home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Колодец шоггота

Уже тысячу раз я проклинал себя, за то, что, не подумав, полез в этот страшный колодец! Обычная велосипедная прогулка закончилась для меня тем, что теперь я не могу спокойно спать и просыпаюсь в холодном поту от любого громкого шороха. Предположить, что так все закончится, не смог бы даже человек, обладающий самой извращенной фантазией. Представить, что придется убегать что есть сил от самого настоящего ужаса! Чтобы не быть пожранным гнусной тварью, восставшей из адского подземелья!

Я следовал из Хиллсбэри в Аркхэм на велосипеде, так как поезда в этот день следовали со значительным перерывом, и мне пришлось задуматься о другом способе, как добраться до города. Поезд дальше не шел, и проводник этим известием нагнал на меня тоску, ибо находясь в служебной командировке, мне нужно было добраться до Аркхэма хотя бы к утру. Поэтому, взяв напрокат велосипед, я все же рассчитывал за час, от силы полтора добраться до города. К тому же разминка подобного рода пошла бы мне на пользу, учитывая, что стояла теплая осенняя погода.

Сначала я поехал полем по дороге вдоль леса, однако приметив в нем довольно широкую просеку, решил срезать путь и, свернув с поля, сбавил ход. Какое-то странное предчувствие, некое шестое чувство остановило меня на некоторое время. Окинув мимолетным взглядом лес, я не заметил ничего необычного. Продолжая всматриваться в стройные ряды косматых елей, безмолвно взирающих на меня, я задумался. Словно огромные стражи охраняли путь неведомо куда от посторонних глаз.

Из этого состояния меня вывел резкий крик ворона, и, подняв голову, стал свидетелем необычного зрелища. Внушительных размеров ворон недовольно оглашая окрестности своим хриплым карканьем, как будто не решался залететь в лес. Немного покружив над полем, он затем скрылся в противоположном направлении. И в тот момент, когда я пытался понять причину странного поведения птицы, мои ноздри уловили чрезвычайно неприятный запах: тягучий и сладковато-тошнотворный. В голову сразу полезли мысли о кладбище, однако я успокоил себя тем, что видимо где-то поблизости валяется издохшее животное, разлагающее мимолетный запах гниения, который и донес до меня порыв ветра.

Внутри лес оказался более дремучим, чем снаружи. В нем стояла мертвая тишина, которая вызывала тревогу. Ни одна птица не нарушала эту странную тишину. Внезапно я вспомнил местные поверья о то ли нечистой силе, легенды о которой передавались в окрестных деревнях выжившими из ума старожилами, то ли о каком-то бесформенном существе, то ли о пропавших в этих краях путниках. Я посмотрел вверх, но неба я почти не видел из-за тесно сплетенных веток огромных сосен, которые подобно великанам возвышались надо мной. Велосипедные шины с хрустом давили мелкие сучки и шишки, и я, засмотревшись по сторонам, не заметил, как наехал на лежавшую на тропинке увесистую ветку, и она, переломившись, застряла в колесе, заблокировав его.

Я со всего размаху перелетел через руль и грохнулся на землю. Наверное, я на несколько секунд, а может даже минут потерял сознание. Придя в себя, я посмотрел на велосипед и испытал неприятные ощущения: большинство спиц переднего колеса были поломаны. Вытащив ветку из колеса и отряхнувшись, я продолжил свой путь, катя велосипед рядом с собой. Между тем смеркалось. И тропинка неожиданно свернула направо. По моим прикидкам в направлении противоположном Аркхэму. Чертыхаясь, я все же пошел по ней, ибо тащиться с велосипедом через бурелом вокруг было еще более бессмысленно.

Минут через двадцать я заметил, что тропинка становиться все менее заметной, а корявые ветки все сильнее мешают моему движению. Меня начало охватывать отчаяние: неужели придется возвращаться? Мой взгляд уткнулся в огромный вековой дуб, который преграждал мне путь. Тропинка закончилась. Я поглядел на часы и увидел, что уже без десяти девять. Мне с трудом верилось в это. Значит, я плутал около трех часов! Не может быть! Мне казалось, что прошло от силы то полчаса. Или время в этом проклятом лесу подчиняется совсем другим законам?

Бросив велосипед на землю, я метнулся к дубу. Продравшись сквозь окружавшие его заросли, я увидел совершенно невероятную картину: менее чем в десяти ярдах от меня начиналась опушка, или поляна… не знаю как ее правильно назвать. А странность ее заключалась в ее происхождении, ибо травы и какой-либо другой растительности на ней не росло совсем, что навевало мысли о пожаре, или другом бедствии. И что самое удивительное: на ней виднелось какое-то строение. Но с такого расстояния я не мог его как следует рассмотреть.

Окинув прощальным взглядом свой ставший ненужным велосипед, одиноко лежащий на земле, я решительно двинулся вперед. Когда мои ноги коснулись обнаженной почвы странного происхождения, я испытал какие-то смешанные чувства. Сначала было нечто похожее на прилив энергии, и следом за этим какой-то даже не страх, а мгновенная волна сводящего с ума ужаса, тотчас умчавшаяся прочь и оставившая после себя мутный осадок в душе.

Продолжив путь, я начал различать возвышающееся на странной пустоши сооружение типа колодца, из которого как мне казалось, порой вырывались какие-то испарения. Глаза уже с трудом различали деревья вокруг, ибо солнце село, из-за деревьев выползли странные тени, на небе зажглись звезды: ночь постепенно наступала. Уже вплотную подойдя к колодцу, я понял, что ошибся.

Это был не колодец. Ощупывая руками черный металл непонятной четырехугольной конструкции, я удивлялся все больше и больше. Что бы это ни было, но оно прочно и глубоко уходило в землю, возвышаясь фута на четыре над землей. Углы были странно скошены, а металл по краям был покрыт каким-то черным сильно загустевшим веществом. Квадратный корпус немудрено было издали принять за колодец, но на этом сходство заканчивалось. Я достал из кармана электрический фонарик и посветил вниз. Метрах в четырех подо мной поблескивала вода, и тут… в мои уши ворвался новый звук. Громкое шипение, как будто стремительно вырывался звук из спущенной шины и усиленный в несколько раз.

Я резко обернулся. Сердце бешено колотилось, готовое в любую секунду взорвать грудную клетку. К шипению прибавился громкий треск сухих веток со стороны ближайших деревьев. Моя рука направила фонарик в сторону.

Луч не доставал до деревьев, однако от внезапного испуга рука моя дрогнула, и фонарик полетел вниз, прямо в псевдоколодец. Мне показалось, что в густой черноте теней леса двигается какая-то гигантская бесформенная тень. Волосы встали на моей голове дыбом, и я подумал, что же буду делать, если вдруг на меня нападет неведомый лесной зверь.

Я глянул вниз, ища глазами упавший фонарик: он лежал в воде, отбрасывая отсветы на железные стены сооружения. Прикинув, что до него не такое большое расстояние, я оперся обеими руками на железные кромки сооружения, и совершенно не думая о том, как буду выбираться обратно, подчиняясь импульсивному инстинкту самосохранения и слыша треск веток уже совсем близко, спрыгнул вниз.

Приземлившись по щиколотку в лужу, я поднял из нее фонарь и осветил пространство вокруг. Какого же было мое удивление, когда до меня дошло, что я нахожусь посреди огромного железного коридора, уходящего под некоторым уклоном далеко в обе стороны. Стенки коридора слабо фосфоресцировали сами по себе, и в царящем повсюду полумраке это выглядело особенно жутко. Атмосфера была довольно жаркая, и пот на моем теле выступил незамедлительно. Целая смесь самых разнообразных запахов била в ноздри, заставляя меня все больше недоумевать: где же все-таки я нахожусь? К обычному запаху сырости, примешивался запах леса, нагретого металла и какая-то необычайно резкая вонь, навевая мысли о могильных склепах. В отверстии надо мной расточала свой мертвенный свет, покрытая зловещими пятнами, луна.

Я прислушался: снаружи не доносилось ни звука. Видимо зверь, кем бы он ни был, не решился лезть за мной в узкое отверстие. Стараясь дышать неглубоко, ибо неизвестно было, какое воздействие на организм окажет длительное вдыхание затхлого воздуха, я двинулся к ближайшей стене.

Направив луч света на стену, я обнаружил, что вся поверхность стен, уходящих под странными углами вверх и упирающимися в полукруглый потолок, нависающий надо мной на уровне примерно трех метров, испещрена замысловатыми узорами. Узоры покрывали всю поверхность стен и потолка.

Впрочем, за весь потолок я не мог ручаться, так как мощности моего фонаря явно не хватало, чтобы хорошенько разглядеть потолок.

На ощупь стена была довольно прохладной, несмотря на духоту в затхлом воздухе. Рисунки на стене были выполнены чересчур мастерски: казалось, их вырезали какой-то иглой, они складывались в отдельные картинки, а те в свою очередь трансформировались в уже цельные картины и пейзажи. Они выглядели настолько впечатляюще, что у меня появилось ощущение, будто передо мной расписана история неизвестной науке цивилизации.

Какие-то странные клешнерукие существа словно оживали передо мной, восставая из седой древности. Непередаваемо отвратительные морды, при виде которых все человеческое восставало против такого кощунства, чудовищные членистоногие конечности с клешнями – все это нагнало на меня такого ужаса, что я чуть не потерял самообладание, вовремя вспомнив, что эти монстры не могут быть настоящими, и, по-видимому, являются богами или идолами поклонения неизвестной расы. Медленно двигаясь вдоль стены, я не переставал рассматривать эти изображения. Выполненные в такой искусной манере, что казалось, будто их вырезали не руки человека, и даже возможно вообще не руки…

Коридор и не думал заканчиваться, и телу становилось все жарче. С каждым шагом было все труднее дышать. Однако надо было найти выход из этого подземелья, куда меня загнала моя собственная безрассудность. Я даже четко не понимал, чем именно меня напугало то животное, громко закопошившееся в зарослях. Может быть размерами? В любом случае мне тогда показалось, что безопаснее будет отсидеться до утра в этом колодце. Теперь я думал уже по-другому.

Я положил ладонь на стену, пытаясь на ощупь определить глубину рисунка, но внезапно, через пару шагов, я провалился. Или вернее упал. Мне повезло, что падение было невысокое. Вдобавок я упал на что-то мягкое, но… на редкость зловонное. К тому же, я не мог открыть глаза из-за яркого света, внезапно прорезавшего сумрак коридора. Ошеломленный донельзя ярким светом и стремительным падением, я уперся руками в мягкую кучу и приоткрыл глаза. Мне пришлось громко вскрикнуть от отвращения, ибо куча, на которую я свалился, оказалась полуразложившимся трупом, источавшим невыносимый смрад. Но самые удивительные открытия меня ждали впереди.

Я оказался лежащим на полу огромного зала. Конца зала не было видно, казалось, он был бесконечен. Зал был освещен мертвенным белым светом, исходящим от огромной полусферы, вделанной в потолок. По мертвому помещению гулял еле заметный сквозняк. Все пространство зала занимали странные прямоугольные предметы, похожие на огромные ящики. Они были расставлены в шахматном порядке. И я задумался: кто же мог расставить все это, а главное затащить под землю? Бесчисленные ряды с неизвестным содержимым. Мои глаза вновь уткнулись в труп. У него не хватало головы, и части шеи, обрубок которой был покрыт засохшей жидкостью, похожей на ту, какой были испачканы стенки колодца. Меня немедленно затошнило. С трудом пересиливая свой желудок, я отвел глаза и глубоко вздохнул.

Наверно человек умер не так давно, ибо плоть еще не успела полностью разложиться. А мне теперь надо было находить выход из второй ловушки, ибо отверстие, через которое попал в зал, к своему удивлению я не обнаружил. Передо мной была стена, внизу которой были две высокие ступеньки, с которых я и упал, и ничего, кроме всё того же черного металла, с вырезанными рисунками. Правда, здесь они были крупнее. Нагнувшись за фонариком, я обнаружил с другой стороны мертвеца на полу толстую веревку с привязанным на ее конце крюком.

Наверно несчастный спустился сюда в поисках ценного клада. А мне теперь стало легче, я нашел средство попасть обратно, наверх. Правда, по-прежнему надо было отыскать невидимую дверь из зала. Выключив фонарик, я подобрал веревку с крюком и увидел рядом с телом надпись, намалеванную на полу странноватой бурой, уже засохшей жидкостью: ЭТО ШОГГОТ.

Шоггот? Что бы это значило? И куда девалась голова умершего человека? На эти вопросы у меня пока не было ответов, и честно говоря, не особо хотелось их найти. Я вернулся к изучению рисунков на монолитной стене. Посреди хаотичных изображений различались и непонятные мне надписи. Во всем этом, несомненно, был какой-то порядок, однако моему пониманию он оставался недоступен. Некоторые надписи кругами окружали отдельные рисунки, и я присмотрелся к ним.

Один рисунок изображал невообразимо бесформенное существо, отдаленно напоминающее жабу. Буквы, окружавшие это изображение, составляли что-то вроде слова TSATHOGHUA. Следующий монстр отдаленно напоминал козла, окруженного множеством мелких тварей. Именовался он как SHUB-NIGGURAT. А вот следующий рисунок поверг меня в настоящий испуг. И даже не из-за того, что на нем было изображено еще более жуткое существо, чем на двух предыдущих. Напоминающее бесформенный пузырь, со множеством глаз и ртов – все это конечно пугало, но надпись… Надпись вокруг него гласила, что это SHOGGOTH!

Даже секунды мне хватило, чтобы осознать ее идентичность с надписью на полу возле трупа. Я пошатнулся и чтобы не упасть с высоких ступенек, оперся на стену рукой. И тут случилось совершенно немыслимое! Без единого звука стена вдруг разъехалась в обе стороны, открыв мне мрачное и теплое нутро коридора. Проем был шириной метра полтора. Я был так ошеломлен, что не верил своим глазам: через несколько секунд после того как я убрал руку, створки в стене так же без единого звука закрылись. Немного придя себя, я успокоился. Теперь путь наружу известен, у меня есть веревка, выбрать из колодца наружу труда особо не составит, тем более когда-то у меня физической подготовке была оценка отлично.

Но извечное человеческое любопытство – вот что в конечном итоге меня погубило. Меня мучил жгучий вопрос, что же находится в тех огромных ящиках, коими уставлен весь этот циклопический зал. Решив, что ничего не потеряю, я подбежал тогда в крайнему из них. Он был размером примерно метра четыре на два. Оказалось, что его покрывает толстый слой пыли. Рукавом, слегка убрав пыль, я увидел толстое стекло, под которым виднелось похожее на нутро саркофага внутренность ящика. А через секунду я уже в ужасе бежал. Бежал, чтоб поскорее выбраться из этого чертового места, из этого прибежища спящих кошмаров, которые видимо, дремлют здесь с незапамятных времен, ожидая своего пробуждения. Что было сил, я бежал по коридору по направлению к светлому квадрату света, падавшего на пол через отверстие колодца. Оставалось совсем немного, и тут я поскользнулся и со всего размаху упал во что-то жидкое.

Лежа на полу, мне пришлось достать фонарик и включить его. С минуту я приходил в себя. Мысли со скоростью света носились в моем возбужденном мозгу. Я лежал в какой-то черной луже, а на моих пальцах повисли черные желеобразные сгустки. Откуда они? В коридоре ведь было более менее сухо еще полчаса назад. Я немедленно вскочил на ноги, и уже осторожно ступая, продолжил свой путь. И тут раздался звук, который настолько сильно сжал мое сердце холодной лапой страха, что мне показалось будто скоро упаду в обморок.

Громкий шипящий звук. Как будто с силой выпускали воздух из автомобильной шины. Он эхом пронесся по коридору, и заставил мои конечности онеметь. Каким-то участком своего мозга я понимал – надо двигаться, надо как можно быстрее вылезать наружу. И, наконец, достигнув отверстия, я стал разматывать найденную веревку с крюком.

Первый бросок оказался неудачным: крюк глухо ударился о металл и соскользнул вниз.

Вторая попытка оказалась более удачной, и веревка повисла в воздухе. Но в следующее мгновение поток смрадного воздуха обдал меня с ног до головы и уже знакомый зловещий свист буквально оглушил меня. Судорожно вцепившись в грубую веревку трясущимися руками, я рывками полез вверх. Однако опустив глаза, я увидел…

Темнота темного коридора как будто начала сгущаться все сильнее, казалось вот-вот и она станет осязаемой. А потом. боже, это был какой-то бесформенный ком постоянно меняющий форму, и перемигивающийся сам с собой многочисленными горящими белым светом огнями, а потом. Это начало медленно расти, и вместо огней, одним за другим, беспорядочно открываясь и закрываясь, на этом отвратительном шаре, состоящем из одной черной слизи, стали появляться человеческие ГЛАЗА!

Наверно ужас, захлестнувший меня, придал моему телу сил, и за пару секунд я поднялся вверх, схватился за края этого кошмарного колодца, и выволок себя наружу. Отдышаться мне не дал тот самый свистящий вопль кошмарного монстра, вырвавшийся из смрадного отверстия. Теперь-то я знал, кто его издает! И я побежал через лес, не разбирая дороги.

Наверно, я рванул не в ту сторону, ибо через некоторое время весь потрепанный ветками, забрел в какое-то болото. Я не сразу это осознал, что неудивительно, так как мое воображение постоянно держало перед моими глазами то, что я увидел в этом саркофаге. Самый дикий кошмар во Вселенной тогда в мгновение ока открылся мне! В этом древнем гробу, конвульсивно дергая клешнями, спало полумертвым сном жуткое чудовище, которое с таким искусством было изображено вместе со своими сородичами на рисунках в полутемном коридоре. А таких усыпальниц в этом колоссальном зале были тысячи…

Зайдя уже по колено в воду, я, наконец, опомнился и огляделся. Корявые пни торчали из воды, напоминая высунувшиеся морды чудовищ. Занося ногу для шага, я зацепился за один из пней и полетел в воду. Одной рукой ухватившись за пень, а другой, шарил в холодной воде, и попытался подняться. Неожиданно моя рука наткнулась в воде на предмет, явно не относящийся к болоту. Он был слишком гладкий и круглый. Сидя в воде, я вытащил из нее левой рукой человеческий череп, мрачно ухмылявшемся мне при лунном свете. С криком отбросив страшную находку, я вспомнил мрачные легенды о пропавших в этих местах людях.

Пора было выбираться из этого страшного места. Вокруг меня поднимались болотные испарения. При свете луны, казалось, что они вот-вот обратятся в бледных призраков и бросятся на меня, чтобы утащить в трясину. И я кану в неизвестность, пока кто-нибудь не наткнется на мой выбеленный временем череп. И тут опять донесся кошмарный свист! Господи, теперь он будет преследовать меня вечно! Резко поднявшись, я в отчаянии побежал по болоту прочь из этого леса.

Минут через десять, наконец-то выбежав из него, я с удивлением обнаружил, что начало светать. Вся эта параноидальная ночь пролетела совершенно незаметно: как будто я лишь час назад вошел в этот кошмарный лес. Хотя в небе еще господствовала луна, небо на востоке начало светлеть.

Мой бег понемногу замедлялся, сердце бешено работало, казалось, уже на последних оборотах. Внезапно я увидел вдалеке какую-то деревушку. В предрассветном тумане она казалась фантомным порождением моего воспаленного воображения. Из последних сил, пошатываясь, ибо бежать уже был не в состоянии, я побрел к ней. Чувствуя, что теряю последние силы, я в отчаянии закричал: «Помогите!..» И начал падать на землю. Последнее, что я запомнил, это зажигающиеся огни в окнах ближайшего дома, после этого наступила темнота.

Я снова шел по темному мрачному лесу. Вспышки зарниц где-то далеко озаряли черное небо, а я шел вперед, навстречу неотвратимому. Всё вокруг было каким-то призрачным, нереальным. Изредка слышались пугающие звуки необъяснимого происхождения: как будто что-то огромное двигалось параллельно со мной. Верхушки сосен неистово колыхались, кода нечто невидимое задевало их. Постепенно, продираясь сквозь кусты, я приближался к уже знакомой мне поляне. Выжженная пустошь с адским колодцем посередине. Только на этот раз я был на ней не один.

Среднего роста человек что-то делал возле колодца, не обращая на меня никакого внимания. До меня дошло, что он разматывает длинную веревку с увесистым крюком на конце. Мысль подобно молнии озарила меня: это был тот самый человек, чье безголовое тело лежало в том огромном зале набитом мертвыми саркофагами. Я в ужасе бросился к нему. Но человек, уже размотав полностью свою веревку и приготовившись лезть в темное отверстие этой преисподней, почему-то меня не видел. Словно невидимая стена отделяла меня от него. Я в отчаянии заорал: «Стой! Не делай этого, там чудовище! Остановись!..»

И вдруг проснулся. Я лежал в кровати, а надо мной склонились незнакомые лица. Они были полны тревоги и сострадания. Один из людей был похож на доктора. На шее у него висел стетоскоп. Он держал меня за запястье и проверял пульс. Я, стараясь успокоиться, но, тем не менее, нервно спросил:

– Где я?

– Успокойтесь, вы в безопасности. Вас нашли в пять часов утра на окраине деревни в полном беспамятстве. Судя вашей одежде, вы проделали большой путь пешком, откуда вы пришли?

– Из леса… – еле выдавил я.

При этих словах мужчины переглянулись, а пожилая женщина, сидевшая рядом с ними и молчавшая до сих пор, глухо охнула и перекрестилась.

– Я был в каком-то странном лесу, и нечто напугало меня там – я старался не сойти за сумасшедшего и старательно подбирал выражения для своего рассказа. – Там был какой-то странный колодец, я провалился в него и еле выбрался. потом забрел в какое-то болото. в общем я очень устал.

– Немудрено – согласно кивнув, ответил доктор – если я правильно понял, тот лес, о котором вы говорите более чем в десяти милях отсюда. Вам еще повезло, что вы вышли к этой деревне.

Что-то мне не понравилось в его словах.

– Тот лес? А что в нем особенного? – спросил я, чувствуя, что сидящие около меня люди сами наслышаны о нем немало.

– Это нехорошее место – сдержанно ответила женщина. – О нем ходят дурные слухи, говорят, что там даже пропало несколько человек.

Я решил прояснить свое местоположение:

– А далеко отсюда до ближайшей железнодорожной станции? И сколько времени займет путь до Аркхэма?

– Нет, недалеко. До станции примерно пару миль, но вы еще очень слабы, отдохните здесь еще ночь..

– Еще ночь?! – вскричал я, потеряв самообладание.

– Да, а что такого? – удивился доктор – вы проспали целых двенадцать часов, и скоро стемнеет, а на ночь глядя в этих окрестностях мало кто отваживается разгуливать среди лесов и болот.

Спорить с этим было бессмысленно. Наверно и, правда, лучше было отлежаться, а поутру отправиться на станцию. Доктор ушел, а пожилая семейная пара, их, кстати, звали Джо и Сьюзанн, накормили меня простым, но очень вкусным деревенским ужином. Уже сутки у меня ни крошки не было во рту, может, поэтому он и показался мне таким восхитительным. Однако все мысли мои были заняты ночными событиями, и мне казалось, что реальность и сон слишком тесно переплелись, чтобы я мог уверенно отличить одно от другого. Но все же чувство сытости в желудке слегка успокоило мои нервы, бывшие незадолго до этого уже на пределе.

Сердечно поблагодарив хозяев, я направился было в свою комнату, но задержался около окна. На улице смеркалось. Я поглядел в темную линию, раскинувшуюся на горизонте. Это и был тот лес, из которого я едва унес ноги. Даже с такого расстояние он внушал страх: от него словно исходили невидимые флюиды настоящего Зла, раскинувшего свои щупальца над этими окрестностями. И тут мой взгляд приковало странное голубоватое свечение над лесом. Оно появилось как бы из ниоткуда: до затухая, то все ярче разгораясь. Я напряг зрение, но свечение мало-помалу начало угасать, и, в конце концов, исчезло так же внезапно, как и появилось. Я списал этот оптический эффект на предгрозовые явления.

Наконец я улегся на кровать, накрылся одеялом, прислушиваясь к звукам, нарушающим ночную тишину. Сон подкрался незаметно, опутав меня своими крепкими объятиями. Мне опять приснился этот лес, только на этот раз все было гораздо кошмарней.

Я шел по лесу, с содроганием слушая, как что-то огромное ломает ветки где-то впереди. И, тем не менее, я все равно шел дальше. Мне открылась все та же лысая поляна, но теперь она кишела движением. Моему взору предстало огромное облако, клубящееся и почему-то не рассеивающееся, а наоборот – время от времени густеющее. Оно выходило из того черного колодца и терялось выше верхушек деревьев.

От этой шевелящейся полупрозрачной массы исходило голубоватое свечение. Временами мне казалось, что я различаю громадные щупальца, беспорядочно извивающиеся по бокам этого бестелесной массы. Неожиданно раздался низкий вибрирующий звук. Он напоминал гудение туго натянутой гигантской струны. Он не утихал, меняя время от времени тональность. Через некоторое время в полнейшем изумлении я осознал, что слышу отрывки английской речи произносимой невидимой глоткой. Бестелесная тварь пыталась разговаривать со мной!

Напрягая слух, я уловил в обрывках чудовищных звуков следующее. Поскольку, по мнению существа, клубящегося передо мной, мои органы чувств были слишком примитивны для восприятия на ином уровне, оно пыталось общаться более привычным для человека способом.

Существо это носило странное имя, что-то вроде ИОГГ-СОТТОТ, и являлось одним из великих Древних Богов, правивших на Земле на заре времен. Он также осуществлял связь иных, ушедших в прошлое цивилизаций, с теми, кто жил в настоящем. Ибо человек когда-то (и от этих слов, вернее пародии на слова, я содрогнулся) был создан высшими существами по ошибке, и лишь силой обстоятельств царствует сейчас на Земле. Но скоро придут истинные Хозяева Земли, которые дремлют в разных местах: кто-то, как открывшаяся мне в своем подземном жилище Великая Раса Йита, скрыта в толще Земли, она правила тогда, когда человека как такового еще не было, и вступила в противоречия с некими Богами Седой Старины. Другие сущности, например великий Ктулху и его сын Гатаноа похоронены в океанских водах. Но скоро все они вернутся, и тогда господство человека на Земле должно уйти в прошлое. Древние приходят, Человек уходит…

Далее существо, как я понял, предложило мне служить Им, так как Они нуждались в человеческих слугах, без которых вернуться Древним Богам весьма трудно. И как средство моего устрашения, неожиданно рядом возникли две совершенно омерзительные твари, но, тем не менее, уже хорошо знакомые мне. Два тошнотворных кома черной пульсирующей протоплазмы футов двенадцать в диаметре, постоянно меняющей форму. Шогготы, слуги Древних, созданных совершенно немыслимо кощунственным ритуалом, описать который даже не поворачивался язык. И тогда совершенно потеряв голову от страха, я развернулся и бросился бежать, однако пульсирующий псевдоголос продолжал мне что-то внушать, хотя мое парализованное сознание уже воспринимало его как мрачное эхо.

Внезапно я пробудился от этого кошмара. Я по-прежнему был в комнате. С облегчением выдохнув, я приподнялся в кровати и отдышался. Боже, теперь кошмары наверно будут преследовать меня всегда, не оставляя мой рассудок в покое ни на минуту. И тут я поглядел на пол.

В ту же минуту у меня перехватило дыхание. Словно холодное щупальце ночного кошмара сжало мое горло, и я начал задыхаться. На полу ясно отпечатались чьи-то следы, и они вели к моей кровати. Это были следы грязных босых ног. Резким движением я откинул покрывало. Моим глазам открылись грязные, измазанные засохшей болотной жижей одеяло и простыня! Мое обессиленное тело упало на кровать, а мысли лихорадочно обдумывали увиденное!

Раньше я никогда не страдал лунатизмом, и уверился в том, что происшедшее со мной ночью было исключением из правил, и связано, безусловно, с тем проклятым лесом и кошмарным колодцем. Быстро протерев ноги полотенцем, я начал нервно одеваться. Пора было выбираться из этой глуши, возможно, в городе кошмары отпустят меня и жизнь вернется в нормальное русло. Поблагодарив перепуганных хозяев дома, я не мешкая ни секунды, решил идти на железнодорожную станцию. Боковым зрением я заметил, как Сьюзанн вместе с мужем испуганно перекрестилась, когда мои ноги пересекали порог их дома, и я ускорил шаги.

Чувствовал я себя неважно, ноги наливались свинцом, что впрочем, и немудрено учитывая, что меня носило по лесу всю ночь. Тем не менее, вскоре я очутился на станции, хотя это меня мало успокоило. На виски давило. Теперь я по другому глядел на окружающий меня мир: он казался мне каким-то размытым, в голове время от времени иногда возникал кошмарный голос аморфного бесплотного существа. Временами, моё тело отказывалось мне подчиняться.

Поезд не пришлось долго ждать, и вскоре я с удовольствием опустился на мягкое сидение: ноги уже ломило от усталости. В вагоне было малолюдно, и хотя в целом физиономии пассажиров не внушали мне доверия, все же среди людей я чувствовал себя спокойнее. Резкий рывок возвестил о том, что поезд тронулся, и меня почти сразу начало укачивать. Но я силой разлеплял свои отяжелевшие веки, не позволяя себе задремать: вместе со сном приходил ужас, и я боялся опять во сне очутиться с теми чудовищами, что грезят в лесу, в течение многих веков, ожидая часа своего возвращения в этот мир.

Минут через пятнадцать поезд тяжело затормозил и остановился. Мне удалось узнать, где поблизости находится гостиница, и это меня несказанно обрадовало. Гостиница называлась Аркхэм-хаус, и выглядела очень даже прилично. Первым делом я добрался до телефона и позвонил на работу в офис, извинился за невыполнение поручения связанного с подписанием договора, и предупредил, что два-три дня мне надо отлежаться дома, что я серьезно болен и мне нужен покой. Это известие не порадовало моих работодателей, но мне было уже все равно, и отбросил трубку. Я хотел тишины и покоя.

В гостиничном номере было уютно и тихо. Я сел на кровать, решив собраться с мыслями. Мой мозг лихорадило. Чтобы хоть как-то успокоиться и на тот случай, если я опять начну бродить во сне, я решил изложить все происшедшее со мной на бумаге. Сняв верхнюю одежду, усевшись на стул, я начал с трудом выводить непослушной рукой слова на бумажном листе. Особенно трудно было писать, когда я описывал детали подземного бункера или хранилища, а также имена внеземных созданий. Но, тем не менее, старался не упустить не одной детали. Пускай все считают меня сумасшедшим, мне уже все равно.

Тем временем наступил поздний вечер. Я уже почти окончил свою писанину, но тут новая навязчивая мысль овладела мной. Надо было сделать так, что бы мою изложенную историю нашли в любом случае. Моя тайна не должна кануть в века. После этого все-таки, пожалуй, можно прилечь, правда, раздеваться не буду. Мне все явственней кажется, что я слышу разные приглушенные то ли вопли, то ли крики, что-то вроде: «…увидевший Древних теперь навсегда с ними.» или «.мы ждем тебя. Великая раса Йита еще будет править во временах, неведомых ныне живущим.»

Стены кажутся как будто текучими или струящимися. И словно кто-то огромный и невидимый находится со мной в комнате, обволакивает меня своими мягкими щупальцами и мешает мне окончить рассказ. Как будто временами я нахожусь внутри огромного киселеобразного тела. То существо, которое открывает врата, в любом месте времени и пространства. Но я должен дописать до конца, и бережно сложив исписанную бумагу трясущимися руками, положу ее в карман брюк.

Когда-нибудь, несомненно, станет известна разгадка очень странного происшествия, происшедшего с Бенджаменом Льюисом, сотрудником известной юридической компании «Мэйсон и Ко», чье тело с предсмертной запиской было найдено на опушке леса, в трех милях от железнодорожной станции на окраине Аркхэма. Погибший был одет в одну пижаму, путь до места трагедии он видимо проделал пешком, ибо ступни его были сильно ободраны.

Гостиница, в которой он расположился, называется Аркхэм-хаус. Портье этой гостиницы с готовностью дал свои показания полиции. Примерно в полночь его разбудил громкий хлопок входной двери. Он немедленно встал и подошел к окну. На темной улице он сразу увидел белый силуэт постояльца, бредущий со средней скоростью в неизвестном направлении. О том, как же портье сразу заметил человека в темноте, он ответил не очень уверенно. Будто бы постояльца окружало какое-то странное голубоватое свечение, возможно, тот с какой-то целью нанес на одежду фосфоресцирующий раствор. Полиции это объяснение показалось мало-мальски убедительным, учитывая и в целом странные поступки постояльца, и они поблагодарили портье за оказанную помощь.

Тело Льюиса обнаружил местный фермер, Алджернон Блэквуд, который как обычно гнал своих коров на выпас. Когда коровы вдруг ни с того ни с сего начали шарахаться в стороны и отказывались идти дальше, он испугался не на шутку, опасаясь появления медведя. Присмотревшись, фермер увидел белеющий на опушке лежащий предмет внушительных размеров.

Он оказался телом мужчины, убитого зверским образом. Исцарапанные босые ноги наводили на мысль, что несчастный, прежде чем быть убитым, долго бежал по лесу. Непонятно только что его настигло, от места его падения тянулась еле заметная черная подсохшая полоса шириною фута в три, источающая резкий неприятный запах. Она исчезала в какой-то норе, похожей на чью-то берлогу, примерно полумиле от места преступления. Из этой берлоги так дурно пахло, что никто не решился лезть туда, что, в сущности, представляло немалые трудности, ибо человек едва ли протиснул бы в эту нору плечи.

Была выдвинута версия об убийстве несчастного диким зверем, однако каким именно остается пока загадкой, ибо даже медведи и волки в этих лесах попадаются крайне редко. Относительно же появления Льюиса так далеко от города, в лесной глуши в одной пижаме, причина, по мнению следствия, возможна только одна. Видимо умственное помешательство, мысли о котором закрадываются после прочтения его записки, и стало причиной это безумного поступка.

Посетители гостиницы также в один голос заявили, что Бенджамен Льюис вел себя довольно странно, и был охвачен некоей манией преследования. Он вслух рассуждал, о легионах каких-то демонов, спящих под землей, и могущих проснуться в любую минуту. Несомненно, его рассудок находился в серьезном расстройстве. Вполне возможно, что разум Льюиса просто не смог объяснить какое-либо странное явление в лесу свидетелем которого он случайно стал, возможно, его попросту сильно напугал некий лесной зверь. Однако…

Единственное что не смогли объяснить в полиции, и что поставило судмедэкспертов в полный тупик это состав слизи, чрезвычайно тягучей и дурно пахнущей, что тянулась от трупа к зловонной берлоге и густо обволакивала обрубок шеи Льюиса, с которой была оторвана, или скорее отъедена ГОЛОВА.


предыдущая глава | Великие Древние (сборник) | Проснувшийся ужас ( Колодец шоггота. Часть вторая)