home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Перед болевым порогом

Во Всесоюзном научно-исследовательском институте охраны труда ВЦСПС мне дали толстенную папку. На обложке одно слово: «Шум». Внутри сотни вырезок. Это — опубликованное лишь за последние два года в газетах и журналах Москвы, Ленинграда, Киева, Кемерова, Краснодара, Риги, Таллина, Николаева, Ташкента, Красноярска, Петрозаводска, Новосибирска, Смоленска, Приозерска — всего не перечислить. Просматриваю заголовки: «Шумовое нашествие», «Город просит тишины», «Спасите наши уши», «Шум — враг здоровья», «В защиту тишины», «Нужны звуковые фильтры», «Опасные децибелы», «Медленный убийца»…

Не слишком ли мрачно?

Вспоминалась заведующая одной из ленинградских прачечных. Узнав, что жители окрестных домов жалуются на свист, который стоит в воздухе, когда включают оборудование прачечной, она сердито сказала:

— Да, шумит вентиляция. Но мы работаем, не жалуемся. А им, видите ли, мешает! Не могут привыкнуть! Разнежились уж очень, сибаритствуют!

Она, видимо, знала, о чем говорит. Действительно, жители древнего греческого города Сибариса, прославившиеся любовью к комфорту и роскоши, запрещали на улицах громкие звуки, а жестянщиков и кузнецов вообще изгоняли за пределы, как мы теперь выражаемся, жилой застройки.

Не вздумали ли нынешние граждане Ленинграда, Сыктывкара или Одессы подражать обитателям Сибариса? Жить ведь мы теперь стали лучше, богаче, и может быть, не всегда разумны, умеренны в своих притязаниях на комфорт?

Возможно, это в какой-то мере и так. Но с другой стороны, если уж вспоминать историю, обнаружится, что давно и в разных странах шум считали вредоносным. Древние китайцы с помощью звуков казнили — мучили до смерти! — преступников. Враждебное отношение к шуму проявляли римляне: Юлий Цезарь призывал бороться с грохотом повозок, сатирик Ювенал возмущался бытовыми шумами в доходных домах.

Джеймс Уатт, выдающийся английский изобретатель, презрительно отзывался о невеждах, которые воображали, будто мощность паровой машины и шум от ее работы — одно и то же. А знаменитый немецкий микробиолог Роберт Кох писал, что когда-нибудь человечество будет вынуждено расправляться с шумом столь же решительно, как оно расправляется с холерой и чумой.

Так, может быть, нынешнее обостренное и, судя по газетным и журнальным вырезкам, массовое внимание к шумам — все-таки не сибаритство наших горожан, может быть, просто пришло то время, о котором говорил Кох?

Вот выводы ученых, работающих в области промышленной и бытовой акустики: за последние десять лет уровень шума в крупных городах увеличился на 10–12 децибел. Много это или мало? Децибел — единица измерения не слишком наглядная для неспециалиста[3]. Проще сказать: за десятилетие громкость шума возросла более чем в два раза. Сегодня, например, на некоторых улицах Ленинграда уровень шума достигает 80 децибел, что значительно превышает норму.

Да что там 80 децибел! На шумовых картах (а к сегодняшнему дню изучена «география» шумов более чем в 20 крупных городах страны) бросаются в глаза яркие, густые пятна, обозначающие 90, 100 и даже 110 децибел. Остается не так уж много до болевого порога — 130 децибел, когда человек ощущает уже не звук, а боль, когда возможны непосредственные акустические травмы, когда после непродолжительного пребывания в таком грохоте гибнут подопытные животные и вянут растения.

Это — лишь уличные шумы. Они проникают в здания, расположенные вдоль транспортных магистралей. Но там есть и свой звуковой фон. Если это завод или фабрика, помещение «озвучивается» оборудованием, если жилой дом — то лифтами, хлопающими дверями, «поющими» водопроводными трубами, воющими пылесосами и полотерами, неумолкающей радиоаппаратурой, гудящими вентиляторами, стиральными машинами и кухонной техникой.

Шум становится средой обитания горожанина. Мы живем в нем. Он всюду, как воздух. Это обстоятельство дает свои результаты. Есть основание предполагать, что пристрастие нынешней молодежи включать «на всю катушку» транзисторы и магнитофоны связано с потерей остроты слуха. Вот еще пример. Мне рассказывали работники дома отдыха, расположенного на Карельском перешейке, как к ним приехала молодая ленинградка, переночевала в комнате с окнами в парк, а утром пришла к директору с жалобой: всю ночь не могла уснуть — деревья шумят, и попросила перевести ее в комнату, окна которой выходят в сторону шоссе. Ей пошли навстречу, и она была очень довольна, что может слышать привычный с детства гул моторов.

Возможно, надо и впрямь, как советует заведующая прачечной, всем нам привыкать к окружающему морю негармоничных звуков? Вот, правда, врачи, основываясь на современных исследованиях, утверждают, что «привычка» к шуму, если она у кого и вырабатывается, вредна и опасна: шум вызывает неврозы, сердечно-сосудистые болезни и даже заболевания желудочно-кишечного тракта. Между прочим, снижение остроты слуха не столь безобидно, как может показаться: с нарастанием глухоты снижается работоспособность.

Шум — одна из сложнейших и труднейших проблем нашего времени. Она имеет не только медицинский, но и множество других аспектов. И каждый требует пристального внимания общества. В нашей стране, где забота о благе людей — главная задача партии, борьба против загрязнения среды, в том числе и акустического, — государственная политика. С тех пор как Совет Министров СССР принял в 1973 году постановление «О мерах по снижению шума на промышленных предприятиях, в городах и других населенных пунктах» (кстати сказать, это первый в мире государственный акт такого значения), в исследование проблемы «звук и человек», в разработку средств против шума включились многие десятки научных учреждений, предприятия, общественные организации.

Далее всех продвинулись в наступлении на шум медицинские и санитарные подразделения. Определены последствия влияния акустических воздействий на организм человека, установлены предельно допустимые нормы уровня шума на улицах и в районах жилой застройки, в квартирах и в цехах, в учреждениях и больницах. Этим нормам в нашей стране — тоже впервые в мире! — придана сила закона. Решениями местных Советов во многих городах Союза обязанность следить за соблюдением допустимых уровней шума возложена на санитарную службу (особенно на улицах, во дворах и парках, в жилых домах и общественных местах) и на органы милиции.

Конструкторы и проектировщики разрабатывают «тихие» станки, машины и агрегаты, шумоглушители, звукоизолирующие стены, боксы, кожухи. Промышленность осваивает нешумящие (для деталей машин) и поглощающие звук материалы. Создан целый набор индивидуальных средств защиты от шума — разнообразные наушники, заглушки, звуковые фильтры. Архитекторы, планируя новые кварталы, стараются пустить транспортные потоки в обход жилых массивов, спрятать дома в акустическую тень — за земляные насыпи, валы зеленых насаждений, за здания-экраны — торговые и бытовые. Проектируются звукозащитные дома, стены и окна которых, обращенные к улице с интенсивным движением трамваев и автомашин, делаются особенно шумоупорными.

Во Всесоюзном научно-исследовательском институте охраны труда ВЦСПС разработан Государственный стандарт Союза ССР «Шум. Общие требования безопасности». Это только первый шаг на пути создания «технического законодательства», направленного на обуздание стихии шумов. На очереди — целые серии государственных и отраслевых стандартов. Рождение такой системы, регламентирующей с точки зрения сокращения шумов работу всех отраслей промышленности, транспорта, строительства в масштабах страны, — случай беспрецедентный в мировой практике.

Давно осознано, что шум — фактор экономический: он приносит ущерб производству и всему государству, причем весьма ощутимый. Но до сих пор не было надежных количественных оценок этого ущерба. Исследования, проведенные в нашей стране в последние годы, дали возможность определять потери от грохота достаточно точно — в процентах производительности труда, а следовательно, и в рублях. В Ленинграде прошло Всесоюзное научно-техническое совещание, посвященное нормированию и экономике в практике борьбы с шумом. Его участники наметили дальнейшие согласованные действия для наступления на шум.

Акустики убеждены, что конкретные цифры, характеризующие материальные потери предприятий от шума, заставят задуматься организаторов производства. И по-видимому, многие из них, не дожидаясь давления со стороны государственных органов, объявят в целях экономического выигрыша бескомпромиссную войну шуму. Вот, например, данные, полученные на Московском почтамте: каждый децибел сверх допустимой нормы снижает производительность труда работников связи на 1 процент. Подсчитано, что из-за шума мы теряем в промышленности 5 процентов трудовых ресурсов — 1 700000 человеко-дней. Это составляет примерно три с половиной миллиарда рублей в год. Вместе с тем снижение шума на 10 децибел дает через пять лет 100 рублей ежегодной дополнительной прибыли на каждого рабочего.

Но есть еще один аспект проблемы — моральный: культура поведения в быту, на людях, в цехе, на работе.

Посмотрите, какие любопытные результаты получены при опросе жителей Риги. На шум транспорта жалуются 9 процентов опрошенных, на бытовой шум в квартирах — 67 процентов. Примерно такая же картина и в Англии. Финские специалисты подтверждают: уличный шум — раздражитель весьма заурядный и стоит на восьмом месте после «песен» водопроводных труб, звуков передвигаемой мебели, детского плача, рева радиоприемников и телевизоров, которые буквально потрясают быт горожан.

Но как же так? Ведь измерения, проведенные в последние годы, убеждают: уличный, транспортный шум дает 70–80 процентов акустического половодья большого города. А на все остальное — производство, быт — падает лишь 20–30 процентов… Значит, те 80 процентов не так заметны, как эти 20? Оказывается, да.

Зловредный бытовой шум без малейших затрат и без промедления может быть снижен каждым из нас в несколько раз: ведь это мы шумим в своей квартире, на своей лестнице, в своем дворе, ничуть не думая о соседях. Шумим вовсе не потому, что злы и эгоистичны. Такова уж психологическая особенность: мы просто плохо слышим «свой» шум. Мы с детства привыкли, что всякая наша деятельность сопровождается стуком, скрипом, скрежетом. «Шумлю — значит, существую».

Этот психологический и физиологический фокус пытаются использовать ученые для борьбы с шумом. Идею подала летучая мышь. Она, как известно, ощупывает пространство с помощью природного звуколокатора. И в момент, когда она только начинает посылать звуковой сигнал, ее органы слуха автоматически «запираются» — иначе она оглушила бы себя. А что, если предупреждать органы слуха человека звуковым щелчком, который подается за несколько мгновений до того, как на него обрушится производственный грохот? Звуковой сигнализатор, испытанный в цехах «Электросилы», показал, что и человеческое ухо «запирается» и тем самым как бы ослабляет шум на 30 децибел!

Примерно таким же образом подготавливаются наши уши к шуму, который должен возникнуть вследствие нашей деятельности. Вот почему нам всегда нужно помнить, что мы производим шума гораздо больше, чем нам кажется.

Мы, жители больших городов, хотя и медленно, но приближаемся к болевому порогу. Исследования показывают: несмотря на многочисленные меры, принимаемые государством, несмотря на крупные затраты, уровень шума все-таки продолжает нарастать. По прогнозам ученых, он будет повышаться в ближайшее время в среднем на один децибел в год. Мы все, ради здоровья и блага которых начато грандиозное наступление на шум, можем и должны опровергнуть этот прогноз, изменить ход процесса. Все зависит от нас, от сознания ответственности за свои действия или свое бездействие.


Седьмой подвиг Геракла | Клад острова Морица | Взрыв эволюции