home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Х

Через час я уже сидел с Людовиком и Шарлем, двумя братьями-рыцарями в уютной сарацинской таверне. Они были из числа тех рыцарей, что остались ждать нас в заброшенной сирийской деревне. А сейчас они наперебой расспрашивали меня о происшедшем. Они не могли понять, каким образом я смог спастись. «Мы думали, что выжил только де Бар! – сказал Людовик – а тут и ты объявился через месяц!»

Тут настала моя очередь потерять дар речи от изумления: «Маршал жив? Де Бар выжил? Как это возможно?!» Людовик растерянно сказал: «Ну, он вернулся один через два дня, после того, как вы ушли. Сказал, что остальные все погибли, он пригнал с собой телегу, в который был непонятный истукан, что-то похожее на огромную голову… (при этих словах у меня похолодело внутри) и золотые подсвечники для факелов. А на следующий день мы тронулись в путь обратно».

Мои мысли лихорадочно бегали. Что-то загадочное было в действиях маршала. Рыцари никогда не бросали друг друга на поле боя, и мы мужественно сражались, а потом искали де Бара в этих каменных лабиринтах, а он, оказывается, был уже далеко от нас. И не только телом, но и мыслями. Но что заставило его так поступить? «Мне надо срочно его увидеть!» – отрывисто бросил я.

«Но это невозможно – ответил Шарль – маршал отплыл в Европу ещё на прошлой неделе, и наверняка уже в Италии». «Помогите мне добраться до Европы, здесь есть что-то странное» – меня начали одолевать смутные подозрения. Я коротко рассказал братьям-рыцарям, что с нами стряслось в том богопротивном святилище, и какая ужасная участь постигла остальных. Рыцари пообещали как можно быстрее переправить меня в Европу. Но ближайший корабль уходил лишь через два дня, и у меня было время написать основную часть своей рукописи.

В Европу я вернулся лишь через две недели. Де Бар даже и не скрывался, видимо думал, что все остальные рыцари, отправившиеся с ним в мрачное подземелье, погибли. Я узнал также, что де Бара произвели в великие магистры Ордена и доступ к нему теперь был ограничен. Он стал сказочно богат как раз после своего возвращения, а об источниках его обогащения распространялись самые разные слухи.

Наконец, мне удалось приехать во Францию и направить бывшему маршалу письмо, в котором я извещал его о том, что нахожусь в полном здравии, что очень хотел бы его повидать и поговорить о своём участии в деятельности Ордена Храма. Ждать ответа мне пришлось недолго. Де Бар очень любезно ответил мне, что, безусловно, рад возвращению своего боевого товарища живым, и лишь только дела Ордена отвлекли его от самостоятельных розысков в отношении меня. Также сообщил мне, что лично приедет в гостиницу, где я остановился, через пару дней.

Получив такой милостивый ответ, я успокоился и стал ждать. Сытно поужинав в деревенской гостинице, я пораньше лёг спать, надеясь хорошо отдохнуть.

Однако мне не спалось. Дурные неопределенные предчувствия лезли в голову, пока я всё-таки не заснул.

Не знаю, сколько точно я проспал, но внезапно пробудился ото сна. Мне показалось, что совсем близко заржала лошадь. Я приподнялся на кровати и бросил взгляд на стул. Мой меч лежал там, и в тусклом свете словно звал меня, чтобы попасть в мои руки и окунуться снова в бой.

Неожиданно лошадь заржала уже под моим окном, и я понял, что мне не привиделось. Я осторожно выглянул в окно: около гостиницы стояло несколько лошадей с всадниками. Некоторые уже слезли с них и о чём-то беседовали с хозяином гостиницы, который встал перепуганный среди ночи, очевидно думая, что к нему вломились грабители. Но это были не грабители. Всадники были одеты в белые плащи, с хорошо знакомыми мне красными крестами. Тамплиеры! Что они здесь делают в такое время? Неужели де Бару не терпится увидеться со мной?!

Ответ на этот вопрос был неутешителен. Двое из рыцарей зарядили арбалеты и встали наизготовку напротив входа. Хозяин гостиницы что-то растерянно бормотал и указывал на моё окно. Меня разыскивали в явном нетерпении. Я понял всё: де Бар захотел избавиться от меня. От опасного свидетеля, который видел нечто такое, что запрещено смотреть смертному. И наш бравый маршал, очевидно, стал проводником каких-то тёмных сил, ведь не зря же он приволок этого проклятого идола в Европу! А я последний, кто знает правду о том, что же всё-таки произошло, там, в страшных песках богопротивной земли сарацин!

Тем временем, главный предводитель рыцарей, внимательно выслушав хозяина гостиницы, неуловимым взглядом движением воткнул в него меч и сразил наповал. Я уже держал свой меч наготове и лихорадочно размышлял, что же делать дальше. Рыцари меж тем в количестве четырех или пяти человек зашли в дом, лишь двое с арбалетами остались сторожить на улице.

Решение моё было быстрым. Решив пробиваться через улицу, я отломал ножки у прочного дубового стола, стоявшего у стены, и, прикрываясь крышкой стола как щитом, выскочил в окно, спрыгнув на крышу крыльца. Рыцари тотчас увидели меня и вскинули арбалеты. Просвистели стрелы, и одна из них пробила крышку стола и застряла в ней. Острие стрелы хищно уставилось мне в лицо, но терять времени было нельзя. Я спрыгнул на землю и увидел, как мои преследователи заряжают арбалеты снова.

В четыре прыжка настигнув их, я успел зарубить одного мечом, но другой успел выстрелить. Стрела оцарапала мне руку, и мне пришлось выпустить меч. Но в ход пошла тяжелая крышка стола и после двух ударов по шлему второй арбалетчик затих. Я поднял меч с земли и услышал громкие крики. В окне появились остальные убийцы, и у меня оставалась всего пара минут для бегства. Мечом я перерубил ноги всем лошадям кроме одной, и вскочил на неё. Шпоры заставили несчастное животное бежать во всю прыть, а преследователи остались далеко позади.

Холодная ночь поглотила меня и скрыла от преследователей. Я решил исчезнуть для всех, так как это был единственный шанс выжить. Я уехал в Испанию, так и не посетив родовое поместье, поселившись в мрачном монастыре Монсеррат, что стоит в одиночестве на высокой горе, надёжно скрытый от лишних глаз. Сменив имя, и одев монашескую рясу, я буду хранить страшную тайну Ордена. Чудовищную тайну преображения маршала Эврара де Бара из защитника в христиан в слугу Дьявола!

Молю Господа о том, чтобы моя рукопись всё же не сгинула в веках, а дошла до честных христиан. Заканчиваю сие повествование.


предыдущая глава | Великие Древние (сборник) | Послесловие