home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement




Новая история Волхова

Невысок волховский берег. Но когда долго стоишь у его кромки, глядя на бесконечную череду седых волн, когда снова и снова окидываешь взглядом голубое и зеленое пространство, а перед тобой встают легенды и были прошлого, вдруг начинает кружиться голова — так глубока, так бездонна здесь русская история. Вон сквозь дымку лет виднеется небольшой, худенький человек, подошедший в задумчивости к берегу Волхова. Это командир Суздальского полка А. В. Суворов. Отсюда, из Новой Ладоги, проляжет дорога к блестящим победам русского военного искусства под Кинбурном и у Рымника, при штурме Измаила и во время Итальянского и Швейцарского походов.

Дальше, в ретроспективе, над другим волховским городом— древней Ладогой — поднялось широкое зарево. Здесь собрались войска, пришедшие из Пскова и Архангельска. Всю ночь горят, отражаясь в густой ночной воде, бесчисленные костры и факелы, не спят ратники. Впереди у них — битва за возвращение России невских берегов и дороги к морю, начало строительства новой русской столицы.

В омуте времен оживают все более давние картины. Вот скользят, покачиваясь на волховских волнах, новгородские ладьи с плотниками и каменщиками. Они направляются к истоку Невы, где на пустынном островке будет поставлен знаменитый впоследствии город Орешек.

Еще флотилия: это артели градодельцев плывут в старинную Корелу, чтобы соорудить там новую крепость.

А вон, далеко, за гранью нашего тысячелетия, появилась на волховских берегах дружина легендарного киевского князя. Знать, и «вещего Олега», только что вернувшегося из победоносного похода на Царьград и заключившего выгодный для Руси договор с греками, привлекли к себе северные волховские дали. Но неладно вышло: «и уклюни его змия в ногу и с того умре, есть могила его в Ладоге».

Век за веком тянутся по Волхову тяжелые груженые суда. Они держат путь из центра Руси в Варяжское море, в немецкие и шведские земли, а оттуда, «из варяг», — назад, к Новгороду, Киеву и дальше: в Черное море, к Царьграду, «в греки». Плывут, плывут по голубой дороге хлеб, сало и сукна, мед, лен и шелка, а вместе с ними появляются сведения о дальних краях и опыт мастеровых людей разных стран…

Давно это было. Опустел великий водный путь. Затих, словно в обиде, седой Волхов: не нужен он стал, забыли его.

Очнулся Волхов после Октября семнадцатого года. Именно с этой временной точки начался отсчет новой истории древней реки. Начался практически с нуля.

В 1918 году у захолустного села Званка закладывается Волховская ГЭС — первенец советского гидроэнергетического строительства. Опыт, накопленный на этой стройке, будет использован на другом конце древнего пути «из варяг в греки» — на Днепре, при сооружении Днепрогэса, а также при создании электростанций на реках всей страны.

Новая история Волхова исчисляется не веками — годами. Но на его берегах уже загораются электрические огни. Превращается в промышленный центр Новая Ладога. У Волховской ГЭС вырастает целый город. Разворачивается новая промышленная стройка: сооружается первый в СССР мощный алюминиевый завод.

Этот разбег в будущее приостановила война. Однако лишь только зажили раны, к седой реке снова отправились изыскатели и проектировщики. И вот уже высится на берегу еще один город, еще одна электростанция, еще завод и еще один.


Старожилы этого нового города — а лишь некоторым из них перевалило за тридцать — любят вспоминать времена, когда все, что происходило здесь, происходило впервые. Десять с небольшим лет назад на крошечную железнодорожную станцию Кириши прибыли первые строители. Их было мало, этих мужественных людей в пропитанных цементом и известью рабочих робах. Но вскоре они поставили первый жилой дом, первую столовую, первую школу, первый детский сад, проложили первую асфальтированную дорогу, соединившую будущий город Кириши и будущий нефтеперерабатывающий завод.

Все здесь было первым. Поднимались новые сооружения. Формировались и укреплялись производственные подразделения треста № 46, созданного специально для стройки на Волхове, а малочисленные монтажные участки и бригады других трестов превращались в первые киришские специализированные монтажные управления. Киришская ГРЭС — младшая сестра Волховской гидроэлектростанции — дала первый ток. Сооружена установка для переработки нефти. Первая. За ней— комбинированная крупнотоннажная (одна из самых мощных и совершенных в стране). Первая, конечно. Первый эшелон с волжским «черным золотом». Первый выпуск в профессионально-технических училищах, развернувших подготовку кадров строителей и нефтепереработчиков. Первые тонны нефти, полученные по трубопроводу, который протянулся к Киришам от Ярославля. Новые установки и целые производства — каталитического риформинга, гидроочистки дизельного топлива, получения битума и элементарной серы. Филиалы техникумов — химико-технологического, архитектурно-строительного и энергетического. На ГРЭС вступил в эксплуатацию трехсоттысячный энергоблок с однокорпусным паровым котлом. Первый автомобиль пересек Волхов по новому мосту. Вырос высотный жилой дом. Построены Дворец культуры с двумя зрительными залами на 1100 мест, хлебозавод, поликлиника, картофелехранилище, холодильник, тепличный комбинат, родильный дом. Биохимический завод выдал первый белково-витаминный концентрат.

И всё — первое в Киришах, всё — впервые.

Удивительная и редкая ситуация: тридцатилетние старожилы Киришей чувствуют себя родителями целого города, двух огромных заводов, мощной электростанции! И все родительские права налицо — о себе не думали, недосыпали, недоедали, любовно выпестовали с младенчества этих своих чудо-богатырей, поставили их на ноги, вывели на большую дорогу жизни…

Но за этим — не только гордость и любование. Здесь еще и спокойное, трезвое сознание деятелей и творцов: многое из сделанного на этих берегах в последние годы достойно того, чтобы быть отмеченным в истории не только Киришей, но и седого Волхова, ибо явилось настоящим подвигом.

Первые строители, сойдя с поезда, нашли здесь лишь несколько десятков изб, толпившихся на краю волховского берега, развалины, оставшиеся от некогда большого рабочего поселка, разрушенного войной, да болота и леса, наступавшие со всех сторон. Полное отсутствие производительной и энергетической базы, подготовленных кадров. В радиусе 60 километров— ни одной шоссейной дороги. Единственное транспортное средство — трактор. Однако и он нередко увязал, и тогда доски, кирпич, цемент приходилось носить на себе. Земля, начиненная минами и снарядами: их извлечено было более 15 тысячно строить нефтеперерабатывающий завод, считали специалисты института «Ленгипрогаз» (проект разрабатывали они), нужно именно в Киришах: здесь сконцентрированы разнообразные ресурсы и резервы. Полноводная река. Малоиспользуемые земли. Избыток рабочей силы — в ближайших окрестностях нет крупных предприятий. Незагруженная ветвь железной дороги. Кроме того: возможность соорудить здесь же, практически в едином комплексе, биохимический завод, который будет потреблять в качестве сырья «собственный», местный парафин, а также возможность содержать на «собственном» же мазуте мощную электростанцию. Наконец, что, может быть, особенно важно: кратчайшее расстояние как от Ярославля, откуда потечет нефтяная река, так и до Ленинграда, куда, тоже по трубам, будет течь река бензина, — Кириши лежат почти на прямой, соединяющей эти два города.

Стройка была объявлена всесоюзной, ударной, комсомольской. Из разных городов и республик сюда съезжались молодые, энергичные люди. Они знали, что Кириши — одна из важнейших строительных площадок страны, что ввод нефтеперерабатывающего завода, первого такого предприятия на Северо-Западе, даст возможность государству ежегодно экономить только на перевозках нефтепродуктов из Поволжья 20–30 миллионов рублей. И они работали, выполняя и перевыполняя задания даже тогда, когда это казалось невозможным. Недаром более двух с половиной тысяч киришских строителей, монтажников и эксплуатационников удостоены высоких правительственных наград.

В борьбе с трудностями и лишениями рождалось и крепло рабочее товарищество. Взаимопомощь, поддержка друг друга стали законом повседневной жизни киришан. Частыми гостями, желанными помощниками на строительных площадках города всегда являются труженики нефтезавода. В наладке и ремонте нефтеперерабатывающего оборудования, его реконструкции всегда участвуют строители и монтажники. В трудную минуту на подмогу к эксплуатационникам и строителям приходит весь город: на субботниках и воскресниках работают и стар и млад.

В качестве объединяющей и координирующей силы выступает Киришский городской комитет КПСС. Широко практикуются выездные пленумы горкома. Скажем, когда обнаружились узкие места в строительстве и монтаже нового комплекса по первичной переработке нефти, было решено посвятить очередной пленум обсуждению того, как коммунисты участвуют в организации ударной работы на этом комплексе. Готовясь к пленуму, каждый член горкома заблаговременно изучил конкретную проблему, связанную с ходом строительства и монтажа. Это дало возможность проанализировать деятельность коммунистов всех предприятий и организаций, участвующих в создании комплекса.

Работа пленума началась с осмотра объекта, с выяснения, какие перемены произошли за время подготовки пленума. Здесь же, на стройплощадке, состоялось и обсуждение. Рекомендации, выработанные участниками пленума, помогли коммунистам разных организаций скоординировать свои усилия, добиться концентрации сил и средств на важнейших участках работы, повысить производительность труда. Все это, конечно же, не могло не сказаться на общем итоге: новый комплекс по первичной переработке нефти введен досрочно, нормативы перекрыты на пять месяцев.


Трудовое вдохновение, энтузиазм коллектива современного предприятия или стройки — это не только и не столько наращивание рабочего ритма, увеличение мускульного напряжения людей. Сегодня это прежде всего широкое и умелое использование более производительных приемов и методов работы, наиболее рациональная организация труда, усовершенствование существующего оборудования, изобретение и внедрение приспособлений, дающих возможность резко повысить отдачу.

Творческое отношение к делу, массовый поиск новых, более эффективных путей в решении производственных задач свойственны и киришским строителям, монтажникам и эксплуатационникам.

Что такое строительная площадка нефтеперерабатывающего предприятия? Это, в первую очередь, большие объемы земляных работ. Но именно «нулевой цикл» был и остается самой трудной проблемой Киришей. Грунт здесь глинистый, на больших пространствах — торфяные болота. Даже после тщательной инженерной подготовки территории строительные площадки и временные дороги из-за переувлажнения почвы и частых дождей сплошь да рядом превращаются в топи, преодолеть которые не в состоянии ни землеройные машины, ни транспорт.

На земляных работах и сосредоточили свое главное внимание киришские рационализаторы. Когда приступили, например, к сооружению прудов-накопителей, возникла такая проблема: надо было вынимать и вывозить огромные количества грунта — весь почвенно-растительный слой с тех участков, где будут располагаться пруды, а сюда доставлять другой грунт, более подходящий. Нетрудно представить, что творилось на стройплощадках и подъездах к ним, особенно когда зачастили дожди. Автомобили то и дело вязли в земляном месиве, буксовали тракторы, работа почти не двигалась.

И тогда рабочие и инженеры предложили другую технологию: с помощью бульдозеров здесь же, рядом, рыть довольно глубокие котлованы, куда сваливать ненужный почвенный слой, а полученный при рытье котлованов грунт — он отвечал требованиям проекта — использовать при сооружении прудов-накопителей.

Этот метод позволил выполнить земляные работы общим объемом около двух с половиной миллионов кубических метров в установленные сроки, хотя погода отнюдь не баловала строителей. Автотранспорт, который практически не потребовался, использовали на других участках.

Еще более сложное дело — закладка фундаментов под технологические установки нефтеперерабатывающего завода. Для того чтобы картина была яснее, приведу несколько цифр, касающихся строительства подземной части одной (!) такой установки. Площадь, на которой ведется работа, всего полтора гектара. Но на ней надо соорудить множество колодцев, энергетических каналов, трубопроводов и около семисот (!) фундаментов. Две трети всего бетона идет под землю.

На небольшой площадке приходится рыть фантастическое количество котлованов и траншей, причем иногда по нескольку раз на одном месте. Между всеми этими ямами и канавами технике развернуться негде, поэтому расходуется много ручного труда, времени и средств: на сооружение подземных конструкций идет около 50 процентов трудовых затрат и до трети стоимости строительства всей установки. И на удобном грунте ведение подобных работ — м'yка. Киришскую же землю удобной не назовешь…

Попытки изменить отдельные технологические операции «нулевого цикла» результата не давали. Выход нашел главный инженер треста № 46 Л. А. Хвостов. Он предложил: вместо того чтобы копать сотни маленьких котлованов и траншей под каждую опору, для каждого трубопровода, надо рыть один общий, большой котлован под всю установку. Открывается широкий фронт работ. Сюда можно ввести много техники, потом быстро смонтировать все фундаменты, проложить подземные коммуникации и наконец засыпать котлован хорошо уплотняющимся грунтом, скажем, песком.

Конечно, приходится тратить лишние средства для того, чтобы удалить с площадки вынутую землю и привезти новый грунт. Но зато ручные работы сводятся до минимума, появляется возможность вести строительство и монтаж оборудования индустриальными методами.

Если раньше на установку каталитического риформинга уходило более шести месяцев, то теперь требуется лишь три.

Немало новшеств, способствующих повышению производительности труда и качества работ, применяют монтажники специализированных трестов. Они внедрили поточные методы труда, полуавтоматическую линию сварки под флюсом в среде углекислого газа. Они освоили плазменную резку металла и контактную сварку полиэтиленовых трубопроводов. Они овладели современными методами контроля — магнитографическим (качества сварки) и ультразвуковым (надежности бетонного монолита). Чтобы при прокладке трубопроводов не перерезать траншеями дороги, они научились, используя богатырскую силу гидродомкратов, пронизывать трубами грунт глубоко под дорожным полотном.

Вместо того чтобы монтировать нефтеперерабатывающие аппараты из мелких деталей, взбираясь по мере сооружения установки все выше к небу (так делалось всегда), они стали собирать и сваривать на земле сразу крупные блоки, которые потом поднимали на высоту и устанавливали на место. При этом они впервые в Советском Союзе отказались от громоздких мачт и лебедок, использовавшихся для подъема крупногабаритных деталей и монтажа вертикальных аппаратов. Теперь работы ведутся с помощью мощных гусеничных кранов. Это достижение удостоено диплома ВДНХ.

Все новое и прогрессивное, что применяют киришане, не перечислить. Общим итогом коллективного творчества рабочих и инженеров является своевременное, а часто и досрочное выполнение сложных заданий.

В последние годы в Киришах взят курс на резкое сокращение количества одновременно сооружаемых объектов. Концентрация сил и средств на пусковых объектах не только ускорила их ввод с действие, но и снизила затраты. Например, при строительстве второй установки по первичной переработке нефти сметная стоимость сокращена более чем на миллион рублей.


…Горит, пылает над Киришским нефтеперерабатывающим заводом факел — признак того, что предприятие живет, работает, дает продукцию.

Действующие ныне производства должны развиваться и дальше. Но как — вширь, путем строительства новых установок, или вглубь, с помощью реконструкции существующего оборудования и интенсификации технологических процессов? И эксплуатационники киришского завода, и ученые московского Всесоюзного научно-исследовательского и проектного института нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, и специалисты института «Ленгипрогаз» — за реконструкцию и интенсификацию.

Опыт эксплуатации оборудования показал, что многие узлы установок могут работать гораздо производительнее, чем предусмотрено проектом. Правда, другие работают на пределе своих возможностей. Но если эти последние модернизировать, если «расширить» узкие места, то производительность ряда установок сразу же возрастет на 25–30 процентов в сравнении с проектной. И обойдется эта добавка гораздо дешевле, чем такой же прирост, полученный при сооружении новых аппаратов. Впрочем, модернизация и реконструкция заводского оборудования для киришан не планы, не перспектива, а день сегодняшний, их ежечасные заботы.

Многое сделано в Киришах. Завод-гигант выпускает двадцать с лишним видов продукции и обеспечивает высококачественным бензином, дизельным топливом, битумом весь Северо-Запад.

Если до сих пор в Киришах развивались в основном производства топливного профиля, то теперь создаются производства химического направления. Сооружаются установки, вырабатывающие из нефтепродуктов сырье, необходимое для изготовления пластических масс, синтетических волокон, растворителей, моющих средств, ядохимикатов.

Начало новому направлению положил бензольный риформинг. Вскоре к нему пришла «на подмогу» газофракционирующая установка. Она превращает газы, сжигаемые обычно в заводском факеле и загрязняющие атмосферу, в сырье для производства синтетического каучука и синтетического спирта, в бытовой газ.

Дело в том, что при переработке нефти образуется смесь разнообразных газов. Раньше они никак не использовались — сжигались в заводском факеле. После ввода в эксплуатацию газофракционирующей установки положение в корне изменилось: смесь разделяется на составляющие газы и идет в дело. А над заводом остался лишь небольшой контрольный факел — страж безопасности предприятия, вестник того, что на нефтеперерабатывающих установках все в порядке.


Каким он будет? | Клад острова Морица | Микробы тоже работают