home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 5

ТАЙНА ОРИОНА

Прошло пять месяцев со времени публикации моего нового издания «Герметик», и я как раз находился в торговом агентстве «Бат», разбираясь с проблемами, возникшими в их компьютерной сети, когда вдруг зазвонил телефон и, к моему изумлению, к нему подозвали меня. Я было подумал, что звонит жена, поскольку больше никто не знал, что в тот день я находился в Эшгроуве. Однако охватившее меня беспокойство по поводу возможной неисправности машины или иных проблем, побудивших ее срочно позвонить мне в середине дня, быстро развеялось, когда я услышал в трубке незнакомый мужской голос.

Звонившим оказался Роберт Бьювэл, работавший ранее в Александрии, бельгийский инженер-строитель, который после изгнания из Египта в ходе предпринятой Насером очередной «чистки» иностранцев проживал в Англии. Как оказалось, он долгое время искал сделанный Скоттом перевод «Герметик», но в каждом магазине его уведомляли, что тот уже не издается и потому недоступен. За неделю или две до своего звонка мне он заглянул в один старый книжный магазин в Оксфорде, где к собственному удивлению обнаружили на микрокарточках мою новую книгу издательства «Солос-пресс». Он тут же заказал две копии (одну для своего приятеля), которые и получил через несколько дней. В ходе дальнейшего разговора он объяснил свой звонок тем, что его заинтриговало мое «Введение» ссылками на связь между александрийской школой Гермеса Тризмегиста и IV династией строителей пирамид. Оказывается, эта тема вызывала у него особый интерес, он даже написал еще не опубликованную книгу по этому вопросу. Наш разговор продолжался около полутора часов и затронул широкий круг вопросов — от труда Дейма Фрэнсиса Йэйтса до Битвы Пирамид, от культа Осириса до астрономии созвездия Орион. Бьювэл спросил меня, не пожелаю ли я посмотреть его книгу в преддверии ее публикации, и через несколько дней я получил ее по почте.

Этот труд содержал далеко идущие выводы, свидетельствующие о работе выдающегося ума. Мне были не в новинку странные рукописи, и иногда даже казалось, что мир заселен одними оторванными от жизни чудаками, пекущими, как блины, самые причудливые теории в неоправданной надежде найти когда-нибудь издателя, который согласится напечатать их. Но этот автор, пусть и явно гонимый, не был чудаком. То что у него было что сказать о пирамидах, при всей своей необычности, было хорошо аргументировано и подтверждалось кропотливыми исследованиями, на которые должны были уйти долгие годы. Несмотря на тот факт, что книга охватывала слишком широкий круг вопросов и грешила — на мой взгляд — излишней академичностью в изложении, чтобы привлечь широкого читателя, я не сомневался, что, по крайней мере, одна ее часть могла стать бестселлером. Поэтому мы договорились о встрече., и через неделю или две я уже стоял на пороге его дома.

Роберт Бьювэл оказался стройным мужчиной лет сорока пяти, легко возбудимым, как всякий средиземноморец. Он много путешествовал, жил и работал на крупнейших строительных объектах века в Африке и на Среднем Востоке. Его египетский опыт в сочетании с его знаниями и опытом строителя побудили его пересмотреть бытующие теории о предназначении пирамид Гизы. Ему показалось, что точность в их исполнении не согласовывалась с общепринятым академическим мнением, что они представляют собой всего лишь индивидуальные захоронения могущественных фараонов. Своим взглядом строителя он усмотрел нечто большее. Даже если они были могилами, их расположение и размеры были продиктованы неким общим замыслом. Что это за замысел и почему выбор был сделан в его пользу, — не было очевидно поначалу, но Бьювэл был полон решимости узнать это, будучи убежденным, что здесь скрыта какая-то весьма важная тайна.

Сначала его интерес был всего лишь хобби, но с годами превратился во всепоглощающую страсть. К тому времени у него уже сложилась головоломка, свидетельствующая, что Гизские пирамиды IV династии были построены как отражение звезд, которые сегодня мы знаем как Пояс Ориона. Больше того, другие пирамиды, построенные примерно в то же время, представляли близлежащие звезды, а египтяне воспринимали свой Нил как земной аналог Млечного пути. Это была ошеломляющая концепция, которую большинство академиков из тех, к кому Бьювэл обращался, отвергало не задумываясь. И все же он сумел подкрепить свои выводы другими данными, подтверждающими эту новую звездную теорию. В «Пирамидных текстах» — старейшем в мире своде религиозных писаний — он Нашел множество указаний на то, что умершие фараоны верили в свое возрождение в виде звезд в созвездии Орион. Многочисленные изображения Ориона можно было видеть на стенах более поздних гробниц и пирамид, и в египтологии бесспорно было установлено, что указанное созвездие увязывалось с Осирисом, богом мертвых. Как если бы этого было недостаточно, были еще и некие «вентиляционные шахты» в Великой пирамиде, одна из которых, как обнаружили в 1964 году, была сориентирована на зенит[31] Пояса Ориона во времена строительства пирамиды. Все это могло быть гораздо большим, нежели простым совпадением, и указывало на необходимость полного пересмотра египетской астральной религии.

Мы сидели на кухне Роберта, и он забрасывал, меня фактами, цифрами, датами почти без передышки. У меня даже разболелась голова от напряженной дискуссии, когда через шесть часов я вернулся домой. Все, что он рассказывал, было столь необычным и важным, что я понял необходимость опубликовать это во что бы то ни стало. Я также сознавал, как обычно бывает в подобных случаях, что нас с Робертом свела сама судьба. Он напоминал неразорвавшуюся бомбу, имеющую критическую массу урана, которая может взорваться в любой момент. Я считал своим долгом добиться, чтобы этот материал сдетонировал под контролем. Мы вдвоем должны были принять меры для того, чтобы выработанное этими радиоактивными идеями электричество стало достоянием как можно более широкой аудитории.

В последующие недели мы вплотную занялись этим проектом, решив написать вместе книгу под названием «Тайна Ориона» и опубликовать ее с помощью «Солос-пресс». Однако судьба припасла новые сюрпризы, когда мы оказались вовлеченными в события, связанные с обнаружением потаенной «двери» в Великую пирамиду. Нас уговорили не публиковать книгу самим, а передать ее в руки более солидного издательства. Это решение оказалось мудрым, ибо после широкого показа документального фильма «Великая пирамида — ворота к звездам», снятого нами для «БиБиСи», и всего лишь через четырнадцать месяцев после нашего с Робертом телефонного знакомства, «Тайна Ориона» стала бестселлером номер один в Великобритании[32].


ГЕРМЕС ТРИЗМЕГИСТ И ФЛОРЕНТИЙСКИЙ РЕНЕССАНС | Тайны волхвов. В поисках предания веков | ХАРРАН И ВОЛХВЫ