home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРОРОК ОРИОН

В иудаизме Орион не столько охотник, сколько дикарь Бога. В образе же Самсона он — судья Израиля, а созвездие также связано таинственным образом с древней школой пророков. В Ветхом Завете «дикарь», живущий вне благоустроенного общества, обладающий особыми способностями и поступающий как совесть народа Израиля, проглядывает со всей очевидностью в необычайном образе пророка Илии. Ничего не говорится о его родословной, кроме того, что он — «Илия, Фесвитянин, из жителей Галаадских»[87]. Он является из ниоткуда и тут же совершает чудеса, которых не видели со времен Моисея. Он вызвал на соревнование 450 пророков Ваала[88], дабы посмотреть, чей Бог обладает реальной силой. И он, и они соорудили два жертвенника и положили на них заколотых тельцов. Затем они должны были призвать огонь с неба, который пожрал бы приношение. Нечего и говорить, что пророки Ваала напрасно суетились и волновались целый день, призывая огонь, зато одной молитвы Илии оказалось недостаточно, чтобы с неба пал огонь и пожрал его жертву. Вслед за их поражением Илия казнил фальшивых пророков Ваала. Уже по этому эпизоду видно, что Илии, подобно Митре, было свойственно убивать быков.

Пророк, приносящий в жертву быка, одевался весьма своеобразно. Когда царь приказал своему посланцу описать Илию, тот ответил так: «На нем были головной убор и кожаная набедренная повязка». И этого было достаточно, чтобы узнать его. «Головной убор» сменил львиную шкуру Геркулеса и Самсона, а указание на его набедренную повязку связывает его напрямую с прообразом Ориона. Эта связь становится еще очевиднее, когда он готовится совершить свое мистическое восхождение на небо. Он берет с собой своего верного ученика Елисея, отправляясь на реку Иордан. Подобно Моисею, который провел израильтян через Красное море, Илия ударяет своей свернутой накидкой-милотью по воде. Она разверзается таким образом, что они могут пересечь реку по суху. Поскольку они пришли со стороны Иерихона, то явно пересекли реку с западного берега на восточный. Там Илию забирает на небо огненная колесница:

«2 11 Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо. 12 Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более…»[89]

Этот эпизод допускает ряд толкований, но он имеет явное космологическое значение в контексте эзотерической астрологии. В Древнем Египте все фараоны при жизни считались воплощениями бога Гора. Когда фараон умирал, его душе полагалось вознестись на небо, чтобы присоединиться к Осирису в созвездии Орион. Он сам должен был стать звездой в этом созвездии. С уходом старого фараона его земные обязанности царя переходили к его сыну и наследнику, который становился следующим Гором. Похоже на то, что главным образом ради этого процесса и были построены пирамиды.

Нечто похожее происходит в рассматриваемом нами эпизоде, так как Елисей разрывает свои одежды и берет накидку своего «отца» Илий:

«2 12 И схватил он одежды свои и разодрал их на две части. 13 И поднял милоть Илии, упавшую с него, и пошел назад, и стал на берегу Иордана; 14 и взял милоть Илии, упавшую с него, и ударил ею по воде и сказал: где Господь, Бог Илии, — Он самый? И ударил по воде, и она расступилась туда и сюда, и перешел Елисей»[90].

Опять же в Древнем Египте реку Нил воспринимали как земной аналог Млечного пути. Если посмотреть на Млечный путь на небе, то Орион окажется на его «берегу». В рассматриваемом нами случае река Иордан имеет то же символическое значение для израильских пророков, что и Нил для египтян. Пересекая реку, Илия и Елисей символически «переправлялись» в небесный мир — первый, чтобы навсегда остаться в нем, а второй, чтобы вернуться к жизни в качестве пророка.

Если взглянуть на данный эпизод с астрологической точки зрения, это становится еще очевиднее. Елисей ясно видел Илию, пока не появилась огненная колесница и не унесла его. В мифологии всего античного мира считалось, что бог солнца Гелиос путешествовал на колеснице. Подъем солнечной колесницы, запряженной небесными конями, был представлен на фронтоне Парфенона в Афинах, и искусно изваянных коней с него до сих пор можно видеть в Британском музее. Так что представляется вероятным, что повозка с «конями огненными», прибытие которой скрывает Илию от глаз Елисея, является ясным указанием на колесницу солнца.

Елисей является свидетелем и чего-то, имеющего глубоко символический смысл для египтян: восход солнца скрывает от взгляда звезды Ориона. Восходящее солнце гасит звезды на рассветном небе, в том числе и Орион, если он оказывается в этот момент над горизонтом. Как ни парадоксально, но в тот день, когда Орион полностью восходит перед рассветом, означает день его возрождения. Этот так называемый «солнечный восход» Ориона символизировал также возрождение царя Гора в качестве «Осириса» и опять-таки связан с общей идеей преемственности божественной службы. Представляется, что, подобно Осирису, Геркулесу, Митре и Самсону, особый, символический язык Библии указывает на то, что Илия вознесся на небо, дабы быть представленным звездами Ориона.


Связь между Орионом и Илией оказалась и интригующей, и неожиданной. Она сразу же навела меня на размышления о человеке, который одновременно был последним из пророков Ветхого Завета и провозвестником Нового — Иоанне Крестителе. Он занимает весьма важное место в церковной иконографии; сам Иисус называл себя перевоплощением Илии. Это вытекает со всей очевидностью из Евангелия от Матфея:

«И 7…Иисус начал говорить народу об Иоанне: что смотреть ходили вы в пустыню? Трость ли, ветром колеблемую?8 Что же смотреть ходили вы? Человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских.9 Что же смотреть ходили вы? Пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою[91].

13…ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна. 14И если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти. 15Кто имеет уши слышать, да слышит!»

Подразумеваемая связь между Иоанном Крестителем и Илией очевидна из его манеры одеваться в «одежду из верблюжьего волоса и пояс кожаный на чреслах… /3, 4/» Его удостоверения «дикаря» и охотника вытекают из его диеты, состоящей из дикого меда и акрид, что совпадает с образом пророка по типу Самсона.

Подобно последнему, причиной гибели Иоанна стала женщина (в действительности две женщины: Иродиада и ее дочь Саломея). Иродиада имела много общего с более ранней царицей Израиля Иезавелью и была непримиримым врагом Иоанна. Она была дочерью царя Сидона Эфваала и привнесла в Израиль культ Ваала. Это ее жрецов обрек на смерть Илия после того, как им не удалось принести огонь бога к своим жертвам, и излишне говорить о том, как она разгневалась на него за это. Когда ее известили о случившемся, она поклялась отомстить пророку:

«19 И пересказал Ахав Иезавели все, что сделал Илия, и то, что он /Илия/ убил всех пророков мечом. 2 И послала Иезавель посланца к Илии сказать: пусть то и то сделают мне боги, и еще больше сделают, если я завтра к этому времени не сделаю с твоею душою того, что сделано с душою каждого из них»[92].

Позже она и ее муж, царь Ахав, устроили заговор для того, чтобы невинного человека забили камнями до смерти ради рвладения его виноградником и превращения его в огород. За этот поступок, который в библейских выражениях явно символизирует, что они обесценили «божий виноградник» — Израиль, Илия насылает на нее страшное проклятие — «Пусть собаки сожрут Иезавель». Некоторое время спустя, после того как Илия ушел, а Ахав был свергнут новым царем Ииуем, Иезавель разбилась насмерть, когда ее выбросили из окна ее же евнухи. Эта жуткая история завершается так:

«9 33…И выбросили ее. И брызнула кровь ее на стену, и на коней, и растоптали ее. 34И Пришел Ииуй, и ел, и пил, и сказал: отыщите эту проклятую и похороните ее, так как царская дочь она. 35И пошли хоронить ее, и не нашли от нее ничего, кроме черепа, и ног, и кистей рук. 36И возвратились, и донесли ему. И сказал он: таково было слово Господа, которое Он изрек чрез раба Своего Илию Фесвитянина, сказав: на поле Изреельском съедят псы тело Иезавели…»[93]

Участь Иезавели, одной из самых страшных фигур Ветхого Завета, соответствует прообразу «Ориона Охотника», ибо за ним по пятам следуют его охотничьи собаки — Большой и Малый Псы. Та, которая была проклята и поражена охотником, поедалась собаками.

Смерть Иоанна Крестителя не менее символична. Он сталкивается с Иродом Антипой — сыном Ирода Великого, которого посетили волхвы во время Рождества Иисуса. Иоанн оказался втянутым в споры по поводу женитьбы Ирода на Иродиаде, его племяннице. Иоанна раздражает не столько проблема кровного родства, сколько тот факт, что она уже была замужем за его братом Филипом, от которого сбежала. Иоанн упрекнул Ирода за его поступок, ибо он был противен иудейскому закону. Подобно мужу Иезавели Ахаву, Ирод был слабым человеком, подпавшим под каблук сильной женщины. Ради удовлетворения ее желаний Ирод приказал взять Иоанна под стражу, надеясь, что вскоре проблема забудется. Однако Иродиада испытывала глубокую и неизменную ненависть к Иоанну и не желала удовлетвориться меньшим, чем его смерть. Ее дочь Саломея совершает стриптиз — «Танец семи покрывал», и возбужденный столь чарующим зрелищем Ирод обещает девушке все, что она ни пожелает, — хоть полцарства. Она же, потакая желаниям матери, требует лишь голову Иоанна на тарелке. Таким вот трагическим образом завершается путь Иоанна Крестителя, последнего из еврейских пророков и в определенном смысле первого христианского. Однако история его смерти таит в себе более глубокое, символическое значение.

Глубоко укоренившуюся ненависть Иродиады к Иоанну некоторые ясновидящие объясняли тем, что она была перевоплощением Иезавели, как Иоанн — перевоплощением Илии. Если верить этому утверждению, обезглавливание Иоанна было следствием как проклятия, призванного Иезавелью на голову Илии, так и воздействия «кармы» последнего, умертвившего пророков Ваала. Верно это или нет, но существует очевидная связь между двумя историями и определенным астрологическим символизмом, заключенным в смерти Иоанна. «Танец семи покрывал» Саломеи связан, похоже, семью планетарными сферами, идущими, так сказать, внутрь, от Сатурна к земле, ближайшей внутренней сферой к которой является орбита Луны. Внешние планеты представляют разумность, власть и зрелость, а Луна символизирует сон, опьянение и гипноз. Саломея возбуждает Ирода, уже пьяного, и в таком лунатическом состоянии он дает роковое обещание. Схожим образом Далила отрезает волосы Самсона, пока он спит, а страстное увлечение Ориона богиней Луны Артемидой привело его к гибели. В истории Иоанна Крестителя тарелка Саломеи вроде бы символизирует лунный диск, который еще раз отнимает жизнь у «дикаря» Ориона. Даже предтеча Иисуса и «перевоплощение» Илии Иоанн не сумел избежать уготованной ему участи и принял смерть от Луны. Как и другие из той же плеяды, он возрождается как небесный «бог» — созвездие Орион.

Это исследование помогло мне понять, что тайная связь между Иоанном и Орионом, должно быть, была известна ранней церкви. Проводившиеся им крещения в реке Иордан перекликаются с историей Илии, отправившегося, как мы видели, на небо с берега той же реки, расставшись с Елисеем. Из Нового Завета вытекает, что Иоанн Креститель был пророком «школы» Ориона. Но даже поняв это, я оказался неподготовленным к открытию, которое мне предстояло сделать, когда я вновь обращусь к программе Скайглоуб и проанализирую новые даты, связанные на этот раз с Иоанном.

Церковь отмечает два важных праздника, ассоциирующиеся со Св. Иоанном. Первый из них — Крещение Иисуса в Иордане. Его уже не празднуют, но он приходился изначально на день Богоявления — 6 января. Второй праздник, все еще фигурирующий в Церковном календаре, хотя о нем почти забыли сегодня, был когда-то, как и Рождество, поводом для широкого празднования. Речь идет о Дне рождения Св. Иоанна, или Иванове дне, — 24 июня.

Глядя на звездное небо в день рождения Св. Иоанна, я с удивлением обнаружил, что во времена Иисуса он выпадал на дату солнечного восхода Ориона. Из-за изменения процессии в ту эпоху последние звезды Ориона, даже находясь над горизонтом, не были, вероятно, видимы, пока свет зари не «гасил» созвездие. Однако восемью или девятью столетиями ранее, когда действовал Илия, можно было видеть все созвездие. Напрашивается вывод, что Св. Иоанн воспринимался как перевоплощение Илии, а его день рождения 24 июня совпадает с предрассветным возрождением Ориона после периода его невидимости.

Период Рождества также имеет символическое значение. В это время года солнце находится в самом южном своем положении на небе. Примерно в то же время Орион восходит перед заходом солнца, а после захода последнего за ним следует Сириус. Иными словами, связанное с Иоанном Крестителем созвездие Орион остается невидимым до появления над горизонтом звезды, которая в Египте символизировала Исиду, а в христианские времена — Деву Марию. Эти два созвездия путешествуют по небу вместе, видны всю ночь, а солнце скрыто за землей. Находясь вне поля зрения, оно символически погружается в «воды пропасти», попадая на наибольшую глубину в полночь. Таково было — в Александрийской поэзии — возрождение Логоса, а в христианских умах эта идея ассоциируется с Крещением Христа в Иордане. Определенно подходящий символизм. Иоанн (Орион) остается видимым на ночном небе сбоку от «Иордана» (Млечного пути), пока Логос или Христос, символизируемые солнцем, погружен в глубокие воды.

Такая — или весьма похожая — идея, как кажется, скрывается за празднованием Крещения в день Богоявления. Позже праздновалось рождение, а не «второе рождение» Иисуса, и явление волхвов. Однако, как мне предстояло обнаружить, здесь скрыта серьезная ошибка. У Иисуса уже был день рождения, который сам по себе был полон символического смысла. Это определенно было известно Наставникам Мудрости, а мне предстояло открыть истинное значение истории о волхвах и то, что я считаю истинным днем рождения Иисуса Христа.


ОХОТНИК У ВОРОТ РАССВЕТА | Тайны волхвов. В поисках предания веков | ГЛАВА 11 ТРИ ЦАРЯ