home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Пока они ехали через весь Париж в направлении Курбвуа, Боб Моран размышлял о своем необыкновенном приключении. Главное было не дать профессору совершить новые преступления и попытаться вернуть лжесолдатикам нормальное состояние.

— Да, старина Боб, — ворчал он себе под нос, — ты опять влип в ту еще заварушку. Слава богу, что ты к этому уже привык…

Позади него на узком заднем сиденье спортивного «ягуара» лежал человек-солдатик Альбер Сингран, все еще на всякий случай связанный, а это еще больше усложняло положение.


Невидимый враг

Как и прошлый раз, Моран остановил машину на углу улицы, где жил профессор Марс. Он поднял верх «ягуара» и тщательно запер дверцы. Альбера Синграна он оставил внутри, так как при всем желании не мог положить в карман такую тяжесть. Подойдя к решетке, он долго осматривался. Она была трехметровой высоты, но это не являлось преградой для такого тренированного человека, как Боб Моран. Установив, что на решетке нет никаких сигнальных устройств, Боб быстро преодолел ее и двинулся по саду. То тут, то там мелькали тени кошек.

«Хорошо, что это не собаки», — подумал Боб.

Он обошел здание кругом, надеясь найти хоть одно не закрытое окно. Наконец одна из форточек открылась от легкого толчка, и, растворив окно, Боб проник в туалетную комнату. Свет его маленького фонарика дал возможность рассмотреть оббитую ванну, умывальник с отколотым уголком и покрытые зеленовато-коричневым налетом медные краны.

Дверь вела в уже знакомый Бобу коридор. Дойдя до кабинета профессора, Моран прислушался. Все было тихо и спокойно. Заглянув для верности в кабинет через дверную щель, Боб вошел и сразу направился к витрине с солдатиками. Вытащив из кармана «Минокс» со вспышкой, он перевел затвор. Все это Моран делал в темноте, но он хорошо помнил расположение предметов и не производил никакого шума. Он сделал несколько снимков самого кабинета, а затем витрины крупным планом. Снимки солдатиков должны были послужить ему основным доказательством, так как, если возникнет малейшая опасность, Марс уберет их в первую очередь. Боб еще раз приник к видоискателю, но вдруг за его спиной раздался знакомый голос профессора Марса:

— Это бесполезно, командан Моран!

От этих слов Боб съежился и медленно обернулся. Он увидел два силуэта на пороге, в которых узнал Антуана Марса и Жюстиньена, немого слугу.

— Положите аппарат, Моран! — снова произнес физик.

Боб положил «Минокс» и вспышку на край стола.

— Я понимаю, профессор, — начал он мягко, — что вы потребуете от меня объяснений…

— Мне не нужно никаких объяснений, — ответил ученый. — Мне и так все ясно. Когда вы мне наносили официальные визиты, я уже понимал, что вы шпионите за мной…

— Может быть, и так, — пожал плечами Моран, — но этой ночью вы послали свои проклятые создания, чтобы расправиться со мной. Так что мы квиты…

— Квиты?! Не спешите… Когда вы пришли в первый раз, то представились как просто «господин» Моран, но вы столь известны, что я сразу узнал «командана» Морана. Ваша репутация человека, сующего нос во все дыры, заставила меня отнестись к вам с подозрением. Телефонный звонок в «Рефлет» позволил установить, что никакой статьи вам не заказывали, и вообще вы сотрудничаете с этим изданием, только посылая заметки из-за рубежа. Я отправил своих верных оловянных солдатиков забрать фотопленку, хотя, впрочем, она и не могла служить никаким доказательством против меня. Расправиться же с вами я решил после второго визита. Этой ночью я послал Жюстиньена с десятком своих маленьких слуг. Остальное вы знаете. Солдатики, как и в прошлую ночь, проникли к вам в комнату, однако, увы! Не все пошло по плану. Вы сумели обратить их в бегство и пленили одного. Продумав создавшуюся ситуацию, я поставил себя на ваше место и решил, что вы вряд ли сразу обратитесь в полицию. Скорее всего вы пойдете добывать новые доказательства моей виновности. Вот мы с Жюстиньеном и ждали вас.

Марс захихикал.

— Как видите, командан, мои расчеты оказались верными. Вы пришли, и вот вы в моей власти.

Несмотря на, казалось, безвыходное положение, Моран не терял надежды выпутаться. Поскольку он не видел у противника оружия, то исход рукопашной мог быть в его пользу. И он решился спровоцировать Марса.

— Не стоит делить шкуру неубитого медведя, профессор! Будь вы и ваш слуга вооружены, дело другое, а голыми руками меня не возьмешь. Сейчас я выпрыгну в окно, и вряд ли вы сможете мне помешать…

Снова раздалось хихиканье профессора.

— Не спешите, командан! Не так быстро… Вы, наверное, принимаете меня за ребенка. Разрешите мне зажечь свет, и вы поймете, что ошиблись в своих расчетах.

Яркий свет залил комнату.

— Взгляните на витрину, командан Моран, а заодно и на каминную полку! Смотрите внимательнее!

Моран остолбенел: солдатики, которые стояли в витрине и на камине, были настоящими оловянными солдатиками!

— Ну как, Моран? — спросил профессор.

И тут Боб понял: гомункулюсы были изъяты из витрин в предвидении его прихода и ожидали его, прячась в складках ковра, за ножками мебели, за книжными полками. Им нужен был только приказ к нападению. И вдруг профессор опять повернул выключатель, и все погрузилось во мрак. Вокруг Морана затопали и забегали человечки. Он хотел броситься к окну, но не успел. Ноги его были спутаны прочнейшей леской, и он упал. Тут же ему намотали леску на руки, на тело и голову. При каждом его движении путы только сильнее впивались. Два десятка хотя и маленьких, но обладающих нормальной силой человечков он одолеть не мог. Он напоминал Гулливера, попавшего в плен к лилипутам.

Марс зажег свет и, хихикая, подошел к лежащему.

— Наконец-то знаменитый командан Моран в моей власти! — заявил он. — Решительно судьба на моей стороне!

— Не гневите судьбу, это может принести вам несчастье.

— Ну, в таких случаях я не суеверен. Повторяю. Вы в моей власти, и я расправлюсь с вами…

— Вы, конечно, можете убить меня…

— Конечно, без всякого сомнения…

— И я не в силах вам помешать. Но это вам не поможет. Я написал письмо в полицию о вашей преступной деятельности.

— Вам просто-напросто не поверят. Ведь дело-то — сплошная фантастика! Полиция не верит в бабушкины сказки…

— У меня есть доказательство — ваш человечек, Альбер Сингран. Я его спрятал. По инструкциям в моем письме полиция его найдет. Это и будет подтверждением моей правоты…

Профессор ненадолго задумался, внимательно глядя в лицо собеседника, словно пытаясь прочесть, правду ли тот говорит. Потом пожал плечами и усмехнулся.

Может быть, оно и так, командан Моран, а может быть, и нет. Мы знаем, что вы поставили машину на углу. Жюстиньен обыщет ее на всякий случай, может, Альбер Сингран — и там. Потом он обыщет вашу квартиру. В любом случае если придет полиция, то я ничем не рискую. Мои создания будут спрятаны в тайнике в саду. А добычу, которая могла бы служить доказательством краж, я тоже тщательно укрыл. Раз нет улик, им не в чем меня обвинить…

«Да, — подумал Моран, — этот старый негодяй все предусмотрел. Тем не менее не стоит терять надежду на спасение, надо его разговорить. Это по крайней мере позволит мне выиграть время…»

— Как это нет доказательств? А я? Вы забыли, что я буду свидетелем.

— Вы — свидетель?! Смешно. Когда полиция появится — если вообще появится, — вы уже больше не будете свидетелем…

— Вы можете меня убить. Но что вы сделаете с телом? Человеческое тело — это вам не оловянный солдатик, даже если он фальшивый…

— А с чего это вы решили, что я вас убью, командан Моран? Или вы полагаете, что у меня нет других… более простых возможностей? Да я вас уменьшу до размера ореха. А орешек-то нетрудно спрятать…

Сначала Моран подумал, что профессор бредит. Потом вспомнил, что Марс уже уменьшал людей до размеров оловянных солдатиков, так что вряд ли что-либо помешает уменьшить его самого до еще меньшего размера. Он пожал плечами. Это было все, что он мог сделать.

— Пошли вы к черту, профессор, а еще лучше, катились бы вы на Марс. Там вам самое место! Однако предупреждаю: даже будучи размером с орех, я вам устрою веселую жизнь.

Эта дешевая фанаберия нисколько не тронула профессора, на что, собственно, Боб и не надеялся.

Марс повернулся к своему слуге и азбукой глухонемых показал ему на пальцах, что нужно сделать. Тот обыскал Морана и вынул ключ от машины.

— Сейчас Жюстиньен обыщет вашу машину, и мы узнаем, блефуете вы или нет…

«Коль открыл бутылку, так уж пей вино, — пришла Морану на ум старая поговорка. — Конечно, Жюстиньен обнаружит Альбера Синграна, и я окажусь безоружным в руках профессора Марса, как теленок под ножом мясника», — горько подумал он.

— Если сейчас Жюстиньен доставит доказательство того, что вы блефуете, я все равно, пожалуй, не убью вас, как думал вначале. Мертвый вы мне ни к чему, а вот живой — еще кое в чем послужите, командан Моран.

Поскольку Боб промолчал, профессор продолжил:

— Я уменьшу вас до размеров оловянного солдатика, и вы отправитесь грабить ювелирные магазины с другими в качестве детектива-любителя-консультанта. Вы будете обязаны повиноваться мне, командан Моран, поскольку я единственный в мире смогу вас вернуть в нормальное состояние, если, конечно, вы будете хорошо себя вести.

Физик помолчал и добавил:

— Полагаю, что вас интересует техника уменьшения людей. Через несколько минут, когда вернется Жюстиньен, я удовлетворю ваше любопытство. Уже давно я ни с кем не говорил о моих работах!..


Глава 6 | Невидимый враг | Глава 8