home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Приложение 3

ПУТЕШЕСТВИЕ АВРААМА

В ЗЕМЛЮ ОБЕТОВАННУЮ

Твердая вера жителей Северной Месопотамии в то, что Урфу следует отождествлять с упоминанием в Библии Уром, побудила меня посмотреть новыми глазами на первые главы Книги Бытия. Я хотел убедиться в том, действительно ли из нее появился Авраам и соответствует ли его легендарная миграция известной нам истории.

В Библии вообще проблематично датировать что-либо, в том числе и Книгу Бытия. Она не является прямой историей и написана на многих уровнях — отчасти аллегорическом, отчасти символическом, отчасти на уровне родовой памяти. Прежде всего это — религиозный документ, призванный поддержать и укрепить веру одного особого народа — израильтян — в свое призвание избранного Богом народа. Вопросом скорее веры, нежели науки остается и вопрос о реальном существовании одной отдельной семьи, возглавляемой патриархом Авраамом и совершившей переход из Ура в Ханаан. Мы можем лишь с некоторой долей уверенности утверждать, что записавшие эту легенду люди, вероятно, разбирались в географии и хранили в памяти реальные события, случившиеся с их предками. По Библии, Авраам был пастухом и скотоводом. Собрав свои стада и взяв с собой свою жену Сару и других последователей, он путешествует из Ура в Харан, а оттуда в Ханаан — библейскую «Землю Обетованную». Однако из-за голода он на время перебирается в Египет, где он солгал, назвав свою супругу Сару сестрой, и она была «взята в дом фараона». Когда обман раскрылся, семью Авраама выпроводили из Египта обратно в Ханаан.

Согласно большинству ученых мужей, упомянутый в Библии «Ур Халдейский» следует искать в Южной Месопотамии, в 140 милях к югу от Вавилона. Этот Ур был столицей самой ранней цивилизации в регионе — шумерской. Первые раскопки ее руин в Телл-эл-Мукайяре (в Ираке) были предприняты Тейлором в 1854 году, но настоящее их изучение началось лишь после первой мировой войны. И только в середине 20-х годов нынешнего столетия под руководством Леонарда Вули были сделаны самые важные находки. Он раскопал великий зиггуррат, или ступенчатую башню, а также посетил в соседнем Телл-эль-Обейде остатки древнего храма бога луны Сина, раскопки которого были начаты в 1919 году Х. Р. Холлом. Его находки, экспонирующиеся ныне в Британском музее, оказались весьма древними. В апреле 1925 года Вули писал в «Иллюстрейтед Лондон Ньюс»:

«Необычайный интерес вызывает именно возраст этого храма и всего найденного в связи с ним. Из дощечки в его фундаменте мы узнали, что он был построен в честь богини Нин-Хурсаг вторым царем из первой династии Ура Ааннипаддой. Эта династия обычно считалась мифической, пока свет не увидели эти вещественные доказательства ее существования. Еще слишком рано устанавливать истинное время правления этого царя, поскольку списки вавилонских династий не свободны от ошибок, и следует искать дополнительные доказательства. Его царствование определенно приходится на четвертое тысячелетие до н. э., и, по самым скромным подсчетам, наш храм насчитывает около 5400 лет».

Вули предстояло сделать еще более крупные открытия. В 1928 году он опубликовал ряд статей о находке похоронных принадлежностей, в том числе нетронутой могилы царицы и массового захоронения целого гарема, рабов, слуг и охранников, сопровождавших умершего царя на пути в иной мир. В гробнице царицы Шубад был найден великолепный золотой головной убор, который ныне также экспонируется в Британском музее, как и многие другие предметы из золота, серебра и драгоценных камней. Возможно, из-за его потенциальной связи с библейской историей Авраама и Исаака, Вули был весьма заинтригован своим открытием доказательств человеческих жертвоприношений в Уре, и поэтому он пишет:

«Не менее примечательным, чем предметы, найденные прошлой зимой в царских могилах в Уре, было открытие, что похороны царя сопровождались ритуалами с человеческими жертвоприношениями. Во всей литературе о Вавилонии нет и намека на подобный обычай, когда-либо бытовавший там: задолго до того исторического периода, которым датируются наши письменные памятники, этот обычай был упразднен, а воспоминания о нем были преданы забвению или тщательно скрывались писателями, устыдившимися таких зверств в прошлом. Но сейчас мы располагаем убедительным доказательством того, что в четвертом тысячелетии до Рождества Христова Шумерский царь был похоронен вместе со всем окружением, состоявшим из придворных, солдат и женщин, которые, подобно кувшинам с едой и напитками, оружию и инструменту, призваны были обслуживать его потребности и наслаждения на другом свете».

В то время, когда Вули вел раскопки в Уре, существовало немалое соперничество между археологами, работавшими в Египте и Месопотамии, в обнаружении самых древних и необычных сокровищ. Прошло лишь несколько лет после открытия Говардом Картером гробницы Тутанхамона в Долине Царей, и обнаружение столь важных захоронений в Уре стало предметом большой гордости дня всех, работавших в Шумере. Вули, естественно, был доволен тем, что его открытия подтвердили: Ур был высоко цивилизованным государством по меньшей мере за несколько столетий до основания египетского Старого царства, построившего пирамиды. Но не допускали ли археологи преувеличения, утверждая библейскую связь между золотым городом Ур и патриархом Авраамом?

Академическое соперничество между египтологами и шумерологами вышло за рамки попыток доказать большую или меньшую древность той или иной цивилизации и в значительной степени зависело от финансирования. Раскопки часто зависели от поддержки таких Состоятельных благотворителей, как лорд Карнарвон в случае Говарда Картера и обнаружения гробницы Тутанхамона, но существовали и другие заинтересованные группы. Главными среди них были общества, озабоченные поиском доказательств подлинности Библии. Такие организации, как «Египетский исследовательский фонд» или «Палестинский исследовательский фонд», давали немало денег на продолжение полевых работ и Вули, и Петри. Эти спонсоры, естественно, ожидали отдачи: находки должны были получить, где это возможно, библейское толкование, скорее подтвердить, нежели опровергнуть слово Бога. Часто спонсоры оставались разочарованными, когда археологические раскопки раз за разом давали либо нейтральные, либо несовместимые с библейской хронологией результаты. Холл, Вули и иже с ними старались в Уре потрафить спонсорам. Телл-эль-Макайяр стал «Уром Халдейским», и было принято на веру, что именно оттуда отправились Авраам и его отец Фарра в свое путешествие в землю Ханаанскую. Открытие крупных царских захоронений и впечатляющая древность находок подкрепили эту романтическую картину, ибо подтвердили мысль о том, что Авраам был в действительности не грубым скотоводом, возглавлявшим род кочевников-бедуинов, а городским жителем, возможно, даже царских кровей, самого древнего города региона. Датирование Ура четвертым тысячелетием также соответствовало идеям о семитысячелетнем «искупительном цикле» со времени Авраама до конца золотого века. Таким образом, Авраама должны были отделять четыре тысячи лет от Иисуса— нечто вроде подготовительного периода; два тысячелетия «наших дней» — от времени Иисуса до «конца дней», и, наконец, одно тысячелетие Золотого века, которое последует за его Пришествием около 2000 года. В соответствии с таким расчетом, Авраам должен был жить где-то около 4000 года до н. э. — незадолго до времени археологического Ура. Связывая Авраама с этим «Уром Халдейским», археологи — так, по крайней мере, думали они — никогда не обижали и доставили большую радость своим еврейским и христианским спонсорам. Но было ли это истиной?

В 1953 году, во время странствования по Ираку, Сирии и Турции, Дж. Беннетт посетил место раскопок Вули. И полюбил Ур, как это видно из его записок, ибо смотрел на Шумер как на место зарождения цивилизации.

Его мало интересовал, если вообще интересовал, Египет: в самом деле, нет никаких опубликованных данных о том, посетил ли он когда-либо эту страну. И все же Беннетт проявляет осторожность, экстраполируя данные археологических раскопок, и записывает в своем дневнике:

«…и вот я остановился на пороге Гробниц Ура, заглядывая в темное углубление, из которого извлекли такие сокровища. Мое наиболее сильное впечатление: от далекого прошлого нас отделяет пропасть. Благодаря случаю мы находим тот или иной след античного мира. В соответствии со своими находками мы приблизительно реконструируем условия жизни. Я абсолютно уверен: если бы не были расшифрованы надписи и открыты могилы, никто не смог бы говорить о высоком уровне культуры этих древних городов».

Путешествие Авраама представляется почти лишенным смысла, если он действительно был горожанином из Южного Ирака в четвертом тысячелетии до н. э. Даже если предположить, что в регионе Южной Месопотамии того времени были какие-либо пастухи, то и тогда скотоводство не могло быть господствующим способом землепользования. На плодородной равнине в нижнем течении Тигра и Евфрата можно было вырастить больше одного урожая пшеницы и овощей в год. Было бы непрактично держать крупные отары овец, которые паслись бы на этих пахотных землях. Подобное землепользование больше подходит холмистой или гористой местности, где овцы и козы могли бы пастись на иначе непродуктивных землях. Да и отцу Авраама Фарре ни к чему было вести свою семью из Телл-эль-Мукайяра в Харран, если местом их назначения был Ханаан. Были и другие удобные маршруты, с которых не нужно было заворачивать в Харран. Если же Авраам жил — как сейчас признают все — во втором, а не в четвертом тысячелетии до н. э. и вышел бы не из Ура в Шумере, а из Урфы (Эдесы), то это дает нам исторический сценарий, в котором гораздо больше смысла и который к тому же совпадает с исламскими преданиями, все еще сохраняющимися в регионе.


Приложение 2 ОРИОН-ОХОТНИК | Тайны волхвов. В поисках предания веков | «ЭДЕСА. БЛАГОСЛОВЕННЫЙ ГОРОД»