home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



14 число 6 месяца 24 года, Порто-Франко


Утром я проснулся, когда жены не было в постели. Джинджер, судя по звукам, уже вовсю шуровала на кухне, готовила завтрак. Наверное, опять есть захотела. Понимаю, бывает... Особенно сейчас. Тем более, что она иногда сама не знает, чего именно съесть ей хочется больше. Хорошо, пойду узнаю, не нужна ли ей помощь. Одетая в просторный домашний халат, моя прекрасная леди босиком стояла возле плиты и что-то помешивала на сковороде.

- Доброе утро!

- Доброе!.. Завтракать будешь?

- Обязательно. А через час на аэродром поеду, может груз или пассажир какой подвернется. Летчик должен летать, а не сидеть дома...

- Ты только о нас не забывай... - Джинджер нежно провела пальцами по моей щеке.

- Тебя забудешь, как же.

Она прижала мою руку к своему животу.

- И об этом я тоже помню, красавица моя. К тому же, здесь есть еще кое-кто, ждущий моего возвращения.

- Кто?!.

- Да вон они, в углу сидят, - кивнул я на Джека и Ваську, сидевших возле своих мисок.

- А, понятно... - Вздох облегчения и улыбка. - Тебе бутербродов сделать?

- Не нужно, я ведь ненадолго. Если груза не будет, вообще в обед вернусь. А теперь давай поедим, и после я тобой буду любоваться.

- Можешь начинать прямо сейчас.

- А я и не переставал...


Как и планировал, через час выехал на аэродром. Мало ли, вдруг действительно слетать удастся? Хотя, пассажиры обычно предпочитают летать в более комфортных условиях, мне чаще достаются мешки с почтой и небольшие посылки.

- Привет! - обрадовался моему появлению диспетчер. Сейчас дежурил молодой парень, который чуть ли не все время интересовался — будут ли новые плакаты. - Ты прямо как знал, есть почтовый рейс до Нойехафена.

- Груз большой?

- Мешок с письмами, и пара мешков с посылками. Тебе в самый раз. Ну, и оттуда заберешь, если привезут. Оплата по обычному тарифу.

- Понятно, когда нужно вылетать?

- Да чем скорее, тем лучше.

- Договорились, пусть груз к самолету везут, я пока готовиться начну.

- Окей, по готовности вызывай меня, все как обычно.

- Ясно, сейчас ученику позвоню...

- В смысле? - удивился он.

- Да это так, о своем. Все, я пошел!


Пока не торопясь шагал к ангару, достал сотовый и нашел в памяти телефона номер Эвелин.

- Алло, я слушаю... - раздался немного заспанный голос после полуминутного вызова.

- Привет! Если все еще хочешь лететь, то у тебя есть минут сорок, чтобы проснуться, собраться и приехать на аэродром. Что брать с собой, знаешь?

- Да!!! - голос мгновенно стал совершенно бодрым. - Буду обязательно, ты только дождись меня, хорошо?..

- У тебя максимум сорок минут, или будешь ждать следующего раза.

- Все, бегу!.. - и тут же запиликал сигнал отбоя.

Ну-ну, посмотрим, как ты умеешь собираться по тревоге, подружка...

Пока осматривал кабину, подвезли груз. Взвесив, прикинул его общий вес — чуть меньше ста пятидесяти килограмм, нормально. Сейчас еще пассажирку взвесим, если она успеет приехать.

Включив музыку, подкрутил громкость «бумбокса», доставшегося в нагрузку вместе с самолетом от Джима Хокинса, стал протирать стекла приборов в кокпите, и подпевать звучавшим мелодиям, изредка поглядывая на часы, время-то идет...


Хочу любимым быть тобой,

Не нужен мне никто другой,

Нужна мне только ты,

Бууп-бууп-би-ду!


Чтоб целовала ты меня,

Не нужен мне никто другой,

Хочу я быть с тобой одной!..


Зачем мне стремиться

К чему-то другому,

Когда я услышал,

Что любишь меня...

Падам-падам-па,

Дуудли-дам-пу!..[26]


Когда песня закончилась, я услышал тихий смех. Выглянув, увидел стоявшую буквально в паре метров Эвелин, которая зажимала рот руками, чтобы не смеяться слишком громко.

- И что тут смешного?.. Привет.

- У вас с Мерилин получился отличный дуэт. Слух определенно есть, но в певцы тебя с таким вокалом не возьмут, репетируй дальше. - Она подошла и поцеловала меня, заметила цепочку от подаренного медальона и улыбнулась. - Однако я могу выполнить желание, о котором ты пел. Когда летим?

- Ты все привезла?

- Да, я вчера расспросила Джинджер, что ты обычно берешь с собой, и собрала себе такой же комплект.

- Смотрю, и оделась соответственно? - На ней была камуфлированная футболка с низким вырезом, просторные «тактические» штаны песчаного цвета и темная кепка-бейсболка с изображением револьвера. Завершали композицию зеркальные очки-«пилоты», засунутые дужкой за вырез футболки. - Тогда вот первое задание: держи тряпку и распылитель, протри лобовое стекло, видишь, запылилось на стоянке.

- Есть, сэр! - отсалютовав, она взяла у меня «инструменты», и занялась делом. Я тоже занялся делом: стал разглядывать ее, откровенно любуясь. Хорошо, что кроме нас здесь никого не было (патрульный «Бивер» улетел около часа назад), иначе бы пришлось продавать билеты на это шоу. А пока я нагло воспользовался ситуацией, разглядывая ее, скажем так, «со стороны спины», и наслаждался зрелищем в гордом одиночестве. Эва это заметила и вовсю мне подыгрывала.

- Ваше приказание выполнено! - это она мне так доложила.

- А теперь давай заканчивать с шутками, и займемся реальным делом. - Я забрал у нее тряпку, распылитель, положил их в багажный отсек, а затем вытащил из кармана пилотского сиденья карточку предполетного осмотра с привязанным к ней маркером. - Сейчас я тебе покажу, как производится предполетная подготовка. Смотри внимательно, только не мешай, все вопросы задашь потом. Ясно?

- Да. - Скрестив руки на груди, она приготовилась наблюдать.

Ну что, погнали по списку...

Закончив привычную процедуру, я посмотрел на Эву, она кивнула:

- Примерно поняла, что дальше?

-А дальше тащи в кабину свои вещи, и вылетаем. Кстати, что нам еще нужно сделать перед вылетом? Правильно...

Уложив ее сумку на пол возле заднего сиденья, показываю ей на правое место:

- Устраивайся.

Она грациозно забралась в кабину, и стала подгонять наушники по своему размеру, чтобы не давили. Надо же, запомнила!

- Смотри, начинаю подготовку к запуску двигателя...

После запуска гоняю мотор в разных режимах, проверяя его работу — все в норме.

- Вышка, я «Редлайн», разрешите взлет!

- «Редлайн», я Вышка, что так долго запускался? У тебя все нормально?

- Вышка, я «Редлайн», отрабатывал с курсантом процедуру подготовки.

- «Редлайн», я Вышка, а кто у тебя курсант?

- Вышка, я «Редлайн», говорит курсант Стар, разрешите взлет! - вклинилась в разговор Эвелин своим звонким голоском.

Пауза длилась секунд десять...

- «Редлайн», я Вышка, вылет разрешаю, взлет курсом девяносто, ветер восемьдесят, скорость пять узлов, давление тысяча пять миллибар.

- Вышка, я «Редлайн», метео принял...

Рулю в начало полосы, объясняя ученице последовательность действий. В принципе, она все это видела и раньше, когда летала со мной в качестве пассажира, так что ей почти все знакомо. Уже в воздухе, после разворота на курс к Нойехафену, нас вызывает диспетчер:

- «Редлайн», я Вышка, счастливого пути!

Киваю Эве, она отвечает:

- Вышка, я «Редлайн», спасибо, до встречи!

А дальше... Дальше можно было воспользоваться собственным опытом, полученным во время обучения у Хокинса, что я и сделал. После набора нужной высоты показал ей, как держать самолет на прямой, и с небольшой подстраховкой дал порулить. «Сессна» сначала рыскала, но через некоторое время полетела более-менее ровно, ученица попалась толковая.

- Молодец, курсант! А теперь давай включим автопилот, смотри, как это делается...

- Я еще хочу поуправлять!

- Подожди, дойдем до поворотной точки, будем дальше учиться, а сейчас запоминай, что нужно контролировать...

Ее глаза нужно было видеть, жалко, что не догадался взять фотоаппарат. Хотя, после приземления можно попробовать сделать фото на камеру мобильника, что ли, пусть останется на память. И мне, и ей...

Как обычно говорится в сказках, долго ли, коротко ли, но мы долетели до конечного пункта маршрута. Еще на подлете, когда я связался с местным диспетчером, попросил вызвать представителя местной почтовой службы для получения корреспонденции. Неторопливый немец прибыл через час после того, как мы выбрались из «Сессны» на стоянке для транзитных аэропланов. Зато к тому времени самолет уже был полностью заправлен для обратного вылета, и мы с Эвелин ждали, когда можно будет пойти пообедать в местном ресторанчике.

Обмен почтой прошел как всегда, мужик-почтарь оказался знакомым, сегодня он был порядком измучен жарой и поэтому не обратил особого внимания на мою ученицу. Ну, сидит какая-то девица в темных очках на пол-лица рядом на скамейке, да и что с того? Главное, чтобы пломбы на мешках были целыми...

После легкого перекуса мы отдыхали в беседке, и я спросил:

- Не жалеешь, что пропустила свою утреннюю тренировку?

- Совсем нет, мне ведь еще нельзя заниматься в полную силу. А вечером я поплаваю у вас в бассейне, этого вполне хватит на сегодня.

- Ты все предусмотрела, да?

- Не все, но многое. У меня нормально получается?

- Да, для первого раза вполне... Но кроме этого, тебе придется еще многому научиться. У меня где-то лежат записи, потом вместе посмотрим. Что, курсант, готовы отправиться в полет?

- Да, сэр!

- Тогда вперед, в кабину!..


На этот раз я отклонился от привычного маршрута вглубь материка, и берег остался на горизонте в виде размытой дымкой полоски. До Порто-Франко оставалась примерно сотня километров, когда Эвелин окликнула меня по внутренней связи:

- Алекс, вижу что-то справа внизу, может быть, сигналят нам?

- Где?

- Справа, на три часа, из зарослей ракету сигнальную выпустили... Погасла...

(Молодец, сразу запомнила, как указывать направление!)

- Внимание, разворачиваюсь назад, смотри внимательно, я пока сканер включу. По рации нас вроде никто не вызывал?

- Я не слышала...

- Сейчас выясним, может, у них вообще радиостанция не работает.

Развернувшись, почти сразу замечаю медленно тающий в горячем воздухе дымный след, тянущийся откуда-то из густых кустов. И в этот же момент сканер наконец-то ловит вызов на шестом канале (вместо общепринятого пятого, странно), на который я сразу же отвечаю.

- ...лет, вызывает Охотник! Самолет, вас вызывает Охотник!

- Слушаю тебя, Охотник, что случилось?

- Машина повреждена, двигаться не можем. К машине приближаются свиньи, готовятся напасть. Просим вызвать помощь, наземную группу. Как принято?

- Вас понял, двигаться не можете, нуждаетесь в помощи. Вблизи вас транспорта не наблюдаю, сейчас проверю обстановку. Сколько вас там?

- Трое, один ранен.

Так, в голосе паники не чувствуется, интересно, кто там внизу на связи? Явно не из военных и других «профессионалов» - у них манера ведения переговоров по радио совсем другая.

Смотрим вниз, что видим? Группа местных хищных свиней, в количестве пяти штук... Один самый крупный — наверное, глава этой шоблы, стоит в стороне, на небольшом бугорке метрах в тридцати от зарослей, и смотрит вниз, на машину. Ага, небольшой грузовичок, раскрашенный пятнами под местную растительность, из люка в крыше фургона высунулась рука с белой тряпкой, машет...

- Охотник, ваш сигнал вижу, не дергайтесь. Фургон у вас крепкий?

- До уровня окон по бокам навешены дополнительные листы, против пуль, а что?

- Тогда сядьте на пол и не высовывайтесь. Я тут пошумлю немного...

Ставлю «Сессну» в очень широкий вираж, предварительно набрав еще пару сотен метров высоты, и обращаюсь к Эвелин:

- Эва, осторожно перебирайся назад, и достанешь из моей сумки то, что я тебе скажу.

Она кивает, отстегивает привязные ремни и просачивается в заднюю часть кокпита между сиденьями. Подняв сумку с пола на сиденье, надевает гарнитуру с микрофоном и спрашивает:

- Что тебе отсюда нужно?

- Доставай гранатный подсумок... Да, вот этот. Теперь красную небольшую коробку... И там рядом, в тряпку завернуты, два стакана. Только аккуратно, не разбей! Теперь перелазь назад, только сначала передай это все мне.

Ну вот, девушка забралась на свое место, продолжаем разговор:

- Теперь пристегивайся, сейчас будет немного экстрима!

(Ну, правда, не так уж и много... Но пусть ремни затянет потуже, на всякий случай.)

А сейчас попробую сделать то, о чем слышал когда-то от «афганцев».

- Эва, помнишь, что я тебе показывал? Сейчас отрегулирую управление, и будешь держать так же, я подстрахую, только не дергайся!

- Поняла...

- Держи штурвал, мне тут нужно кое-что сделать.

Осторожно вкручиваю запалы в гранаты, и вкладываю РГД-шки в стаканы, проверяю, как держатся кольца — все нормально, сами не выскочат.

- Охотник, вы как там, готовы?

- К чему?

- Сейчас будет немного шумно, головы держите пониже!

Так, где там эти местные хищники?.. Вижу-вижу, сами не хотите отсюда убраться, мы сейчас вам на это намекнем, очень тонко и ненавязчиво...

- Эва, сейчас снизимся, я брошу вниз гранату. Главное, ты в этот момент держи самолет как можно ровнее, не дергай.

- Хорошо. - Она немного побледнела, но руки не дрожат, это хорошо.

Ну что, захожу на боевой курс, приоткрываю окно, небольшой крен влево...

- Держи штурвал!

Молодец девчонка, все нормально... Вытягиваю кольцо из гранаты и бросаю ее вниз, незадолго до того, как мы пролетаем над головой у вожака. Тут же хватаюсь за управление, Эва с заметным облегчением отпускает «рога». Ну да, высота небольшая, есть от чего волноваться. Разворачиваю на обратный курс, нужно посмотреть, что там творится на земле, разрыва гранаты за шумом двигателя не было слышно. Ну вот, вполне удалось отвлечь стаю от машины — вожак ковыляет в нашу сторону, обиделся, что ли? Его сопровождение семенит чуть позади. Ну ладно, если вам мало, сейчас добавим!..

- Давай, рули!

Повторяю процедуру. Похоже, на этот раз вожак сам набежал на разрыв, потому что захромал еще сильнее, и явно утратил интерес к застрявшей машине. Куда он там плетется? Понятно, решил свалить, и побыстрее. «Не можешь достать врага — убегай от него.» Когда стая скрывается в зарослях, разворачиваюсь к машине.

- Охотник, как там дела?

- Нормально... Только своими гранатами краску нам поцарапал.

- Там далеко было, вряд ли что долетело. А если и так — пришли мне счет.

- Куда ушла стая?

- Теперь им не до вас, но все равно, сидите и не высовывайтесь. Как называется точка, где вы засели?

- «Третий ручей», на карте отметка сто двадцать пять.

- Принял. Я следую дальше по курсу, как увижу наземный транспорт, свяжусь с ними.

- Ждем с нетерпением...

Энергично заложив разворот, спрашиваю Эвелин:

- Ну, как тебе приключение?

- Супер!.. - Ее глаза возбужденно блестели. - И часто у тебя такое?

- Такое — в первый раз. Обычно все спокойно проходит.

- А почему они никого сами не смогли вызвать по радио?

- Мы сейчас летим в стороне от маршрута, западнее. Дорога, по которой все обычно ездят, проложена вдоль берега, там же самолет патрульный летает, и патрули возле города дорогу проверяют. Видимо, они в низине встали, вот их радиостанция и не могла никого на трассе «достать». А я решил в этот раз в стороне пролететь...

- Почему?

- Не знаю, просто вдоль берега я уже все камни по столько раз видел... Захотелось, и все.

Эва внимательно посмотрела на меня, но ничего не сказала.

- Так, курсант, смотри на своей стороне, я тоже буду наблюдать. Как увидим машину, попробуем вызвать, специально сейчас над дорогой полетим. Им помощь нужна, он там что-то про раненого говорил...

Периодически делаю вызовы по радио на общей частоте, но пока никто не ответил, диспетчер тоже молчит. Вот ведь угораздило этих охотничков застрять в зоне радиомолчания!

- Мобильный патруль, вас вызывает «Редлайн»... Мобильный патруль, вас вызывает «Редлайн»...

- «Редлайн», я Патруль-четыре, слушаю вас.

Ну наконец-то!..

- Патруль-четыре, я «Редлайн». На отметке сто двадцать пять, «Третий ручей», охотники нуждаются в помощи, машина не на ходу. Возможно нападение хищников, просят оказать поддержку. Как поняли, прием!

- «Редлайн», я Патруль-четыре, принял информацию: на отметке сто двадцать пять, «Третий ручей», нужна помощь. Сколько их там, прием.

- Передали, что трое, один ранен, связь с ними по шестому каналу, прием.

- «Редлайн», я Патруль-четыре, следую на отметку «Третий ручей», с городом свяжусь сам, «Охотник» на шестом канале, прием.

- Патруль-четыре, я «Редлайн», ясно, на подлете свяжусь с диспетчером, сообщу ему, что вы туда выехали, прием.

- «Редлайн», я Патруль-четыре, принял, конец связи.

- Патруль-четыре, я «Редлайн», конец связи.

Поворачиваюсь к ученице, она смотрит на меня примерно так, как фанатка популярного рок-певца на своего кумира:

- А можно будет об этом Джинджер рассказать, ну пожалуйста...

- Только кратко — увидели сигнал, проверили, связались с охотниками, вызвали помощь. Больше ничего не нужно. А если проболтаешься о том, как мы тут гранаты кидали — придушу, как Отелло свою несчастную Дездемону!..

Эва смотрит на меня, и не может понять — шучу я или нет.

- Ты же знаешь, что ей сейчас волноваться нельзя. Вот и не болтай при ней лишнего, договорились? Пусть это останется нашей маленькой тайной.

- Хорошо, только...

- Что?

- Ладно, на аэродроме скажу, когда приземлимся.

- Мне теперь нужно с диспетчером поговорить, «Контроль» нас уже должен слышать...


Через полчаса «Сессна» уже катилась по бетону полосы в сторону родного ангара, Эвелин заметно расслабилась.

- Ну что, красавица, устала?

- Да, столько всего за сегодня произошло... Но к вам я все равно приеду! Джин сказала, что будет ждать.

- Приезжай, я не против. Подожди, сейчас зарулю.

На стоянке Эвелин выпорхнула из самолета и тут же потащила свою сумку к машине, сказав только «Я не прощаюсь!..». Наверное, передумала разговоры разговаривать. Ну и ладно, у меня еще дела есть, вот и механики подошли...

Вечером у нас дома Эва стала центром внимания, нужно было видеть, с каким азартом она описывала свои впечатления от первого полета не в качестве пассажира. А после ужина — снова в бассейн, и снова она плавала от одного края бассейна до другого. Хотя, ее тренировка сегодня закончилась раньше, все-таки день был непростой. Но вот за упорство я ее и уважаю!



13 число 6 месяца 24 года, Порто-Франко | Горизонт событий | 19 число 6 месяца 24 года, Порто-Франко