home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Комментарий

Обсуждая глубинные детерминанты поведения современного человека, нельзя обойти два казалось бы взаимодополняющих по принципу разной полярности психосоматических феномена; альтруизм – агрессивность. В науке на этот счет сложились самые разные точки зрения. Но если альтруизм имеет, совершенно точно фиксируемые этологией и другими науками, биологические корни и как бы репрезентирует в поведении одной особи интересы более высокого структурного уровня материи – вида (популяции), то агрессивность при рассмотрении ее в информационном аспекте некоторыми своими особенностями просматривается как явление сугубо антропогенное (зачастую эгоистичное).

Для обоснования приведенного тезиса необходим анализ «комплекса Я» человека, исследование его становления в социоонтологическом плане, поскольку почти каждый факт агрессивного поведения имеет конкретные причины-корни и его можно рассматривать как явление сугубо личностное (на этом собственно и основана формула еще в пра– времена стихийно сложившегося правила: преступление – наказание). Так мотивы многих фактов агрессивного поведения человека можно найти как итоги крушения каких-то идеальных, желательных для данного индивида моделей, развития событий, мотивационно-поведенческих конструктов в сознании (мозгу) человека.

Зачастую усвоенных под влиянием социальной среды в социоонтогенезе и целенаправленно преподанных в ходе воспитания различными институтами социума мотивационных запретов-табу оказывается недостаточно, и поведение человека приобретает агрессивную направленность.

Разнообразные стрессовые синдромы оказывают стартово-катализирующее действие на подобное поведение. Именно по этому признаку четко просматривается «демаркационная линия» (вызывающая столько споров у ученых) наличия спонтанной агрессивности у одного вида homo sapiens-a и отсутствия таковой у всех остальных видов живой материи. Просто у животных не образуются в мозгу идеальные конструкты желаемого (тем более противоречащего уставкам законов природы) развития событий. У них вместе с исчезновением фактора раздражения, дискомфорта, препятствия к удовлетворению естественных потребностей исчезают и элементы ярости, злобности в поведении.

Эти рассуждения служат еще одним основанием для правомерности предпринятого условного расчленения и показа разнохарактерности:

– био-онтогенеза человека, в котором эволюционно сложились очень стабильные гомеостатические механизмы для любых физиологических процессов;

– социо-онтогенеза человека, в котором зачастую отсутствует естественно складывающийся гомеостаз психических процессов при дисбалансе идеальных построений в мозгу и реальном ходе материальных событий в окружающей среде.

Как следствие, для устранения сложившегося значительного разрыва в темпах эволюционного становления социо-онтогенеза и эволюции социальных (межличностных, групповых, классовых и т. п.) отношений-противоречий наукой рекомендуются искусственные приемы для снятия эмоциональных внутренних напряжений и устранения возможных агрессивных актов. Приемы эти разноплановы: от чисто физиологических (немедленная мышечная работа) через психофизиологические (в т. ч. и такие экзотические, как возможность избиения палкой резинового манекена псевдо обидчика на заводах в Японии) до чисто психических – гипноз, беседы с психологом и т. п.

Следует учесть, что в процессе антропогенеза, длившегося более 10 млн. лет, произошло становление нынешнего биологического облика человека. Это становление было процессом жестокой и трудной борьбы за существование. В сегодняшних, резко отличных, социальных условиях, обеспечивающих почти автоматическое (по прежним меркам) удовлетворение большинства потребностей человека, наблюдаются значительные искажения в канализированном ходе онтогенеза (его и био– и социо– составляющих).

Вследствие стрессов гиподинамии и т. п. факторов появились, еще вчера не допускавшиеся теорией, детские... ишемическая болезнь сердца и онкозаболевания. Отсутствие «шипов жизни» привело к еще вчера практически невозможному инфантилизму до пенсии и стремлению с детства к «стрижке купонов» – сначала с родителей, потом с общества.

Помимо встречавшегося и ранее построения в собственном сознании воздушных замков, появились попытки «проживать» в них, полностью отгородившись от проблем общества...

Безусловно, наличие момента детерминации в таких, казалось бы, сугубо социальных проявлениях, как стремление отдельных людей к лидерству, формальному и неформальному. Но если, согласно мнению антропологов, в общественных формациях первобытных людей лидерами признавались наиболее умелые охотники, опытные старейшины и т. п. (в отличие от иерархии по принципу силы в стадах предгоминид), то в современных условиях наблюдается стремление к лидерству индивидов, не обладающих какими-либо заметными достоинствами, а исходя из самых разных обстоятельств, в т. ч. и таких смехотворных, как усвоенные с детства установки: я – самый сильный, умный и т. д.

Показательным здесь может оказаться, проделанный автором анализ феномена «зависть» (стартом анализа послужил вопрос: «Что такое – зависть?» соавтора И.Пригожина – мад-ль И.Стенгерс, неожиданно заданный ею в ИФАН-е в ходе летнего семинара о совершенно новой тогда науке синергетике).

Зависть – особое личностное состояние психики (и соответственно – сомы человека), являющееся итогом мысленного сопоставления очень многих (иногда большинства) имеющихся в данный момент в памяти человека «блоков информации» различного уровня осмысления-обобщения.

Порождает данное состояние (является стартовым мотивом) актуальная информация в виде сведений об итогах деятельности людей, или о тех или иных случившихся фактах (иногда из обыденной жизни) с конкретными людьми.

Приводят (или не приводят) к различным степеням зависти личностные корреляты-сопоставления полученных сведений в «собственном Я»:

– с сиюминутным собственным пониманием – оценкой адекватности данной ситуации (иногда как итог простой выборки из: – личностной шкалы ценностей; – шкалы преступление – наказание и т. д.);

– с самооценкой уровня собственных достижений и суммой жизненного опыта как «банка» аналогичных ситуаций;

– с собственным пониманием идеала в жизни человечества (в т. ч. в перспективе), со всей внутренней картиной миропонимания в целом.

Последний пункт является сглаживающим уровень реакций психики в зависимости от итога дифференцированного сравнения произошедшего (достигнутого) с осознанием истинных ценностей в жизни человека – человечества и в то же время самоценности жизни каждого человека и бренности всего живого.

Вне сомнения присутствуют глубинные биологические мотивы и в различного рода асоциальном поведении отдельных людей, в частности, стремления получить максимум благ за счет других вплоть до «кукушечьего» поведения. Не исключено, что именно подобные варианты жизнеобеспечения приводили на ранних стадиях антропо-социоонтогенеза к своеобразной «ликвации» (расслоению) индивидов, затем групп по имущественному признаку.

Учет и научно обоснованная нейтрализация этих и многих других биологических детерминант в поведении человека крайне необходимы современной науке, т. к. без этого невозможно рассчитывать на успех в целенаправленном воспитании (корректировке социоонтогенеза), предотвращении агрессивных потенций в поведении, профилактике психосоматических патологий.

Одной из плодотворных идей на этом пути должна стать актуализация ценностного видения мира, поскольку при этом происходит стимуляция творческой активности человека. Ценностный подход детерминирует критическое отношение к окружающим явлениям, обуславливает динамизм мышления и деятельности, предохраняет от косности. Ценностный подход человека к самому себе, своим правам и обязанностям, своему поведению является залогом самокритики.

Краеугольным в ценностном варианте мировосприятия является понятие «счастье», одна из трактовок которого предлагается автором читателю.

Согласно версии большинства душеведов: «Что такое счастье – каждый понимает по-своему», имеем бесконечную гамму представлений об этом поистине необъятном предмете. Информационный подход позволяет вывести единую для большинства людей формулу: счастье – это гармония идеальных (т. е. информационных) вариантов, прорабатываемых в сознании человека, и их реальное воплощение:

– в отношениях с социумом, особенно с непосредственно окружающими людьми;

– с потребностями, в т. ч. в свободе действий;

– с внутренним миром (вторым «я»), в т. ч. особо с идеалами в миропонимании и своей личной ролью в их достижении;

– в состоянии психосоматического здоровья.

В рамках этой общей схемы индивидуальность человека проявляется не только в различном удельном весе и порядке чередования (по значимости) подпунктов членения, но и в знаке поправочного коэффициента, ориентирующего вектор поведения данного человека на полярные варианты: счастье только для себя, счастье и для всех людей.

Для адекватности анализа необходимо добавить, что ощущение счастья, как правило, возникает в процессе действия – овладения, преодоления (особенно пределов возможного). Оно эволюирует в ходе онтогенеза по принципу самосопряжения с комплексом миропонимания. К рассматриваемому феномену применимы понятия: качество счастья, мода, извращения и др.


О зависти, счастье и многом другом Постулат III-в (VI-в). | Что такое человек с точки зрения человека? | Заключение