home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

Чтобы не обострять отношений с семейством Кампаро, Энцио отправил Анжело в Лондон. Пусть там побудет какое-то время, пока все не уляжется. Джина Кампаро за это время пойдет под венец, а после свадьбы, пару месяцев спустя, когда все утихомирится, Анжело сможет спокойно вернуться домой.

В глубине души Энцио вся эта история даже забавляла. Анжело был весь в него: когда-то он сам в его возрасте не пропускал ни одной юбки.

Но на сей раз этот негодник действительно вляпался в дурную историю, и если бы он не был его сыном, вполне возможно, что его нашли бы однажды на дне Ист-Ривер, замурованным в цементный блок. Трахнуть девчонку никому не возбраняется, но не на ее же помолвке с другим. Или уж, если делаешь это, то, по крайней мере, не дай себя застукать ее жениху и брату! И главное, выбрал-то кого — дочку самого опасного для семьи Бассалино соперника! Что из того, что Энцио был с ним на короткой ноге. Правильно, что он отправил сына в Лондон. Заодно пусть присмотрит там за теми казино, которые ему принадлежали. А пока нужно будет приложить все усилия, чтобы вытащить этого паршивца из дерьма.

Наградил же его бог остолопом! А еще говорят о наследственности! Сплошное разочарование! Где та хватка и честолюбие, столь характерные для рода Бассалино? Где та твердость и решительность в делах?

Впрочем, зачем же так кипятиться? Парню только двадцать четыре, совсем еще дитя. Впереди достаточно времени, чтобы образумиться, думал про себя Энцио. Правда, он в его годы был уже правой рукой самого Крейзи Маркоса и уверенно глядел в будущее.

В Нью-Йорке Анжело работал вместе с Фрэнком.

«Ну и ленивый же этот балбес! — жаловался тот отцу. — Ты его посылаешь к владельцу кабака, чтобы вытрясти из него деньгу, а он вместо этого заваливается с какой-нибудь бабой в койку, и тебе нужно посылать кого-нибудь другого вместо него. У него одни бабы на уме».

Подумав, Энцио тогда отправил младшего отпрыска на Западное побережье, к Нику. Но не тут-то было! Там Анжело приударил за смазливой киноактрисой, и его шашни кончились тем, что ее продюсер отделал его до полусмерти. Горе да и только! А парень, между тем, не образумился. Снова вляпался в дерьмо. Что с ним было делать?

«Смотри, не подкачай там в Лондоне, покажи, на что ты способен, — наставлял перед отъездом своего младшего Энцио. — Пусть знают, что Бассалино нужно уважать. Трахайся, сколько тебе влезет, но не забывай, что главное — это деньги. У нас там неплохие перспективы, чтобы развернуться, вот ты и возьми это дело под свой контроль, выжми из него все, что только возможно. Для начала поработай со «Стивесто», они тебя введут в курс дела».

Анжело пожал плечами. Очень надо — зарабатывать деньги! У них в семье их куры не клюют, обожраться ими, что ли? А что касается уважения к роду Бассалино, то пусть об этом позаботятся Фрэнк и Ник, у них это лучше получается.

Вслух же эти мысли Анжело предпочел отцу не высказывать. Ссориться с ним было опасно. Однажды он уже было высказал свое нежелание заниматься делами фирмы Бассалино, мотивируя это тем, что ему хочется стать актером или музыкантом. Тогда ему было всего шестнадцать. Отец мигом вправил ему мозги — вздул ремнем и запер на две недели в комнате. С тех пор Анжело больше не «возникал» со своими желаниями и мыслями.

Лондон Анжело сразу понравился. Прекрасный город! Много красивых девочек, гостеприимные люди. Можно было в любое время ходить по улицам и не бояться, что тебя отметелят или ограбят. Ему сняли квартиру со всеми удобствами, и вскоре он приступил к работе в фирме «Сгивесто». Работа была не пыльная — приглядывать за двумя казино и следить за тем, чтобы все было в порядке.

Анжело чувствовал себя на седьмом небе. Каждую неделю он снимал новую девочку. Сексуальный контакт стал для него чем-то вроде чашки кофе за завтраком или утренней зарядки.

В отличие от своих дюжих братьев, Анжело был худощавым, почти тщедушным, с острыми, костлявыми чертами лица и длинными, густыми, взлохмаченными волосами. В его облике сквозила какая-то неряшливость. К тому же эти усы и бороденка «а ля Че Гевара»…

— Ну и вид у тебя, как у задрипанного коммуниста, — часто возмущался Энцио. — Тебе что, трудно постричься да купить себе приличный костюм? Посмотри на своих братьев! Почему ты не хочешь выглядеть опрятным, элегантным, как они?

Анжело пропускал эти слова мимо ушей и продолжал относиться к своей внешности, как ему заблагорассудится. В этом, увы, он видел единственную возможность хоть в чем-то проявить свою самостоятельность.


Похоже было, что в лондонском аэропорту Хитроу собралась вся пресса, чтобы встретить Рио Яву, знаменитую звезду авангардистского кинематографа. Эта матрона, мать четверых детей различного цвета кожи, последнее время имела просто бешеную популярность. Особую пикантность ее имиджу придавало то обстоятельство, что она соглашалась демонстрировать перед объективами модели секс-белья, принимая при этом самые откровенные позы. Где бы она пи появлялась, скабрезная слава всегда опережала ее.

Она была высокого роста, чуть больше метра восьмидесяти, тонкая, худая, как спичка, с продолговатым, несколько драматического выражения, лицом, казавшимся еще более вытянутым, как у паяцев, из-за обритых бровей и длинных, загнутых кверху ярко-рыжих накладных ресниц. Она родилась в южной Луизиане и унаследовала от своих древних предков из племени чероки частичку индейской крови.

Когда ей было восемнадцать, юную наркоманку, пристрастившуюся к героину, обнаружил когда-то в одной из клиник Билли Экспресс, снимавший в ту пору ленты о наркоманах и, в частности, фильм под названием «Давай уколемся!». Его камера неотступно следовала за ней все то время, которое она находилась на излечении, фиксируя каждый ее шаг, каждое ее слово. Однако, одними съемками дело не ограничилось. Там же, в клинике, Рио забеременела от Билли и там же, в клинике, родила. Роды, конечно, были тоже засняты на пленку. Наутро, после премьеры фильма, Рио проснулась знаменитой.

Билли был богат. Он сколотил свое состояние большей частью на порнографических фильмах, когда его неуемная эротическая фантазия била через край. Он забрал Рио из клиники к себе и ввел в свое общество. Жили они в довольно импозантном доме в Нью-Йорке вместе с матерью Билли.

Рио была бесконечно благодарна ему за то, что он вырвал ее из той трясины, которая почти что засосала ее. Отныне она всегда будет рядом с ним, решила она.

Что касается секса, то и здесь потребности Билли и Рио в основном сходились. Ее вовсе не смущала его бисексуальность. Напарником Билли в этих делах был молодой китаец по имени Ли, живший у них на правах приживалы. Он всякий раз делил постель с Билли, когда этого не могла делать Рио, причем на ее глазах. А когда однажды распаленная Рио решила и сама отведать Ли, то Билли не смог сдержать профессионального зуда и не заснять эту «интимную» сценку на пленку.

Кончилось тем, что Рио снова забеременела, теперь уже, возможно, от Ли, что вызвало бурю восторга у Билли. Он обожал детей. Весь верхний этаж он превратил в детскую, смахивавшую на магазин игрушек. Как и положено, через девять месяцев Рио родила, да к тому же двойняшек, действительно двух китайчат.

Все были безмерно счастливы — Рио, Билли, его тихая, непритязательная мать, Ли, дети и все их знакомые. Билли продолжал снимать свои сумасбродные фильмы. Дик с Рио устраивали пышные, шумные вечеринки, пребывая в какой-то сладостной, опьяняющей эйфории.

На одной из таких вечеринок Рио и познакомилась с Ларри Болдингом, почтенным сенатором в возрасте неполных сорока лет, слывшим добропорядочным семьянином. Его загорелое, мужественное лицо, обворожительная улыбка, выразительные глаза, безупречная внешность поразили Рио с первого взгляда. Она буквально потеряла из-за него голову.

— Я обязательно должна заполучить его! — доверительно шепнула она Билли, тем более что раскованность и предельная откровенность были первейшей заповедью их интимного союза.

— Это делается очень просто, — ответил тот, — подсыпь ему этого порошочка в бокал.

Но она заартачилась и решила этого не делать. Ничего «такого» подсыпать она ему не будет, а добьется, чтобы он сам ее захотел.

Сказано — сделано, но ей и впрямь стоило немалых усилий, чтобы затащить его в одну из комнат, недоступных для гостей, и еще больше — чтобы раздеть его. Ох, как трогательно он выглядел в своих белых трусиках и нижней рубашке! Но тогда ему любовной прелюдии не потребовалось — он был склонен действовать напрямик…

Их роман длился всего три месяца, и все это время они были вынуждены держать свою связь в тайне, поскольку Ларри был женат и огласка могла ему навредить. Она сдуру слепо верила всему, что он ей наговорил. Будто, к примеру, с женой он не разводится только потому, что это может погубить его карьеру. Пойманная на удочку, Рио заявила Биллу, что не желает дальше жить с ним, съехала от него и сняла себе квартиру в городе, тем более, что Ларри советовал ей это сделать. Добряк Билли дал ей денег, оставив детей у себя. Рио не возражала, поскольку они договорились, что она в любой день сможет навещать их. Чуждый любой конфронтации, Билли был на редкость покладист и хотел, чтобы она непременно снялась в его новом фильме — как-никак она была суперзвездой!

Заполучив Рио в полную собственность, Ларри не пожелал, чтобы она работала. Ему было нужно, чтобы она всегда была у него под рукой и полностью принадлежала ему. Ничто не должно было мешать ему обладать ею в любой момент, когда бы он того ни пожелал.

И за это Рио по-настоящему влюбилась в него. Она выполняла в постели все его желания, была готова для него на все. Рио преобразилась, полностью отказалась от наркотиков, избегала вечеринок и попоек. Даже внешне она стала выглядеть по-другому и была хороша даже без парфюмерии и экстравагантной одежды.

Однако Ларри стал появляться у нее все реже и реже, а затем и вовсе забыл к ней дорогу.

Для Рио это было настоящим потрясением. Все попытки как-то связаться с ним оказывались тщетными — подступы к Ларри охраняло целое войско его секретарей и прочей челяди, так что у нее не нашлось даже возможности сообщить, что она ждала от него ребенка. Отчаявшись, Рио вскрыла себе вены, но, к счастью, ее, уже полумертвую, вовремя обнаружила соседка…

После всех этих потрясений судьба, словно сжалившись над ней, послала ей встречу с Маргарет. И все же прошло еще немало времени, прежде чем Рио разобралась в своих чувствах к Ларри Болдингу. Выстраданная любовь переросла в ее душе в глубокое отвращение не только к Ларри, но и ко всем тем мужчинам, которые видят в женщинах лишь объект удовлетворения собственной похоти. Она внимательно прислушивалась к тому, что говорила ей Маргарет о положении многих несчастных женщин и во всем с нею соглашалась.

После рождения ребенка Билли предложил ей вернуться к нему. Она отказалась, твердо решив, что возврата к прошлому не будет. Но детей Рио хотела забрать к себе. Билли же был категорически против. Дело дошло до суда. Билли призвал в свидетели всех ее былых «дружков», наперебой старавшихся представить никудышной матерью, да и сам Билли вылил на нее в присутствии всех собравшихся целый ушат помоев. Но Рио все же выиграла это сражение, и во многом благодаря выступлению в суде Маргарет, которое по сути и решило исход дела.

Это был один из самых скандальных процессов последнего времени, во всяком случае, если судить по тому резонансу, который он вызвал в обществе. Парадоксально, но этот скандал сделал Рио прекрасную рекламу — у нее не стало отбоя от предложений сниматься в кино. Каждый продюсер непременно хотел заполучить ее в свой фильм. Работа снова захлестнула ее, не оставляя пи времени, ни желания оглядываться назад…

И вот теперь Рио, популярная звезда экрана прибыла в Лондон с никому не ведомой здесь, но совершенно определенной целью. В перекрестке ее прицела был Анжело Бассалино.


предыдущая глава | Ее оружие | cледующая глава