home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3. Смерть на опушке

Мы бежали с Фернандесом долго, не смея оглянуться, и, казалось, ноги не могут сами остановиться. Нам чудилось, что со всех сторон нас окружают гнилые тела дикарей, что они мелькают то тут, то там, и когда мы в изнеможении упали на траву, то удивлению не было предела: погони не было даже слышно. Мы прислушались. Только ветер шевелил верхушки пальм и лениво перебирал траву. Где-то в лесу надрывалась какая-то птица. Фернандес приподнялся и выпалил, тяжело дыша: «До сих пор не верю, что все это было в действительности. Голова идет кругом…»

Я согласился и покачал головой. Все было настолько же необычно насколько и страшно. С дикарями я сталкивался и раньше. На самых разнообразных островах и континентах, но то, с чем мы с толкнулись на этом проклятом острове было каким-то особенно зловещим. Зловещий культ и выродившиеся туземцы совершенно отвратного вида… Как будто ожившие мертвецы… Ужасная гибель наших товарищей, и такое обманчиво легкое бегство из плена. Все было очень подозрительно, и шестое чувство подсказывало, что наши злоключения еще не кончились.

Мы с Фернандесом поднялись и стали размышлять, в какую сторону лучше идти к кораблю. Фернандес пошел к опушке, а я стал осматриваться по сторонам. Я видел кусок морской глади и зеленую сельву. Солнце играло бликами на синей морской воде, в голубом небе парили чайки. Эту совершенную идиллию нарушало лишь то чудовищное положение, в которое мы попали, и из которого нам удалось спастись только вдвоем. Какая-то фантасмагория, наваждение, страх и ужас в настоящем раю. Оказывается, и такое бывает.

Вдалеке я увидел черную точку – наш корабль. «Санта Мария»! Скоро мы будем на борту! Мы должны добраться до нее, во что бы то ни стало. Надежда выбраться с этого чертового острова вновь забила во мне с новой силой. Из моей груди вырвался вздох облегчения, что всё позади, что остается только добраться до корабля, неважно как, главное добраться и к черту всё, к черту все эти пряности, долой деньги!

Вдруг в самый разгар такого душевного изливания, я внезапно услышал возглас удивления. Я обернулся и не поверил своим глазам. Фернандес стоял на опушке леса, вокруг него слегка колыхались пальмы, встревоженные яркие бабочки разлетались прочь, а около деревьев. Где раньше ничего кроме травы не было, стоял. Нет, этого просто не может быть, это просто мираж.

Наверно в голове совсем помутилось от жары, но. ОН стоял, возвышаясь над несчастным Фернандесом. Над трясущимся моряком возвышался тот самый богохульственный идол из камня. Впрочем, через мгновение я убедился, что он вовсе не каменный, хотя и выглядел точь в точь, как кусок камня. Этот каменный камуфляж был всего лишь маскировка. Маскировка для настоящего Зла, подкарауливающего невинные жертвы. Это исчадие ада было живое, живее всех живых, несмотря на внешний обманчивый вид.

Я двинулся к несчастному моряку, еще не представляя какой кошмар произойдет у меня на глазах. Однако помочь ему я все равно не смог бы, окажись даже совсем рядом. Пока Фернандес таращился на невесть откуда взявшегося каменного монстра, мой взгляд уловил слабое движение. Однако слабое движение тотчас сменилось молниеносным. Чудовищно отвратительная голова монстра слегка качнулась, а затем. Когда я вспоминаю это, мне хочется открыть глаза и проснуться, очнуться от этого кошмарного сна, но глаза и так уже открыты и мне остается только кричать, кричать от всепоглощающего ужаса…

Щупальца на морде твари внезапно распрямились и вцепились в голову Фернандеса, тот заорал от страха или от боли, а скорее всего от того и другого. Попытался помочь себе руками, и отодрать эти извивающие мерзости от своей головы, но было уже поздно. Раздался громкий хруст, и руки Фернандеса обмякли. Однако тело двигалось, но это были ужасные движения. Движения заглатываемой жертвы в пасть удаву. Но конечно это был не удав, а нечто гораздо более чудовищное, пришелец из иных миров, в поисках свежей крови, обуреваемый жаждой убийств, искусно маскирующийся под камень, в котором спрятано самое настоящее вселенское ЗЛО.

А тем временем, тело Фернандеса, перетираемое, словно гигантскими жерновами, постепенно растворялось в каменной пасти идола, который сам не произнес ни звука. Кости моряка крошились в мелкую крошку, кровь сочилась на землю непрерывно, разорванные внутренности ошметками падали на землю, а тварь продолжала пожирать человека, упиваясь, свежей человечиной.

Когда на землю упали изжеванные сапоги моряка, чудовище повернуло ко мне свою кошмарную голову и уставилось пустыми серыми глазами. И тут я заметил очередное странное превращение. Монстр, только что беспощадно уничтоживший моего товарища, снова стал серым и неподвижным. Голова, направленная в мою сторону, так и застыла. Чудовище снова стало идолом. Идолом кощунственного Древнего Бога, прибывшего из далекого безвременья, создавшего, как я узнал впоследствии, на этом затерянном острове свое собственное царство. Царство смерти и запустения.

Видимо, чудище еще не ожило окончательно, и временами снова подвергалось окаменению, наверно мало еще было выпито свежей крови безвинных жертв, чтобы ОНО могло свободно ходить по Земле. Оно опять заснуло в своем каменном одеяле.

И тогда я побежал опять. Я бежал быстро и долго, ветки хлестали меня по лицу, а перед глазами стояло ужасное зрелище: безжалостное убийство Фернандеса перемежалось с отвратительными лицами дикарей. Мне опять казалось, что они повсюду. Повсюду. Со всех сторон на меня смотрят эти безжалостные глаза. Мне не скрыться от них, нет!


2.  Побег | Великие Древние (сборник) | 4.  Рассказ старухи