home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ДАРЫ ВОЛХВОВ

Церковь отказалась от идеи совпадения дня рождения Иисуса с днем солнечного восхода Сириуса в 7 году до н. э. в качестве символического возрождения солнца зимой. День рождения в июле показал бы со всей очевидностью связь христианства с изначальным египетским культом Осириса, ибо это было началом года Сириуса и на протяжении тысячелетий основой Египетского календаря. Лишь в 245 году «отец церкви» Ориген, родившийся в Александрии и, будучи епископом, общавшийся с императором Северием Александром, открыто осудил празднование рождения Иисуса, «как если бы он был фараоном». Он бы не сказал такого, если бы в Египте даже его времени не понимали, что истинное рождение Иисуса соответствовало началу египетского Нового года и официальному дню рождения Гора. К сожалению, с утратой реального дня рождения Иисуса и знания того, что он был рожден под знаком Льва, были затемнены некоторые библейские пророчества вроде содержащегося в Откровении (5:5), где один из старцев говорит: «…не плачь; лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее». Лев племени Иуды должен был родиться под созвездием Льва, и им явно является Иисус. Снимаемые им семь печатей символизируют семь планет, которые запечатывают хрустальные сферы и, следовательно, удерживают души на Земле. Этот догмат нельзя понять без ссылки на гермесову традицию и знания астрологии, определившей рождение Иисуса.

Есть и более глубокий смысл в дарах волхвов, который становится очевидным не сразу. Согласно гермесовой философии, в которой явно неплохо разбирался Матфей, семь планет[106] были царями или правителями нижних небес. Из-за своего отхода от истинной веры Человек был поставлен под их господство, означавшее, что он втянут в циклы перевоплощения. Считалось, что каждая планета, особенно планеты, находившиеся над горизонтом при рождении человека, передавала что-то из своего характера воплощающейся душе. Однако эти дары могли быть благословением или проклятием в зависимости от того, использовались они из чисто эгоистических побуждений или нет.

В астрологическом плане дары трех царей вполне могли символизировать особые таланты, дарованные Иисусу при рождении планетарными покровителями. Примечательно, что сразу же после того, как его крестил Иоанн, дьявол трижды подвергает его искушению, пока он постится в пустыне. В данном случае дьявол явно представляет низкую сторону его собственной натуры или темную сторону, которая в отличие от его вечного духа обусловлена астральными условиями его рождения. Эти три искушения представляются связанными с неправильным использованием каждого из трех даров царей. Сначала он испытывает искушение обратить камни в хлебы, то есть осуществить волшебное превращение материи. Это означало бы злоупотребить своей пастырской способностью, подаренной ему планетой магии Меркурием. Затем его посещает искушение броситься вниз с высокого места, поскольку он твердо верит, что ангелы предотвратят его падение. Так он злоупотребил бы подаренной Сатурном способностью сохранять жизнь. И, наконец, он впадает в искушение стать царем мира — злоупотребление дарами Юпитера, планеты, покровительствующей монаршей власти. Иисус справляется со всеми тремя искушениями и тем самым показывает, что его предназначение стать выше планетарных богов, символизируемых тремя царями. Примечательно отсутствие при его рождении таких планет, как Венера, Марс и Луна. Поэтому мы и не узнаем о том, что он подвергается искушению похотью (Венера), жестокостью (Марс) или леностью (Луна). Дьявол, или семиголовый планетарный логос, удерживающий души людей в материальном мире, может искушать их только в соответствии с характером их участи.

Позже, во время своего пастырства, Иисус использовал свои дарования ради блага других. Так, свойственными Меркурию способностями он пользуется для превращения воды в вино и умножения хлебов и рыб, но не для себя, а для других. Дар Сатурна он применяет для исцеления больных и воскрешения умерших. Свои деньги и положение, дарованные ему Юпитером, он отдает и становится бродячим нищим. Таким образом, Евангелие от Матфея показывает, как следует вести себя современному последователю Гермеса — со смирением, милосердием и честью. Иными словами, показывает полную противоположность книжникам и фарисеям, считавшимися мудрецами того времени, но попадавшими в ловушки дьявола, тратившими время на ученые, но бесплодные диалоги и ставившими себя выше соседей. Их обвиняет в лицемерии, в том, что они забрали и спрятали ключи от неба (от гермесовой мудрости, передаваемой вниз через Авраама, Моисея и пророков):

«23 13Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете…

23Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять. 24Вожди слепые, сцеживающие комара, а верблюда поглощающие!»[107]

В конце своего жизненного пути, исполнив свою пастырскую миссию, Иисус возвращает дары «богов» — царей астральных сфер. На суде он отказывается защищаться с помощью будь то мудрых слов или волшебных трюков. Иными словами, он отказывается от дара Меркурия. Не пытается он и купить свою свободу, а вполне мог сделать это, используя свои связи. Это отказ от дара Юпитера. В-третьих, умирая на кресте, он отказывается от обещанной ему долгой жизни. Поступив так, он возвращает дар Сатурна. Таким образом, он отдает обратно трюм царям менее ценные дары, предпочитая освободиться от пут земного существования.

Нужно, разумеется, иметь в виду и его четвертый отказ — от царствования в Иудее. Это был дар самого бога солнца Аполлона-Гелиоса, символизированный его рождением при соединении солнца с Регулом. Более того, Иисус позволяет издеваться над собой — на него надевают терновый венец и ему вручают камышовый скипетр. И тем не менее его распинают на кресте (по приказу Пилата) с прибитой дощечкой, на которой написано: «Иисус Христос, царь иудейский». В символическом и всех остальных отношениях Иисус отказывается от всех искушений планетарного мира. Косвенно это свидетельствует, что его гностицизм — это вершина: он сумел вырваться из хрустальных сфер и — как того пожелали бы все герметические философы — занять место по правую руку Бога-Отца, трон которого установлен вне нашей мелкой солнечной системы с ее малыми царями-планетами.

Если вооружиться таким толкованием и осознать, что истинное Рождество имело место 29 июля 7 года до н. э., тогда история волхвов становится одним из главных ключей к пониманию всего остального текста Евангелия от Матфея. Как любой другой, человек Иисус родился с некой астрологической судьбой. Однако он не покоряется ей, а выполняет свое высшее предназначение, которое подразумевает и мучительную смерть на кресте. Это было предсказано в начале Библии, и на последнем дыхании он возвращается к ней:

«27 46…а около девятого часа возопил Иисус громким голосом: Или, Или! Лама савахфани? То есть: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? 47Некоторые из стоявших там, слыша это, говорили: Илию зовет Он. 48И тотчас побежал один из них, взял губку, наполнил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить; 49а другие говорили: постой, посмотрим, придет ли Илия спасти Его. 50Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух»[108].

Очевидно, что среди «стоящих там» не было книжников и фарисеев, иначе они узнали бы ссылку на 21 псалом:

«2Боже Мой! Боже Мой! /внемли мне/ для чего Ты оставил меня? Далеки от спасения моего слова вопля моего…

7Я же червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе. 8Все, видящие меня, ругаются надо мною, говорят устами, кивая головою: 9он уповал на Господа; пусть избавит его, пусть спасет, если он угоден Ему»…

15Я пролился, как вода; все кости мои рассыпались; сердце мое сделалось, как воск, растаяло посреди внутренности моей. 16Сила моя иссохла, как черенок; язык мой прильнул к гортани моей, и Ты свел меня к персти смертной. 17Ибо псы окружили меня, скопище злых обступило меня, пронзили руки мои и ноги мои. 18Можно было бы перечесть все кости мои; а они смотрят и делают из меня зрелище; 19делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий».[109]

Читая этот Псалом Давида и сравнивая его с описанной Матфеем сценой Распятия, очень трудно не заметить содержащегося в нем предсказания событий на Голгофе вплоть до пронзенных рук и ног и до солдат, бросающих жребий насчет одежды Иисуса. Как таковое, он проливает яркий свет на характер предназначения — как противоположности судьбы. Часто кажется, что вся суть истории, утраченная церковью, не желающей признать человечность Иисуса-человека, состоит в том, что он не должен был проходить через все это. Он мог принять дары мудрецов за то, чем они были, прожить безмятежную и спокойную жизнь и со временем умереть достойно. Распятие представляется отказом от такого выбора в пользу более сурового пути, который станет выполнением пророчеств об умирающем Спасителе и откроет проход через хрустальные сферы. Таково глубокое и суровое послание нам; если мы пожелаем стать последователями Христа, тогда недостаточно боготворить его. Мы тоже должны смотреть в лицо нашему предназначению и при необходимости оставить нашу более безмятежную, но обязательно ограниченную судьбу.


ХРАМЫ ПРИСНОДЕВЫ | Тайны волхвов. В поисках предания веков | ГЛАВА 12 ВТОРОЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД И СОБОР НА РЕЙНЕ