home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



32 число 05 месяца 24 года, Виго - Порто-Франко


Утром меня разбудила Эвелин, легонько потрепав за плечо.

- Вставай, тебя ждут великие дела[24]!

- Эва, я ведь не французский дворянин... Что случилось?

- Завтрак проспишь, соня. И на аэродром опоздаешь...

- Поесть могу и в городе, если что. А мой верный самолет без меня не улетит...

Наконец-то разлепив глаза, я увидел вполне бодрую Эву, которая даже успела чуть-чуть накраситься.

- Ты давно проснулась?

- Около часа назад позвонили, и просили записать, на какие процедуры и во сколько мне нужно приходить. Заодно насчет завтраков, обедов и ужинов рассказали. У тебя есть еще двадцать минут.

- Понял, солнышко...

Девушка улыбнулась и вышла, а я кое-как поднялся и пошел в ванную комнату. Блин, ну почему глаза все время закрываются?

Ладно, будем считать, что я проснулся и стал более-менее похож на человека. Что там она говорила насчет завтрака?..


Возвращаясь в домик, мы держались за руки. Эвелин крепко сжимала мне пальцы, и чувствовалось, что ей совсем не хочется меня куда-то отпускать. А придется...

- Ну что, присядем на дорожку? Есть такой обычай.

- Да, раз нужно...

Несколько минут мы сидели, глядя друг другу в глаза. Ах да, мне ведь нужно ей кое-что отдать, чуть не забыл!..

- У меня для тебя есть подарок, хотел в Порто-Франко отдать, но придется сейчас.

Вытащив из сумки сверток, отдаю ей. Эвелин разворачивает и ахает. Хотя, что тут ахать, нож как нож, без вычурностей, универсальный работяга. Узкий, не очень большой клинок, полированные гарда и тыльник, рукоять из темного дерева. Ножны успел сделать только простые, и то ладно. Для фигурной работы не было ни времени, ни инструментов, ни практики...

- Спасибо, мне очень нравится! Только здесь его нельзя на ремне носить, наверное...

- А ты не носи открыто, придумай что-нибудь. Видишь, здесь крепление для подвески на шею? Ленточки у тебя должны быть.

- Да, это можно сделать, он небольшой... И рубашки-майки буду носить навыпуск. Ты мне сделал замечательный подарок, правда!

- Вообще-то, ножи просто так дарить нельзя, чтобы не поссориться - дай пять экю, что ли...

- А поменяться на что-нибудь можно? - спрашивает Эва.

- Конечно!

- Тогда у меня для тебя тоже кое-что есть. Закрой глаза и наклони голову.

(Надеюсь, щелбан мне в лоб не закатит, хе-хе?..)

Что-то зашуршало, она легко коснулась моей головы, я почувствовал на своей шее тяжесть металла, затем что-то скользнуло мне за отворот футболки, и я вздрогнул от холодного прикосновения. Хотел было вытащить за цепочку и посмотреть, что там висит, но девушка прижала мои пальцы своей рукой:

- Потом разглядывать будешь... А сейчас поцелуй меня... Мы же так долго не увидимся...

Мы стояли, обнявшись, пока не услышали, что рядом с домом остановилась машина.

- Это за тобой?..

- Да, пора ехать, небо зовет.

Эвелин очень неохотно убрала руку с моего плеча:

- Иди, только жди меня. И помни...

- Тебя разве забудешь...

Я перетаскал вещи в багажник весьма прилично выглядевшего фордовского вездехода, и когда садился в салон, не удержался и посмотрел в сторону дверей дома. Девушка стояла в дверях, прислонившись к косяку, и делала движение здоровой рукой, как будто вытирала слезы. Сев в машину, помахал ей рукой из приоткрытой двери, Эвелин вдруг резко развернулась и вошла в дом. Ну и ладно, долгие проводы — лишние слезы...

Когда провел осмотр перед полетом и уже сидел в кабине, перед запуском двигателя решил все-таки посмотреть, что она мне подарила. Я потянул за довольно толстую золотую цепочку, и на ладонь мне лег круглый медальон, диаметром около трех сантиметров. На золотой пластинке с помощью разноцветной эмали был изображен изрыгающий пламя дракон с расправленными крыльями. Надо же, какая тонкая работа... Два крохотных камешка изображали глаза дракона, я даже не смог сразу понять, какого они цвета. Зеленые, что ли?.. Ну все, полюбовался и хватит, «добро» от диспетчера на вылет уже есть, пора и делами заняться...


- Порто-Франко — Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», запрашиваю разрешение на посадку!

- «Сессна»-«Редлайн», я Порто-Франко — Контроль, заход по стандартной схеме курсом девяносто, ветер сто десять, скорость три, порывы до шести узлов.

- Контроль, я «Редлайн», принял, расчетное время посадки десять минут.


Порывистый ветер не смог помешать мне «притереть» самолет точно у начала разметки, и я сразу услышал в наушниках голос диспетчера:

- Отличная посадка, «Редлайн»!

- Спасибо, Вышка!

- Как гастроли прошли?

- Сейчас приду, расскажу...

За всем этим последовали обычные процедуры заправки, постановки на стоянку в ангар, и прочая, прочая... Так, я обещал на вышку зайти... Ладно, только сначала остатки плакатов возьму, в пакете есть несколько штук.

Вкратце описав все произошедшее дежурившему на вышке парню, я отдал ему все плакаты, получил деньги и уже собрался уходить, как вдруг он сказал:

- Знаешь, тут пару дней назад в городе тоже какая-то заварушка была, машину на улице вечером обстреляли.

- Чью? Кто-нибудь пострадал? - мое сердце ухнуло куда-то вниз.

- Не знаю, просто по новостям коротко сказали, типа «ведется следствие, виновные будут найдены...» - все, как обычно, когда не знают в чем дело.

Вот же... Звонить Игорю почему-то совсем не хотелось, и я спросил:

- Меня могут подбросить до города? А то знакомому пробовал дозвониться — не отвечает, выпил и спит теперь, наверное.

- Да, минут через двадцать-тридцать машина в город пойдет, с двумя техниками, с ними и доедете.

- Только у меня сумок много...

- Там фургон большой, поместятся.

- Ладно, пусть тогда к ангару подъезжают, договорились?

- Хорошо, сейчас по рации им передам.


Как и сказал диспетчер, к стоянке подъехал аэродромный микроавтобус, на котором меня обещали подвезти к дому. Дорога привычная, все такая же пыльная и ухабистая, водитель и техник молчат, мне тоже не хочется разговаривать, почему-то нет настроения. Возле въезда на дорожку, ведущую между кустов к дому, машина останавливается, выхожу и сгребаю свои сумки. Склонившись под этой раскачивающейся кучей, иду от высоких кустов зеленой изгороди дороги к дому, но меня никто не встречает, по лужайке не бегает неразлучная парочка друзей — кот и пес, машина под навесом стоит как-то странно, перекосившись набок...

Когда подошел к «Гелендвагену», стало видно, что лобовое стекло в нескольких местах помечено пулями, есть несколько отметин напротив водителя, и покрыто паутиной трещин почти до полной непрозрачности. Присмотрелся — сквозных пробоин вроде нет... Вроде... Одна дырка все-таки есть... Метнулся к водительской двери — заперто, а через тонированные стекла невозможно разглядеть ничего внутри, и непонятно, есть ли кровь на сиденьях. Колеса с водительской стороны спущены, поэтому джип стоит, наклонившись... Некому было заменить?.. Неубранный буксировочный трос валяется перед машиной, на решетке радиатора, капоте и двери — тоже несколько пулевых отметин. Забыв о сумках, я метнулся к дверям дома — заперто, в щели торчит записка. Незнакомый почерк, написанное прыгает перед глазами, вижу какой-то «левый» номер телефона, и все. Никаких указаний, кто это и что ему говорить. Стараясь делать все как можно медленнее, набираю номер, пошли гудки вызова...

- Слушаю... - услышал я в динамике смутно знакомый голос.

- Это Алекс, нашел бумажку в двери и звоню, только что приехал.

- Привет! Это Павел. Слушай внимательно: машину обстреляли, но с твоей женой все нормально, она в городской больнице...

- Она не ранена? - перебиваю я его.

- Нет, Петра зацепили, он был за рулем. Я сидел впереди, Джин — на заднем сиденье. Когда ты улетел, мы со следующего дня ее сопровождать начали, при поездках по городу. Ну, так, чтобы это в глаза никому не бросалось, стекла ведь тонированные.

- Понятно, так что такое было вообще?

- Она вечером возвращалась с занятий, ну, сам знаешь с каких. И на повороте по машине врезали из двух стволов. Павел сумел вырулить, но все-таки какая-то пуля оказалась бронебойной, и пробила лобовуху.

- Подожди, а почему только одна?

- Ты что, столько на этом «Геленде» катался и ничего не заметил? - Павел невесело рассмеялся. - Он же не простой. Лобовое стекло специальное, и боковые тоже. Ну и движок титаном закрыт почти со всех сторон. Да ладно, пусть тебе сама хозяйка расскажет. Только ты смотри — у нее сейчас настроение плохое, сам понимаешь. Медперсонал от нее уже шарахается там...

- Это она может...

- Так что ноги в руки, и давай к ней в больницу, может быть, ее тогда и выпишут сразу. Твоя машина в гараже позади дома, никто ее не трогал, мы проверяли.

- А пес и кот где?

- Попросили соседей напротив приглядывать, лазят где-то на участке, наверное. Из больницы вернешься — прибегут.

- Понял, все так и сделаю, спасибо!

Вот, теперь я знаю, для кого следующий нож делать буду...


Ффуухх... Открываю дверь и быстро затаскиваю все сумки на веранду, так, что мне нужно? Сейчас, только запасную рубашку надену, а в которой сейчас — сверху брошу, приеду, постираю... Теперь в спальню, что бы такого прихватить из одежды?.. Складываю наугад взятое с полки в большую сумку и иду к гаражу.

Вот и мой верный Буцефал! Что, заждался хозяина? Вроде и не запылился особенно, сейчас тряпкой быстренько пыль с лобового стекла смахну, и поедем. Ах, да — еще сиденья нужно отряхнуть, мне же даму везти домой из больницы.

Уже более-менее вернувшись в спокойное состояние, не торопясь еду в сторону городской больницы, не хватало еще в дорожное происшествие попасть по дороге! Но меня как будто охраняли сверху — встречных машин не было, разве что пешеходы пару раз норовили перебежать через дорогу перед самым капотом. Но на малой скорости я успевал затормозить, громко обматерить очередного придурка и двигаться дальше. Вот и ворота, знак «Стоянка запрещена» и указатель, ясно, новую парковку сделали рядом? Просто не обращал внимания, наверное...

Ну вот и регистратура...

- Добрый день! Подскажите, в какой палате у вас лежит миссис Гордон?

- Добрый день! А вы кто?

- Муж...

- Разрешите проверить ваш Ай-Ди, пожалуйста?

- Хорошо, вот...

Дежурная медсестра придирчиво разглядывает мое изображение на фотографии, затем лицо:

- На фото у вас шрама нет. - Вот ведь какая бдительная попалась!

- Так я его пару дней как получил... Кстати, у меня к вам просьба личного характера...

- Какая? - Она заметно насторожилась.

- Вы не могли бы мне замазать эту отметину каким-нибудь тональным кремом, что ли? Ну, чтобы жена не волновалась, понимаете?

Уже было начавшая думать про меня неизвестно что (после упоминания о «личной просьбе») медсестра поманила меня к углу стойки, оглянулась по сторонам — не видит ли кто, и быстро «заштукатурила» меченую щеку, потом дала мне зеркальце:

- Смотрите.

- Спасибо большое!..

- Она в двенадцатой палате.

- Там еще кто-нибудь есть, другой пациент?

- Нет, палата одноместная.

- Понял, всего вам доброго!

Да, в общем, я тут бывал и раньше, когда навещал своего инструктора Джима Хокинса после ранения, только у него палата была дальше, в другом коридоре... И похоже, это какая-то ВИП-зона, что ли?

- Вы к кому? - обратился ко мне охранник, сидящий возле столика в коридоре.

- К Джин Гордон, я ее муж.

- Ваш Ай-Ди, пожалуйста... Проходите.

(Надо же, меня в какой-то список внесли, интересно — кто и когда?..)

Вот и нужная дверь, слышно, как работает телевизор, передавали местные новости, вот и музыка началась... Стучусь, слышу «Входите!..». Вхожу...

И тут же на мне повисает рыжеволосое чудо, уткнувшись куда-то в плечо. Обнимаю ее, глажу по голове и спине, и слышу, как она тихо всхлипывает.

- Милая, ты что? Вот я, перед тобой. Давай, заберу тебя домой сегодня, если врачи разрешат?

- Я очень хотела домой, но меня не отпускали одну... Ты уже все знаешь, да?

- Не все, но примерно...

- Со мной все хорошо, а ты как? Надеюсь, эта молоденькая красотка тебя не совсем замучила? Для меня что-нибудь осталось? - она поднимает голову, улыбается, но в глазах еще видны остатки слез. Я молчу, не зная, как и что ответить.

- Молчишь... Да я все знаю, она мне сама тогда рассказала. А я ей позволила быть рядом с тобой. Так что зря переживаешь, девчонка - огонь!.. Кстати, почему она не пришла? Боится меня? Ну, отвечай!

- Она сейчас в Виго...

- Решила там на гастроли остаться, что ли?

- Нет, после ранения руку лечить будет...

- Какого еще ранения? Со своего шеста упала, что ли? - Джин отодвинулась от меня.

- В нас стреляли, ей в руку попало, вот и будет там лечиться, чтобы следов не осталось.

Тресь!!! Мне прилетела увесистая плюха, очки покосились, но стекла в них все же уцелели.

- Ты что, за девчонкой от бандитов прятался, что ли?.. Ну ты... - Она вдруг посмотрела на свою ладонь со следами крема, потом приблизилась и осторожно стерла кусок «маскировки» у меня со щеки, обнажив багровую полосу. Затем, вцепившись мне в плечи обеими руками, потребовала:

- Рассказывай!

Ее ногти впились мне как раз в то место, где под бинтами зудел еще не заживший шрам, как током долбануло... Я не удержался и зашипел сквозь зубы, как рассерженная змея, Джинджер испуганно ойкнула, задрала мой короткий рукав вверх и увидела повязку.

- Это все, или еще где-то отметины есть?

- Нет больше, дома сама можешь проверить.

Она снова уткнулась мне в лицом в грудь, обхватила руками за шею, прижалась и замолчала.

- Прости меня, я больше не буду... Тебя так долго не было, телефон молчит, даже телеграмм не приносили...

- Мне сказали «сидеть и не отсвечивать», вот и хранил тишину...

- А потом машину обстреляли...

- У тебя точно все нормально?

- Да я испугаться не успела, твои парни моментально отреагировали. Потом где-то еще стреляли, но они меня сразу сюда привезли и врачам сдали.

- Правильно сделали.

- Да, врачи так и сказали... Забери меня отсюда, а?

- На чем привезли?

- На моей машине, только ее потом пришлось домой везти на прицепе, что-то там повредилось.

- Отремонтируем мы джип, главное - что с тобой все хорошо...

Тут дверь внезапно открылась, и вошел представительный мужик в белом халате и хитрой «врачебной» шапочке:

- Что тут происходит?

- За мной приехал муж, вы можете меня выписать? - сразу же ответила Джин.

- А, понятно... Хорошо, сейчас минут за двадцать все оформим. Вещи привезли? - это он уже ко мне обращается.

- Да, вот здесь, в сумке.

- Тогда пусть миссис Гордон переодевается, а мы с вами поговорим...

Он вышел в коридор, я последовал за ним, прикрыв дверь, за которой почти сразу послышалось вжиканье застежки на сумке и шуршание материи.

- Вашей жене повезло, никаких последствий мы не обнаружили. Должен вам сказать, что у нее очень крепкие нервы, даже для нынешнего состояния. Прямо железная леди какая-то...

- Да, она такая...

- Вот мой телефон, - врач протянул мне визитку, - если будет ухудшение самочувствия — звоните в любое время. Мы свяжемся с ее наблюдающим врачом, он будет контролировать ее состояние.

- Спасибо вам, доктор!

- Это моя работа. Говоря по секрету, ваша жена — не самый легкий пациент...

- Могу себе представить. Наверное, очень напоминала тигрицу в клетке?

Врач улыбнулся:

- Именно. Через двадцать минут подойдите к стойке дежурной в холле. Удачи!

- И вам тоже!

Странно, почему он пожелал мне «удачи», а не просто сказал «До свидания»? Хотя, с врачами лучше встречаться не по профессиональным поводам...

В палате я увидел Джинджер, переодевшуюся в привезенный мной наряд.

- Да, сразу видно, что выбирал мужчина... Неподходящего цвета, помятое...

- Ну так повернись спиной, разглажу...

- Молчи лучше, остряк-самоучка... Иди сюда! Да не бойся... Прости меня, - она платком, легонько касаясь, стерла остатки крема у меня со щеки, - сам понимаешь, что пришлось пережить. А теперь ты вваливаешься без Эвы, зато подстреленный, и говоришь «Привет!..» Ладно, пошли искать, где там местные эскулапы от меня прячутся...

Как и обещал милый доктор, нам отдали какие-то бумаги и попрощались с Джинджер, мне даже показалось — с большим облегчением. Пока шли к машине, я спросил:

- Заедем в какой-нибудь магазин, купим продуктов? А то мало ли что, вдруг дома есть нечего.

- Обязательно, фруктов хочется, и еще много чего. У них там готовят просто ужасно... Твоя стряпня гораздо лучше.

- Издеваешься, что ли?

- Нет, я серьезно. Приготовишь что-нибудь этакое, как ты умеешь? А я тебя за это поцелую...

По дороге Джинджер рассказала, что на следующий день после моего отъезда занялась поисками домработницы. Ну да, учитывая ее нынешнее «состояние и положение», помощь в работе просто необходима. (Предыдущую пришлось уволить, из-за того что она оказалась участницей событий, связанных с одним очень назойливым поклонником Джин. Именно она впустила в дом некоего «специалиста», установившего таймер и устройство дистанционного отключения на камеры наблюдения. А для того, чтобы «гостям» не помешал Джек — запирала пса в гараже. Когда все выяснилось (намного позже), она долго плакала, говорила, что ее шантажировали — угрожали похитить детей. Проверить это было уже невозможно, поэтому ей выплатили жалованье за несколько месяцев вперед, и она буквально через день насовсем уехала из города в неизвестном направлении.) Новая домработница приехала на Новую Землю из Германии, вместе с сыном и невесткой. Сначала они два года все вместе жили в Порто-Франко, но сын решил перебраться в «немецкие» земли, а ей понравился город, и она решила здесь остаться. Кстати, она ведь жила в Восточной Германии, когда-то преподавала английский язык и знала русский.

- А готовить она умеет?

- Кто о чем, а мужчина — о еде...

- Милая, вечер уже, есть хочу...

- Я ей позвоню, она придет завтра утром. А сегодня я очень прошу тебя, приготовь ужин... Ну пожа-а-луйста...

(И глаза при этом такие сделала, куда до нее коту из Шрека... Жалеет, наверное, что влепила мне... Да что там, по подвигу и награда... Девчонка на себя внимание отвлекла, поэтому в меня и промазали... Все, хорош самоедством заниматься, что было, то было...)

- Хорошо, сейчас приедем, схожу в душ и займусь ужином. А как наши звери к ней относятся?

- Она с ними быстро нашла общий язык, так что не беспокойся. Кстати, вот магазин, пошли, сейчас я тебя загружу...

Мне пришлось сделать два захода, в один я не смог унести все, что Джинджер решила закупить на ближайшие дни. Наверное, больничная еда ей действительно не понравилась, хе-хе! Хотя, может быть, просто настроения не было? Да, она у меня такая...

Дома все было так, как я оставил, сумки спокойно лежали кучей на полу веранды.

- Алекс, откуда столько сумок, у тебя же только две было?

- Здесь еще вещи Эвелин, завтра увезу в «Танцующие звезды», в ее номер, пусть там хозяйку дожидаются. Сценические костюмы ей понадобятся не раньше, чем через месяц, наверное.

- Ладно, тогда хотя бы передвинь их вон в тот угол... А кто решал, что увезти, а что оставить?

- Она сама и выбирала, когда я ее в Виго привез.

- Ясно... Хорошо, неси все на кухню, а я пока что переоденусь.

Ага, надела она всю ту же футболку с самолетом и надписью «Снять перед полетом», значит, настроение хорошее, во всяком случае, пока...

- Милая, сейчас я быстро в душ, потом займусь ужином, договорились?

- Конечно...


Не буду заморачиваться, просто сварю рис и еще какую-нибудь местную фигню поджарю. Если учесть, что за весь день из еды был только завтрак, ковыряться два часа возле плиты мне совсем не хотелось. Только успел прополоскать крупу и поставить кастрюлю с водой на плиту, как вошла Джинджер.

- Что будет на ужин?

- Импровизация с рисом в главной роли, хочется чего-то съесть, и побыстрее.

- Мне тоже... Не могла я там обедать, кусок в горло не шел... Все ждала, когда ты вернешься... - Она подошла ко мне и прижалась, обхватив руками за талию.

- А мне кошмары снились все время... Домой очень хотелось...

- Я попросила Эвелин сделать так, чтобы ты не скучал.

- Ей это удалось... - Моя усмешка получилась невеселой. - Она хорошая девчонка, только вот зря ко мне так привязалась...

- Ты сам рассказывал мне о том, что иногда герою сказки помогают самые неожиданные персонажи, вспомни!

- Да, помню...

Тут она наконец заметила золотую цепочку у меня на шее:

- Что это у тебя?

- Эва подарила, перед моим отъездом из Виго.

- Можно мне посмотреть?

- Пожалуйста... - вытащив за цепочку медальон из-за воротника, протягиваю ей, - Смотри!

- Какой интересный... А почему она решила его подарить?

- Не знаю. Просто я сделал для нее ножик, а его дарить нельзя, вот она и «поменялась» со мной.

- Ты ведь обещал сделать и для меня!..

- Да все готово , после ужина отдам. В сумках где-то лежит, искать нужно.

- А может, сейчас?..

- Какая ты у меня нетерпеливая, оказывается! Нет уж, приготовлю, потом отдам, сейчас отвлекаться не хочу, видишь — уже вода закипела.

Джинджер обиженно надула губы, но я знал, что она притворяется (очень хорошо чувствую, что это не всерьез...). Тем не менее, она продолжала стоять рядом, касаясь меня то рукой, то бедром. Закинув компоненты будущего ужина в кастрюлю, обнимаю ее — она с удовольствием «растекается» в моих объятиях.

- Как хорошо... А что ты там еще делал? Ну, кроме того, что глазел на Эвелин во время выступлений и сопровождал ее на обеды и ужины?

- Я же сказал — ножами занимался, твой как раз доделывал, потом Эва увидела, тоже для себя попросила. Ну и еще для телохранителя сделал попутно, там целая история с ним вышла.

- Расскажешь?

- Не раньше, чем приготовится, а то может подгореть, если отвлекусь. Теперь поцелуй меня и присядь возле стола, буду заканчивать с готовкой...

Она послушно уселась на стул, оперлась подбородком на руки и смотрела, как я тружусь возле кухонного стола и плиты. Интересно, но я чувствую ее эмоции почти физически — радость от того, что я наконец-то рядом с ней, что вернулся целым (ну, почти...), усталость от больничной обстановки и множества чужих людей рядом... Это вообще нормально? Или просто «глюки» усталой головы? Хотя, если учитывать то, как назвала меня гадалка — тогда все понятно. Выпил стаканчик вина вечером, называется... Нет, если начать заморачиваться такими вещами постоянно — точно свихнешься, а мне этого совсем не нужно! Пить надо меньше, вот что. И вообще, пришло время грубого материализма, хе-хе...

Ура, все доварилось! Разложив приготовленное по тарелкам, я уселся напротив Джинджер.

- Все готово, давай ужинать, пока не остыло.

- Пахнет замечательно, не то что больничная стряпня... - Она буквально накинулась на еду, как будто ее морили голодом несколько дней.

- Милая, ешь помедленнее, а то все очень быстро кончится, - попробовал я пошутить.

- Ничего, бутербродов еще для меня сделаешь, правда?

- Сделаю, конечно... - А куда тут денешься?

К счастью, бутерброды ей не понадобились, хватило одного пирожного и стакана сока.

- Наконец-то нормальная еда... - Джин вытерла салфеткой губы и довольно улыбнулась. - А когда ты отдашь мне то, что привез?

- Сейчас, иди в зал, скоро принесу...

Я быстро навел порядок (две тарелки и пара стаканов, какие проблемы?), и пошел копаться в сумках в поисках нужного свертка. Да вот же он, с краю лежит!

Захожу в гостиную, держа свое «произведение» за спиной. Телевизор что-то бормотал, но Джинджер услышала мои шаги и обернулась:

- Нашел?

- Вот, держи, теперь он твой...

Она приняла от меня нож двумя руками, осторожно вытащила его из ножен и стала разглядывать.

- Осторожно, я его хорошо заточил, бумагу на весу режет.

- Вижу, что острый... - Она попробовала остроту на своем ногте. - Долго ты его делал?

- Там удалось в одной мастерской договориться, всю грубую работу у них на станках выполнял. А потом уже по вечерам, в гостинице, точил и шлифовал потихоньку. Несколько вечеров потратил точно.

Жена перекладывала нож из руки в руку, брала его прямым и обратным хватом, терла рукоять пальцами, проверяя — скользит или нет, разве что не пробовала дерево на зуб.

- Рукоять из чего, такая красивая?

- Там же, в мастерской, набрал всяких кусков, потом сидел целый вечер, рассматривал, искал такой, чтобы тебе рисунок подходил, и цвет...

- А мне и правда очень нравится!

Лезвие у этого ножа было на пару сантиметров длиннее, чем у «Рысенка», но оформлен он примерно так же — на торце рукояти из дерева серо-коричневого цвета закреплен тыльник с изображением головы рыси. (Кстати, после пропитки маслом рукоять потемнела, и ее цвет стал ближе к темно-красному, с серыми полосами.) Разве что этот отлит по-другому и не такой высокий. Рукоять пришлось выточить поменьше, чем я сделал бы для себя — она все-таки для женской руки. (Нет, теперь вижу — надо было еще чуть тоньше делать...) Да и «горб» на верхней части я не стал вытачивать большим, так, небольшой изгиб, и все, чтобы не выглядело уж слишком параллельно-перпендикулярным. Гарды нет, даже символической, но я ведь ножик не для боевых целей делал. Может, все получилось не очень изящно, но спишем это на неопытность мастера. Тем более, что для работы нож вполне пригоден, я уже резал им продукты - «тестировал», так сказать.

- У меня в сумке еще подставка есть, на всякий случай. Вдруг решишь его в шкаф положить.

- А Эвелин со своим что будет делать? - почему-то заинтересовалась Джин.

- Сказала, что на поясной ремень или на шею повесит. Думаю, пусть лучше сама потом решит.

- У нее нож другой?

- Конечно, меньше твоего, дерево другое, да и литье просто шлифованое, без изображений. Я ведь почти случайно там два ножа сделал, а после история случилась... - Тут я понял, что сказал лишнее, и замолчал.

- Что еще за история? С женщиной? - сразу уцепилась жена.

- Не совсем. С телохранителем, для которого я нож изготовил.

- Ну и что там было такого необычного?

- Он этим ножом в другой ударил сильно, а тот раз — и сломался пополам. Теперь парень говорит, что нож заколдованный. Ну, смеется, наверное, не всерьез же.

- А что, такое бывает?

- Просто у нападавшего нож был плохого качества, как говорят - «перекаленный», вот и не выдержал удара. Нам в лавке, когда мы для него клинок искали, нормальное железо попалось, только и всего. Я к тому клинку разве что рукоять и гарду приделал. Если честно, даже особо и не напрягался с обработкой. А оно видишь как получилось...

- Эве нормальный нож сделал, не сломается?

- Гнуть пробовал, клинок выдержал, рукоять тоже. Драться на ножах она все равно не станет. Так, сувенир будет у себя держать где-нибудь в сумке.

- Вас там охраняли?

- Да, по городу телохранитель постоянно рядом ходил, а возле сцены вышибалы стояли, ни разу не пропустили «горячих поклонников».

- Как же тогда...

- Уже в день перед отъездом, по улице шли, и закрутилось... Сначала на охранника напали, он вроде отбился, потом его из машины подстрелили, ну и понеслось... Правда, из нападавших только один в живых остался, и то ненадолго.

- Ты их?.. Сколько?..

- Не знаю, мне там подсчитывать и сортировать некогда было, на «скорой помощи» Эвелин в больницу повезли, а я чуть позже туда приехал. Кого-то Эва подстрелила, скорее всего. Со всеми обстоятельствами уже местные боссы потом разобрались. Кстати, лечение ей оплатят. Когда будет ясно с выпиской — пришлет телеграмму, заберем ее оттуда.

- Сам полетишь?

- Наверное. Это ведь она меня в сторону оттолкнула, поэтому и не смогли точно попасть...

Джинджер вдруг положила теперь уже ее собственный клинок на столик, порывисто обняла меня и поцеловала, очень крепко.

- Ты на меня не сердишься? Я ведь тогда еще не знала, как у вас там все произошло.

- Тогда встречный вопрос — ты меня любишь?

- Конечно... - Она прижалась ко мне и посмотрела прямо в глаза.

- «Хороша та женщина, которая тебя волнует. Но еще лучше женщина, которая волнуется за тебя», - почему-то вспомнил я.

- Откуда это?

- Не помню, прочитал когда-то в книге. Но полностью согласен с этими словами...

- Да, я очень переживала за тебя. И когда ты улетал в первый раз, далеко, и теперь. Странно, меня даже не очень пугало то, что ты будешь с девчонкой все это время. Почему-то была уверена в том, что ты не бросишься в ее объятия в первую же ночь.

(Мда... Лучше промолчу.)

- Не бросился ведь?

- Нет...

(Интересно, мои уши сейчас светятся ярко-красным цветом, или нет?..)

- Вот и хорошо. Она в тебя всерьез влюбилась, ты знаешь?

- Знаю, только понятия не имею, что мне теперь делать.

- Гарем заводить я тебе не позволю, и не надейся, - она улыбнулась и чувствительно ущипнула меня за ухо. - А Эвелин чуть позже найдет себе подходящую пару.

- Скорее бы...

- Ладно, не переживай. Пусть сначала вылечит свою руку и вернется. Кстати, Хокинса там не видел?

- Пытался узнать, где он, но врачи сначала отказались давать такие сведения. Потом все-таки сказали, что его на тот момент не было в городе. Не повезло...

- Жаль, интересно было бы узнать, как он сейчас. Вот будет номер, если они там встретятся!

Нож убирать в шкаф Джинджер пока не стала, положила его на тумбочку возле кровати. На мой вопрос ответила только, что «хочет к нему привыкнуть». Надо же...

Почему-то я думаю, что и Эвелин тоже не убирает нож в тумбочку. Представляю, как она вынимает его из ножен, смотрит на отблеск света в узкой полоске полированного клинка, гладит пальцами дерево рукояти и кладет его возле настольной лампы. Интересно, людям важен сам предмет, или тот, кто его подарил? И зависит ли привязанность от ценности или красоты подарка?.. Наверное, мне нужно попробовать сделать что-то более красивое, и показать жене, как самому строгому критику. А для начала надо бы прикинуть, что там у меня вообще есть из материалов. Кстати, можно для фона радиостанцию включить и послушать, о чем народ сейчас в эфире болтает. Вдруг кто-нибудь проговорится, что там на самом деле случилось...


На стол себе детали положив,

На деревяшке линии рисуешь,

Клинок сверкает, будто бы он жив,

Над рукоятью для него колдуешь.


Литье пока на солнце не блестит,

Клинок ножа еще с тупою кромкой,

Деталей кучка на столе лежит,

Несобранной тобой головоломкой...


Ну а потом, спустя немало дней,

Коллег известных получив признанье,

Расскажешь, как рисунок подбирал

И стали кованой постиг очарованье.[25]


Ну, скажем так: до признания известных мастеров (а они вообще есть на Новой Земле?..) пока очень далеко, буду совершенствоваться, как смогу. Например, сделаю еще несколько ножей и послушаю, что о них скажут люди. Вот и нашлось занятие на ближайший сезон дождей, как я и думал! Только вот с ножнами надо бы еще поразбираться, как там рисунки делают, тиснение, чем красят, и прочее...

Я еще некоторое время сидел в мансарде, перебирая детали будущих ножей и слушая

разговоры в эфире, но Джинджер позвала меня снизу:

- Алекс, ты долго еще там сидеть собираешься?

- Нет, а что?

- Вообще-то, по тебе жена соскучилась. Это я напоминаю, на всякий случай.

- Дальше можешь не продолжать, уже иду... - И правда, что это я? Наверное, устал с дороги, плохо соображаю...



7 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко | Горизонт событий | 33 число 05 месяца 24 года, Виго - Порто-Франко