home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



27 число 04 месяца 24 года, Порто-Франко


Чуть вспотев, я затащил сумку с железяками на второй этаж здания клуба «Танцующие звезды», где размещались комнаты, в которых и жили многие из местных начинающих артисток и танцовщиц. Постучавшись в дверь, на которой скотчем была приклеена табличка из бумаги с надписью «Эвелин», я услышал приглушенное «Входите!» и открыл незапертую дверь.

Чувствую себя Винни-Пухом — кто-то же сказал «Входите», а я никого в комнате не вижу?.. Услышав тихий смех, я взглянул под потолок (довольно высокий, кстати). Там, завязавшись в непонятную фигуру вокруг шеста, висела Эвелин.

- Привет! Тренируешься, как я вижу?

- Привет! Да, уже почти закончила, ты проходи, садись в кресло, осталось несколько минут, и тренировку заодно посмотришь.

Ну что ж, посмотрю, как это все происходит... Как описать словами — не знаю, у «фигур», которые изображает Эва, наверняка есть какие-то специфические названия, но сейчас это мне абсолютно не важно, просто сижу и наслаждаюсь зрелищем. Девушка, одетая в топик и облегающие шорты черного цвета, выполняет упражнения с закрытыми глазами. Заметно, что она упражняется долго, наверное, с самого утра — на одежде видны пятна пота, кожа на бедрах и руках покраснела от прикосновений к шесту. Хитрый «пилон» может вращаться, благодаря чему танцовщицу можно наблюдать со всех сторон, чем она умело пользуется.

Наконец, она соскальзывает к полу, садясь на «шпагат», затем плавным движением подымается и говорит:

- Я сейчас, приведу себя в порядок и вернусь, хорошо?

- Конечно...

Вот как бы мне отвертеться от предлагаемой роли, сохранив имидж? Ладно, жизнь дорогу подскажет...

Минут пятнадцать я просидел в глубоком кресле, слушая шум воды в ванной комнате, доносившийся через тонкую дверь, и негромкое пение. От нечего делать внимательно рассмотрел апартаменты — ну ничего так, солидно сделано. Пара кресел и столик стояли в прихожей, если ее можно так назвать, здесь же в середине комнаты был смонтирован пилон для тренировок. А что, комната просторная, даже если будут размахивать ногами — стены не заденут. Через открытую дверь в дальнюю комнату была видна широкая кровать, ясно, это спальня. В спальню же выходит дверь из ванны, где сейчас плескалась Эва. Не самая плохая планировка, наверное.

Пение и плеск воды прекратились, затем несколько минут шуршала одежда, и Эвелина вышла из спальни, явив себя народу в моем лице. Что можно сказать? Экипировка — по «полной боевой», за небольшим исключением, на ногах были не туфли на каблуках, а пушистые тапочки. Небрежно запахнутый черный халатик из блестящего шелкоподобного материала длиной до середины бедра, тонкие чулки, кружевной верх которых было отчетливо видно. Даже чуть-чуть макияж навести успела. «Ну вот, началось...» - ехидно пробормотал внутренний голос.

- Я тут тебе кое-что привез, - перехожу сразу к делу. - Сначала разберемся с железом.

Она присаживается рядом на подлокотник кресла, и я, изо всех сил стараясь не обращать внимания на длинные стройные ноги, ненавязчиво оказавшиеся от меня на расстоянии вытянутого мизинца, открываю оружейную сумку.

- Полиция нашла место, где стояла машина твоего похитителя, и отдала мне все вещи, которые в ней были. Начнем с этого...

Заглянув в сумку, она немного разочарованно надула губки. Ну да, это же не подарочный набор косметики от какой-нибудь всемирно известной фирмы.

- Эва, пойми, ты попала в мир, где от умения владеть оружием будет зависеть твоя жизнь, и жизни дорогих тебе людей. Если ничто из лежащего в этой сумке тебя не заинтересует, поедем в оружейный магазин, продадим это железо, и купим то, что тебе подойдет и понравится.

- Я согласна, - кивнула она, но без особого энтузиазма. - А где здесь тренируются?

(Вот это уже деловой подход!)

- За городом есть большое стрельбище, тиры для пистолетов можно найти и в самом городе. Можем тебя поучить стрелять, если захочешь.

- Хорошо, потом договоримся, в день, когда выступлений не будет.

- А что, у тебя уже расписание составлено?

- Да, начиная с этих выходных, Маноло мои номера просмотрел и одобрил, так что приглашаю.

- А если я не один приду?

Эва на секунду смешалась, но потом ответила:

- Приходите вдвоем, может, Джинджер тоже понравится, ее я уже приглашала...

- Ладно, с этим разобрались, теперь смотри сюда.

Я высыпал на столик золото из пакетика.

- Вот это украшения, если тут есть твои вещи — забирай. Что понравится — можешь оставить себе, но я бы сдал в скупку. Мало ли где и как он это взял...

- Ой, вот мои сережки! - Она берет из золотой россыпи пару мелких блестяшек и сжимает их в кулаке. - Я думала, он их продал... Остальное не мое.

- Тогда продай, или у ювелира поменяй на то, что нравится. Ты девочка уже большая, сама разберешься.

При слове «девочка» она краснеет, неужели смущается?

- И еще один вопрос — ты машину водить умеешь?

- На Старой Земле у меня водительская лицензия были, только машину купить нормальную не успела.

- Тогда вот тебе самый дорогой подарок.

Я протянул ей брелок с ключами.

- Держи эти ключи, машина довольно большая, но справишься как-нибудь. Попросишь Маноло, пусть разрешит тебе ее ставить на служебную стоянку позади клуба. Если не понравится — можешь обменять на машину поменьше, но я бы не советовал, мало ли что. Кстати, в машине лежат сумки с вещами, сама потом разбирайся. Если ничего оттуда не нужно — отдай священнику для помощи бедным, что ли. Все, подарки закончились...

Сидя на подлокотнике кресла, она задумчиво вертела брелок в руке, поигрывая ключами. Откинувшись на спинку кресла, я молча наблюдал за ней. Через полминуты она поднялась, бросила ключи на столик, взяла меня за руку, улыбнулась и потянула в сторону приоткрытой двери в спальню. Поднявшись из кресла и сделав пару шагов за ней, я остановился.

- Эва, подожди, пожалуйста!

- Что-то не так? - удивилась она.

- Извини, не могу вот так...

- Я тебе не нравлюсь? Тогда зачем все это? - Она показала на сумку и столик с лежащими на нем украшениями.

- Не хочу, чтобы ты делала это для меня как в оплату за что-нибудь, или в благодарность...

- Я тебя не понимаю.

- Ты спрашивала у Джинджер, возьму ли я тебя под свою опеку?

- Да...

- Вот тебе ответ. А ты думала, что я потребую от тебя что-то взамен?

- Так обычно и происходит... Ты мной брезгуешь, да? - По ее щекам потекли слезы, халатик совершенно случайно распахнулся, приоткрыв кружевное белье розового цвета.

- Нет, что ты!.. Просто не хочу, чтобы ты делала это, стиснув зубы...

(Какой бред я несу, а!..)

- Орден говорит, что здесь каждому дается второй шанс. Тебя приволокли сюда обманом, теперь я тебе возвращаю этот шанс, еще и с «довеском». Я тоже попал в этот мир не по своей воле, только мне никто никаких подарков не делал, сунули тысячу экю в зубы и дали пинка под зад. Сейчас ты можешь делать все, что угодно, даже прямо сию минуту взять машину и уехать отсюда, куда глаза глядят, держать тебя никто не будет. И требовать с тебя какой-либо оплаты за все это я не стану.

- Но почему? Ведь никто ничего просто так не делает! - Из ее глаз не переставая текут слезы.

- Во-первых, у меня еще порез на боку не зажил. Во-вторых...

Она всхлипывает все громче, приходится подойти и обнять ее, затем взять на руки и сесть в кресло, как можно аккуратнее усадив девушку у себя на коленях.

- Во-вторых, продолжаю я, - не хочу расстраивать свою жену.

- Я же с ней разговаривала...

- Ну, о чем вы говорили — это ваше дело, но решения принимаю все-таки я сам.

Во время разговора тихонько поглаживаю ее по спине, всхлипывания постепенно стихают.

- И вообще, у тебя сейчас после тренировки все мышцы забиты, расслабиться не сможешь нормально. Например, вот здесь, здесь, и здесь... - Нажатиями пальцев на разные места ее тела показываю, где именно, она чуть слышно пищит, что подтверждает мои догадки. - Давай сделаем так: сейчас разминаю тебя легким массажем, потом ты переодеваешься, и мы едем продавать лишнее и покупать нужное. Согласна?

(Как умело я «перевел стрелки», а?)

Эвелин кивает в подтверждение, и я несу ее в спальню, где она, нисколько не смущаясь, скидывает халатик и бюстгальтер, затем ложится на кровать спиной вверх и замирает. Хорошо, что в комнате тепло, на кровать падают лучи солнца, пробившиеся через неплотно задвинутые шторы...

Взяв на столике какой-то крем, натираю руки и приступаю к массажу, вспоминая все, чему научился у Джинджер и что знал раньше. Попутно осматриваю руки, спину и плечи Эвы на предмет синяков — надо же, почти не видны, мазь хорошо подействовала. Когда я перехожу к ногам, приходится аккуратно снять с нее чулки, чтобы не мешали. Заметно, что она на самом деле расслабилась. Когда я заканчиваю с ногами, она вдруг без команды переворачивается и ложится на спину. Ну, как пожелаете, мисс восходящая звездочка... Что тут у нас?.. Татуировок никаких, даже самых маленьких, нет, грудь как грудь, ничего необычного, размер небольшой...

С абсолютно невозмутимым выражением лица продолжаю обрабатывать натруженные мышцы, замечаю, что она через прищуренные глаза наблюдает за мной. Ну-ну, сейчас мы вот так... Где там несколько заветных точек?.. Через несколько минут Эва закрывает глаза и начинает часто дышать, затем вздрагивает и расслабляется. Спустя минуту она садится на кровати, зачем-то прикрывает грудь простынкой и удивленно спрашивает меня:

- А что это такое было?

- Расслабляющий массаж, - я совершенно невозмутимо смотрю на ее раскрасневшееся от прилива крови лицо и оголенные плечи.

- Ничего себе... Спасибо, подожди меня в гостиной, я сейчас переоденусь и выйду.

На этот раз она переодевалась прямо-таки с космической скоростью — управилась меньше чем за десять минут. Эва вышла из спальни, одетая в просторную футболку цвета морской волны с каким-то цветочным рисунком, облегающие джинсы и кроссовки. Волосы стянуты в пучок и пропущены через хлястик темно-синей кепки с длинным козырьком. Макияж присутствует, но очень скромный, почти символический. Такая Эвелин мне нравится больше, честное слово!

- Я уже собралась, - говорит она, наблюдая за моей реакцией.

- Тогда пойдем, бери ключи.

Захватив сумку с оружием и пакетик с украшениями, выходим в коридор. Елки-палки, какие все-таки тяжелые эти железяки! Ладно, до машины донесу, а в магазине много ходить не нужно.

- Ну, садись за руль, красавица, осваивай технику!

Эва отпирает дверь, пока она подгоняет под себя отодвинутое мной назад водительское сиденье, закидываю оружейную сумку в багажник.

- Все, я готова!

- Тогда поехали, я скажу, куда нужно поворачивать.

Сначала очень осторожно, а потом все более уверенно Эвелин ведет машину. Движение в городе не очень напряженное, поэтому приходится следить в основном за пешеходами и велосипедистами. Ничего, она вполне справляется.

Через несколько минут подъезжаем к знакомому ювелирному магазину, где я неоднократно бывал раньше.

- Пойдем, здесь сдадим золото, если захочешь — выбери себе что-нибудь.

Эва совершенно не против, и мы входим в средоточие предметов роскоши. Поздоровавшись с продавцом, выкладываю на стеклянный прилавок украшения, на всякий случай показываю копию бумаги из полиции — мало ли, вдруг на какую-нибудь побрякушку ориентировка пришла. Все оказывается в порядке, и продавец начинает процедуру оценки предметов из нашей «золотой россыпи». Озвученная им в итоге цена довольно велика — четыре с половиной тысячи экю.

- Эвелин, выбрала что-нибудь?

Она отрицательно мотает головой, продолжая стоять возле дальней витрины. Приходится брать инициативу в свои руки.

- Так, пожалуйста, вот эти сережки... Да, с камешками... И вот эту подвеску, с летящей птицей... О, они еще и в комплекте? Замечательно! Эва, подойди, пожалуйста, сюда!

Когда девушка подходит, показываю ей выбранные украшения, она неожиданно заинтересовывается и примеряет их перед большим зеркалом, затем немного удивленно говорит:

- А мне нравится!

Если нравится — нужно брать, расплачиваюсь с продавцом, остается две тысячи.

- Теперь, красавица, нас ждут совсем не гламурные, но очень важные железки...


В магазине «RA Guns and Ammo» мы сдали продавцу оружие из сумки, и стали выбирать подходящее для Эвы по возможностям и кондициям, так сказать. О, это я удачно зашел! В наличии оказался один из вариантов автомата Калашникова под НАТОвский патрон, да еще и с установленным коллиматорным прицелом.

- Эва, приложи к плечу. Стреляла когда-нибудь?

- Дали несколько раз из дробовика выстрелить в лесу... Все нормально, могу держать, только потом покажи мне, как из него стрелять.

Мы с продавцом переглянулись, и я сказал:

- Так, этот покупаем... Сейчас переходим вот сюда, к пистолетам. Выбирай себе по руке.

- А как лучше?

- Чтобы тебе его держать удобно было, и пальцы хорошо на рукоятку ложились. Подержи несколько разных моделей в руке, сама поймешь, про что я тебе говорю.

После длительных размышлений Эва выбрала Глок-26, с удлиненным (для лучшего удержания) магазином. В ее небольшую руку он укладывался очень хорошо, патрон стандартный люгеровский — 9х19 мм.

- Мне этого пока хватит, - сказала она. - Какую кобуру вы мне посоветуете?

- Есть разные варианты - на пояс, на ногу...

- Давайте все, что есть, буду выбирать! - решительно заявила Эва. Надо же, неужто прониклась?

Из всех предложенных вариантов она выбрала кобуру на пояс и кобуру для, хмм, «скрытого ношения». В принципе, я видел в кино, где примерно может располагаться такая кобура. Ладно, потом сама покажет, хе-хе!

После того, как наши покупки разместились в сумке, я расплатился с продавцом и мы вышли в уличную духоту.

- Куда теперь, Эва?

- Здесь можно где-нибудь рядом перекусить?

- Можно, сейчас покажу неплохое местечко...


Ресторанчик был довольно уютным, с почти домашней обстановкой. Эвелин не стала набирать кучу блюд, обошлась легким обедом - наверное, контролирует съеденные калории, как балерина. Ну, а я не стал много заказывать по причине того, что еще не проголодался — так, чуть-чуть перекусить, сока выпить. Пока ели, девушка успела вкратце описать мне свою жизнь на Старой Земле: жила в Канаде (теперь понятно, что у нее за акцент в английском), поступила в университет Торонто, окончила, но поняла, что выбранная профессия не для нее. Решила стать танцовщицей, училась на курсах, выступала, далее по мере роста мастерства начала участвовать в различных соревнованиях. Затем нарвалась на этого «перевозчика»... Пробыла у него в плену примерно одну местную неделю, а потом я решил пройти по той самой улице, где она стояла на углу, боясь сделать лишний шаг в сторону...

- Ну что, жизнь заиграла новыми красками? - спросил я у нее, когда мы шли к машине.

- Да, спасибо, день сегодня необыкновенный получился. А почему ты выбрал для меня эту подвеску, с летящей птицей?

- В знак того, что сейчас ты свободна, как птица в полете. Можешь делать, что хочешь, и не оглядываться на прошлое... Только помни, что за ошибки здесь расплачиваются мгновенно.

- Это я уже поняла. Еще там, на улице, где...

- Ладно, хватит о грустном, поехали, тебе дальше тренироваться нужно!


Я помог донести сумку с покупками до комнаты, где сейчас жила Эвелин. Когда уже повернулся, чтобы уйти, она вдруг подошла, обняла меня и спросила, глядя в глаза:

- Может быть, все-таки передумаешь?

- Эва, милая, давай условимся так — вернемся к этой теме через одну-две недели, когда у меня бок заживет, а ты привыкнешь к местной обстановке. Кстати, у женщин здесь после перехода наблюдаются «сбои», это так, для информации. Вот через пару недель ты сможешь снова задать мне этот вопрос, хорошо?

- Да... - Она потянулась ко мне и поцеловала. Ай!!! Вытолкнув меня за дверь, она тут же ее захлопнула, и в замке провернулся ключ. Я провел рукой по лицу — кровь, вот стервочка, укусила за нижнюю губу!.. Хорошо хоть, не очень сильно. Ладно, подождем до конца недели, там видно будет.

Выйдя на улицу, я медленно пошел в сторону дома. Наверное, если вдруг когда-нибудь научусь понимать женщин — здесь среди лета снег в пустыне пойдет, хе-хе! А мне теперь еще с женой объясняться...


Возле дома пес и кот весело гоняли по газону какого-то местного таракана-переростка. Пожелав им удачи, я пошел на кухню, где Джин что-то готовила — несмотря на вытяжку, вкусные запахи начинали ощущаться еще в коридоре.

- Привет, вот и я!

Она внимательно посмотрела на меня и сказала:

- Ну-ка, подойди поближе!

Стараясь сохранять невозмутимое выражение лица, подхожу к ней вплотную.

- Как «пообщался» со своей молодой подружкой?

(Судя по голосу, сейчас вода в кране может замерзнуть...)

- Все нормально. Отдал ей ключи от машины, потом мы с ней съездили в ювелирный и оружейный магазины, купили там для нее кое-что. Она даже собралась в тир ходить, учиться стрелять. Пообедали, и она к себе вернулась.

- А с губой у тебя что? Это она сделала, «в порыве страсти»?..

- Могу тебе сказать — ничего не было. Помог в комнату сумку занести, когда уходил, она меня поцеловала, и укусила заодно, стервочка. - Я против своей воли усмехнулся. - Нас в выходные приглашают на ее первое выступление.

- Точно ничего не было?

- Мышцы ей на спине размял, а то их бы «заклинило», разве что. Но чисто в медицинских целях.

Джинджер прикоснулась пальцами к моей довольно сильно распухшей губе.

- Ты и правда ничего... Да, точно...

Она вдруг улыбнулась, как будто солнце выглянуло из разрыва в облаках, и рассмеялась:

- Эвелин теперь от тебя не отстанет, понимаешь? Ты бросил ей вызов...

- Я сказал ей, пусть пару недель подумает. Возможно, она будет вместе с нами в тир напрашиваться, так что не удивляйся.

- Это не проблема. Надеешься, что через две недели она себе кого-нибудь найдет?

- Почему бы нет? «Стартовый капитал» я ей обеспечил, если не дурочка — сможет нормально прожить сама.

- Ох, дорогой, она явно не дурочка... Особенно после такого «урока». Так что готовься, будет тебя соблазнять, - она уже совершенно явно прикалывалась.

- И сколько мне нужно будет продержаться в глухой обороне? - ответил я.

- Сколько сможешь...

- То есть ты не сомневаешься, что она в конце концов победит?

- Нужно, чтобы она победила.

У меня подкосились ноги, хорошо, что рядом оказался табурет, на который я и плюхнулся.

- В смысле?

- Иногда полезно, чтобы рядом был человек, который всем тебе обязан. Я не конкретно тебя имею в виду. Почему ты так на меня смотришь?

- А... не ожидал...

- Милый, подумай, как женщина может в этом мире прожить одна несколько лет, не став чьей-то любовницей, сохранив материальную независимость и прочее? Только, если она — прагматичная, холодно-расчетливая и циничная стерва. Кстати, рот можешь закрыть.

Я сидел, не зная, что сказать. Приплыли...

Джин подошла и положила руки мне на плечи.

- Если у мужа будет любовница — по крайней мере пусть будет такая, чтобы мне не было стыдно за его плохой вкус. А сейчас я ее видела, даже ходила с ней по магазинам, могла рассмотреть во всех подробностях. Так что можешь сдаться на милость победительницы, только не сразу, чтобы не выглядеть легкой добычей.

Молча притягиваю ее к себе и прижимаюсь так, что она чуть слышно пищит от неожиданности. Уткнувшись лицом ей в грудь, тихонько глажу ее по спине. Вдруг она прижимается ко мне еще сильнее, и я слышу, что она негромко всхлипывает.

Подняв голову, вижу, как по ее щекам текут слезы.

- Прости, я сейчас тебе что попало наговорила... Не могу так вот сразу перестать изображать стерву... Привычка...

Встаю и целую ее так нежно, как только могу, она отвечает с неожиданной страстью. И тут в семейную сцену врывается характерный звук выбившегося из-под крышки кастрюли и закипевшего на плите супа. Джин бросается спасать ужин, улыбаясь и одновременно вытирая слезы, а я иду переодеваться и мыть руки.


Весь вечер после ужина мы просидели в гостиной, смотрели очередную старую комедию, «К-9», что ли, Джинджер держала меня за руку, и я ощущал, как ее постепенно отпускает напряжение.

- Джинни, когда мы с тобой пойдем и оформим наши отношения, чтобы ты, наконец, перестала волноваться?

- Давай на следующей неделе, хорошо? Мне нужно подготовиться...

- Как скажешь, милая.


Уже в спальне, засыпая, она еле слышно прошептала:

- Ты будь рядом со мной, пожалуйста...

- Обязательно, только жди меня, Огонек...



* * * | Горизонт событий | 28 число 04 месяца 24 года, Порто-Франко