home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Я умный

Я умный. Наверное в маму. Когда мне было 10 лет, её кавалер кинул кирпич нам в окно – я сидел на диване. Учил уроки.

Брызги стекла посыпались по комнате и холодный ветер ворвался во во внутрь.

Мне стало страшно что следом полетит другой кирпич.

Выглянув в окно я увидел кавалера мамы.

Длинновязый верзила лет 30-ти.

Он не кричал что убьёт или зарежет.

В руке у него в руке не было – ни ножа, ни топора.

Он ласково улыбнулся и сказал мне – не бойся, малыш. Скажи маме пусть выйдет.

– Хорошо. – Послушно сказал я.

– Поссорились – Виновато пояснил кавалер.


Через два дня кавалер вставил новое окно.

И через год, я даже полюбил его. Только боялся – когда он начинал сердится.

Потому что я – не кидаю кирпичи в окно когда сержусь.


Может поэтому, он оказался в тюрьме.

А я остался на свободе.


Но сильные эмоции – не обошли меня тоже. Это случилось когда я влюбился. Впервые.

В 19 лет. Я провожал её домой… целовал… касался ног… грудей.

Она позволяла мне это делать, улыбалась…

У неё было больше опыта.

А я – терял контроль… с каждым днём.

Писал ей стихи.

Признавался в любви.

Наконец, мои мечты и телесная похоть – сплелись в один клубок. И я с восторгом смотрел на него по ночам… наслаждаясь неведомым счастьем истекающим из него… розовым цветом и теплом… но однажды – оттуда выглянула маленькая головка, злобно посмотрела на меня и укусила… прямо за грудь.

– Ой! Сука! – Взвизгнул я но отскочить не успел.

И вместо счастья, на пол полилась моя кровь…

– Блять. – Ползал я по полу и ругался. Впервые в жизни.


Так я стал другим.

Разница в возрасте – была первым препятствием у нас с нею.

А ещё – она была с другого города… не имела ни профессии, ни престижной работы. Её знакомые – вызывали у меня отвращение.

Как и базар где она работала.


Я тщательно скрывал ту рану что образовалась на груди… улыбался… шутил… наблюдая как ей звонят другие мужчины… а иногда даже провожают домой.

Лиши скулил и зажимал грязными платками рану.


Я умный. Я знаю.

Что выживу. Как выжила – моя мамаша.


– Почему ты со мной? – Спросил её прямо – Хочешь жениться? Вселится в мою квартиру? Получить штамп в паспорте?


Она пожимает печами. Молчит Мы снова идём в кино… парк… в кафе…

Я жду ответа.

А его нету.

– Послушай – Чуть не кричу – Я лишь пытаюсь оседлать машину, под названием "Я". С груди которой капают капельки крови.

На снег.

– Понимаешь?

– Нет…

Лишь на прощание… как-то внимательно смотрит мне в лицо… своими блятскими голубыми глазами в которых – виден тот клубок.

Счастья и боли.

Её глаза жмурятся как у кошки… затем прижимается ко мне… целует в губы… а когда я обнимаю её в ответ, то чуть ослабевает своим стройным телом, и едва заметно раздвигает ноги.

Я знаю, они – такие красивые.

Нежные.

И я не могу…

Я всё прощаю.

– Ты теперь не ревнуешь меня больше, правда? – Слышу её тихий голос


Убивать любовь – трудно только сначала. Рана на груди – нестерпимо жжёт… по ночам ты метаешься… плачешь…


Я убивал её по разному – обзывал нехорошими словами, имел по 8 раз за ночь как последнюю шлюху, обещал что никогда не женюсь… что ненавижу… не прощу что любила других до меня и была уже не девочка…


Её блятские глаза – наполнялись слезами… её речь становилось тише, а ноги – раздвигались ещё послушнее…

И я снова проваливался в неё.

Как в трясину. Как в провал.

Вопя от отчаяния – Ненавижу!

Затем падал на колени и впивался губами ей в ноги…

– Прости родная.. люблю…


Но убивать любовь – не перестал

И однажды – я предложил переспать втроём. Я, она и её подруга.


Я умный. Я знаю.

Надо говорить так – "Мы молоды… нужно испытать все ощущения… если не сейчас то когда ещё… будет нам что вспоминать на старости…"


И она согласилась.

Может она точно блять?


В один из вечеров, пришла вместе с подружкой и пару бутылок вина.

Чтобы не стесняться.

Забыться и расслабиться…

Нет. Только – забыться. Не вспоминая ни о чем на свете.


Смущаясь и подшучивая над собой – мы сняли сначала верхнее белье. Затем – нижнее.

– Кто первый начнёт?

Подруга моя, привычным движением взяла мой член в руку и он тут же напрягся…

Мы начали разминку… смеясь и подбадривая друг друга… она первой легла на спину и раздвинула ноги, я несколько раз засунул в неё, затем она поворачивает голову к подруге:

– Ты чего? Ложись рядом… мы же договаривались.

И вот уже – я засунул подруге тоже.


Первый облом -у подружки… там сухо. Совершенно.

Может, она стесняется ведь подружка – это секреты… это тайны… это ходить вместе по магазинам..

И вот теперь, они лежат вместе, и делят мой член… решают кому из них я кончать буду первой.

И я сначала – имею ту, сухую.

Затем снова имею – свою.


У моей – тёплое, нежное, влажное. У меня встает на неё – как стальной.

У подруги – сухой, тесный,

И я с трудом туда заталкиваю.

Ей больно.

Ей стыдно


А значит – наливай вина.


И вот уже – мы смеёмся.

Снова веселимся.

Забывая – кто мы и что мы…

Все крутится – вокруг члена. И их писек.


Целуем… лижем… пихаю член снова… кончаю.

Вода с мылом. И опять.

Стакан вина.

И хохот.

Затем я беру свой старый фотоаппарат – новый хохот.

– Давай!


Расставляются ноги – щёлк!

Засунул – щёлк!

Выливается оттуда – щёлк!

Счастливая улыбка… щёлк… щёлк… щёлк…


Лишь к утру мы разошлись. Довольные, пьяные и весёлые.


Однажды, подружка придёт снова.

Когда мы вдвоём – будет лежать на диване.

Поставит бутылку вина на стол и робко спросит – можно я с Вами снова?


– Как она… – Равнодушно отвечу я и кивну на свою.

– Нет – Скажет та. – Не хочу… не сегодня.

И подружка ушла…

Навсегда

Наверное… нельзя мешать дружбу и секс.

Лишь фотки остались.

Со счастливыми лицами. На фоне писек.


Через пол года – всё кончилось… она сказал мне что имеет другого.

И сказать ей это – прямо мне в лицо – было несложно, после того как мы спали втроём.


И теперь она повторила всё что говорил я…. что она молода, что нужно всё попробовать, и если не сейчас, то когда же…


Я смотрел на неё и думал – я кретин. Полный.


Он оказался кубинцем. Учился на доктора. И влюбился в неё по самые уши. Блятские глаза – они как волшебные.

Она притягивают к себе… смеются и плачут… говорят что им нравится а что нет… И они – не врут.

Никогда.

От них не уйти – просто так.


И кубинец вляпался… как и я.


По ночам, мне теперь снилось как она обнимает его, целует, даёт… как сосёт ему… и они -лежат на берегу океана в далёкой стране. Голые, загорелые и счастливые.


И лишь я, в далёком холодном городе, на засранной пустынной улице – один в пустой комнате, лежу на диване и зажимаю грязными кусками материи – ту рану на груди… полной гноя и зловониями.


– Блять!


Убить любовь?

Как?

Фотки…

Я вспоминаю про них… нахожу… и с какой-то странной застывшей улыбкой на лице иду к Оперному Театру… знаю что что он ждёт её там, в 7 часов вечера. Как когда-то – там ждал я…

– Слышь мужик… – Подхожу к нему сзади – Возьми… это она… передала тебе…

Даю фотки и отхожу.


Какая же я сука. Гнида. Сволочь.

Что знаю я о себе?


Стою вдалеке и вижу как у него руки трясутся, как он плачет…


Я осуждал того… что кинул мне кирпич в окно когда-то…

А теперь я сам – кинул кирпич, и осколки моей души разлетаются по сторонам.

Сдохнуть мне хочется. А не жить.


Но пути назад нет. Я обрезал пуповину – питающую любовь.

И это конец.

Рву рубашку на груди – а там рана – до самого живота… и всё тело в крови…

Кто-то сдохнет скоро.

Или я.

Или любовь.


Она звонила мне больше.

Я тоже.


Лишь огромная рана на груди – постепенно стягивалась.

Оставляя ужасный рваный рубец на теле.


Я буду прикрывать его рубашкой. Много лет. Свитером или пальто.

Буду делать всё – чтобы никто не видел.

Буду стараться забыть – и днём и ночью


Потому что я – умный.

Хотел быть.

Однажды.


Оплодотворение | Играя со стилями – 2 | Пофигин