home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement






Микробы тоже работают

В последнее время много говорят о сверхурожайном киришском «поле»: на здешних ста гектарах получают урожай, который эквивалентен пшенице, собранной с сотен тысяч гектаров превосходных кубанских черноземов. Что за чудесные превращения происходят с тощей киришской землей? Возможно ли такое?

Возможно. Но «клад», оказывается, лежит, как и на острове Морица, не в земле. Сто гектаров — это территория, над которой поднялись установки и цехи Киришского биохимического завода. На железной многоэтажной «ниве» и начал «созревать» сверхурожай.

Но прежде о некоторых общих проблемах. Сейчас в нашей стране сооружаются и вводятся в действие биохимические заводы, которые выпускают белковый корм для животных и птиц. Создание новой отрасли промышленности — дело чрезвычайно сложное и важное. В нем участвует вся страна. Проекты заводов, технологические процессы и оборудование разрабатывают специалисты Всесоюзного объединения «Микробиопром», ученые ВНИИ синтеза белковых веществ, конструкторы и инженеры различных институтов и предприятий.

Во имя чего предпринимаются усилия? Производство нового типа призвано решить важнейшую проблему, стоящую перед населением планеты. Речь идет об острой нехватке белков в кормах животных и даже в пище человека. Неполноценные в белковом отношении корма плохо усваиваются организмом животных. Отсюда — медленный рост молодняка, низкая продуктивность животноводства, а следовательно, высокая стоимость мяса, молока, яиц. Белковое голодание людей, все еще широко распространенное в некоторых странах Азии, Африки и Латинской Америки, — причина тяжелых болезней и детей, и взрослых.

Многие ученые мира считают, что наиболее эффективное средство ликвидации белкового дефицита — выращивание в промышленных условиях микроскопических грибов и водорослей, дрожжей и бактерий. Используя в пищу отходы целлюлозно-бумажной, деревообрабатывающей, спиртовой, молочной промышленности и сельскохозяйственного производства, микроорганизмы способны быстро развиваться и накапливать в своем теле высококачественные белки, разнообразные витамины. Скажем, килограмм пищевых дрожжей по содержанию белка соответствует 2,5 килограмма мяса. То же можно сказать и о кормовых дрожжах. Добавка одной тонны этого продукта в рацион птиц позволяет получить дополнительно 1,5–2 тонны мяса или 25–35 тысяч яиц. Эта же тонна в свиноводстве высвобождает 3,5–5 тонн фуражного зерна, а при выпойке телят — 8 тонн цельного молока.

Подобных примеров можно привести множество. Колхозы и совхозы имеют изрядный опыт применения кормовых дрожжей: в нашей стране уже не один десяток лет гидролизная и целлюлозно-бумажная промышленность производят этот продукт. Однако количество выпускаемых кормовых дрожжей далеко не соответствовало потребностям сельского хозяйства.

Было развернуто строительство более мощных предприятий. За 1965–1970 годы производство кормовых дрожжей увеличилось в 3,2 раза.

Но и этого оказалось очень мало, тем более что спрос быстро возрастал. В девятой пятилетке был взят курс на проектирование и строительство предприятий-гигантов. Их мощность — 50, 60, 70, 120 и 240 тысяч тонн продукции в год. Один-два таких завода могут давать стране дрожжей больше, чем десятки старых предприятий и цехов.

На этом пути ученым и проектировщикам пришлось столкнуться со многими трудностями. Необходимо было заставить дрожжевые клетки более энергично питаться и вырабатывать белок, надо было во много раз увеличить аппараты, в которых совершаются эти превращения, найти разновидности более прожорливых дрожжей, решить десятки чисто технических проблем, связанных с лучшим обеспечением микроорганизмов питательными веществами, а также воздухом.

Одно из недавно построенных по ленинградскому проекту предприятий — Кировский биохимический завод. На нем перерабатываются в высококачественный, питательный, богатый витаминами белок… опилки и дрова. Делается это так. Измельченная древесина загружается в особый котел — гидролизаппарат, куда подается еще и раствор серной кислоты. При высоких температуре и давлении целлюлоза (из нее, в основном, и состоит древесина) расщепляется и превращается в сахар. Его получается довольно много. Одна тонна абсолютно сухой древесины дает от 400 до 650 килограммов сахара. Образовавшийся сироп очищают, нейтрализуют, а затем «засевают» микроскопическими грибковыми организмами.

На протяжении многих десятилетий в качестве посевного материала использовали спиртовые дрожжи. И получали урожай… винного спирта. Он был очень нужен стране для производства синтетического каучука. А вот отходы этого производства отдавали на съедение другой разновидности грибковых организмов, так сказать мясной их породе — кормовым дрожжам, вырабатывающим белок.

Но в последние годы шкала ценностей в народном хозяйстве переменилась.

Кормовой белок стал продуктом не менее важным, чем спирт, и для «мясных дрожжей» теперь не жалеют самого первосортного гидролизного сиропа. Одним словом, полученный после расщепления древесины раствор сахаров на Кировском биохимическом гиганте «засевают» кормовыми дрожжами и вскоре собирают урожай белков.

Чтобы не повторяться, мы здесь не будет рассказывать об этом процессе — он во многом схож с технологией, применяемой на заводах иного типа. О них и пойдет речь.


Киришский биохимический завод — тоже гигант. Однако он представляет другое, совершенно новое, еще более бурно развивающееся направление микробиологической промышленности.

Исследования, проводимые в разных странах, показали, что микроскопические грибы, дрожжи, бактерии, особенно те, которые обитают в почве нефтяных месторождений и промыслов, «с удовольствием» употребляют в пищу нефть, керосин, парафин, асфальт, битум, гудрон, минеральные и смазочные масла, натуральный и синтетический каучук. И при этом они образуют белок, годный на корм животным и рыбам. В Советском Союзе выделено свыше тысячи различных дрожжевых организмов, способных питаться углеводородами нефти. Они составили целую коллекцию — фонд продуцентов белка. Используя эту коллекцию, советские биологи и инженеры еще в 1964 году создали первое в мире опытно-промышленное производство кормового белка из парафинов нефти.

За прошедшие годы многие тонкости работы этого необычного завода были изучены. Удалось выделить штаммы дрожжей, особенно быстро растущие на нефтяных фракциях, и удостовериться в безвредности микробного белка для сельскохозяйственных животных. Одним словом, появилась возможность налаживания крупнотоннажного производства белка из парафинов нефти.

Первыми такими крупными промышленными предприятиями являются Кстовский опытно-промышленный завод белково-витаминных концентратов и Киришский биохимический завод. Теперь, когда основная часть научных, технологических и конструкторских поисков уже позади, создатели новых предприятий утверждают, что производство это не так уж сложно и дорого — в нем, кроме ферментера и некоторых других специфических аппаратов, в большой мере используется обычное оборудование для химической и пищевой промышленности, серийно выпускаемое нашим машиностроением. Но чтобы читатель мог хотя бы отдаленно представить, что такое современное биохимическое предприятие, перерабатывающее углеводороды нефти в белок, приведу далеко не полный перечень оборудования, составляющего технологическую цепочку. Вначале в ферментер вводят засевные дрожжи, парафин и удобрения (вещества, содержащие азот, фосфор, калий, магний, микроэлементы). В ферментере совершается великое таинство — превращение нефтяных фракций в живой белок. Затем созревшая микробная масса направляется по трубам в дальний путь. На этом пути в работу включаются: флотаторы, сборники дрожжевой суспензии, неиспользованных парафинов и отработанной культуральной жидкости, сепараторы первой ступени, многочисленные теплообменники, сепараторы второй и третьей ступеней, стерилизаторы, фильтры, выпарные аппараты, сушилки, жаровни, экстракторы, испарители, дистилляционные колонны, конденсаторы, водоотделители, ректификационная колонна, сборник оборотного бензина, эжектор. И лишь в конце этой сложной цепи получается товарный продукт — кормовые дрожжи, содержащие от 50 до 65 процентов белка, с примесью аминокислот, ферментов, витаминов.

Кировский, Кстовский и Киришский заводы считаются экспериментальными. Опыт, обретенный здесь, будет использован при строительстве и эксплуатации новых, гораздо более мощных биохимических предприятий. Ввод в действие только первых подобных заводов позволил в 1975 году увеличить выпуск продукции для сельского хозяйства почти в шесть раз.

И это только начало. На очереди использование микроорганизмов для очистки от парафинов дизельного топлива. Осуществление подобного технологического процесса на нефтеперерабатывающих заводах позволило бы одновременно получать высококачественное горючее и белково-витаминный концентрат. Снизились бы капитальные затраты и дешевле стала бы продукция.

Дрожжи с успехом могут извлекать парафины и из сырой нефти. Если бы им поручить первичную переработку густой, вязкой нефти Мангышлакских месторождений, то это не только улучшило бы физические характеристики нефти (она стала бы легче поддаваться перекачке), но и принесло бы стране в качестве побочного продукта несколько миллионов тонн белкового концентрата в год.

Специалисты задумываются над тем, чтобы использовать на предприятиях микробиологической промышленности целые сообщества микроорганизмов, которые объединенными усилиями будут перерабатывать в белок не только уже освоенные составные части нефти, но и ароматические углеводороды, олефины, изосоединения. Это значительно расширит сырьевые ресурсы.

И наконец (поиски в этом направлении ведутся во многих лабораториях мира), надо сказать об использовании бактерий для превращения в белок и витамины самого удобного, самого дешевого сырья — природного газа, а может быть, и газообразных отходов различных предприятий. Это вовсе не мечты. На отечественной опытно-промышленной установке уже отрабатываются основные параметры технологического процесса. Микробный белок из газа проходит биологические и медицинские испытания.

Да, очень многое сделано в Киришах. Но предстоит сделать еще немало, причем, как и раньше, — впервые…

К 2000 году Кириши вырастут по крайней мере втрое. Вглядываясь в эту, пусть и отдаленную, перспективу, киришане мечтают о том, чтобы в начале третьего тысячелетия их город был красивым, удобным, имел свой архитектурный облик. И не только мечтают — стараются строить его таким.

Разработан генеральный план Киришей. Город выйдет на самый берег Волхова. Главная площадь, окруженная высотными домами, спустится зеленым плавным откосом к волховским водам. Вдоль набережной, образуя речной фасад города, встанут Дворец культуры, двенадцатиэтажный Дом Советов, жилые здания…

— Дел много. Но когда оглядываешься и видишь рядом товарищей, поставивших все это, — оператор установки первичной переработки нефти В. И. Тарабанов широким жестом обводит панораму завода и виднеющийся вдали город, — испытываешь новый прилив сил и желание работать. И это чувствует каждый житель нашего города. А если все разом, если дружно, да уже на обжитом месте — разве может быть что-нибудь, что нам не по плечу?

…У въезда в Кириши, на берегу Волхова, высится эмблема — пылающий факел. Это символ романтики, энтузиазма, трудового горения. Это символ юного города, где работают люди двадцати семи национальностей, где каждую неделю справляют десять свадеб. Это символ новой истории древней русской реки.


Новая история Волхова | Клад острова Морица | ЛАЭС: концентрация энергии