшего общества.

Дочерей сеньоры Коронады редко встретишь на улице. Ни в одной семье в нашем квартале нет такого строгого надзора за девицами. Сама-то мамаша была… ну, вы понимаете? И, может, именно поэтому она теперь ужасно подозрительна. Кавалерам приходится идти на всякие хитрости, чтобы устраивать свои дела. Сестрицы помогают друг другу видеться с поклонниками. Дом сеньоры Пинсон похож на осажденную крепость. Здесь твердый закон — ровно в семь часов вечера двери запираются. Старуха сама поворачивает ключ в замке. И поскольку на балконах крепкие железные решетки, то дочкам не остается ничего другого, как только слушать серенады. Сеньора знает, как беречь свое добро, она сама это говорит.

Так обстоят дела. Она не позволяет дочерям заниматься тем, чем когда-то увлекалась сама. Тогда ей это нравилось, а теперь — нет. Теперь — ни-ни. Однако то ли просто по привычке, то ли по каким иным причинам сеньора все же сохраняет для себя то, в чем отказывает дочкам. Мистер Вильсон, американский негр, в прошлом кочегар на паровозе, состоит — по крайней мере в настоящее время — при пылкой сеньоре. Эта роскошь ей дорого обходится. Потому что американец, с тех самых пор как поселился в ее доме, бросил работу и тратит кучу денег. Он живет, как принц. С пяти утра он начинает:

— Когонада, мой хотел кофе.

— Подожди, я послала за приправой.

Приправа… У мистера очаровательная привычка пить кофе «с приправой», то есть с водкой. Ему приносят чашку ароматного кофе и бутылку водки. Хоть чашка и маленькая, но налита она только на две трети. Мистер берет на себя труд долить ее до краев — водкой, разумеется. Потом он размешивает ложечкой, пробует, отпивает один глоток и сейчас же снова доливает водкой. После этого отпивает еще и опять доливает. И так все время, пока напиток не потеряет всякое сходство с кофе, а бутылка не опустеет.

— Пора съесть бифштекс, негритеночек.

— Ол райт, Когонада.

— А яиц хочешь?

— Нет. Мне сегодня не хотел яиц.

— Надо покушать, негритеночек.

— Нет. Я есть неспособный…

— А выпить еще водочки ты, наверное, способен?

— Ол райт, Когонада.

— Ор рай. Я велю принести еще полбутылки.

Так начинается день для этого счастливца. И так он продолжается до самого вечера, пока не настанет время отоспаться — потому что Вильсон не из тех людей, что шатаются пьяные по улицам.

Падчерицы лезут из кожи вон, стараясь угодить отчиму. Все шесть наперерыв ухаживают за ним, ласкают его, балуют. И он, конечно, тоже всегда добр с ними и… услужлив.

— Мама, дай мне куартильо.

— Зачем?

— Купить шоколаду для Гвилона.

— Ох, Тонита, мне не хочет сегодня шоколад!

— Что ты сказал? — кричит Макария. — Если ты не съешь шоколад, не будет тебе выпивки! Только попробуйте кто-нибудь дать ему! Тебе надо питаться, безобразник ты тощий, чтоб водка тебе не повредила! Ну, ты ведь поешь, правда?

— Ол райт. Вот пристала!

К отчиму подходит Бенита:

— На, кури, я тебе зажгла сигару, — говорит она с забавной гримаской, держа сигару во рту.

— Смотри, сама не выкури.

— Гвилон, — заявляет Каталина, — я тебе принесла отвару пуйи с перцем.

— А выпить?

— Сейчас Инес принесет.

Приходит Инес.

— А ну, давай.

— Нету, — отвечает Инес. — Я все выпила. Я такая же пьянчуга, как ты.

— Хе-хе-хе! Пьянчуга! И все ты врешь, вон она, я вижу.

— Ну ладно, на уж! Только помни уговор.

— Какой?

— Ты же мне обещал.

— Сегодня ты хотел ключ?

— Тише, мама услышит!

— Хе-хе-хе! Ключ хотел?

— Да.

— Йес, вечером.

— Нет, дай сейчас!

— Дай, негритеночек, — вмешивается Каталина. — Дай. И не уходи сегодня, займи маму.

— На, вот он, — уступает наконец добрый отчим.

Старуха счастлива, что дочери так любят своего отчима. «Ах, сеньор, — сказала она мне как-то раз, — Гвилон очень хороший человек. И он так любит моих дочерей! Он постоянно защищает их от всяких нахалов. Если бы не это, я бы не решилась снова иметь дело с мужчиной».

Вильсон и вправду славный парень и к тому же умеет жить. Его любят не только в доме сеньоры Коронады. Вне дома у него тоже есть щедрые друзья, которые наперерыв ищут его общества.


* * * | Кокосовое молоко | * * *