home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Пятьсот

500 произведений!

Краткий итог моего творчества!

Обслюнявив карандаш я долго считал их на бумаге. И наконец довольная улыбка появилась на моем лице:

– Много!


Чему я радовался?

Ответ прост…

Однажды, я уйду на тот свет, встречу на небесах Толстого или Достоевского. И спрошу их – Слышь ребята, а сколько у Вас произведений?

– 100. – Ответит один.

– 200. – Ответит другой.

– Ха – ха – Рассмеюсь я – А у меня 500. – И немного помолчав для солидности, важно добавлю – Нах с дороги!

Растолкаю их плечом – пойду дальше. Ловя завистливые взгляды себе в спину.


Потом я стану привидением, Прилечу в чью-то квартиру, например в Вашу, стану рыться на книжной полке.

– Тургенев, Пушкин, Чехов… – Буду медленно читать фамилии по слогам, потом с досадой сплюну себе под ноги, скину книги на пол и поставлю на их место – свои.

В этот момент – и случиться неожиданное!

Вдруг скрипнет дверь за моей спиной.

Это Вы – услышав шум в комнате, вошли и уставились на меня изумлённым взором.

– У меня 500 произведений. А у них – меньше… – Поясню я Вам. И покажу рукой на пол – Неси их в макулатуру!


Потом я полечу в местный парк Культуры и Отдыха. Там где установлен памятник Шолохову.

Утром Вы придёте туда, может даже – со своей семьёй, детьми. Погулять, скушать мороженное, посмотреть на замечательный памятник. И бац! – А там стою я. С широкой улыбкой. Расставив огромные бронзовые ноги.

И надпись внизу – "У меня 500 произведений!".

Рядом Шолохов лежит. Угрюмо смотрит в небо.

Его можно понять.

У него только 30.


Только вот проблема – до 500 произведений, мне ещё чуток не хватает. Так что придётся нажать на творчество. Прямо сегодня.


Депутатка.

Почему она стала депутатом – несмотря на молодость? Такая красивая, стройная…

Я догадывался о причинах столь стремительного роста, задумчиво почёсывая рукой у себя в промежности.


А вскоре – она стала ещё и министром.

Что окончательно свело меня с ума.


Судите сами.

У неё – ласковое лицо. Нежное, загадочное. Но глаза – злые, колючие.

Они всегда недовольны.

И я не знаю – чем именно.


Я бы кончал на ней – всю ночь. Лишь чтобы сделать её глаза – добрыми, ласковыми. Привести её лицо – в порядок Чтобы в нём была – гармония.

Но догадываюсь… Не получится. Её глаза – будут становится лишь злее. А губы – тоньше. И вот уже она, шипит мне в ухо – Слабак.

– Кто? Я?

Да, ты!

Но она не знает… мой х..й – упрямый парень!

И он – напрягается снова. Хочет доказать, заставить её расслабится, подобреть, хочет доказать что он – сильнее…

Но она – лишь презрительно смеётся в ответ… всё шире раздвигает ноги.

И повторяя – Слабак… слабак… слабак…

Пока наконец – я не сдохну… прямо на ней. С выпавшим членом умоляющим о пощаде.

И она, почувствовав моё холодное бездыханное тело на себе – лишь громко расхохочется.

Крикнет:

– Следующий!

И скинет меня на пол.

Как мусор.


Впрочем, помирать мне ещё рано. Как же тогда – я допишу свои 500 рассказов?

Нет, не буду я залазить на неё – даже в мечтах!

Пока что.

Только вот другая проблема – как же блин, меня тянет к ней… лизнуть каждую клетку её тела… понюхать… поцеловать…

И наверное, не одного только меня.

Вот сейчас, по телевизору – она читает какой-то доклад.

Обещает улучшить жизнь трудовому народу. А значит- и мне тоже.

Спасибо!

Как вдруг…

Мельком опускает глаза – к низу…

Туда где её ноги.

Что?

Что там происходит?


Может она почувствовала – чей-то х..й между ногами?

Например телеоператор студии – не выдержал, бросил телекамеру и просунул его сзади – ей между ног?

Нет, её голос даже не дрогнул!

И глаза по прежнему – такие же злые, голодные. Лишь красивое лицо – пылает жаром.

А из её уст – непрерывно вылетает:

– Мы выполним… мы обещаем… мы достигнем…

И я чувствую что возбуждаюсь снова.

– Давай! Обещай! Говори ещё… ещё… ещё…


Как вдруг – она снова кидает быстрый взгляд куда-то вниз.


Может это директор телеканала, пролез ей под стол и щекочет промежность пальцами?.. Вот он ласкает ей коленки… ляжки… подымаясь пальцами всё выше и выше?

– Не нужно быть такой сердитой… – Шепчет он ей тихо – Милая.

И его его пальца уже ощущают её влагу…


Но нет – её голос снова не дрогнул, Теперь она рассказывает как уменьшит цены на продукты. И повысит зарплаты.

– Но меня не проведёшь!

Я знаю. Вижу по её глазам. Она хочет – не этого… а другого – она хочет кончить

Сладко. Томно. Нежно.

Только это поможет её глазам – стать другими.

Добрыми, нежными, ласковыми.


– Опс!

Она снова кинула свой взор – книзу!

Наверняка, чувствует что там внизу… снова, кто-то сидит… и тяжело дышит. Дёргается всем телом. Как-то невпопад.

Да, должен признаться – это теперь я.

Я вылез через экран телевизора, прополз по студии и сейчас лежу у неё между ног. Рассматривая их вблизи. Осторожно раздвигаю края платья, так что мне становятся видны – её трусики.

Вот и первые выводы, которые я сделал друзья.

Когда она обещает улучшение для народа – они у неё чуть подвигаются вперёд, прямо своей белой кромкой. Как бы приглашая население во внутрь.

А когда она говорит о неудачах и трудностях – то кромка отодвигается назад. – Двери закрываются!

Пора возвращаться домой, трудовому народу!


Должен признаться – она нравится мне всё больше и больше!

Где же я раньше был?

Только теперь я понимаю по настоящему – насколько она прекрасна!

Чудесна!

Волшебна!

И медленно приближаю своё лицо – к белой кромке. Спрашиваю.

– Сколько гостей принимала эта дверь? Приветливо распахивалась?

– Ты куда лезешь? – Звучит злобный голос сверху… Опс! Это она – опять смотрит вниз, И глаза её сейчас – ещё более злые, буквально испепеляют меня огнём.

– У меня 500 рассказов – Поясняю я. – Точнее, почти 500.

– А – а – а. – Кивает она головой. – Ну тогда, другое дело.

И вдохнув, как будто встретившись с неизбежным – раздвигает ноги ещё шире.

– Правильно. И ты кончишь обязательно… – Шепчу я… – Обещаю! Только дай мне шанс. Не закрывай их снова! – И я приближаясь лицом вплотную, обсыпаю поцелуями её ноги.

Мы оба знаем… только кончив – она станет другой. И её взгляд – больше не будет ни злым ни колючим.

Это и есть лекарство.

Выписанный мною.


Я начинаю проводить лечение.

Касаюсь руками кромки её белых трусиков… она такая тёплая… задираю её в сторону.

И вот предо мной – её маленькая дырочка, розового цвета.

Но пусть, её маленький размер – не обманывает Вас.

Она и есть – основа.

Которая может заставлять женщину – смеяться. Или – плакать. Мечтать. Или ненавидеть.

Любить. Или презирать

Может позвать кого-то – в гости. Или выгнать.

Она может сделать с женщиной – что угодно.

Эта маленькая дырочка.

Между стройных ног.


Трудно даже представить, что можно иметь такую огромную силу над над женщиной.

Как имеет она, маленькая дырочка.

Чуть розового цвета.

Едва прикрытая сверху – половыми губками… какими-то бледными. скривленными.

Поэтому кажущимися печальными.

Может их кто-то обидел?


– Кто обидел Вас? – Спрашиваю тихо. Но они молчат. Лишь печально смотрят на меня в ответ.


– Вас не ласкают по ночам? Не гладят? Не целуют?

И они вдруг – едва шевелятся. Как будто отвечают – А ты нам поможешь?

Сверху на меня – снова смотрят её сердитые глаза. Колючие, холодные. Но сейчас – - они бессильны… ибо я – у руля всего механизма.

Слишком близко к пульту управления.

И я знаю… если я сделаю её губкам приятно – то и глаза её – станут другими.

Они хотят этого.

Я чувствую.

Приближаюсь к ним губами – и они… движутся ко мне навстречу.

– Давай… скорее…

Ещё миг – и мы коснёмся…

Как вдруг – какое-то движение сверху. Ноги закрываются.

Белая кромка трусиков – возвращается на место.

– Ты сказал… почти 500? – Строгий голос сверху.

– Почти…

– А ведь нужно – ровное число!


И ноги захлопываются полностью.

– Иди, пиши дальше.


Да, я знал, что нарушаю правила. Что нужно иметь ровно 500 рассказов – чтобы быть счастливым в жизни. Чтобы тебе было место – на книжной полке. Чтобы памятник тебе – стоял в парке. И чтобы её ноги – слушались тебя. Послушно раздвигались. По одному твоему слову.

Открывая – свой руль управления… показывая половые губки. И розовую дырочку.

Между ними.

Она и есть – основа всего.

Как альфа и омега.

Как врата рая. Или ада.

Как жизнь. И смерть.


Я был так рядом с нею… сегодня.


Уныло ползу по студии назад – к телеэкрану. А депутатка, смотрит мне вслед – чуть странно улыбаясь.

– Я вернусь -Оборачиваюсь и шепчу ей.

– Не сомневаюсь – И она чуть раздвигает ноги, чтобы видел только я.

Мы оба знаем, там внутри, из темноты… на меня сейчас опять – смотрит её белая кромка трусиков. За которой выглядывают губки – что-то шепчут мне на прощание.

И я слышу…

– Вернёшься? Не обманешь?


– Вернусь. Не обману!


– Хватит. – Улыбка исчезает с её лица. И глаза становятся снова – колючими и злыми.


Я обратно заползаю – в экран телевизора.

Чтобы возвратится в свою комнату.

И дописать до числа – 500.

Мифического. Волшебного.

И такого долгожданного.


Ненависть | Играя со стилями – 2 | Первое правило в космосе