home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



VIII

Проснулся я внезапно. Мне показалось, что мой слух всё-таки уловил какой-то шорох. Мои руки рефлекторно схватились за арбалет, который по-прежнему лежал у меня на коленях. Я совершенно потерял ход времени и не знал, сколько прошло дней. Один? Два? Три? Ход моих мыслей неожиданно прервал какой-то писк. Я зажёг факел и осмотрелся.

В метрах двух от меня копошилась большая крыса, и при виде её я, как ни странно, ощутил голод. Мысль о голоде пришла спонтанно, но ничего удивительного не было: последний раз я ел в той заброшенной деревне. Неужели я умру от голода в этих каменных лабиринтах? Неужели Господь допустит это, после того как мы защищали знамя Христово от нечестивых?

По-моему я начинал уже бредить. Я поднялся, и при виде меня крыса убежала прочь. Я пошёл за ней в тщетной надежде, что она приведёт меня к выходу из этой преисподней. Казалось, коридор был бесконечен. Крысу нигде не было видно, а я всё шёл и шёл вперёд. В мои размышления вдруг закрались мысли о той таинственной голове, которой поклонялись странные служители. О мёртвом брате Теодоре, который погиб при кошмарных обстоятельствах. Что же я видел тогда?

Обо всём этом я думал, пока проходил мимо угрюмых серых стен. Изредка мне попадалось что-то вроде дверей в стенах, но что за ними скрывалось, я предпочёл не выяснять. У меня была более ясная цель: выбраться. Время текло медленно, а стены не кончались. Прошло ещё несколько часов, и усталость стала возвращаться. Голод усилился настолько, что я уже готов был накинуться на сырое мясо и съесть его, как бы это ни противоречило заповедям Божьим. Но даже крыс видно не было.

Я прислонился к стене, постепенно приходя в себя, и вдруг показалась крыса. Осторожно нюхая воздух своим длинным носом, она тревожно смотрела по сторонам. Она была довольно крупной, гораздо крупнее тех, что мне доводилось видеть в Европе. Я старался не шевелиться, чтобы подпустить её поближе. Мне пришлось совершить это богопротивное деяние.

Крыса тем временем как будто меня не замечала, и подползла на пару метров ещё ближе. И я решился: внезапно вскинув меч, бросил его в крысу, целясь в неё огромной рукояткой. По инерции я упал, слыша звон меча, стукнувшегося о камни. Медленно подняв голову, я надеялся, что поразил цель. Но меня ждало разочарование. Крыса сидела в стороне, и хихикала надо мной. Наверно у меня уже начались слуховые галлюцинации. Но, тем не менее, голод никуда не делся, и я на этот раз поднял уже арбалет и выстрелил.

Через пару минут я уже наслаждался тёплым крысиным мясом и чувствовал, что силы мои восстанавливаются. А спустя полчаса, я бодро шагал вперёд. Вперёд в никуда. Тоннель тянулся нескончаемо, правда, на этот раз на стенах стали появляться явные следы надломов и разрушений. Это немного приободрило меня, ведь возможно этот унылый коридор скоро закончится. В головы полезли недавние воспоминания о моих товарищах, погибших в схватке с подземной нечистью, о таинственных обрядах, проводившихся в этом нечестивом храме. Но меня также переполняло удовлетворение от того, что я убил этого мерзкого колдуна, разрубил и скинул в пропасть это отродье, по вине которого мы зашли в этот зловещий туннель и по вине которого я иду уже вторые или третьи сутки по этому коридору в слабой надежде выбраться из него.

Наконец, прочные каменные стены сменились почти полностью прохудившимися, на полу стали попадаться кучи песка и тревога овладела мной. Но, тем не менее, я не сбавлял ход, только оставив арбалет далеко позади, бросив его на пол, ибо тело моё сильно ослабело. Меч, я не брошу ни при каких обстоятельствах, так как это гордость настоящего и рыцаря и его честь. К тому же он моя защита при встрече с подземной нечистью: кто знает, какая ещё тварь встретиться мне во тьме. Один факел уже давно прогорел, а второй сгорел только наполовину, и возникало опасение, что скоро я останусь вообще без света.

Я прошёл крутой поворот и заметил, что стены начали заметно сужаться. И тогда я сбавил шаг: какое-то тревожное волнение охватило моё ослабевшее тело. Осторожно переступая ногами через кучи песка, я продолжал двигаться вперёд, беззвучно шепча молитвы Господу. Он должен мне помочь. Мне обязательно нужно выбраться, и рассказать о том, что случилось.

Примерно через полчаса я остановился. Вернее сказать, встал как вкопанный. Изумление моё смешалось с отчаянием. Я дошёл до конца. Только окончание моего пути было не таким, как я представлял. Меня захлёстывали обида, злость, усталость и безысходность.

Прямо передо мной, в суженном коридоре при свете догорающего факела, виднелся заваленный проход. Было заметно, что коридор начал уходить вверх к возможному выходу из него, но… Видимо стены уже не выдержали и обрушились. Отрезав туннель от внешнего мира.

Наверно я стоял целую вечность, прежде чем в бешенстве кинулся расшвыривать эти огромные камни, обломки стен и песок. Я не могу умереть просто так, и должен сражаться до конца, как истинный рыцарь Храма. Помогая себе мечом, мне удалось отодвинуть камни, и теперь я копал в песке путь на свободу. Железные перчатки мне очень в этом пригодились, а также и острие одной арбалетной стрелы, которую я взял собой. Ею я размельчал спрессованный песок и глину, копая, словно гигантский крот. Почти полностью прогоревший факел уже почти не давал света, но я продолжал трудиться не покладая рук. Я значительно продвинулся вперёд, но, сколько мне было ещё копать, не имел ни малейшего представления.

Я успел прокопать наверх метров десять, прежде чем факел погас окончательно, оставив меня в кромешной тьме. Но это меня не остановило, я чувствовал, что копать становиться легче, но внезапно передо мной возник огромный камень, и мой душевный подъём сменился отчаянием. Неужели всё зря? Я попробовал откопать этот камень, но он был слишком большой. Мои движения замедлялись, ибо силы были уже на исходе. Вскоре я прекратил копать, и устало закрыв глаза, почувствовал необходимость передохнуть. Положил голову на песок и почти сразу же потерял сознание.


предыдущая глава | Великие Древние (сборник) | cледующая глава