home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



21.00–22.00

Взбегаю по лестнице с неистово бьющимся сердцем и вспотевшими ладонями и вижу высоченного араба в белом балахоне и красно-белой чалме. Как ни странно, все его сопровождение — две женщины, обе с головы до ног в черном.

— Ага. — Араб улыбается, глядя, как я иду к стойке. — Вот и тот, кто нам нужен.

— Прошу прощения, — говорю я, вставая на место. Дышать тяжело. — Мы не ожидали, что вы приедете, сэр.

— Знаю, — отвечает клиент, взмахнув рукой. — Я и сам не ожидал, что приеду. Бизнес — кокетливая дама. Что ей вздумается, то и будешь делать.

— Верно, — произношу я на выдохе, стараясь скорее прийти в норму. — Мне очень жаль, но отель сегодня переполнен, сэр.

— Неужели? — спрашивает араб. — А Адриан здесь?

— Управляющий? Да, конечно, сэр, гм… возможно… не исключено… Точнее, я не уверен. — Последнюю фразу произношу с таким видом, будто это лучшая из идей, родившихся за всю жизнь в моей голове.

— Что ж, — говорит он спокойно, но крайне решительно, кладя унизанные кольцами ухоженные руки на стойку.

— Я немедленно ему позвоню, — говорю я, начиная нервничать.

— Замечательно, — отвечает араб.

Патрик входит с улицы весь увешанный дорогими сумками. За ним следом, тоже нагруженный, шагает Деннис. Они складывают вещи на тележку. Араб поворачивает голову.

— В багажнике еще три штуки.

— Хорошо, — отзывается Деннис, вновь направляясь в вечерний холод.

Анджи не берет трубку, поэтому я набираю прямой номер Адриана, по которому разрешается его тревожить — он постоянно это повторяет — лишь в случае крайней необходимости.

— Алло? — По голосу управляющего я сразу понимаю, что он раздражен внезапным звонком.

— Вы еще здесь, — бормочу я, вздыхая с облегчением.

— Конечно, здесь, — заявляет Адриан таким тоном, будто не имеет привычки убегать к подружке уже в шестом часу. — Изучаю результаты ревизии.

— Очень хорошо, — говорю я.

— Рад, что ты так к этому относишься, — произносит Адриан. — Что тебе нужно?

— Приехал мистер…

— Шейх.

— Приехал шейх, желает вас видеть.

— Черт возьми! — Адриан закашливается. — Что же ты раньше не сказал? Передай, я уже бегу.

— Он уже бежит, — сообщаю я с широкой дежурной улыбкой, опуская трубку. — Скоро будет здесь.

— Замечательно, — говорит шейх.

Буквально через полминуты Адриан уже тут. Никогда раньше он не преодолевал расстояние от своего офиса до вестибюля за столь короткий срок.

— Шейх! Как я рад снова вас видеть! — восклицает он, выпархивая из стеклянных дверей. Его шелковый галстук трепещет от ветра. — Ужасно рад! — Простирает руки. Гостеприимный хозяин. В эту минуту, излучающий радушие, он немного похож на Иисуса.

Шейх менее сердечен. Подходит к Адриану и протягивает ему правую руку.

— Добрый вечер. Тоже рад.

— Чудесно, — распинается Адриан, тряся пятерню гостя, точно однорукий бандит. — Просто чудесно. — Наконец оставляет его в покое и входит за стойку. — Итак, — произносит он, рассматривая план размещения на компьютерном мониторе, — что мы можем предложить давнему другу?

Давнему другу? Я едва не фыркаю. Я этого человека в глаза не видел. Хоть и прекрасно понимаю, что шейхи — важные птицы. Может, это тот самый тип, который приезжал прошлым летом — я был тогда в отпуске — и подарил Мишель серьги с бриллиантами за то, что она столь особенная, а Тони — часы «Картье»? Остается лишь гадать, что он преподнес Адриану, раз тот готов теперь лизать его арабскую задницу. Судя по всему, подарок был из ряда вон.

— Как отдохнули с девушкой в Монте-Карло? — спрашивает шейх.

— Изумительно, просто изумительно, — тараторит Адриан. — Мы очень вам благодарны. Безмерно.

А, вот что это был за подарок. Тогда понятно, почему Адриан выскочил из офиса как ошпаренный. Позор нам всем, что лучший в отеле номер занимает техасец. Шейху, как видно, придется довольствоваться «люксом» попроще.

— А, вот, — говорит Адриан, поднимая на араба глаза и во весь рот улыбаясь. — По счастью, самый удобный в гостинице номер сегодня свободен. На верхнем этаже.

— В прошлый раз я жил там же, — с улыбкой отвечает шейх, судя по всему, вполне довольный.

— Э-э… — Адриан не перестает улыбаться. — Не совсем, — говорит он. — Это, можно сказать, там же, но номер немного другой. Точно такой по площади, с двумя спальнями, комнатой отдыха, двумя ванными и отдельной гостиной, но от предыдущего несколько отличается.

— Да? — удивляется шейх. — В прошлый раз меня поселили в лучший номер.

— Верно, — подтверждает Адриан, теперь явно сожалея, что не схитрил год назад. — Но в нашем отеле таких два.

— Очень интересно, — произносит шейх. — Я и не знал, что такое бывает. Всегда считал, что самый комфортабельный номер чем-то да отличается от остальных в лучшую сторону. Впрочем, мои познания в английском отнюдь не столь глубоки.

— Ха! Ха! Ха! — несколько истерично смеется Адриан, поворачиваясь, чтобы взять карточку-ключ. Шейх протягивает черную карту «Американ экспресс». — Минуточку, сейчас мы считаем данные, — говорит Адриан. — И если вас не затруднит, будьте любезны, заполните вот этот бланк. Мы понятия не имели, что вы приедете, поэтому не оформили бумаги заранее. — Адриан подает гостю шариковую ручку с корпусом из прозрачной пластмассы. По лицу шейха пробегает тень неодобрения. Он наклоняется, берет портфель, достает золотую перьевую ручку и принимается заполнять бланк.

Багаж на тележке, Патрик готов в любую минуту последовать за шейхом в лифт. Деннис, из чисто корыстных соображений, тоже в группе сопровождения. Шейх снова наклоняется к портфелю и извлекает две купюры по пятьдесят фунтов. Одну протягивает мне, вторую Адриану.

— Благодарю за беспокойство, — говорит он.

Глаза Патрика круглые от изумления. Мои, чувствую, такие же. Адриан убирает бумажку в карман с профессиональной ловкостью, выходит из-за стойки и провожает Патрика, двух жен шейха и его самого до лифта.

Когда дверцы закрываются, управляющий с шумом выдыхает.

— Слава Богу, выкрутились! — говорит он. — Чертовски не хотелось отдавать его «Беркли».

Презентация в зале для танцев подходит к концу, и группки захмелевших гостей идут через вестибюль на улицу, где берут такси. Деннис и Патрик все еще возятся с многочисленным, но сулящим неплохую прибыль багажом шейха, поэтому следить, чтобы никто не задержался в вестибюле и не стал хулиганить, приходится мне одному. Кое-кто сворачивает в бар. Джино, уверен, клиентам лишь рад, если те готовы тратить деньги и предпочитают дешевому вину шампанское.

Две пьяные женщины усаживаются за стол Тони и прикидываются, что кому-то звонят по телефону с таким видом, будто это самый оригинальный в мире комический номер. Наверное, и не догадываясь, что за неделю перед нами разыгрывают такие же сценки человек шесть.

— Прошу прощения, — говорю я, стараясь весело улыбаться. — Пользоваться служебным телефоном не разрешается.

— Извините. — Одна из женщин, хихикая, встает с места. Вторая буквально заливается смехом. Обе, пошатываясь, идут к выходу.

Постояльцы потихоньку возвращаются в отель после ужина. Кое-кто идет в бар угоститься на ночь дорогим спиртным Джино, кто-то поднимается наверх с намерением заглянуть на сон грядущий в наш honour-бар, он на пятом этаже.

Honour-бар — нововведение, распространенное главным образом в менее крупных, более уютных гостиницах. Нашему всего год с небольшим, он — одна из наиболее продвинутых идей Адриана. Кто-то одобряет ее, кто-то нет, а Джино, естественно, прямо бесится. По его мнению, когда клиенты идут в маленький бар без бармена, для него, Джино, это, мягко скажем, оскорбительно. Нет нужды объяснять, что honour-бар отнимает часть его заработка. Впрочем, если начистоту, люди, отдающие предпочтение honour-бару, может, никогда не пошли бы вниз пить виски по семьдесят пять фунтов за бокал. Им по вкусу тишь и уединение, а не шумливое добродушие бармена типа Джино. И потом, усевшись на обитые английским ситцем диваны и кресла, какие стоят у нас наверху, клиенты могут есть и пить, не задумываясь о том, что на них смотрят.

С другой стороны, когда дело касается honour-бара, на честность люди нередко плюют. В большинстве случаев чего-нибудь да не вписывают — содовую, орешки, третью рюмку водки. Либо указывают более дешевые сорта вин, в то время как пьют дорогие. Порой это происходит не намеренно: некоторые так набираются, что у них вылетает из головы, в каком они живут номере или сколько именно влили в себя спиртного. Время от времени Джино отправляет наверх кого-нибудь из работников бара — проверить, как обстоят дела. Джанфранко либо Франческо появляются в honour-баре раза два за вечер, дабы убедиться, что все идет своим чередом и никто не отключился прямо на диване. Выполняют это задание без всякой охоты: время, проведенное вне бара, — потеря возможных чаевых.

Honour-бар не приносит отелю особой прибыли. Воруют и не платят по пьяной рассеянности так часто, что мы вообще оставались бы внакладе, если бы не значительные накрутки к ценам на алкогольные напитки. Терпеть убытки не желает ни одна гостиница, правильно? Вообще не понимаю, зачем нам honour-бар — из-за вороватых клиентов и необходимости тайно за ними наблюдать с ним одна морока. Впрочем, как и без джакузи в номерах или больших насадок для душа, без honour-бара современному отелю, наверное, никуда. Если такого удовольствия нет, о гостинице могут подумать: застряла в средневековье. И потом, нынешний путешественник-космополит хочет чувствовать себя как дома даже вдали от дома, где ему доступны все земные блага, за исключением бесплатной водки, если он в ней нуждается.

Мисс Остин, в длинной юбке из ткани с принтами и цветной рубашке, проходит через вестибюль, направляясь в ресторан на ужин. Деннис и Патрик — они втроем приехали на лифте — желают ей приятного вечера. На физиономиях обоих улыбки до ушей. Глаза горят, так и кажется, что видишь в них отражение денежных купюр.

— Полтинник, — сообщает Деннис, возвращаясь за стол Тони. — Неплохой заработок в самом начале смены.

— Да уж, — бормочет Патрик. На его бледном лице красные пятна восторга. — О лучшем нельзя и мечтать.

— Бывает, получаешь и больше, приятель, — говорит Деннис. — Главное, быть всегда на подхвате — там, откуда эти бумажки, их еще пропасть.

Почти чувствую пятидесятифунтовую купюру, которая лежит в заднем кармане моих брюк, и думаю о том, что только ради нее не зря я остался на ночное дежурство.

Возвращается Тони. Кашемировое пальто расстегнуто. Он не останавливается и не говорит никому из нас ни слова, лишь деловито машет на ходу рукой. Как только консьерж входит в стеклянную дверь, в вестибюле появляется еще один человек.

— Двести два, — говорит он, приблизившись к стойке.

— Двести два, — повторяю я, набирая цифры на клавиатуре. Номер занят. — Кто-то приехал раньше вас, сэр? Может быть, жена или товарищ по работе?

— Нет, — отвечает клиент. — Я один. А что, какие-то проблемы?

— Гм, пока не знаю, сэр, — произношу я. — Назовите, пожалуйста, свою фамилию, и я проверю списки.

— Мистер Грей, — говорит он. — Моя фамилия Грей.

— Прекрасно, — бормочу я.

Должен признаться, мой лоб покрывается легкой испариной. Может, оттого, что интуиция подсказывает: жди неприятностей. Или я просто напичкал себя чрезмерным количеством кофеина.

— Мистер Грей, говорите… — тяну резину я, уже увидев, что двести второй сдали мистеру Макграту. Блин. Блин. Блин. Мое сердце стучит как сумасшедшее. Ладони повлажнели от пота. Это тот самый придурок, вещи которого я собрал во время ленча. Черт побери, не могу поверить. Я, наверное, придушу Бена, как только увижу. Почему, ну почему у меня сегодня двойная смена?

— Какие-то проблемы? — спрашивает клиент, готовый вцепиться мне в глотку при первой же возможности. — Я живу в этом номере уже три дня.

— Правильно, — говорю я. — Сегодня утром вы должны были выписаться.

— Нет, не должен был, — быстро и воинственно парирует он.

— Согласно нашим записям, должны были.

— В ваших записях ошибка.

— Но в ваше отсутствие, сэр, мы могли полагаться только на них.

— Что это значит?

— Это значит, сэр, что…

— Вообще-то мне нет дела до того, что это значит, — заявляет он, ударяя по стойке кулаком. Деннис, как обычно болтающий по мобильному, поднимается с кресла. — Я хочу немедленно отправиться в свой номер.

— Все дело в том, — отвечаю я, стараясь говорить как можно любезнее, — что это теперь не ваш номер. В нем живет другой человек.

— Что? — Клиент отступает на шаг назад, как будто я выплеснул ему в лицо стакан холодной воды. — Какой еще другой человек?

— Должен сообщить: мы вас выписали, — спокойно говорю я.

— Что, черт возьми?

— Прошу вас, поосторожнее в выражениях.

— Че-го? — Парень приближается к стойке вплотную, его лицо пылает от гнева.

Блин. Черт. Нет. Не надо было делать ему замечание. Я сам виноват и справляюсь с проблемой не слишком-то ловко.

— Мне очень жаль, сэр. Полагая, что вы сегодня уедете, мы поселили в ваш номер другого клиента.

— Ладно, хорошо, — отвечает он, стараясь взять в толк, что происходит. — Тогда скажите, в каком номере я могу расположиться теперь.

— Э-э… — произношу я. — Видите ли, отель переполнен…

— Что? — Клиент в таком бешенстве, что я не могу смотреть ему в глаза. — Позовите управляющего.

— Он только что уехал, — сообщаю я.

— Что? — почти визжит мистер Грей. — Где я, скажите на милость?

Меня подмывает ответить «в отеле», но чувствую, это будет последней каплей, и повторяю:

— Мне очень жаль, сэр. Я мог бы позвать дежурного менеджера, однако, боюсь, это не имеет смысла. По-видимому, мы допустили чудовищную ошибку, но исправить ее не в моих силах.

Ошарашенный мистер Грей не издает ни звука.

— Если хотите, можете поехать в отель «Беркли» — мы позаботимся, чтобы вам предоставили номер бесплатно. И в следующий раз, если вы у нас еще остановитесь, с вас, разумеется, тоже не возьмут плату.

— Полагаете, я хоть на секунду задумаюсь, возвращаться к вам или нет? Да как вам такой бред мог прийти в башку? — Видно, у него подскочило давление — глаза налились кровью.

— Прекрасно вас понимаю, сэр. — Иду в служебку и возвращаюсь с его чемоданом.

— Вы собрали мои вещи? — шепчет клиент.

— Да, сэр, — отвечаю я, прикрывая глаза в ожидании взрыва.

— Уму непостижимо, черт бы вас побрал. Называете себя пятизвездочным отелем? — ревет мистер Грей, наваливаясь на стойку. — Первоклассной гостиницей? Да вы понятия не имеете, что это такое! Люди, которые знают в этом толк, головы бы вам всем поотрывали!

— Да, сэр, — говорю я.

Он наклоняется, берет чемодан и устремляется к вращающейся двери.

— Простите, сэр, — произносит Деннис. — Я договорился, чтобы таксист бесплатно довез вас до «Беркли».

Мистер Грей резко тормозит и поворачивается к Деннису.

— Вы тоже катитесь ко всем чертям! — надсадно орет он.

— Да, сэр, — отвечает Деннис. — Приятного вечера, сэр.

Мистер Грей лихорадочно ступает во вращающуюся дверь, а выходя, тщетно пытается ее захлопнуть, чтоб хоть на чем-то выместить злобу.

— Замечательно, — говорит Деннис, подмигивая.

— Угу, — отвечаю я, с шумом выдыхая и пытаясь расслабиться. — По моей милости отелю придется раскошелиться на тысячу с лишним фунтов.

— Боюсь, сумма получится более значительная, — произносит Деннис. — Вряд ли он станет сдерживаться, когда заглянет сегодня в мини-бар.

— Вряд ли. И платить ни за что не станет.

— Согласен.

— Черт.

— Ругайся, сколько душе угодно.

— Уж лучше позвоню в «Беркли», предупрежу, что он едет.

— Вот это правильно. — Деннис улыбается.

Объясняя человеку из «Беркли», что произошло, вижу вернувшегося мистера Мастерсона. Лицо у него красное, добродушное и умиротворенное; по-видимому, он вполне неплохо поужинал в «Шикиз». Войдя, техасец приближается к Деннису, присаживается на край стола и начинает о чем-то болтать. Одним ухом пытаюсь уловить его слова, а вторым слушаю, что отвечает парень из «Беркли». К сожалению, убить двух зайцев не получается, и приходится дожидаться, пока мистер Мастерсон не уйдет в бар, где Джино ждет его с распростертыми объятиями, и спрашивать, о чем шла речь, у Денниса.

— Говорит, хотел бы «еще одну подушку», — сообщает тот.

— Ого! — восклицаю я, глядя на часы. — Неужели уже так поздно?


20.00 –21.00 | Отель Вавилон | 22.00 –23.00