home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Легенды амазонок

Уже несколько дней они провели в пути. Зен и Рамир разговаривали крайне редко, и все, что оставалось Ксене, – это постоянно точить свой меч и молча наблюдать за своими спутниками.

На ночь они останавливались на опушках леса или в полях. Разводили костер, давали лошадям возможность отдохнуть и подкрепиться, сами ели и почти не разговаривали. Тем удивительнее для Ксены стал вопрос, заданный Зеном в один из таких вечером:

– Мало мы знаем о женщинах-воительницах, – тихо сказал он, обращаясь к Ксене. – Расскажи мне о своих сестрах.

– Зачем? – изумилась амазонка.

– Да надоело молчать! Этот вон, – Зен красноречиво махнул рукой в сторону Рамира, молчаливо доедавшего свой кусок хлеба, – молчит все время. Уже звенит от его молчания в ушах! Прям тошно становится!

Ксена расхохоталась, молчание воина и вправду начинало напрягать.

– Что же ты хочешь узнать, Зен? – спросила она. – Правда, что у вас мать может встречаться с сыном, например?

Ксена вновь рассмеялась.

– Нет, Зен, амазонки живут без мужчин, так откуда же взяться в нашем племени сыну?

Зен задумался, а Ксена, между тем, продолжила:

– Все эти сказки – переиначенная легенда о Лисипе.

– Расскажи! – мужчина, предвкушая рассказ, уселся поудобнее.

– Да тут и рассказывать, собственно, нечего… Легенда гласит, что Танаис – сын Лисиппы – влюбился в красавицу мать, но, желая избежать грехопадения, бросился в реку и утонул. После этой трагедии Лисиппа повела своих дочерей в долину реки Фермодонт, построила огромный город Фемискиду в дельте реки и покорила соседние народы вплоть до самой большой реки. Совершив эти подвиги, она героически погибла в одном из сражений. Ее дочь, став наследницей, превзошла свою мать в приумножении славы царства. Она ввела обучение девочек с семилетнего возраста грамоте, физическому и духовному воспитанию, в том числе древним таинствам исцеления. Дочь Лисиппы покорила многие народы и стала первой королевой амазонок…

– Так и было? – спросил Зен.

– Кто же теперь знает, – усмехнулась Ксена.

– А я вот еще слышал, что для продолжения рода амазонки ежегодно в течение двух весенних месяцев встречались с юношами соседних племен. Рождавшихся девочек они оставляли у себя, а мальчиков отдавали отцам. Чтобы было удобно сражаться, воительницы прижиганием приостанавливали рост одной груди, но при необходимости рост восстанавливали…

Ксена посмотрела на мужчину странно и захохотала. Встав, амазонка сняла доспех, оставаясь только в легкой рубахе:

– Зен, видишь же, у меня две груди. Две груди было и у всех сестер моих, с которыми ты коротал ночь в замке Анны, верно?

Воитель расхохотался. И правда – девушки были хороши собой и красивы, и грудей у них, совершенно точно, было две.

– А мужчины? – не унимался он.

– Что мужчины?

– Как у вас с ними?

– Об этом, Зен, ты, наверное, можешь рассказать мне больше чем я тебе!!!

Воин задумался – неужели у девы-воительницы еще не было никого? Но поднимать пикантную тему не стал – только обратил внимание на то, что когда речь зашла об отношениях, воин отвлекся от чистки меча и с интересом посмотрел на девушку.

– Расскажи мне какую-нибудь вашу легенду, – попросил он. – О какой-нибудь героине.

– Гм… – задумалась Ксена. – Ну, слушай…

Было время, когда цветущим Херсонесом управлял первый архонт Ламах. Гикия была единственной дочерью Ламаха. В те времена соседним Боспорским царством правил царь Асандр. Не давали ему покоя богатства Херсонеса. Не удалось ему силой захватить город, и решил он действовать хитростью. Знал он, что у Ламаха есть дочь, и предложил своего сына ей в мужья. Надеялся он, что после смерти Ламаха власть над Херсонесом перейдет к роду первого Архонта и от Гикии попадет в руки его сына.

Херсонеситы разрешили Ламаху брак Гикии с сыном Асандра. Но они поставили условием, чтобы после свадьбы муж Гикии никогда не покидал Херсонеса для свидания с отцом. Через 2 года умер Ламах. На совете именитых граждан было решено поставить во главе управления городом не сына Асандра, а Зифа – другого видного херсонесита. Сын Асандра казался скромным человеком, преданным гражданином Херсонеса, но на самом деле он не отказался от своих коварных замыслов.

Асандр стал присылать сыну морем по 10 или 12 отважных юношей, а сын прятал их в подвале дома Гикии. Он избрал третью годовщину смерти Ламаха для выполнения своего плана и рассчитывал, что когда все херсонеситы изрядно опьянеют и улягутся спать, он выведет спрятанных заговорщиков и совершит свое злое дело. За 2 года сын Асандра тайно собрал около 200 боспорских воинов.

Сама Гикия ни о чем не подозревала, но случайно заговор был раскрыт. Гикия превыше всего ставила интересы своего народа, поэтому, ни минуты не колеблясь, приняла решение уничтожить врагов, в том числе и своего мужа, который оказался изменником. По приказу Гикии дом подожгли со всех сторон. Боспорские воины пытались спастись, но их тут же убивали. Они все до единого были истреблены. Так Гикия избавила город от смертельной опасности, грозившей со стороны Боспорского царства.

– Любопытно, любопытно, – протянул Зен.

Рамир уже тоже ближе подобрался к огню и слушал рассказ Ксены.

– Я тоже знаю одну из легенд, – наконец подал голос он.

– Какую?

– О тринадцатом подвиге Геракла…

– Расскажи! – Зен едва не прокричал это, засовывая в рот кусок булки. Точно так же и амазонка посмотрела на воина, прося его рассказать о подвиге известного греческого героя.

– Ну что же, пожал плечами Рамир. – Это очень известный миф, странно, что вы не знаете его… Царь Эврисфей был всегда угрюм и мрачен. Он ненавидел всех, кто был умнее, храбрее, сильнее его. Но было на свете одно существо, в котором он души не чаял – его дочь, золотоволосая царевна Адмета. Когда Адмета смеялась, царь улыбался. Зато когда она плакала, он скрежетал зубами, и горе было человеку, виновному в ее слезах. Если же Адмета говорила: «Я хочу!», то ее слово было сильнее всех законов в царстве Эврисфея.

Однажды няня рассказала Адмете удивительную историю о том, что за далеким Евксинским Понтом лежит таинственная страна амазонок. В этой стране нет мужчин; там живут одни только женщины. Но это не просто женщины. С колыбели они учатся воевать. Их игрушки – острые мечи и луки со звонкими стрелами. Совсем еще маленькими девочками они уже садятся в седла и скачут по горам и долам своей страны, как самые смелые всадники. Не было доныне ни одного полководца, который сумел бы – хитростью или силой – победить смелую конницу амазонок. Никогда еще враг не пробирался в их столицу, в знаменитый таинственный город Гемескиру. Этот город высится там, где бурная река Термодон впадает в сердитый Понт-Евксинский. Посреди города возвышается пышный дворец, а в нем живет великая царица амазонок, прекрасная Гипполита.

Много дивных сокровищ хранится в кладовых и амбарах ее дворца. Там есть драгоценные камни, взятые смелыми всадницами в бою, и военные кольчуги из тонких золотых цепочек. Там есть хрустальные сосуды, привезенные из далеких восточных стран, и пестрые чепраки, которыми накрывают потные спины царских лошадей. Но дороже всех драгоценностей для царицы Гипполиты – ее волшебный пояс: этот пояс она надевает, готовясь к бою. Он не красив и не пышен. Зато его подарил Гипполите сам свирепый бог войны, кровавый Арес. Этот пояс приносит счастье в бою. Вот почему амазонки стерегут его как зеницу ока. Горе тому, кто захочет отнять его у них.

Едва только золотокудрая Адмета услышала этот рассказ, как ей захотелось получить и примерить такой удивительный пояс. Надев свои маленькие сандалии, она побежала по каменным плитам дворца в те покои, где жил ее отец. Бросившись ему на шею, она сказала, что больше всего на свете сейчас же, теперь, она хочет получить в подарок волшебный пояс царицы Гипполиты.

Царю самому никак не удалось бы добыть эту великую драгоценность. Но ведь Геракл еще не совершил всех назначенных ему подвигов. И вот снова тщедушный царек приказывает герою покинуть родную страну и отнять у отважных амазонок волшебный пояс их царицы…

Долго легкие ладьи Геракла пенили острыми носами волны. Долго плыл он из милой Греции в ту сторону, где летом восходит солнце. Наконец, перед ним выросла на морском берегу столица амазонок Темескира. Спутники Геракла вытащили на берег свои легкие корабли, разожгли вокруг них костры и стали лагерем под стенами великого города. Скоро послышались звуки труб. Царица Гипполита сама пришла в лагерь узнать, что нужно в ее земле чужестранцам. Мирно и почтительно встретил герой смелую владычицу амазонок. Ничего не скрывая, он рассказал ей все про себя и про свою службу у Эврисфея.

Выслушав его рассказ, Гипполита растрогалась: ведь она как-никак была женщиной. «Будь спокоен, сын Зевса, – сказала она, – тебе не придется проливать кровь из-за волшебного пояса. Правда, я дорожу им больше всех своих сокровищ, но для тебя я не пожалею его. Будь моим гостем, Геракл. Отдыхай в мире. Через несколько дней я отдам тебе свою лучшую драгоценность».

Так мирно сговорились между собой эти смелые и благородные люди. Но коварная богиня Гера все еще не теряла надежды погубить ненавистного ей сына Зевса. Темной ночью, обернувшись амазонкой, она проникла в Темескиру и пошла по ее темным улицам, нашептывая встречным лживые речи. «Не верьте Гераклу, – говорила она. – Его добродушие обманчиво. Не пояс нужен ему – он хочет похитить нашу царицу и увезти ее в далекие страны».

И она так много и так долго, так хитро уговаривала воительниц, что, в конце концов, они поверили ей. Тотчас вскочив на своих коней, амазонки взялись за оружие и устремились к лагерю Геракла. Их было много, а греков мало. Смелые всадницы одна за другой нападали на самого героя, но одну вслед за другой он повергал на землю. Но герой одержал победу, и войско амазонок побежало в ужасе перед Гераклом. Царица Гипполита поспешила вручить ему свой пояс. Горько покачал Геракл головой.

«Гипполита, – сказал он ей с упреком. – Я не хотел кровопролития и гибели твоих сестер. Зачем вы послушались коварных речей матери богов?».

Перед разлукой он дружески обнял царицу амазонок. Неутешно оплакивала она смерть своих лучших подруг, но не сердилась на Геракла. Они расстались друзьями, и скоро золотокосая Адмета уже играла поясом Гипполиты. Впрочем, ей он не понравился. Он был беден с виду и некрасив. Для того чтобы оценить его как должно, надо было иметь великое и смелое сердце. Дочь же трусливого Эврисфея совсем не отличалась мужеством. Вот почему пояс Гипполиты скоро пропал неизвестно куда.

– Найти бы его, – мечтательно протянула Ксена…

– О да! Ты бы точно увидела всю его красоту и великолепие! – расхохотался Зен, ведь ты у нас – самая смелая и мужественная из всех!

– В Греции, кстати, много легенд сложено о женщинах-воительницах, – отметил Рамир. – Есть, например, легенда о битве амазонок во главе троянского войска против греков…

– Расскажи! – в один голос сказали Ксена и Зен.

Воин улыбнулся и начал свой рассказ:

– После смерти Гектора тяжелые времена настали для Трои. Не было у нее больше могущественного защитника. Не смели троянцы выходить за стены, чтобы сразиться с греками в открытом поле. Не было в Трое такого героя, который мог бы померяться силой в поединке с Ахиллом. Казалось, что наступают последние дни великого города. Тут неожиданно пришла помощь троянцам.

С далекого Понта явились на быстрых конях на помощь Трое храбрые воительницы-амазонки со своей царицей Пенфесилией. Хотела битвой с греками искупить свою вину Пенфесилия, так как она нечаянно убила на охоте свою сестру. Артемида гневалась на нее за убийство, и, помогая троянцам, Пенфесилия надеялась умилостивить богиню, покровительствующую им. Могучая дочь Ареса похвалялась, что сразит всех славных героев Греции, прогонит из-под Трои греков и сожжет их корабли.

С великим ликованием встретили троянцы амазонок. Приам принял Пенфесилию, как родную дочь, и устроил в честь нее роскошный пир. На следующий день выступили амазонки в блестящем вооружении во главе троянского войска против греков. Воздев руки к небу, молил Приам богов даровать им победу. Но не вняли ему боги. Началась кровопролитная битва. Подобно бурному вихрю, носилась по рядам греков Пенфесилия со своими амазонками. Одного за другим сражала она героев. Дрогнули греки и начали отступать. До самых кораблей оттеснила их Пенфесилия. Близка была уже окончательная победа амазонок. Вдруг на помощь грекам явились Ахилл и Аякс Теламонид. Они не участвовали в битве. Распростершись на земле, они лежали оба у могильного холма Патрокла, грустя об утрате друга. Услыхав шум битвы, герои быстро вооружились и, подобно двум грозным львам, устремились в бой. Не могли противостоять им амазонки и троянцы. Увидала Пенфесилия могучего Ахилла и храбро выступила против него. Метнула она копье в Ахилла, но оно разлетелось на куски, ударившись о щит сына Пелея. Пустила другое копье царица амазонок в Ахилла, но опять не ранила Ахилла. В страшном гневе бросился на нее Ахилл и поразил ее в грудь. Почувствовала смертельную рану Пенфесилия. Собрав последние силы, хотела она обнажить меч, но могучий Ахилл пронзил ее копьем вместе с конем. Упал на землю конь, а около него распростерлась Пенфесилия. Снял с нее шлем Ахилл и остановился, пораженный необычайной красотой дочери бога войны Ареса. Прекрасна, как богиня Артемида, была умершая Пенфесилия. Стоит над телом сраженной им красавицы Пенфесилии Ахилл и чувствует, как овладевает им любовь к убитой. Погруженный в печаль, стоял Ахилл над Пенфесилией. Подошел к нему Терсит и стал бранить героя, как делал это и раньше. Издеваясь над печалью Ахилла, пронзил Терсит копьем глаз прекрасной Пенфесилии. Вспыхнул страшным гневом Ахилл. Размахнулся он и ударил Терсита с такой силой по лицу, что убил его на месте. Диомед воспылал гневом к Ахиллу за то, что убил он его родственника. Насилу удалось грекам примирить двух героев.

Тихо поднял Ахилл убитую им Пенфесилию и вынес из битвы. Потом выдали греки трупы Пенфесилии и двенадцати убитых амазонок вместе с их вооружением троянцам, а те устроили пышные похороны, предав трупы сожжению на костре…

– Какая-то она грустная, эта легенда, – сказала Ксена.

– Тебе ли, как воительнице, не знать, что война всегда грустна, – подал голос Зен.

– Расскажу тебе тогда еще одну, – улыбнулся Рамир. – Мудро правил в Афинах Тесей. Но не жил он спокойно в Афинах, часто покидал он их для того, чтобы принять участие в подвигах героев Греции. Так, участвовал Тесей в калидонской охоте, в походе аргонавтов за золотым руном и в походе Геракла против амазонок. Когда был взят город амазонок Фемискира, Тесей увел с собой в Афины, как награду за храбрость, царицу амазонок Антиопу. В Афинах стала Антиопа женой Тесея. Пышно отпраздновал герой свою свадьбу с царицей амазонок.

Амазонки же замыслили отомстить грекам за разрушение их города и решили освободить царицу Антиопу из тяжкого, как думали они, плена у Тесея. Большое войско амазонок вторглось в Аттику. Афиняне вынуждены были укрыться от натиска воинственных амазонок за городские стены. Амазонки ворвались даже в самый город и заставили жителей спастись на неприступный акрополь. Амазонки же разбили свой лагерь на холме ареопага и держали в осаде афинян. Несколько раз делали вылазки афиняне, пытаясь изгнать грозных воительниц.

Наконец, произошла решающая битва. Сама Антиопа сражалась рядом с Тесеем против тех самых амазонок, которыми раньше повелевала. Не хотела Антиопа покинуть героя-мужа, которого она горячо полюбила. В этой грозной битве Антиопу ждала гибель. Сверкнуло в воздухе брошенное одной из амазонок копье, его смертоносное острие вонзилось в грудь Антиопы, и она мертвой упала к ногам своего мужа.

В ужасе смотрели оба войска на сраженную насмерть Антиопу. Склонился в горе Тесей над телом жены. Прерван был кровавый бой. Полные скорби, похоронили амазонки и афиняне молодую царицу. Амазонки покинули Аттику и вернулись к себе на далекую родину. Долго царила печаль в Афинах по безвременно погибшей прекрасной Антиопе.

– А знаешь ли ты, что вот один из столь любимых тобою греческих мудрецов дал амазонкам вот такую характеристику: «Они не знакомы с законом, не признают никаких царей, даже великих, своим имуществом считают то, что взяли с поля боя, а в душе не имеют ничего, кроме дерзости, дикости и жестокости. Они мастера метать дротики и добивать противников короткими мечами», – добавил Зен.

Но Рамир только зло шикнул на него, показывая на заснувшую у костра девушку.

Не решились мужчины беспокоить ее сон, продолжив шепотом переговариваться о женщинах-воительница, и законах их странного племени. А утром двинулись дальше – на запад к племени Ксены…


Глава 9 Освобождение сестер | Амазонки | Глава 11 Аудиенция у королевы