home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



24 число 06 месяца 24 года, Порто-Франко


Утро началось как обычно, с завтрака, приготовленного Джинджер. И меньше чем через час с сумкой через плечо уже выходил с веранды, когда в дверях путь мне преградил Джек. Он просто сел в проходе, причем так, что не обойти, и явно не собирался двигаться с места. Кота рядом не было — он любил встречать меня, а не провожать.

- Джек, ты что?

Пес смотрел на меня, вывалив язык, и не реагировал.

- Пропусти, мне идти нужно, в Виго человек ждет, который потом к тебе в гости будет ходить, она тебе понравится...

Джек неожиданно громко заскулил и поднял морду вверх, явно собираясь лаять или завыть.

- Псина, ты чего удумал?!. Нашу Джин перепугаешь, а ей волноваться нельзя, ты ведь в курсе?..

Пытаюсь шутить, а у самого почему-то комок к горлу подступает. Да что такое происходит, вообще?..

Глажу Джека по голове и замечаю в его глазах слезы.

- Что с тобой, болит что-нибудь? Нет?.. Тогда дай мне пройти, пожалуйста... Обещаю, что буду осторожен.

Неожиданно я услышал позади голос Джинджер:

- Что, Джек тебя не выпускает?

- Да, не понимаю, в чем дело...

- Вот в чем, возьми это, и обещай, что будешь носить все время.

Повернувшись, я увидел в ее руках бронежилет для скрытого ношения.

- Милая, но в самолете он мне точно вряд ли понадобится!

- Хорошо, тогда носи его, когда будешь ходить на земле, обещай!

- Как скажешь, дорогая, но можно я его потом надену?

- Положи его в сумку, чтобы Джек увидел.

Ну, если вы так хотите... Укладываю броник в полупустую сумку, отчего она сразу прибавляет в объеме. Наблюдавший за этим процессом Джек с видимой неохотой встает и отходит в сторону. Жалко, что ты говорить не умеешь...

Джинджер обнимает меня и целует:

- Вот теперь можешь ехать!

- Вы что с ним, сговорились, что ли?

- Я ему доверяю...

Ласково глажу ее по голове и выхожу во двор, уже собираюсь садиться в кабину «Буцефала», как вдруг Джек аккуратно вцепляется мне сзади в штанину, не давая сделать очередной шаг.

- Ты что, еще о чем-то хочешь меня предупредить?..

Нагибаюсь к нему и глажу пса по голове, он разжимает зубы и утыкается своим холодным носом мне в руку.

- Я обещаю тебе, что обязательно вернусь!

Джек с надеждой смотрит мне в глаза, отходит на пару метров в сторону и садится в тени навеса.

Завожу двигатель, и через минуту выезжаю между кустов на улицу. В зеркале заднего вида отражается Джек, и присоединившийся к нему кот. Эта картинка стоит перед глазами почти всю дорогу до аэродрома...

Эвелин вовсю тренируется у себя в клубе, готовясь к возвращению на сцену, поэтому сейчас летаю в одиночку. Сегодня у меня — уже привычный почтовый рейс, заработок небольшой, но почти регулярный. А в этом деле главное — количество налетанных часов, ближние рейсы для приобретения опыта вполне подходят.

Взлет-посадка, взлет-посадка... После обеда я уже вернулся в Порто-Франко, сегодня летал строго по кратчайшему пути, почти все время вдоль дороги. Никто не терпел бедствие в море, не поломал машину у берега, не взывал из кустов о помощи — все было тихо и спокойно. Я вспоминал о бронежилете и улыбался — паранойя, это одна из форм проявления бдительности... Но в воздухе моя «Сессна» - единственный самолет, с земли никто не стрелял. Похоже, так и буду возить этот броник в сумке туда-сюда, хе-хе!

Когда уже запирал дверь кабины, меня позвал один из механиков:

- Тебя тут искали!

- Кто, интересно?

- Мужик какой-то, раньше его на аэродроме не видел. Спрашивал, где «Редлайн» можно найти. Ему сказали, что ты в рейсе, он просил тебе передать, что будет ждать до вечера в «Триммере».

- Да я вроде никого не жду, и не ищу... А что хотел-то?

- Спасибо тебе сказать, и «проставиться», если дословно.

- Надо же... Ладно, заеду в бар, посмотрю, что там за благодарный мужик нашелся...

Влез на сиденье «Буцефала» и задумался. Предчувствий никаких не было, «чуйка» глухо молчала, от этого мужика опасности нет. Или я просто ничего не замечаю? Что-то должно быть, но понять в чем дело не могу. Так, меня никто не видит?.. Посмеиваясь, снимаю куртку, рубашку и надеваю броник. Он для скрытого ношения, гибкий и довольно легкий. Ну, если только «волею давшей мне его жены...», обещал ведь. Буду надеяться, что никто этого не заметит, а то смеху будет на все Порто-Франко. Надо же, в бронике в кабак припереться! Нет, все вроде на месте, не выпирает... Благо, «пивного живота» нет. Ну что, поехали знакомиться?

На стоянке возле «Триммера» я увидел смутно знакомый грузовик с камуфлированным фургоном. Неужели неведомый «Охотник» приехал поболтать? Поставив «Буцефала» рядом с ним, я вошел в бар.

Народу там сидело не очень много, все знакомые, кроме... У барной стойки Нинон вовсю болтала с одним из троих мужиков непонятного вида, сидевших на высоких табуретах. Увидев меня, барменша расплылась в улыбке и что-то сказала, все трое одновременно повернули головы в сторону входа. Сидевший в середине, видимо, старший из них, встал и пошел ко мне. Ну вот, началось!..

- Добрый день! Это ты летаешь на «Редлайне»?

- Добрый! Я, а что случилось?

- Ты и случился, на удачу! Пойдем, вместе посидим, поболтаем...

Он махнул рукой своим парням, показывая на столик в углу, куда они сразу же и направились. Один из них весьма конкретно хромал на правую ногу.

- Тебя ведь Алекс зовут, нам барменша сказала?

- Да.

- Будем знакомы — я Саймон, это Сэм и Слай.

- Вы что, братья?

Чем-то неуловимо похожие друг на друга мужики переглянулись и привычно засмеялись.

- Нет, все так думают, но мы даже не родственники.

Старший продолжил:

- Мы тогда в саванне застряли конкретно, Сэм ногу повредил. Это потом разобрались, что ранение поверхностное, ну и вывих до кучи. В общем, ничего страшного, но тогда разбираться некогда было, сам понимаешь. Да еще свиньи эти со всех сторон обложили, нельзя было вылезти, чтобы машину осмотреть.

- А что не стреляли?

- Всех перебить бы не получилось, разве что еще сильнее обозлить, а они потом машину бы разнесли по железкам. Знаешь, наверное, как это бывало. Мы ведь ехать не могли.

- Рассказывали как-то знакомые охотники. Даже представлять не хочу...

- Тогда поймешь, о чем мы тогда думали. Потом слышим — вроде самолет летит, ракету выпустили, по радио стали вызывать.

- Кстати, а почему звали на шестом канале, общий вызывной ведь пятый?

- Веришь, нет — глупо получилось. На индикаторе каналов носимой радиостанции одну цифру на шкале неправильно показывало, вроде светилось «пять», а на самом деле канал шестой... Испортилось в ней табло, а разобрались только здесь, когда в мастерскую принесли. А в мощной автомобильной что-то от удара свиньи в машину расконтачилось, вообще потухла...

- Почему не верю? Всякое бывает.

Так, не торопясь, мы и болтали, потягивая пиво. А что, нормальные мужики. Правда, они так и не сказали, что делали в том районе, но я и не спрашивал. Мало ли... Тем более, если их оттуда вытаскивал Патруль, значит, они «нормальные». Может, эти, как их... «Охотники за головами»? Не, тут любопытство будет лишним, пожалуй...

Вдруг спине стало холодно, как будто неизвестный снайпер решил положить на меня «галку» своего оптического прицела. Стараясь не подавать вида, медленно поворачиваю голову, осматриваю помещение бара. Лица все те же, рабочий день только-только закончился, может и прибавилось один-два человека... Или три?..

Весело болтавший с Нинон посетитель заметил, что я смотрю в его сторону, и быстро отвернулся к барменше. А что это она такая радостная? Ба, да это же... Жако собственной персоной! Почему я его сразу не узнал? Понятно, он отпустил бородку погуще, и волосы у него сейчас гораздо длиннее. И что мне делать? Эх, поспрошать бы его где-нибудь в теплом месте... Но официально ему никто ничего не предъявлял, плакатов с его мордой на столбах не развешивали. Я могу разве что позвонить Борису и сообщить, что фигурант в городе, но для этого мне нужно выйти из бара. А резко срываться из-за стола — не катит, подозрительно, он сразу и свалит, ищи его потом.

- ...Летаешь-то давно?

Блин, со мной разговаривают, а я что-то отключился от беседы...

- Нет, с этой весны. А в этом полете со мной ученица была, помогла немного.

- Кто такая? Она здесь бывает?

- Здесь — нет, но могу сказать, где вы могли на нее полюбоваться.

- Ну и где?

- В «Танцующих звездах», она там выступала.

- Подожди-подожди... А как ее зовут?

- Эва Стар, а что?..

- Ты серьезно?

- Не веришь, не надо. Можешь на вышку зайти, у диспетчера спросить.

- Понял, спасибо... А когда представление будет?

- Об этом лучше в клубе спрашивать. Она еще после ранения восстанавливается.

- А что с ней случилось? Когда?

- Во время гастролей, в Нью-Рино. Вроде как хотели похитить, дело темное. Ее ранили, вылечилась, скоро уже снова выступать будет. Пока в норму приходит — захотела поучиться управлению самолетом.

- Вот ведь как бывает...

Мы посидели еще минут пятнадцать, и я решил откланяться.

- Ладно, приятно было познакомиться, меня дома жена ждет, не хочу ее огорчать. Если что — я сюда почти каждое утро приезжаю, ну или через диспетчера можете что передать.

Пожав всем троим руки, выхожу из бара. Снаружи никого нет, возле машин никто не отирается. Так, когда лучше отзвониться Борису? Наверное, из джипа, лучше на ходу, тогда вряд ли кто подслушает разговор. Подхожу к «Буцефалу», и тут же от стоящей рядом машины охотников отделяется невысокая тень, в руке что-то зажато...

- Ну когда же ты наконец сдохнешь? - тихо шипит голос Жако, его рука подымается...

- ...Парни, берите его! - приказываю я уверенным громким голосом, от неожиданности он вздрагивает и оглядывается на долю секунды...

...Прыгаю в сторону, одновременно вытаскивая «Глок», стрелять мы начинаем одновременно...

...Моя короткая очередь проходит по нему снизу вверх, но в левый бок словно бьют молотом и сразу обжигают раскаленным паяльником...

...Жако лежит на спине, задрав бородку к темнеющему небу, я встаю, меня почему-то сильно качает из стороны в сторону, пинком отбрасываю от его руки пистолет со странно длинным стволом...

...Касаюсь левой рукой места, где внизу кончается бронежилет, рука становится мокрой, внутренний голос пытается пискнуть «Коротка кольчу...», и тут вставшая на дыбы земля с размаху бьет меня по лицу...


Открыв глаза, вижу белый потолок, кое-как поворачиваю голову — вроде бы, похоже на больничную палату. Свет режет как ножом, приходится закрыть лицо рукой, все равно смотреть не на что. Сквозь звенящий шум в ушах пробиваются голоса, пытаюсь разобрать слова, но получается с трудом. Наверное, разговаривают в коридоре, возле дверей...

- Доктор, что с ним?

- А вы ему кто?

- ...Он для меня самый близкий человек! - женский голос отвечает с непонятным вызовом, следует небольшая пауза.

- Если так, то могу вам сказать следующее: ранение не тяжелое, но он у вас совсем не молодой парень. Видимо, в результате болевого шока он потерял сознание и ударился головой. Есть или нет сотрясение мозга — мы сможем выяснить тогда, когда он придет в себя. Так что учтите, вам придется поберечь его здоровье... Хотя бы некоторое время.

- Вы это на что намекаете, доктор? - Женский голос аж зазвенел от злости.

- Постарайтесь не создавать для него стрессов в ближайшее время, а вы что подумали?

- Извините, пожалуйста... Я очень испугалась за него... - Сказано извиняющимся тоном.

- Понимаю вас, бывает.

- Можно, я посижу рядом с ним?

- Да, конечно, только тихо.

Интересно, кто там такой заботливый? Но тут все снова исчезает в темноте...


Следующее пробуждение было гораздо более приятным. На улице вечер давным-давно закончился, и небо потемнело, перейдя от сумерек к ночи. Укрывшись белым халатом, в кресле рядом сидела Эвелин. Она задремала, наверное, когда читала — на ее коленях лежала раскрытая примерно посередине книга. Я пошевелился, и девушка тут же чутко встрепенулась и стала тереть глаза:

- Эва, ты так интересно выглядишь в белом халате! Хотя, в купальнике ты куда лучше...

- Мне сказали, что стрессы для тебя сейчас вредны, подожди, пока не выздоровеешь. Потом покажу и купальник, и все остальное...

Она шутит, но на ресницах блестят слезы.

- Как там дела у Джинджер, она в порядке?

- С ней осталась Магда, сначала напоили ее успокоительным, потом с врачом по телефону переговорили, так что сейчас в норме. Она у нас очень сильная... Ну, ты и сам это знаешь. Завтра утром сюда приедет.

- А ты что, до утра тут собралась сидеть?

- Пока не выгонят. Или пока не надоем...

Эвелин взяла меня за руку, и несколько минут мы с ней молчали.

Она вдруг сказала:

- Пожалуйста, не зови сейчас врачей... Хочу побыть рядом с тобой.

- Мы с тобой поменялись местами, вот ведь как получилось... Но татуировку я делать не буду, мне ведь не нужно выступать на сцене.

- Я тебя и такого люблю...

Договорить ей не дали — вошел врач и попросил Эву выйти. Затем он весьма долго расспрашивал меня о самочувствии, щупал, тыкал и светил в глаза. Садист какой-то, блин...

- Некоторое время вам придется полежать у нас, на всякий случай. Вы же хотите летать еще, а не сидеть на земле?

- Как скажете, доктор. Буду терпеливо выносить все процедуры, лишь бы побыстрее отсюда вырваться.

- Неделю мы точно вас продержим, так и скажите своей подруге. Я ее домой сейчас отправлю, пусть лучше утром приходит. А сейчас вам спать пора.

Когда врач уже выходил, я громко сказал:

- Если больной хочет жить — медицина бессильна!

Он закрыл дверь и только потом расхохотался. Что, неужели раньше не слышал этой шутки?..



20 число 06 месяца 24 года, Виго - Порто-Франко | Горизонт событий | 25 число 06 месяца 24 года, Порто-Франко