home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко


Проснувшись утром, я обнаружил, что лежу в кровати один. Интересно, вроде еще рано вставать... А, слышу какие-то звуки со стороны коридора...

Надев шорты, иду на кухню, и что там вижу? Джинджер, как говорится, «в костюме Евы» сидит на столе и с аппетитом что-то жует, блаженно закрыв глаза. Она явно услышала мои шаги, но внешне никак не отреагировала, продолжая покачивать ногой. Разве можно упустить такое зрелище? Сажусь возле нее на стул и откровенно любуюсь завораживающей картиной «Джин на кухне, доедающая какой-то фрукт ранним утром, вскоре после пробуждения».

Через несколько минут есть стало уже нечего, Джин открыла глаза, с улыбкой посмотрела на меня, соскочила со стола и пошла мыть руки. Вытерев их полотенцем, она неожиданно подошла и уселась на мои колени, лицом к лицу, обхватив руками за шею. Ну, если так... Обнимаю ее и притягиваю поближе, она продолжает улыбаться, но с каким-то непонятным выражением на лице.

- Милая, ты хочешь что-то сказать?

Она смотрит мне в глаза и молчит. Наконец, поглаживая меня по голове, спрашивает:

- Скажи, только честно, ты хотел бы остаться просто «партнером»?

От такого сюрприза я чуть не упал со стула, в груди как будто образовался кусок льда. «Партнер», это так у них «сожитель» называется. Ничего себе заявочка...

- За что ты меня так? Для меня «партнер» - звучит примерно как «игрушка». Поиграл, поиграл, сломал или надоела — выбросил, взял другую... Я так не могу... И не хочу.

Хорошее настроение вмиг куда-то улетучилось. Ну вот и поговорили... Пытаюсь отвернуться в сторону, но Джин вдруг обхватывает мою голову руками и не дает это сделать. Ее лицо сейчас близко-близко к моему, она внимательно смотрит мне в глаза, и я замечаю слезы. Через пару секунд она начинает всхлипывать и целовать меня так, как будто благодарит за чудесное избавление от неминуемой гибели, и ледышка в груди потихоньку начинает таять...

- Прости меня, сама на знаю, что со мной творится... Ты улетел, а я боялась, что не вернешься... Вернулся, боялась, что забудешь про все или передумаешь...

Глажу ее по голове, она прижимается ко мне, плач постепенно стихает.

- Ладно, перестань, тебе сейчас волноваться не рекомендуется. Лучше скажи, когда наденешь футболку с самолетом?

Она вздрагивает от неожиданности:

- А откуда... Я ее купила в тот день, когда ты улетел... И надевала всего пару раз...

- Вот оно что...

- Как ты узнал?

- Просто вечером подумал, что ты сейчас можешь делать? Вот и привиделось, что ты на кухне зверей наших кормишь ужином, на тебе футболка с изображением самолета. Еще показалось, что ты в тот момент радио слушала, подпевала...

- Да, так и было... Я тогда весь вечер о тебе думала, а потом что-то так хорошо стало, настроение поднялось, как будто во время праздника... А что ты еще видел? - вдруг заинтересовалась она.

- Ничего, разве что... Скажи, Эвелин до вчерашнего дня сюда приезжала?

- Да-а-а... - удивленно протянула Джинджер. - Приезжала, спрашивала, куда ты исчез.

- И как вы с ней тогда пообщались? Если честно, то я немного опасался...

- За кого — меня или нее?

- За вас обеих. - Попытался я перевести все в шутку.

- Да я подумала — зачем мне с ней ссориться? Пусть лучше она будет моим союзником. Еще рассказала ей почти все о том, что произошло тогда... Ну, про Бриджит...

- И что Эва?..

- Долго плакала, а потом сказала, что теперь понимает, почему ты так себя с ней вел. И почему тогда ее не выдал полиции... Я ведь говорила уже, что она теперь пойдет за тебя в огонь и в воду.

- Не нужно мне ни огня, ни воды, хочу просто пожить спокойно, по-человечески...

- Она теперь к нам в бассейн купаться и загорать ходит, так что без воды обойтись не получится. - Джинджер уже откровенно смеялась.

- И ты не будешь ревновать?.. - Вот что-то не верится, ну совсем...

- Не буду!..

- Хорошо, я запомню. - И тут же почему-то говорю по-русски - «Не стреляй в меня, Иван-Царевич, я тебе еще пригожусь!..»

- Это ты что сейчас сказал? - насторожилась Джинджер.

- Вспомнились слова из сказки. Там главному герою в лесу по очереди встречаются разные звери, он хочет в них выстрелить из лука, а они его упрашивают этого не делать, и говорят, что помогут ему в будущем.

- И зверюшки держат свое слово?

- Да, еще как... Без них герою сказки выполнить свою трудную миссию бывает совершенно невозможно...

Тут мы оба рассмеялись, вспомнив боевики с похожим названием. Джин ласково провела рукой по моей щеке, встала и пошла одеваться, а я чуть ли не бросился к чайнику и налил себе кружку воды, по счастью, холодной. Как горло-то пересохло от разговора!..

Через пару минут вошла моя красавица, надевшая ту самую «самолетную» футболку. Она завела руки за голову, закрыла глаза и медленно сделала оборот передо мной. Да, все верно — спереди самолет, на спине надпись «Снять перед вылетом», и длина... Такая, какую и видел... Короткая футболка-то... Я подхожу к Джинджер и целую, она отвечает мне со всей искренностью... Мы замираем и стоим неподвижно, прижавшись друг к другу, совершенно неважно, сколько минут или часов... Наконец, она тихонько отстраняется от меня и что-то шепчет на непонятном языке. Теперь уже я спрашиваю:

- Ты что-то сказала?

- Да так, неважно, это благодарность... Ну что, давай позавтракаем, что ли?


Завтрак получился, можно сказать, «классический» - яичница с ветчиной, я готовил, Джин накрывала на стол. А сейчас Джинджер не отстает от меня, проявляя немалый аппетит.

- Милая, ты себя нормально чувствуешь? Может быть, еще чего-нибудь хочешь?

- Все хорошо. Просто иногда хочется есть, в самое неожиданное время.

Я посмотрел на холодильник, она перехватила мой взгляд и чуть покраснела, пожав плечами, мол «бывает и не такое!..» Да ладно, пустяки, дело-то житейское, как говорил Карлсон.

- Джин, какие у нас планы на сегодняшний день?

- Эвелин хотела с нами в тир съездить, ей стрелять понравилось. Она вчера сказала, что позвонит после своей утренней тренировки, тогда и договоримся о встрече. А потом у нас с тобой... - Она сделала паузу.

- Визит в мэрию, как я понимаю?

-Ты правильно понял.


К тиру мы подъехали почти одновременно — когда я ставил своего «Буцефала» на стоянку, Эвелин уже выходила из своего джипа. Вот и здорово, не нужно никого ждать...

- Кстати, ты ее не планируешь метанию ножей поучить? - как бы между прочим поинтересовался я.

- А вот сам ей и предложи, посмотрим, что она ответит.

- Да сейчас же и спрошу, а то забуду еще...

Наша танцовщица совершенно логично выбрала для занятий в тире одежду «милитари-стайл» - камуфлированные штаны с множеством карманов, кожаный ремень с пистолетной кобурой и почами для запасных магазинов, кепку песчаного цвета, снабженную нашивкой в виде двух скрещенных стволами револьверов. Обувь тоже не подкачала — надежные треккинговые ботинки гарантировали «вездеходность» практически в любой местности.

- Привет звезде сцены! - поздоровался я с ней.

- И вам привет! - Эва тут же расцеловалась с Джинджер, а мне довольно официально пожала руку. Ладно, мне и этого хватит, хе-хе!..

- Эвелин, ты хотела бы поучиться еще чему-нибудь, кроме стрельбы из пистолета?

- Почему бы нет? Чем разнообразнее упражнения, тем интереснее, я так думаю, - улыбнулась она.

- Хорошо, тогда сейчас мы у здешнего босса кое-о-чем спросим, он должен знать...

Пройдя мимо висевшего на стене «нашего» рекламного плаката, мы поприветствовали засиявшего от радости служащего на входе, и почти сразу же к нам вышел сам хозяин тира.

- Рад видеть вас всех снова! Из чего собираетесь стрелять сегодня?

- Как обычно, из пистолетов. Кстати, есть вопрос: нет ли у вас здесь специалиста по метанию ножей?

- Вопрос, который мне задают очень редко... Но специалист такой есть, и он как раз сейчас занимается, пойдемте, я провожу.

Мы пошли вместе с ним к небольшой пристройке позади его «конторы», которая была совершенно незаметна со стороны тира. У приоткрытой двери стали слышны характерные звуки от удара металла о дерево. Понятно, тренировка идет полным ходом...

В небольшом зале длиной метров шесть у дальней от входа стены, на которой висели деревянные мишени разной величины и формы, мы увидели коренастого мужика среднего роста, в камуфлированных штанах, зеленой майке и явно «тактических» ботинках. По особенностям фигуры на Шварценегера он не тянул, но все равно чувствовалось, что силы у него не меряно.

- Это наш Сэм, специалист по ножам и работе с ними, - отрекомендовал его хозяин тира. - А это известная очень многим в нашем городе Эва Стар... - Тут взгляд метателя ножей стал заинтересованным, что-то он явно слышал, - Джинджер и Алекс. Теперь вы можете поговорить, о чем хотите, а у меня дела, - попрощался хозяин и быстро ушел.

- Что вы хотите? - спросил Сэм, по очереди посмотрев на каждого из нас.

- Вы можете дать нашей Эве хотя бы несколько уроков по обращению с ножами, и по метанию? - сразу взяла быка за рога Джин.

- «Несколькими уроками» тут вряд ли обойдешься, заниматься нужно каждый день, если хотите добиться каких-нибудь приемлемых результатов.

- Я постараюсь найти время, только каждый день приходить сюда не смогу, - сказала Эвелин. - Но ведь тренироваться можно и в каком-нибудь другом месте, не обязательно здесь?

- Конечно, только придется кое-что сделать, чтобы не испортить пол или мебель, - усмехнулся специалист.

- Ясно, а теперь, что бы вы мне посоветовали для начала?

- Пойдемте вон туда, у меня там в шкафу есть различные ножи, на выбор, будем искать подходящие для вашей руки.

Мы с Джинджер держались чуть позади, она взяла меня под руку и молчала. Интересно, она что - решила не афишировать свои умения в этой области? Значит, на это у нее есть какие-то свои резоны... Хорошо, я тоже лучше помолчу тогда, захочет — сама потом расскажет.

Сэм с Эвелин стали перебирать ножи, примеряя каждый из них к руке девушки. По указанию инструктора она брала их так и сяк, пробовала вертеть в руке. Нам оставалось только наблюдать со стороны за процессом выбора будущих «спортивных снарядов». Так, кажется, дело движется к завершению, демонстрационный нож вернулся на свое место — к другим, закрепленным в держателях на стеллаже, а в руках танцовщицы оказалась кожаная «кобура», или как еще назвать эту штуку? Ясно, выбрали тип-размер, а теперь просто взяли комплект молодого метателя, хе-хе. Теперь нам пора отойти в сторону, чтобы не мешать. Кстати, мы вообще-то в тир пришли!

- Сэм, Эвелин, мы пока пойдем, постреляем?

- Да, ножи подобрали, теперь начнем учиться их метать, - улыбнулся крепыш.

- И еще просьба: пожалуйста, покажите девушке хотя бы один-два приема с обычным ножом. Мало ли, вдруг понадобится в жизни...

- Обязательно! - он стал совершенно серьезным. - Начнем с самого простого, а затем посмотрим, что лучше получается, тогда и решим, чем заниматься дальше. Приходите через час, нам для первого занятия этого времени будет вполне достаточно.

Джинджер взяла меня под руку, и мы пошли в сторону стенда для стрельбы из пистолетов. Вот в чем, а в отсутствии желания поддерживать навыки стрельбы я ее никогда не мог упрекнуть — минимум раз в неделю мы вместе отстреливали в тире по сотне патронов. Причем не тупо палили по раскрашенным бумажкам, а отрабатывали и «стрельбу на время», и варианты с расположением мишеней с разных направлений, благо, для этого здесь была куча возможностей, только приходилось выезжать с утра пораньше, до того, как подтянутся основные любители пострелять.

Спустя час мы в очередной раз осмотрели мишени и решили, что на сегодня с нас хватит. Все равно, у меня не получалось сосредоточиться на стрельбе полностью, хотелось узнать, как там дела у Эвелин? И Джинджер тоже явно думала об этом, даже промахивалась, что раньше происходило с ней очень редко. Мы с ней переглянулись, и она сказала:

- Ну что, пойдем посмотрим, как дела у Эвы?

К дверям зала подходили не спеша, чтобы невзначай не помешать, а то у метателя дернется еще рука не вовремя...

Звон металла был слышен уже на подходе к тренировочному залу. Так, что тут у нас? Раскрасневшаяся Эвелин вовсю метала ножи, а стоявший сбоку инструктор комментировал ее «огрехи». Нужно отметить, что несколько железяк торчали где-то в районе мишени, остальные образовали «эллипс рассеяния» вокруг нее. Вот в сторону яркого пятна на стене полетела очередная заточка, раздался громкий «звяк», и нож упал возле стены. Инструктор посмотрел в нашу сторону, кивнул и обратился к ученице:

- Эвелин, на сегодня достаточно, помните, что я вам посоветовал отрабатывать, тренируйтесь. Будет свободное время — приходите.

- Большое спасибо, Сэм! - Она пожала ему руку (видно было, что он удивился), взяла со стола кобуру с ножами и мы пошли к выходу из тира.

После тренировочного начала дня всем захотелось слегка подкрепиться, и все единогласно пришли к решению посетить какой-нибудь ресторанчик. (Столовых или кафе здесь нет, кормят хорошо практически везде, за исключением разве что баров в ночных клубах, но это отдельная песня.)

- Сэм служил в «морских котиках», там его и научили рукопашному бою, даже инструктором был. А метанием ножей он уже потом стал заниматься, даже в соревнованиях участвовал.

Я посмотрел на Джинджер, она поймала мой взгляд и чуть заметно усмехнулась. Ну да, соревнования — это одно, а реальная жизнь — немного другое...

- Еще он мне показал пару приемов с ножом, теперь их нужно отрабатывать.

- А у тебя времени-то хватит, спортсменка? Кстати, это не помешает твоим танцевальным занятиям?

- Нет, не помешает. Для разминки даже кое-что можно использовать, завтра попробую, - уверенно заявила Эвелин.

- Ну как, не жалеешь, что отвлекли тебя от тренировок?

- Почему «отвлекли»? Нагрузки разные могут быть, даже и такие. Для поддержания формы пригодится, ну и мало ли...

Это так, жизнь на Новой Земле не поддается прогнозам и предсказаниям, поэтому навыки владения любым оружием окажутся явно не лишними, особенно для молодой и красивой девушки.

- Эва, у нас есть для тебя одно дело, добровольное, не желаешь выслушать?

(Я об этом накануне переговорил с Джинджер, она мою идею полностью одобрила и поддержала.)

- А что именно?

- Ты не хотела бы попробовать себя в качестве фотомодели для «пин-апа»?..


Обговорив детали, мы пошли к выходу, и в дверях буквально нос к носу столкнулись с Борисом и - кем бы вы думали? - фрау Ирмой. Я поздоровался с ней, она ответила, внимательно оглядела моих спутниц и улыбнулась, но ничего не сказала. Борис явно был удивлен, но афишировать наше с ним знакомство не стал. Фрау Ирма что-то негромко сказала ему, и он удивился еще сильнее. Что, не все ты обо мне смог узнать из досье, да? А мы вот такие, таинственные...


А после окончания обеденного перерыва мы с Джинджер отправились в мэрию, где оформили наши отношения официально. Чиновник был мне абсолютно незнакомый, но Джин он откуда-то помнил, поэтому процедура надолго не затянулась. Делать перевод «свидетельства» на другие языки мы не стали, незачем, и покинули здание уже мужем и женой. К счастью, рядом оказался цветочный магазинчик, где я тут же купил большой букет из разных цветов, и вручил его Джинджер. Она закрыла букетом лицо, но я успел заметить слезы у нее в глазах.

- Джин, ты что?

- Прости...

- У тебя все хорошо?

- Да... Поедем куда-нибудь на берег, а? Хочу там немного посидеть, посмотреть на море...

После затянувшегося на несколько часов визита на морской берег мы посидели в одном из маленьких ресторанчиков, закончив наш ужин «при свечах» (их вполне успешно имитировали небольшие светильнички на стенах), а после — не спеша поехали домой. И в дом я внес Джинджер на руках, вроде бы так полагается?...


* * *


9 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко


Мы специально выехали на аэродром рано утром, в выходной день, чтобы избежать любопытных глаз посторонних наблюдателей. Конечно, еще не затемно, но скажем так - «вскоре после рассвета». Подъехав к «Танцующим звездам», мы увидели сидящую в своей «Тойоте» Эвелин, которая позевывала, деликатно прикрывая рот ладошкой, и нарезающего круги вокруг джипа нашего молодого фотографа Джона Смита. Увидев нас, он махнул рукой и сел на пассажирское сиденье в машину к Эве, и мы колонной из двух машин попылили к выезду из города.

После сигнала выглянувший из будки сонный охранник поднял шлагбаум, и мы въехали на территорию аэродрома и порулили к «своему» ангару, возле которого как раз стоял патрульный «Бивер». Двигатель на нем давно заменили, заново окрасили в белый и красный цвета. Теперь воздушный патруль летал над береговой линией каждый день, без выходных, менялись только пилоты. Но очередной экипаж еще не приехал, поэтому на стоянке было совершенно безлюдно.

С погодой тоже повезло, хотя она совершенно не менялась уже весьма долго: несмотря на утро, было тепло, и ветерок только чуть колыхал полосатый конус указателя ветра — аэродромного «колдуна». (На аэродроме были современные метеорологические приборы, но и от старинных методов тоже никто отказываться не собирался.)

- Вот вам самолеты, можете начинать фотосессию! - скомандовал я Джону и Эвелин, когда мы выбрались из машин. - Только особо не затягивайте, сейчас народ подъезжать начнет, патрулирование никто не отменял, даже в выходные.

Эва посмотрела на Джинджер, та ободряюще кивнула нашей «фотомодели». Собравшись с духом, Эвелин быстрым движением сняла свой просторный балахон, оставшись в специальном наряде, который, скорее всего, подбирала вместе с Джин. Да, одно дело — выступление в темном зале на сцене, освещенной цветными прожекторами, другое — утром, посреди «чистого поля», как говорится, средь бела дня. Ничего, ей полезно, пусть закаляет свой характер.

Тут Джин незаметно толкнула меня локтем в бок, и я понял, что слегка засмотрелся на Эву, которая протягивала мне снятое парео. Да, лучше отойду чуть подальше, а то если стоять рядом - впечатление слишком сильное... Черно-красные бюстгальтер и трусики, таких же цветов поясок для чулок, и туфли на высоченных каблуках. Тут явно чувствуются присутствие и советы опытного консультанта, догадываюсь, кто им стал на это время...

Эвелин подошла к носу «Бивера», взялась за лопасть пропеллера и стала позировать нашему фотографу, тут же защелкавшему своей камерой в прямо-таки пулеметном темпе.

- Смотри, как она старается, - потихоньку шепнула мне на ухо Джинджер. - А ведь не хотела сначала, сомневалась... Подожди, ну что он делает, а?.. Он что, первый раз фотоаппарат в руки взял, или у него рядом с нашей красоткой мозги напрочь отключились?..

Не выдержав, Джин выпустила мою руку, подошла к Смиту и начала что-то ему энергично высказывать, Джон сразу покраснел, как вареный рак, и закивал с виноватым выражением лица. Через несколько минут, потребовавшихся для выбора оптимального ракурса съемки, фотосессия была продолжена.

- Ну вот, совсем другое дело, - сообщила мне довольная Джинджер. - А то маялся дурью, молодое дарование, как будто красивых женщин рядом никогда раньше не видел.

- Может, видел, но не настолько красивых, и не так близко, - усмехнулся я.

- Сначала пусть делом занимается, а все личное — после, - «отрезала» Джин. - Смотри, сюда кто-то едет.

- А мы их сейчас притормозим, чтобы не мешали...


Точно, это ехал микроавтобус с техниками и экипажем «Бивера». Я прошел им навстречу метров двадцать, и когда машина приблизилась, скрестил руки над головой, подавая знак заглушить двигатель.

- Что у вас там происходит? - высунулся из кабины удивленный водитель. - Танцуете, что ли?

- Нет, фотосессия для плакатов. Очень прошу, дайте им поработать еще минут пять или десять, сейчас уже закончим.

- А, так это будет что-то вроде того календаря? - быстро «врубился» один из техников.

- Да, может календарь, может быть, плакат большой сделаем.

- Тогда мы первые на очереди! - не растерялся пилот, с интересом слушавший наш разговор. - А кто модель, снова Джинджер?

(С этого места были видны только машины, стоявшие возле «Бивера», и ноги участников действия.)

- Нет, сейчас сами увидите, только не мешайте.

Было видно, что им всем очень интересно, но мою просьбу они все-таки выполнили. Но когда из-за стоявшего самолета вышла Эва в своем сногсшибательном наряде, я чуть не оглох от восторженного свиста. Эвелин не растерялась, благосклонно помахала нам рукой и модельной походкой скрылась за «Тойотой», чтобы одеться. Микроавтобус тут же с пробуксовкой рванул с места, чтобы успеть до того, как она уедет. Что, не ожидали такого сюрприза?

Когда я не торопясь подошел к машинам, техники и пилоты наперебой брали автографы у нашей танцовщицы и рассказывали ей, как им всем нравятся ее выступления. Она успела надеть свой тропический балахон вырвиглазной расцветки, из-под которого сейчас были видны только стройные ноги ниже колен, обтянутые темными чулками, и туфли на высоченных каблуках. Но поклонники отнюдь не выглядели разочарованными — ведь им будет о чем рассказать вечером в баре. Интересно, какая часть их историй будет правдивой, хе-хе?

- Мы на плакаты первые в очереди, договорились? - напомнил мне один из пилотов.

- Да, конечно. Может быть, сюрприз для вас сделаем какой-нибудь, если плакат понравится, - ответил я. - У нас есть несколько идей, но сначала попробуем напечатать фотографии в большом размере. Пока не будем загадывать, ладно?

- Хорошо, будем ждать результатов ваших съемок. А сейчас пора к вылету готовиться, пошли, парни!

Веселая компания попрощалась с нами и направилась к самолету, а мы расселись по машинам и двинулись в сторону выезда с аэродрома. «Тойота» Эвелин ехала впереди всю дорогу, Джон снова составил компанию нашей «звездочке». Хорошо, пусть прелестница на него отвлечется, может быть, ко мне меньше приставать будет...

Да, пока мы занимались фотосъемками, прошло уже довольно много времени, оказывается, и типография уже открылась — возле нее Эва остановила свой джип, из которого тут же выскочил Джон и буквально на крыльях влетел в двери конторы.

- Ну дает!.. - восхитился я.

- А что ты хочешь? Сначала мы парню организовали подработку в престижном клубе, куда не все так запросто попасть могут, а теперь еще и фотосессию с главной местной знаменитостью. Он теперь наизнанку вывернется, чтобы результат получить. Интересно, о чем они там беседовали? - улыбнулась она. - Смотри, нам Эва машет.

- Вижу, давай тогда рули за ней.

Через несколько минут мы въезжали на стоянку позади «Танцующих звезд». Не успели остановиться, как из машины выпорхнула Эвелин и подошла к нам. (На ногах у нее были не «съемочные» туфли, а вполне обычные мокасины черного цвета, что в сочетании с остальным нарядом выглядело весьма экстравагантно.)

- Ну, как я справилась? - поинтересовалась она, обращаясь к Джинджер.

- Все отлично! Кстати, а что такого ты наговорила фотографу, он из машины вылетел, как снаряд из пушки?

- Да он всю дорогу сидел, краснел, даже разговаривать стеснялся. Ну, я ему и сказала, когда к типографии подъехали, что если результат мне понравится — расцелую.

- Все, пропал парень... Ты же его теперь надолго лишила сна и покоя, - улыбаюсь я.

- Нормально, пусть старается, а то сначала он никак сосредоточиться не мог, буквально руки дрожали. Хорошо, Джин сумела его в чувство привести.

- Ничего особенного, просто ему еще повезло, ты была более-менее одета. А теперь представь, что перед ним в раскованной позе стоит фотомодель, на которой из одежды — только туфли на каблуках — ответила Джинджер. - Тогда бы точно ничего не получилось...

Эва попрощалась с нами и вошла в дверь служебного входа — по времени, у нее сейчас должна была начаться утренняя тренировка, а мы не торопясь поехали в сторону дома. Неожиданно Джин спросила:

- Слушай, давай мы сейчас куда-нибудь заедем, позавтракаем? А то дома еще что-то готовить нужно будет...

- Давай, а куда?

- А хотя бы вот сюда...

Энергично выкрутив руль, она припарковалась на стоянке возле небольшого ресторанчика, уже открытого, несмотря на сравнительно раннее утро и немногочисленных прохожих. Войдя внутрь, мы увидели нескольких посетителей, сидевших на табуретах за стойкой, а все пять столиков вдоль окон были свободны. Отлично, присядем-ка за самый дальний, мы к известности не стремимся.

Джин заказала себе какой-то сок и оладьи с вареньем, ну а я решил развлечься яичницей с беконом. Ну да, обычная еда не озабоченного «здоровым образом жизни» мужика, а вы что от меня хотели? Дел много, а до ужина еще далеко...

Когда с едой было покончено, мы сидели и допивали каждый свой напиток. Джинджер неожиданно сказала:

- Подари Эвелин кольцо с камешком...

Я поперхнулся соком и закашлялся, хорошо, что к этому моменту все посетители уже ушли.

- Джин, ты серьезно? Я не дарю кольца налево и направо, тем более, обручальные. У меня уже есть ты, и этого достаточно.

- Послушай, что тебе жена говорит...

(Надо же, первый раз так себя назвала! Нужно этот день запомнить, или записать куда-нибудь, чтобы потом втихомолку отмечать...)

- Да слушаю я, слушаю...

- Понимаешь, здесь к женщине с кольцом на пальце особо приставать не будут, вроде как «она уже занята». А если кольца нет — значит, «свободна» и можно начинать охоту.

Заметив мой удивленный взгляд, она утвердительно кивнула:

- Да, именно так! И насчет кольца — это она сама меня попросила.

- А почему сразу ко мне не обратилась?

- Думала, что ты откажешься. И она была права, как я вижу... Так что официально разрешаю тебе подарить Эве кольцо, какое посчитаешь нужным.

- «Ну вы, блин, даете!..» - вспомнилась мне фраза из старой комедии. - Так ведь она начнет питать какие-нибудь напрасные надежды, расстраиваться...

- Это нужно для того, чтобы к ней перестали приставать озабоченные мужики! А с остальным проблем не будет, Эва мне клятвенно пообещала, - сказала Джин, глядя мне в глаза. - Так что не мучай девчонку, после обеда позвонишь ей, и вместе купите кольцо. Все, поехали домой!

Из дома я дозвонился до Эвелин, она как раз закончила тренировку. Когда узнала, зачем я ей позвонил — в голосе послышались плохо скрываемые нотки радости. Интересно, будет ли она прыгать и скакать по комнате после окончания разговора? Договорились встретиться через два часа, я подъеду к «Танцующим звездам», и мы начнем искать подходящее украшение.

Подъехав к служебной стоянке позади клуба, я увидел выходящую из дверей Эвелин. Она что — там внутри возле дверей стояла и караулила, что ли? Быстро подойдя к машине (если честно — чуть ли не бежала, хе-хе), красотка буквально запрыгнула внутрь и, едва усевшись, обняла меня и поцеловала в щеку, потом хихикнула и быстро стерла платочком след от помады с моего лица.

- Вези куда хочешь, о мой повелитель!..

- Эва, ты что, выпить уже успела, что ли?

- Нет, просто настроение очень хорошее.

- Хорошо, поедем, только прошу — больше меня не пугай, договорились?

- Договорились! Сегодня пугать больше не буду!..

Мы оба рассмеялись, и я развернулся в сторону улицы, ведущей к известному ювелирному магазину. Эх, раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!..

Ювелирный магазинчик, к которому мы подъехали, был не очень большим, но торговали в нем отнюдь не ширпотребом. Нет, конечно, сравнительно дешевые украшения там тоже были, занимая отдельную часть широкой витрины, но меня сейчас интересовали наборы... Ну-с, чем сегодня может удивить и порадовать клиентов хозяин этого заведения?..

- Здравствуйте, вы снова хотите что-нибудь сдать в скупку?

(Это хозяин вспомнил наш прошлый визит, когда мы приходили сюда продавать золото, доставшееся в «наследство» от похитителя Эвы.)

- Нет, сегодня мы к вам по другому делу. - Придвинувшись поближе к хозяину, я тихим голосом задал ему вопрос, он кивнул и показал на другой угол витрины. Ясно, там и поищем...

- Эва, дорогая, иди сюда! - позвал я девушку, задумчиво разглядывавшую витрину с медальонами и прочими висюльками различной величины и степени вычурности. - Посмотри вот на это...

Она подошла, увидела предмет будущего обсуждения и ее брови удивленно поползли вверх.

- Ты... Уверен?..

- Да. Покажите нам вот этот набор, пожалуйста! - подозвал я ювелира.

А что там особенного-то? Да ничего... Обычное колечко с небольшим прозрачным камешком, и пара серег в подобном простом стиле, с такими же камнями. Только вот даже при беглом взгляде на ценник всем сразу становилось ясно, что камешки — не стекло, и не цирконы, а самые что ни на есть алмазы.

Как ни странно, размер колечка оказался таким, какой и был нужен. После примерки Эва посмотрела мне в глаза и кивнула.

- Серьги прямо сейчас хочешь надеть?

- Да...

Обратившись к хозяину, я сказал:

- Давайте тогда рассчитаемся, сколько там было на ценнике?

Ювелир почему-то ответил не сразу.

- Для вас — четыре тысячи экю. Но я могу сбавить цену, если вы пообещаете кое-что для меня сделать.

- Что вы от нас хотите?

- Не могли бы вы сделать большую фотографию мисс Эвы Стар с надетыми украшениями из моего магазина, и чтобы она потом на ней расписалась?

(Надо же, узнал!.. Интересно, он сам в «Танцующие звезды» на представление ходил, или лицо на афише запомнил?..)

- Это вполне возможно, у нас есть знакомый фотограф, только нужно вначале выяснить — есть ли у него нормальная фотостудия? Или вас устроит фотография прямо здесь, «в интерьере», так сказать?

- Здесь будет даже лучше, - оживился хозяин. (Ну еще бы, и украшения никуда тащить не нужно, хе-хе!..) - Когда это можно сделать? Все равно сегодня до вечера клиентов будет мало, а ради такого дела могу на час-другой и закрыть магазин.

- Хорошо, тогда сделаем так: я вам прямо сейчас отдаю полную стоимость комплекта, а девушка потом сама выберет то, что ей понравится, в качестве оплаты? С фотографом придется договариваться отдельно — скажете, что конкретно хотите видеть на фотографии, а он уже вам скажет, сколько это будет стоить. Ну что, я звоню Джону? - повернулся я к Эвелин.

- Звони, зачем откладывать? - легко согласилась она. - Спорим, максимум через пятнадцать минут он будет здесь?

- Что-то мне даже спорить не хочется... Десять минут, и он прибежит. Все, звоню!

Действительно, наш молодой фотограф примчался на велосипеде через двенадцать минут после звонка. Мы видели сквозь стекло витрины, как он торопливо пристегнул своего «железного коня» к ограждению, и буквально через десять секунд Джон вошел в магазин.

- Джон, уважаемый владелец магазина хочет, чтобы ты сделал ему несколько больших фотографий, а Эва Стар любезно согласилась на фотосессию в качестве модели. Ты берешься?

- Да... Конечно... А где нужно проводить съемку?

- Прямо здесь и сейчас, готов?

- Я все взял, подождите несколько минут, сейчас только освещение установлю...

Расстановка светильников и последующая фотосессия затянулись на три часа. Эвелин пришлось перемерять много украшений, но ей это даже нравилось, и она не жаловалась. Ну да, когда еще представится такая возможность покрасоваться с колье, ценник которого мог свалить с ног при подсчете количества нулей?.. Так что когда после этих спонтанных съемок я вез ее в «Танцующие звезды», она всю дорогу что-то весело напевала и улыбалась.

- Ну что, красавица, довольна?

- Очень!..

- Выбрала себе что-нибудь в качестве бонуса?

- Да, и хозяин сразу же отдал. Но я тебе пока не покажу, - опередила она мой вопрос. - Потом, когда-нибудь.

- Договорились. Вот мы и приехали, лети в гнездо, ласточка моя...

Она улыбнулась, на этот раз немного грустно, крепко поцеловала меня в губы и, выпорхнув из машины, вприпрыжку побежала к двери служебного входа.

Эх, девочка, что ж ты ко мне так привязалась-то, а? У меня жена есть... И еще куча разных дел впереди... Ладно, домой пора уже...


После ужина, сидя за столиком в мансарде, под звуки музыки из радиоприемника я медленно водил карандашом по листу бумаги, когда услышал позади тихие шаги. Понятно, это Джинджер решила посмотреть, чем это я тут без нее занимаюсь. Ее руки обхватили меня, и она тихо спросила:

- Что рисуешь?

- Да вот, решил нож сделать, который можно будет передать своему сыну, когда подрастет.

- А если будет дочь?

- Тогда нож понадобится сделать более изящным...

- Надо же, какой ты у меня мастер... А почему вообще решил этим заняться?

- У тебя в оружейной комнате висят старинные «дирки», которые долго передавались по наследству. Их делали мастера, по заказу знатного человека, вставляли в резные рукояти драгоценные камни... Но мне хочется сделать что-то другое. Все-таки, те кинжалы — оружие. А для наших детей я буду делать ножи, больше подходящие для мирной жизни, чем для нападения. Хотя, ты ведь сможешь обучить их защищать себя? Но мне бы очень не хотелось, чтобы мои подарки стали причиной чьих-то страданий. Ладно, не будем сейчас загадывать...

Джинджер отпустила меня и по очереди потрогала лежавшие на столе «запчасти» - прямой клинок длиной около пяти дюймов, пока еще без заточки, со сформированными «от обуха» спусками, небольшой литой больстер с рельефным узором, навершие для рукояти с рельефной головой рыси на торце и брусок твердого дерева, бугрящийся выпирающими изнутри волокнами.

- Ты уверен, что справишься?

- Пока не начну делать, не узнАю... Кстати, у некоторых северных народностей на Старой Земле был интересный обычай, связанный с ножами.

- Какой? - Джинджер с улыбкой посмотрела на меня.

- Когда девушка считала, что она готова выйти замуж, она вешала на пояс пустые ножны. Парень мог подойти и подарить ей нож, а спустя несколько дней нужно было посмотреть — носит она его в ножнах или нет. Если нож на месте — можно было засылать сватов.

- А если нет?

- Значит, парню не повезло...

- Хммм... У некоторых девушек, наверное, была обширная коллекция ножей... - засмеялась она. - А для меня потом сделаешь?

- Хочешь?

- Конечно!

- Тогда обязательно сделаю, только изложи свои пожелания письменно, пожалуйста.

Она в шутку стукнула меня по плечу кулачком:

- Главное, чтобы был красивый! И не «кухонник»!.. Вот и все требования... А это тебе авансом... - после чего поцеловала меня так, что закружилась голова. Ну вот, теперь придется осваивать изготовление ножей мелкими партиями, наверное.

Джинджер спустилась по лестнице, и я вернулся к рисунку. Так, что у нас здесь получается? Больстер шире клинка на пару миллиметров, это значит, что размеры точно подобрать не удалось. Жаль, придется подтачивать угол, только бы рисунок не затронуть. Ладно, для первого раза и так сойдет, потом буду внимательнее выбирать размеры железа... Кстати, почему бы потом не сделать «парные» ножи? В одном стиле, отличающиеся только размерами. Но это потом, сначала нужно попрактиковаться, нужные умения приобрести, чтобы не стыдно было плоды трудов кому-нибудь показать...


* * *


10 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко


Ровно в десять утра мой мобильник засигналил мелодией входящего вызова. Кто там названивает в такую рань? Номер незнакомый...

- Слушаю!

- Приветствую, это Игорь. Тут тебя кое-кто хочет видеть, можешь подъехать в гостиницу прямо сейчас?

- Надеюсь, это не банда киллеров?

- Нет, ты его знаешь, но дело срочное, просит поторопиться.

- Ясно, сейчас приеду, минут через десять-пятнадцать.

Ну вот, а хотел сегодня еще с ножами повозиться, придется корректировать планы на ходу...

Так, сейчас только Джинджер скажу, куда еду, и вперед! Что-то моя чуйка резко зашевелилась, хотя до этого звонка я уже и думать про нее забыл. Вот что значит спокойная семейная жизнь... Даже несколько вылетов по заявкам на отдаленные фермы (возил врачей на вызовы) прошли будто по маслу — вылетел, привез доктора к больному, через некоторое время увез или доктора, или доктора вместе с больным, на аэродроме передал его в «Скорую помощь», и адью! Максимум на такой рейс уходило полдня. Для клиента — дело совсем не дешевое, но и общины вызывали санрейсы не каждый день, а только по совершенно неотложным случаям, если не успевали или не могли доставить медиков наземным транспортом. В этих вылетах я научился приземляться на грунтовые площадки небольших размеров, по скудным данным с земли, иногда для определения направления и скорости ветра приходилось требовать зажечь возле полосы что-нибудь коптящее, вроде старой автомобильной покрышки. Не знаю, было ли страшно при этом врачам, но летать со мной никто не отказывался, значит, удалось набрать какие-то «баллы» для своей репутации. Еще большим «плюсом» к авторитету было то, что летать меня учил Хокинс. Ну, и как же без этого — периодически всплывала история про посадку с неработающим двигателем, правда, я предпочитал уходить от этих воспоминаний[15]. Считаю, что мне тогда очень повезло, и не нужно лишний раз испытывать свою удачу.



Игорь стоял возле двери служебного номера, и явно ждал моего приезда. Вот сейчас мы и узнаем, кому это я понадобился с самого раннего утра...

- Привет!

- Привет! Заходи, тебя человек ждет почти час.

Войдя в номер, я увидел сидевшего возле стола Бориса.

- Здрав будь, боярин! - это у меня приветствие такое.

- Здорово! Проходи, нужно поговорить.

- Да уж явно ты меня не на чай с плюшками позвал...

- Не буду разводить долгое предисловие, скажу сразу: тебе нужно на неделю, а еще лучше на две исчезнуть из города, причем как можно дальше. В ППД ехать не обязательно, но и соседние города тоже не вариант.

- Что случилось-то? Я уже думал, что про меня все забыли... И как я жену оставлю одну?

- О жене можешь не беспокоиться — дадим ей номер телефона, по которому она в любое время сможет вызвать помощь.

- «Апостолов», что ли?

Борис внимательно посмотрел на меня:

- Ну да. Она с ними уже знакома, и дополнительно привлекать еще кого-то нет необходимости.

- Тогда нужно как-то замотивировать отъезд, чтобы он не выглядел поспешным бегством от непонятной угрозы... - задумался я. - Когда крайний срок?..

- Через три дня чтоб тебя в городе не было.

- А если будет известно, куда я выехал?

- Это не так страшно, главное — свали куда-нибудь подальше отсюда.

- Вот озадачил так озадачил... Прямо как на гастроли отправляешь...

- «Гастроли», говоришь? А что, это неплохой вариант! Ты знаком с владельцем «Танцующих звезд»?

- Ну, не так чтобы очень близко. Мы с Джин туда девчонку на работу пристроили, тогда с ним и познакомился.

- Это ты случайно не про танцовщицу сейчас говоришь?

- Да, про нее, а что?

- Вот и «гастроли» организовались... Я договорюсь с Маноло, и он организует ей гастроли в рекламных целях, где-нибудь... А вот пусть сам подскажет, где. Так что готовь свой самолет к вылету, пункт назначения тебе сообщим, можешь заодно попутный груз какой-нибудь прихватить — это будет совершенно логично.

- Ясно, но учти, Боря — за Джин вы мне отвечаете! Она сейчас... Ну, в общем, ей волноваться вредно, сам понимаешь.

- Все будет нормально, спокойно готовься к поездке. Если нужно — я сам с ней поговорю.

- Не боишься? Она у меня женщина решительная...

- Чего мне ее бояться? Она ведь не только решительная, как ты говоришь, но и умная. Значит, все поймет правильно. Теперь езжай домой, я перезвоню через час, если скажу — передашь трубку жене, я с ней переговорю.

- Понял, не дурак, дурак бы не понял...

- Тут дело очень серьезное, касается многих известных людей, и нам совершенно не нужно, чтобы кто-то из наших «подопечных» совершенно случайно на тебя наткнулся где-нибудь на улице.

- Да понял уже, все...

- А если «понял», то езжай домой и жди моего звонка.

Куда деваться от такой настоятельной просьбы. «Если пристав говорит «Садитесь!», то как-то неудобно стоять...» Что у них могло случиться такого, в чем я могу помешать? Кто-то «из прошлой жизни», что ли? Да на Старой Земле про меня давно и думать забыли, скорее всего. А вот некоторые из живущих на Новой Земле наверняка заимели на меня (возможно, и на Джинджер тоже?..) здоровенный зуб, когда лишились груза алмазов. Нет, ведущих к нам следов не осталось... Вроде бы... И свидетелей тоже... Ладно, зачем себя мучить непонятными вопросами? Тут главный вопрос — как все это жене объяснить?..

Что-то мне совсем не хочется ехать домой «вот прямо сейчас». На аэродром скататься? Далековато... Идея — съезжу-ка я в тир, постреляю!


После тира остаток дня я провел в мансарде, из включенной радиостанции доносилась болтовня (какие-то друзья весело общались по радио, обсуждая планы на следующие выходные), и задумчиво водил напильником по деревяшке — будущей рукояти ножа. Сам клинок я вклеил еще вчера, и за сутки эпоксидная смола прочно зафиксировала хвостовик в просверленном отверстии. Перед этим еще пришлось повозиться с посадочным местом для больстера, чтобы он плотно прилегал к торцу рукояти со всех сторон. Дерево для первого эксперимента выбрал попроще, это следующие рукояти можно будет делать из ценных пород древесины. А сейчас мне нужно попрактиковаться для начала, как сказали в старом фильме - «Потренироваться на кошках». Может быть, с первого раза вообще получится нечто из кошмарного сна, хе-хе! Так, рукоять выточилась чуть крупноватой, для нормальной мужской руки. Ясно, учтем на будущее, когда буду нож для Джинджер делать. Надо у нее потом еще спросить, кстати, из какого дерева предпочитает — светлого или темного? И в конце работы рукоять еще чем-то покрыть нужно будет, придется у местных столяров-краснодеревщиков проконсультироваться, что они для этих целей используют... А еще светлое дерево чем-нибудь затонировать можно...

Пока руки заняты напильником, голова свободна, и мысли упорно возвращаются к текущему моменту. Эх, заглянуть бы за «горизонт будущих событий»!.. Ну, и знать о некоторых событиях их прошлого тоже бы не помешало, да кто же мне все расскажет-то? Информацию выдают только «в части, касающейся непосредственных исполнителей», это известно каждому. Только вот почему-то все время появляются какие-то «хвосты», совершенно неожиданные. Неприятно понимать, что тебя в очередной раз решили использовать втемную. А выспрашивать — как говорится, себе дороже. Эх, где наша не пропадала!


Включив музыку, сижу за столом и рисую очертания рукояти к другому ножу, теперь можно заняться изготовлением «фамильной реликвии» для Джинджер. Первый сделанный мною, только что наточенный нож лежит недалеко от оконной рамы на белом листе бумаги - недавно я обтер рукоять от масла, которым пропитывалось дерево, и теперь она неторопливо высыхает под яркими лучами солнца, падающими на стол через оконное стекло. (Хорошо, что в этой чердачной комнатушке-мансарде есть кондиционер, иначе от жары можно просто сдохнуть, причем в самом что ни на есть буквальном смысле - в конце дня крыша просто раскаляется так, что можно обжечься, если невзначай прикоснешься.) Рукоять получилась довольно большой, но для моей руки — в самый раз, хотя на первый взгляд могло показаться, что она великовата для такого клинка.

- Чем это у тебя тут пахнет, не могу понять?

(А, это Джин пришла посмотреть, чем это я тут занимаюсь.)

- Милая, ты прямо как ниндзя!.. Пахнет маслом, которым я деревянную часть у ножа пропитывал, чтобы от сырости и воды не испортилась. Если запах неприятный, то могу открыть окно.

- Нет, не то чтобы неприятный... Скорее, непривычный. Можно посмотреть? - она протянула руку к ножу.

- Конечно, смотри, только не критикуй слишком сильно — это моя первая работа, к тому же давно инструментов в руках не держал. Нужно еще больстер и тыльник отполировать, только пока нечем.

Жена вертела нож в руках, разглядывая его со всех сторон, брала разными хватами, перекладывала его из правой руки в левую.

- Чувствуется, что рукоять из дерева, а не пластмассовая, и в руке хорошо лежит, только мне слишком большой кажется - под себя вырезал?

- Да, выбрал для начала кусок дерева попроще. А форму примерно делал, нарисовал, что хотелось, и потом уже подгонял, чтобы удобно держать было.

Джинджер для пробы легонько провела режущей кромкой по ногтю.

- Острый какой... А ты его назвал как-нибудь?

- Думаю, что назову его «Рысенок».

(На торце расширяющейся к концу рукояти был тыльник с изображением головы рыси.)

- А почему «Рысенок», а не «Рысь»?

- Мне кажется, там изображен не бывалый зверь, а «подросток» что ли, видишь, какой задумчивый. К тому же, у него еще мало жизненного опыта, как мне кажется, не похож он на матерого кота. Лапа большая, а коготь не «взрослый».

- В общем, аналогию я уловила, - засмеялась Джинджер. - Сейчас-то что рисуешь?

- Да вот, как раз для тебя хотел нож начать делать. Какие будут пожелания по форме, материалу и цвету рукояти? Принимаются любые варианты в пределах разумного.

Мы оба посмеялись, она осторожно уселась ко мне на колени, положила «Рысенка» на стол и принялась объяснять, какой бы нож она хотела:

- Ну, клинок можно чуть подлиннее, чем этот, примерно на полдюйма... Гарду делать не обязательно, а вот форму рукояти хочу другую. Видишь, у тебя здесь «спинка» вверх выгнута, а я хочу ровную, и чтобы в конце она чуть загибалась вниз. Да, и снизу на рукояти сделай выступ под пальцы, еще учти, что у меня рука поменьше твоей.

- Как скажете, мэм, - тут она шутливо толкнула меня в бок, - в процессе изготовления будут примерки, и рукоять подгоним согласно вашим пожеланиям.

- Насчет полировки... Я думаю, что тебе нужно по этому вопросу проконсультироваться с ювелирами, чем они для этого пользуются. Может быть, они тебе помогут достать то, что тебе нужно.

- Джин, ты гений! - я поцеловал ее, она с удовольствием ответила, но вдруг почему-то напряглась.

- Ты ничего не хочешь мне рассказать? - заглянула она мне в глаза.

- Хочу... Но это не особо радостная новость.

- Говори, я жду.

- Требуется, чтобы на некоторое время я уехал из города. По каким-то причинам не хотят, чтобы меня тут видели, пусть даже случайно. Вариант «все это время сидеть дома» не принимается. Вот и думаю — что у них там могло произойти?

- У кого? И кто тебе об этом сказал?

- Приказ от начальства.

- А мне можно поехать с тобой?

- Нет, сказали, что тебе нужно оставаться на месте, если что — будет и помощь, и охрана сразу, только позови. Телефон я тебе сейчас запишу...

- Ты поедешь или полетишь?

- Наверное, возьму какой-нибудь груз и полечу, чтобы все не выглядело поспешным бегством. Может, пассажир будет в ту сторону... Пока еще не знаю, в какую... Вот, сейчас звонка жду, обещали найти кого-нибудь для рейса.

- Знаешь, я ждала чего-то подобного. Очень не хочется тебя снова куда-то отпускать, ты ведь мне так и не рассказал, откуда у тебя эта кепка, - она показала на висевшую возле фото Бригитты бейсболку с «орлом и змеей».

- Да так, знакомые летчики из Русской армии подарили...

- Ты мне еще захватывающую историю расскажи, что сумел выпить больше них, и они подарили тебе ее в знак уважения, - съехидничала Джинджер.

- Ну, не совсем так... - Блин, что бы ей такого правдоподобного соврать-то, а?..

- Совсем не так! Насколько я знаю, такие эмблемы в лавках не продаются, и заезжим туристам их никогда не дарят. По крайней мере, я о таком ни разу не слышала. Зато мне в городе рассказали историю, что недавно русские военные вместе с минимтменами ликвидировали базу воздушных пиратов и сбили два их самолета. А теперь вижу у тебя эту кепку, и ты мычишь что-то невнятное.

- Я пока не могу тебе об этом рассказать. - «Честность — лучшая политика!..»

- Понятно, значит, без тебя там не обошлось... - Совершенно неожиданно Джин успокоилась, обняла меня и замолчала. - Теперь понимаю, почему я чувствовала холод, когда ты только прилетел. Страшно было, да? - тихо спросила она, прижавшись.

- Очень...

- Я молилась, чтобы ты вернулся...

- Знаю, это чувствовалось...

- И сейчас очень не хочу тебя отпускать, там снова ждет опасность... Только не могу понять, для кого...

Тут засигналил телефон, лежавший на краю стола. Ухитрившись не уронить аппарат, я дотянулся до него и взглянул на дисплей — так, это Борис, и что нового он мне сейчас поведает?

- Привет еще раз!

- Да, и тебе доброго вечера... Мы с Маноло все решили в лучшем виде, послезавтра утром вы с Эвелин Стар летите в Нью-Рино, она там будет выступать и заодно рекламировать свои курсы по «танцам на пилоне», которые начнутся уже в этот сезон дождей. Попутно прихватишь сумку и коробку, их у тебя заберут сразу после прибытия, это и есть попутный груз. Так что все устроилось в лучшем виде, цени!

- А она в курсе?

- Уже да, - тут Борис рассмеялся. - Очень обрадовалась такой возможности, это же местный эквивалент Лас-Вегаса. И дополнительный заработок ей тоже не помешает. Все организовывает принимающая сторона, жить будете примерно так же, как она сейчас в «Танцующих звездах», только классом повыше.

- А за горючку кто заплатит?

- Ну, это уж сам как-нибудь... Кстати, за груз тебе деньги отдадут прямо на аэродроме, так что сумеешь расплатиться. Короче говоря, завтра в десять утра подъезжай, сам поговоришь с Маноло, заодно посмотришь, сколько багажа Эвелин с собой захочет взять, вдруг твой самолет столько не увезет!.. - и засмеялся, вот зараза! - Вернешься, можешь потом снова пылесосами торговать[16].

 - Ага, и липовые списки агентуры сочинять, чтобы денег срубить побольше... Ладно, это все?

- На сегодня все, если будут изменения — перезвоню завтра днем. Так что не теряй времени, собирайся, пока!

- Пока...

Джинджер вопросительно посмотрела на меня:

- Кто звонил?

- Привет от начальства передавали... Послезавтра утром нужно вылетать.

- С кем полетишь?

- Эвелин на гастроли в Нью-Рино отправляется, вот меня и подряжают ее туда доставить...

- Понятно... Мне нужно с ней поговорить до вашего отъезда, обязательно!

- Да без проблем — мне завтра предстоит разговор с Маноло, в десять утра. Поедем вместе, вот и поговоришь.


* * *


11 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко


- Здравствуй, красавица! - поприветствовал Маноло одевшуюся для этого визита в темно-синий «официальный» костюм Джинджер (недавно пришлось шить новый, посвободнее...). - Рад видеть вас, Алекс. Давайте обсудим эту гастрольную поездку, а дамы пока могут обсудить то, что посчитают нужным, у них наверняка найдется о чем поболтать.

Джин кивнула и пошла в номер к Эвелин, а мы вдвоем уселись за ближайший столик.

- Вчера ко мне подошел знакомый вам человек и попросил сделать кое-что. Недавно ко мне как раз обратились с просьбой прислать кого-нибудь для выступлений, пусть даже на короткое время. И вот получилось так, что совпали «спрос» и «предложение» - вам нужно на некоторое время покинуть город, а мне нужно отправить на гастроли известную танцовщицу. Оплата перелета будет сделана сегодня же, только назовите стоимость. И насчет заправки не беспокойтесь...

- Самолет у меня готов к вылету, только осмотр провести осталось. - Баки в «Сессне» полные все время, мало ли когда могло потребоваться лететь, да и не положено их «сухими» оставлять.

- Тем лучше. В багаже будут только личные вещи Эвы, никакого железа туда везти не нужно, принимающий вас клуб оборудован по высшему разряду.

- Отлично, а то я уже задумываться начал — как в небольшой самолет можно такую длинную трубу, этот самый «шест» запихать? Разве что снизу как-то привязать...

Маноло расхохотался, я тоже посмеялся, хотя на самом деле был очень рад этому факту. А с остальным — оружия много брать не буду, только «Глок» и автомат, снайперка мне будет без надобности (очень на это надеюсь), Эвелин тоже кучу железа с собой не потащит. А вот сколько она своих нарядов захочет взять? Вопрос очень даже интересный...

- Раздумываете, сколько она багажа возьмет? - угадал мои мысли Маноло. - Не беспокойтесь, возьмет несколько костюмов, а у нее это не бальные платья, много места не займут, и они легкие. На месте ей окажут любую помощь, какая только потребуется, достанут любой реквизит.

- Тогда для обратного рейса ей придется «Геркулес»[17] заказывать...

 Хозяин клуба оценил мое чувство юмора:

- Нет, я все-таки надеюсь, что у нее присутствует чувство меры... И вы сможете как-то проконтролировать этот процесс.

- Никогда не становитесь между женщиной и прилавком магазина, это опасно для жизни!

Маноло рассмеялся так, что из дверей в зал выглянул охранник

- Да, что правда, то правда, моя жена мне это быстро разъяснила...

Теперь уже рассмеялся я:

- Надеюсь, обошлось без применения грубой силы?

- Ну, остался жив, как видите...

Тут в зал откуда-то со стороны сцены вошли Эвелин и Джинджер. Когда они подошли к столику, стало видно, что моя жена довольно улыбается, а Эва пунцовая, как маков цвет. Интересно, что они там обсуждали?

- Привет! - девушка поцеловала меня в щеку и присела за столик, Джин тоже присоединилась к нам. - Ну что, наверное, боишься, что я кучу чемоданов с собой потащу?

- Угадала! Но ты, наверное, уже обдумала, что возьмешь с собой?

- Мне пары сумок хватит, и пакета. Он большой, но очень легкий, просто его мять нельзя.

- Тогда без проблем, о наша несравненная звезда сцены!

Все заулыбались, а Эва снова покраснела, но было заметно что комплимент ей очень понравился.

- Принимающая сторона гарантирует вашу полную безопасность, плата за выступления будет переведена на личный счет после заключительного выступления, - обратился Маноло к танцовщице. - Две тысячи экю аванса уже перечислены. Собирайтесь, а завтра утром мы отвезем вас на аэродром. Во сколько вылет?

- Хотел бы вылететь в девять утра, чтобы за день покрыть большую часть пути.

- Тогда машина привезет нашу красавицу на аэродром в половине девятого, это нормально?

- В самый раз, я там буду уже с восьми часов.

-Тогда разрешите мне вас покинуть, дела, дела... - На этом Маноло откланялся и быстрым шагом скрылся за кулисами.

Мы втроем разговаривали еще минут тридцать, в основном болтали Джин и Эва, а я время от времени вставить хоть что-то умное, иногда успешно. В основном Джинджер давала ей советы по особенностям местного шоу-бизнеса, особенно в Нью-Рино, но сказала «в случае чего» сразу отправлять телеграмму Маноло, а он сумеет все быстро «разрулить». Во как, у нашего толстяка длинные руки, аж до тамошней мафии достают!..

Когда женские советы ненадолго прервались, я сумел все-таки дать несколько рекомендаций не тему «Чего не нужно делать перед длительным полетом». Эвелин отнеслась с пониманием, Джин сказала, что все так и будет. А еще через полчаса мы поехали домой, попутно «затарившись» в магазинах. Мне ведь тоже кое-чем запастись нужно, и не только продуктами.


* * *


12 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко — Виго — Аламо


Проснулся еще до сигнала будильника, и долго лежал, легонько поглаживая улыбающуюся чему-то во сне Джинджер по щеке. Не хочется никуда лететь, вот совсем и абсолютно!.. Но придется, раз начальство уверенно говорит, что это поможет избежать какой-то неведомой мне опасности.

На кровать запрыгнул кот и требовательно мяукнул. Что, Васька-Пушок, уже намекаешь? Во дворе живность уже всю съел, что ли? Ладно, сейчас накормлю, все равно вставать скоро, да и не спится...

Я начал было осторожно подниматься с кровати, но Джин обхватила мою шею рукой и задержала.

- Спи, рано еще, я пойду кота с псом кормить, а то они тебе спать не дадут. - попытался я ускользнуть.

- Ладно, - она, не открывая глаз, притянула меня к себе и чмокнула в щеку. - Разбуди меня через полчаса, хорошо? Ну, или минут через сорок...

Будить ее я пришел через полчаса, как она и просила. На этот раз она не стала нежиться в кровати, а бодро поднялась и тут же отправила меня на кухню.

- Но я только...

- Иди, говорю!.. Яичницу уже поджарил? Нет?.. Вот и сделай на двоих...


Через час мы уже садились в «Гелендваген», чтобы Джинджер отвезла меня на аэродром. Да, не скоро я увижу своего «Буцефала»... Хотя, почему «не скоро»? Пара недель всего...

Когда забирал сумки из комнаты, пришлось сначала убрать лежавшего на них кота. Кстати, вчера почти целый вечер, пока я собирался в дорогу, пес и кот ходили за мной по пятам. Нет, они не выпрашивали еду, а просто хотели, чтобы я их погладил. Стоило мне усесться в кресло — кот тут же запрыгивал на колени, а Джек пристраивался сбоку и укладывал голову на подлокотник, заглядывая мне в глаза. Звери, вы что? Я ведь не надолго уезжаю...

На аэродром нас пустили без вопросов, охранник только заглянул в кабину, мельком посмотрел на пару сумок и поднял перекладину шлагбаума. Джин не спеша покатила в сторону ангара, возле которого стояла моя «Сессна».

Пока я перетаскивал сумки из багажника джипа в самолет, жена стояла, опершись спиной на машину, и смотрела на меня, время от времени убирая от лица падавшую на глаза прядь волос.

- Все, сумки выгрузил, теперь можно ждать груз и пассажирку.

- Хорошо, жди, а я поеду...

Она прижалась ко мне на несколько долгих секунд, потом поцеловала, чуть отстранилась и быстро села в машину. У нее блеснули слезы в уголках глаз, или мне показалось?.. Джинджер нажала несколько кнопок, раздался голос Фреди Меркьюри, который запел «Человека-невидимку», и «Гелендваген» унесся в сторону ворот. Да, долгие проводы — лишние слезы, как говорится. Сильная она все-таки... И вопросов лишних никогда не задает...

Включу-ка тоже музыку, чего сидеть в тишине! Где там у меня на флешке Алан Парсонс? А, вот, как раз, альбом «В воздухе», как раз на тему дня, можно сказать.

Не успел я прослушать и пары песен, как подъехали техники и дежурный экипаж патрульного «Бивера».

- Привет всевидящим глазам!

- И тебе привет! Далеко собрался?

- Вот, попросили ценный груз отвезти на юго-запад, жду, когда машина его привезет.

- Что за груз-то?

- Очень ценный!.. - Сверкнув вставными зубами, я изобразил загадочную улыбку Моны Лизы. - Сейчас сами увидите.

Ага, вот и «лягушонка в коробчонке едет»... В роли коробчонки выступал какой-то «Хаммер» черного цвета, с хромированными дисками колес и решеткой радиатора. Мда, красиво жить не запретишь... Не успел мегаджип остановиться недалеко от «Сессны», как я заметил катящего в нашу сторону от шлагбаума велосипедиста, изо всех сил крутящего педали. А это еще кто? Впрочем, я догадываюсь, кто это может быть...

- Здравствуй, милый! - выпорхнувшая из двери черного монстра Эвелин подбежала ко мне и чмокнула в щеку (среди зрителей раздался громкий единый вздох зависти). Она взяла меня под руку, демонстративно выставив руку со сверкавшим в кольце камешком (раздался еще один вздох). - Ну что, когда мы полетим?

- Сейчас попробую загрузить твои вещи в самолет, и попробуем с ними взлететь. Если не получится — придется оставить здесь половину багажа.

Эва неудоменно нахмурила брови, но поняла, что я шучу, и рассмеялась:

- Нет, у меня ничего тяжелого в сумках нет, можешь проверить!

- А вот и проверю! - Шутки шутками, но взвесить груз все-таки придется, со своими вещами я это проделал дома.

Достав небольшие «напольные» весы из багажного отсека, я начал по одной ставить на них сумки Эвелин, которые уже подтаскивал к самолету водитель, и записывать вес каждой. Нет, кажется, все нормально, остается запас еще в полторы сотни килограмм...

Не успел я закончить подсчеты и убрать весы, как к нам буквально подлетел тот самый велосипедист. Ну точно, запыхавшийся и взмокший Джон Смит собственной персоной.

- Здравствуйте! Я уже думал, что не успею...

- Здравствуй! Как видишь, вполне успел. Что-то случилось?

- Нет, просто я хотел отдать готовые плакаты, приходил вчера, но меня не пустили, сказали что Эва Стар завтра утром вылетает на гастроли, вот я и решил на аэродроме...

- Спасибо! А что у тебя там получилось?

- Вот, смотрите — в этой пачке плакаты... - он передал мне увесистый сверток форматом примерно А2, причем неслабой толщины, - а здесь наклейка, которую меня Эва попросила сделать...

- Мы с ним по дороге со съемок в город это обсудили, - вмешалась в наш диалог Эвелин. - Хотела экипажу того самолета сюрприз сделать. Ну что, вы идете со мной?

Взяв из рук Джона обернутый бумагой рулон, она красивой походкой двинулась в сторону «Бивера», из-за которого на нас все это время глазели техники и экипаж, пытаясь сделать вид, что заняты осмотром самолета.

- Ребята, у нас что-то есть вам в подарок! - громко заявила она в утренней тишине. - Кому из вас его вручить?

Через секунду-другую все стояли рядом с ней, протягивая руки к свертку.

- Подождите, - притормозила она страждущих. - У кого из вас самые чистые руки?

Большинство посмотрели на свои ладони и смущенно спрятали руки за спину, один из пилотов сделал шаг вперед:

- Наверное, у меня.

- Тогда держите вот это на память! - Эва протянула ему рулон, который был тут же развернут, и среди зрителей раздался дружный вздох восхищения.

На плакате была изображена Эва, одетая в желтый непромокаемый плащ пожарного, в пожарной же каске. Естественно, что под распахнутым плащом был только «сценический костюм», и поза возле шеста была очень даже непринужденная. В левом верхнем углу «пылающими» буквами написано «Играющие с огнем», а в нижнем правом стоял автограф нашей танцовщицы. Мало того, плакат был изготовлен в виде «наклейки», или как там это называется.

- Если нравится, можете прилепить на свой самолет, - сообщила зрителям Эвелин.

Тут же среди них начался спор, где на фюзеляже лучше разместить данное изображение, а мы потихоньку вернулись к «Сессне».

- Надпись сама придумала? - спросил я у «звездочки».

- Когда-то видела, а сейчас вот вспомнила. Они ведь тоже не на воздушные прогулки летают. А тут «игра слов» получилась, но им понравилось, как я вижу. Смотри, к нам идет! - показала она на техника.

- Оцените работу, пожалуйста, - обратился тот к ней. - Мы уже приклеили ваше фото.

Ну что ж, пойдем смотреть, если приглашают, хе-хе!

Наклейку закрепили на фюзеляже позади кабины, чтобы не закоптилась от выхлопных газов и брызг масла. Разумно, конечно...

- Большое вам спасибо от всех нас! - обратился к Эве пилот. - А можно посмотреть на плакаты, для которых вы здесь делали фотографии?

- Насчет плакатов обращайтесь к нашему художнику, - показал я на Джона. - Он их будет печатать в нужном количестве и требуемых размерах.

- Отлично! Тогда давайте обсудим... - И он начал разговор с парнем, к их диалогу тут же присоединились остальные. Смит достал блокнот и начал что-то записывать, потом кивнул в нашу сторону.

- Не могли бы вы продать нам один плакат, только прямо сейчас? - подошел ко мне пилот через пару минут.

- Хорошо, пойдем, сейчас выделю, только упаковку вскрою...

Пришлось более-менее аккуратно расколупать пакет сбоку и осторожно, чтобы не порвать, вытащить один экземпляр. Мда, если бы сам лично не видел, как все это снимали, упал бы на месте... Могу только сказать, что Эва здесь была совершенно неотразима, сверкая белозубой улыбкой и повергая наземь своей красотой, особенно в контрасте с трудягой «Бивером» на заднем плане.

- Милый, - обратилась довольная таким вниманием фотомодель ко мне, - у тебя есть ручка или фломастер?

- Была где-то... - Я вытащил из кармана позади сиденья черный маркер и протянул ей.

- Что вам написать?

- «На память от Эвы Стар», конечно же, - все-таки сообразил летчик.

Когда девушка расписалась, я сказал ему:

- Десять экю отдашь фотографу, с остальными он пусть сам разбирается!..

Когда обладатель автографа ушел, бережно держа плакат перед собой, я уложил пачку в багажный отсек и приказал:

- Все, красавица, занимай место в салоне, скоро полетим! А то они сейчас к нам всей толпой пожалуют...


Провожу осмотр, включаю питание, пора связываться с диспетчером.

- Вышка, я «Редлайн», прошу разрешения на вылет, полет на Виго, дайте метео.

- «Редлайн», я Вышка, вылет разрешаю, взлет курсом девяносто, ветер восемьдесят, скорость три узла, порывы до пяти, давление тысяча пять миллибар.

Пока разговаривал и слушал сводку погоды, завел двигатель. Так, когда стрелки приборов показали, что температура поднялась до нужной отметки, снова вызвал:

- Вышка, я «Редлайн», прошу разрешения на руление.

- «Редлайн», я Вышка, руление разрешаю, полоса свободна.

Эвелин сидит на правом кресле и с интересом наблюдает за моими действиями. Я снова проинструктировал ее на предмет «ничего руками не трогать», но она и сама все прекрасно понимает, ведь ее не покататься на велосипеде пригласили. Впрочем, как-то я уже устраивал ей воздушную экскурсию вокруг Порто-Франко, она об этом часто вспоминает. (Ну, по крайней мере, говорит, что часто вспоминает...)

- Вышка, я «Редлайн», разрешите взлет!

- «Редлайн», я Вышка, взлет разрешаю, метео без изменений.

Ну что, поехали! Короткий разбег, отрыв, и «Сессна» сама начинает проситься вверх, как будто игривая лошадка, застоявшаяся в конюшне. Полегче, крошка, мы не торопимся, давай полетим в экономичном режиме, перелет долгий, успеешь еще порезвиться...


О подробностях этого длинного перелета рассказывать особо нечего, рейс как рейс, разве что лететь целый день с несколькими посадками. Карты у меня были, еще с того памятного «трансконтинентального» перелета до ППД, потребовалось только уточнить работоспособность навигационных маяков вдоль трассы полета, и состояние мелких грунтовых полос, обозначенных на карте как запасные на случай аварии. В летний период осадков в глубине материка не бывает, разве что ветер то и дело меняет направление и силу, по мере прогрева воздуха. Но это уже дело привычное, горючего хватает с запасом, благодаря небольшому весу груза и пассажирки.

В полете Эвелин либо пыталась читать какую-то книгу, взятую «в дорогу», либо дремала, как-то пристроившись на не очень удобном сиденье. Во время посадок в Виго и на аэродроме братьев Леру она, как всякий нормальный турист, с любопытством озиралась по сторонам, разве что не пыталась делать фотографии. А что, я сам такой, только мне сейчас по сторонам глазеть некогда, ветер боковой с полосы чуть-чуть сносит...


- Аламо — Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», прошу разрешения на посадку.

- Сессна-«Редлайн», я Аламо — Контроль, посадку разрешаю, заход по обычной схеме, курсом девяносто, ветер шестьдесят, скорость три узла, порывы до семи, давление тысяча миллибар.

- Аламо - Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», принял, захожу по схеме, расчетное время посадки пятнадцать минут.

Наконец, самолет касается полосы (чуть «смазал» посадку, усталость дает о себе знать, но недостатки могут заметить только знатоки), и не торопясь рулю к стоянке, где мне уже машет флажками местный «заруливающий». Все, на сегодня полеты закончены, сейчас в гостиницу, ужинать и спать!..

- Бери с собой только сумку с необходимыми вещами, можешь пистолет прихватить, в этом городе без оружия не ходят.

- Здесь так опасно? - удивилась Эвелин.

- Нет, просто местные правила приличия, что-то вроде галстуков, без которых не пускают в приличный ресторан, - усмехнулся я.

- Хорошо, тогда подай мне вот эту сумочку... да, синюю.

Мне тоже не нужно было тащить в гостиницу кучу барахла, все необходимое умещалось в небольшой рюкзак.

До гостиницы нас подвезли на аэродромной машине, знакомой мастерицы Джей-Джей я не увидел, жаль, хотелось поздороваться, ну да ладно, может, еще увидимся как-нибудь. В самой же гостинице мы быстро сняли два смежных одноместных номера, закинули сумки в комнаты и пошли ужинать. Нет, ребята, нужно было на предыдущем аэродроме ночевать, в следующий раз так и сделаю... Усталость все сильнее давала о себе знать, и я с трудом доплелся до своего номера, если честно. Так, душ, потом в кровать...

Вымывшись, в буквальном смысле упал на кровать, и уже свозь сон услышал, что кто-то то ли тихонько стучит, то ли скребется в дверь номера. Наверное, показалось... И вообще, включите мне в восемь утра пожарную сирену — от будильника вряд ли проснусь...


* * *


13 число 05 месяца 24 года, Аламо - Нью-Рино


Утром я все-таки смог открыть глаза самостоятельно, и подстраховка в виде звонка от дежурной по гостинице не потребовалась.

Постучав в дверь номера Эвелин, услышал «Да, я уже встаю, хорошо...» и пошел умываться. Ну вот, и начался очередной день этих непонятных «гастролей»...

Машину с аэродрома обещали прислать в девять часов, поэтому времени на легкий завтрак у нас оставалось не так уж и много. Сидя за столом, я то и дело поглядывал на Эву, выглядевшую как-то задумчиво, что ли.

- Что ты так на меня смотришь? - не выдержала она.

- Хочу спросить — это не ты стучалась ко мне в номер?

- Да, я... но ты не отозвался.

- Думал, что показалось во сне, устал вчера очень. Зато сегодня будем в Нью-Рино уже к обеду, успеем там осмотреться и устроиться, а с завтрашнего дня начнешь подготовку к выступлениям.

После моего неуклюжего объяснения лицо девушки чуть прояснилось, как будто облако разочарования унесло легким ветром слабой надежды. (Во как завернул, да? Но примерно так это все и выглядело со стороны...)

- И вообще, ешь давай, сейчас машина приедет.

Аппетит у нее улучшился чуть ли не мгновенно, и завтрак мы закончили вовремя. Как раз, когда вышли из мотеля, подъехал потрепанный жизнью транспорт с местного аэродрома - «Форд»-универсал, «Бронко» или как там еще называется этот мощный вездеход. А что, вполне, помню такую еще по фильмам с Чаком Норрисом. Ладно, чего стоим, поехали уже!..


- Нью-Рино контроль, здесь «Сессна»-«Редлайн»!

- «Сессна»-«Редлайн», здесь Нью-Рино контроль, слышу вас хорошо.

- Нью-Рино контроль, прошу разрешения на посадку, дайте метео.

- «Сессна»-«Редлайн», здесь Нью-Рино контроль, посадку разрешаю, заход по обычной схеме, ветер семьдесят пять, пять узлов, порывы до семи.

- Нью-Рино контроль, здесь «Сессна»-«Редлайн», метео принял, расчетное время посадки десять минут.

- «Сессна»-«Редлайн», здесь Нью-Рино контроль, не задерживайтесь, вас встречают.

- Я «Сессна»-«Редлайн», принял.

Шутник у них диспетчер, однако! Правда, у меня самого чувство юмора не лучше...


На аэродроме в Нью-Рино нас и правда уже ждали, правда, без цветов и оркестра, но меня и такой вариант вполне устраивал. К самолету подрулил совсем не лимузин, а выполнявший его роль микроавтобус «Тойота». Когда открылась его боковая дверь, стало понятно, почему — при совершенно обычной внешности внутри он был отделан по классу «люкс», разве что с потолка не свисали золотые люстры с хрустальными висюльками. Кондиционер, холодильник, сиденья, обитые красной кожей... И очень похоже, что стекла тоже непростые, судя по цвету и толщине — пуленепробиваемые. Ну ничего себе!..

Пока я занимался решением вопроса с заправкой самолета, наш багаж быстро перетащили в просторное багажное отделение минивена, и Эву пригласили подождать в комфортабельном салоне, пока закончатся аэродромно-стояночные дела.

Перед тем, как зайти на вышку к диспетчерам, а потом договориться о стоянке для самолета, я взял с собой несколько плакатов. Ну все, держитесь за стулья!..

- Привет властителям воздушных дорог!

- Привет воздушным странникам! - ответил диспетчер, благо, что сейчас на аэродроме было затишье. - Насчет стоянки пришел договариваться?

- Первым делом — стоянка, правильно. А вот и второе дело, - поднял я руку со свернутыми в трубку плакатами.

- Хорошо, на сколько тебе нужна будет стоянка? - Он начал записывать в здоровенный журнал, лежавший на соседнем столе, марку самолета, номер площадки и мою фамилию.

- Сначала на неделю, если пассажирка не передумает. Если захочет здесь еще выступать — тогда продлим.

- Подожди, что у тебя за пассажирка, которая тут выступать где-то собралась? Это за ней сейчас машину прислали?

- Именно. А теперь посмотри сюда... - Я развернул рулон, и челюсть у парня со стуком упала на доски пола. Насладившись произведенным эффектом, продолжаю:

- Десять экю за штуку. А выступать она будет... Черт, даже не спросил, как это заведение называется... Короче, или сам узнавай у тех, кто за нами приехал, или ищи в рекламных объявлениях — про танцы на пилоне.

- Сколько таких плакатов у тебя?

- Здесь пять штук.

- Забираю все, махом разойдутся!

Ну еще бы, такая роскошная картинка «Небо, самолет, девушка...» в стиле «пин-ап» явно не залежится.

- Так что там насчет стоянки?

- Придешь через неделю, отдашь сотню. Если принесешь еще плакатов — будет скидка, - усмехнулся парень. - Мы сейчас это обсудим между собой. Так что надумаешь — можешь заходить и раньше.

- Ну и вы все приходите на ее выступления, не пожалеете!

Разделавшись с учетом и регистрацией, я вернулся к самолету, возле которого уже стоял заправщик.

- Сколько тебе нужно?

- Лей до полного бака, заплачу по счетчику, сколько получится.

Десять минут, и заправщик уехал. Ну, и где же получатели этих таинственных коробок, сколько мне их еще здесь ждать? Нет, кто-то сюда едет, тоже на минивене...

- Кто летчик? - громко спросил выбравшийся из него водитель.

- Я!

- Для нас должен быть груз из Порто-Франко, от Бориса.

(Ударение в имени он сделал на первой гласной, впрочем, они все так произносят.)

- Что-то ты не похож на Наташу... - пошутил я.

- Она дома сидит, посылку ждет, - совершенно серьезно ответил мужик.

(Пароль и отзыв — все правильно, тогда забирай свои коробки...)

- Держи, только аккуратно, видишь наклейки - «Осторожно, стекло!»

- Ага, давай их сюда потихоньку... Две, да?

- Всего две было.

- Тогда вот, держи за перевозку, - он сунул мне несколько пластиковых купюр, пожал руку и тут же уехал, энергично газанув на развороте. Еще один местный Шумахер, блин... Ого, две тысячи!.. Интересно, что же такое я привез? Когда водитель принимал от меня посылки, он постарался незаметно проверить целость пломб и наклеек. А то я этого не заметил, да! Не боись, я туда не лазил. Надеюсь, что в коробках была не пара кирпичей для отвлечения внимания неизвестных наблюдателей. Ох уж мне эти тайные игры «рыцарей плаща и кинжала»!..

- Все, можем ехать! - объявил я, подойдя к минивену и открыв дверь, откуда сразу повеяло кондиционированной прохладой.

- Наконец-то, а то я заждалась уже. Говорил, что быстро все сделаешь... - Это красавица показывает характер.

- Милая, эти дела нельзя отложить на потом, - отвечаю ей, забираюсь в салон и закрыв дверь, сажусь рядом. - За меня это никто не сделает, все нужно проверять самому.

Водитель и сопровождающий (он что, все это время сидел здесь?) слышат наш диалог, и в зеркале заднего вида я вижу улыбки. Ну да, пора начинать свой спектакль... Но от обращения «милая» Эва буквально расцветает, и я беру ее за руку.

- Сейчас приедем на место, радость моя, и все сразу решим.

Она целует меня в щеку и склоняет голову ко мне на плечо.

- Скорее бы... А то у меня от грохота голова второй день гудит.

Интересно, где там у них в городе этот клуб, далеко ли ехать?.. Что, уже? Наверное, я заснул по дороге, кресло уж очень мягкое, убаюкало...

Машина стояла на площадке у служебного входа в какое-то большое здание, единственное, что можно было отсюда увидеть — это длинная белая стена, и улица за весьма высоким ограждением из стальной сетки. Водитель и сопровождающий подхватили сумки, которые мы решили на этот раз не тащить сами, и повели нас извилистыми коридорами мимо служебных помещений. В конце концов, мы попали в большой зал, где нас ждали. Дежа вю...

- Можете называть меня Дон Рубио, - обратился к нам мужчина весьма представительного вида, с темными, но изрядно поседевшими волосами. - Я хозяин этого клуба...

- А как он называется-то? Мы вошли со стоянки у служебного входа, и не видели, - решила спросить Эва.

- Он называется просто и незатейливо - «Гранд-Палас». А вы, как я понимаю...

- Эва Стар, это мой друг и партнер Алекс. - Она снова ненавязчиво сверкнула колечком.

- Очень рад вас здесь видеть, мне о вас много рассказывали, - хозяин прямо-таки излучал радушие. Интересно, кто и когда успел ему «много рассказать», если все затеяли только пару дней назад? Или это опять один из «горизонтов событий», о которых мы ничего не знаем?

- Если вы в курсе о том, как она выступает, тогда вам может пригодиться вот что, - я протянул ему флешку, на которую он посмотрел с некоторым удивлением. - Надеюсь, в вашем большом городе найдется типография или хотя бы фотоателье, в котором смогут отпечатать афиши ли объявления? Здесь есть образцы и фотографии нашей звезды, которые можно для этого использовать.

- А вы знаете толк в рекламе, - усмехнулся Дон Рубио. - Сегодня же все сделаем. Для вас приготовлены два номера в нашей гостинице для особых гостей...

- Мы будем жить в одном номере, - не дала мне Эвелин даже открыть рот. - Я не хочу надолго оставлять Алекса одного, - и сразу же обворожительно улыбнулась.

Местный «крестный отец» ухмыльнулся в седые усы, но ничего не сказал.

- Давайте сейчас посмотрим ваше оборудование на сцене? - обратилась Эвелин к хозяину.

- Да, конечно, у меня сейчас весь специальный персонал на месте, - с готовностью ответил тот.

- Так, покажите освещение! Мне нужно знать, какое оно здесь, чтобы правильно выбрать костюмы для выступлений.

Хозяин усмехнулся, снова скрыв улыбку за пышными усами (ну да, наверное, в стриптизе костюм - это не самое главное, хе-хе!..), и скомандовал:

- Свет на сцену!

Тут же на полную мощность засияли прожектора, и сцену залил яркий свет.

- Понятно, давайте теперь точечное освещение на пилоны! - это уже Эва.

Вмешательство местного начальства не потребовалось, главный свет тут же погас, и шесты по очереди стали освещаться разноцветными прожекторами, по отдельности и в разных сочетаниях, яркость лучей менялась от максимальной до едва видимой.

- Спасибо, все ясно, можно выключать, оставьте просто свет на сцене.

Калейдоскоп ярких огней погас, и сцену теперь освещали всего несколько лампочек, дежурное освещение, так сказать. Мы поднялись наверх, подошли к шестам, Эва по очереди осмотрела каждый из них, что-то сделала у основания первого и взялась за него.

- Может, я попробую проверить? - спросил я.

Она кивнула, ну что ж, сейчас вы увидите то, чего лучше бы вы никогда не видели...

Весу во мне было килограмм на тридцать побольше, чем в ней, поэтому я и решил провести испытания лично. Если уж эта хреновина выдержит меня — то и под Эвелин вряд ли развалится. Ухватив трубу вытянутой вверх рукой, я обвил этот блестящий пилон правой ногой, а левой оттолкнулся от пола, это у них вроде как «карусель» называется. Труба начала вращаться, но тут же раздался дикий скрежет, как будто под сценой стал пробуждаться от долгого сна насквозь проржавевший Железный Дровосек. Все присутствовавшие в зале (в дверях стояли любопытные охранники) прямо-таки покатились со смеху, я тоже чуть не свалился с шеста на доски.

- Босс, смажьте это старое железо, иначе все зрители разбегутся из вашего заведения за пару секунд.

- А что, он еще и вращаться должен?!.. Не знал... Игнасио! - позвал он кого-то из обслуги. - Быстро организуй, пусть смажут чем-нибудь, только чтобы не пачкалось и сильно не пахло.

Кучерявый крепыш Игнасио задумался, чуть ли не с видимым усилием ворочая мозгами.

- Можно попробовать хорошую оружейную смазку, - подсказал я. - Только выбрать такую, которая меньше течет.

- Слышал? - подбодрил Игнасио хозяин. - Где взять, знаешь сам. Ладно, неси сюда, мы сначала проверим, потом ковыряться будешь... Живее, а то сейчас уснешь на ходу!

Буквально через пять минут проблема была решена, шесты проворачивались совершенно без звука, и танцовщица осталась довольна.

- Сейчас все замечательно, завтра в двенадцать я приду на тренировку, пусть ваши девочки тоже в это время будут здесь, будем заниматься вместе.

- Договорились! А сейчас вас проводят в номер, устраивайтесь как дома. - Дон Рубио призывно махнул рукой, и к нам подошел мужчина, ростом выше меня примерно на полголовы (а я совсем не маленький!), и раза в полтора шире.

- Это Максимо, ваш сопровождающий. Он будет вас охранять, а при необходимости покажет достопримечательности нашего города.

- Простите, а можно начать осмотр города с какого-нибудь ближайшего не очень дорогого ресторана? - поинтересовалась Эвелин.

- Обязательно, сейчас мы только покажем ваш номер, и он сразу отведет вас в ресторан. Нельзя же заставлять такую красивую женщину голодать!..

Посмеявшись, мы попрощались с хозяином клуба, Максимо подхватил все сумки Эвы, я взял свои, и наша тройка двинулась в сторону дверей, ведущих в служебные помещения.

Предоставленный нам номер был очень похож на жилище в «Танцующих звездах», разве только по площади оказался раза в два побольше и побогаче обстановкой. Так, «санузел» раздельный, это уже хорошо... Комнат две, большая прихожая с шикарным диваном (о, так он еще и раскладывается!..), в которой стоял холодильник весьма приличных размеров, стол и четыре стула, и почти такая же по размеру спальня. Ну, как «спальня» - огромная кровать занимала около трети помещения, а в центре оставшейся незанятой площади был закреплен шест для тренировок. Надо же, и это учли! Так, где тут шкаф? Впрочем, вещи мы и потом разберем, сейчас есть очень хочется.

- Максимо, как долго идти до ближайшего ресторана, или кафе какого-нибудь? - спросил я стоявшего возле дверей телохранителя (да, скорее всего, это его основной род занятий).

- Почему «долго»? Он возле перекрестка, дальше по улице, там все наши обедают, минуты три идти, не торопясь. Рядом совсем...

Действительно, через пять минут мы были уже у дверей двухэтажного строения с замысловатой вывеской, прочитать которую я так и не смог из-за обилия завитушек в шрифте. Да и фиг бы с ней, дайте чего-нибудь, повкуснее и побольше!..

Назад в этот самый «Великий Дворец» мы шли не торопясь, Эвелин держала меня под руку и шла бок о бок, явно делая шаги как можно короче. Невозмутимый Максимо бесшумно следовал за нами в паре метров, поглядывая по сторонам через очки с темными стеклами. Ну прям ваще, как президента охраняют! Или как подругу президента?.. Красотка не обращала внимания на такие мелочи, вертя головой на все триста шестьдесят градусов, как летчик-истребитель во время боевого вылета.

- Милый, смотри, видишь — там через дорогу вывеска ювелирного магазина, давай зайдем туда как-нибудь?

- Дорогая, - включился я в игру, - ты же знаешь, что я не покупаю украшения для тебя где попало. У нас есть знакомый ювелир, после возвращения к нему сходим, если хочешь.

- Какой ты сегодня вредный! - она обиженно надула губки, но руку не выпустила, и не отстранилась. - Все-таки подумай, а то...

Договорить она не успела — нам преградил дорогу внезапно шагнувший на тротуар верзила.

- Красотка, брось ты своего очкастого хмыря, пойдем, я покажу тебе, что есть у настоящего мужика! - ну вот, стандартное начало, даже скучно как-то...

- А что, он здесь где-то рядом сидит? - поинтересовался я ровным голосом, нащупывая в кармане куботан.

- Кто? - оторопел явно успевший крепко поддать с самого утра «альфа-самэц».

- Настоящий мужик, кто ж еще...

- Да я тебе сейчас!... - он широко замахнулся, и...

Договорить он не успел — Максимо за эти несколько секунд успел оказаться с ним вплотную, и грубиян оказался буквально надетым на могучий кулак, как хулиган в начале первого фильма про Терминатора. Шумно хекнув, он закрыл глаза и обмяк, телохранитель довольно небрежно сбросил его вялую тушку на тротуар. (На руке Макса я заметил литой кастет.)

- Извините, - обратился он к нам. - Иногда попадаются всякие люди, плохо знакомые с местными обстоятельствами. Пожалуйста, идемте дальше.

(Мне показалось, или он все-таки приметил фигурную железку, зажатую у меня в кулаке?..)

Это понятно, на улицах всякое бывает. Хорошо, что у нас есть такое мощное (во всех смыслах) прикрытие. Оглянувшись через полсотни шагов, я увидел, что нарушителя спокойствия уже поднимает с тротуара пара крепких ребят. Верзила начал было шевелиться, но почти незаметным тычком его мгновенно вернули в инертное состояние и быстро утащили под руки в ближайший проход между домами.

- Не беспокойтесь, с ним только проведут небольшую воспитательную работу, чтобы не мешал нормальным людям отдыхать, - перехватил мой взгляд Максимо. - Некоторые, попав в наш город, порой «теряют берега», и приходится их возвращать в лоно реальности.

Ни фига он загнул! Не так прост, оказывается, наш телохранитель, а на первый взгляд — простая «горилла», или «торпеда», ну или как там в определенных кругах называется силовая поддержка?

Возле дверей нашего номера мы чуть задержались, пока Эвелин возилась с ключами.

- Спасибо, Максимо! - протянул я ему руку.

- Можете называть меня просто Максом, - ответил он. Когда мы пожали друг другу руки, мелькнуло смутное ощущение, что у него на прикладе винтовки зарубок может оказаться побольше, чем отметин на внушительных кулаках. Видимо, Макс почувствовал что-то подобное, потому что внимательно посмотрел мне в глаза и спросил, когда Эва уже вошла в номер:

- У тебя есть личный счет?..

- Было дело... - странно, но я сразу понял, о чем он спрашивает.

- Много?

- Перестал считать, сбился после десятка, патронов тогда еле хватило...

Он кивнул и выпустил мою руку. Ох, совсем не прост этот интеллигент с внешностью тяжеловеса... Да, об этом не принято спрашивать, но мы с ним сразу почуяли друг друга, как мимоходом встретившиеся хищники. Интересно, расскажет он об этом своему боссу, или промолчит? Все-таки породы у нас разные, впрочем, как и ареалы обитания...


- Ну, что дальше будем делать, звезда моя?

- Сейчас мне нужно чуть-чуть отдохнуть, потом займусь тренировкой, так... Ужинать пойдем или попросим сюда принести?

- Лучше сюда, что-то никуда идти не хочется, тем более, вечером. Выспаться бы нормально...

- Хорошо, так и сделаем, - согласилась Эвелин. - В этой комнате кондиционер, спать будет не жарко.

- Смотри, я тогда в другой комнате на диване лягу. Не люблю, когда на меня ночью холодный ветер дует.

- Как хочешь, иди на свой жесткий диван, а мне и здесь хорошо!

Вот и замечательно, хе-хе!

Дальше все пошло так, как было запланировано, во время отдыха Эва включила телевизор на местный развлекательно-музыкальный канал.

- Мне нужно знать, что из музыки сейчас популярно у здешних жителей. Может пригодиться в качестве музыкального сопровождения для номера.

- Понятно, только для меня это слишком быстро и громко, я пойду лучше что-нибудь из старого доброго рока послушаю...

Остаток дня прошел без каких-либо происшествий. Привезенный для нас ужин оказался очень вкусным, хорошо, что заказали немного, а то бы точно объелись. Очень хорошо пошла кисловатая «вишневка» (наверное, это после уличной жары). Затем еще потратили немного времени, просмотрев пару комедий по телевизору, и как-то резко улеглись спать в разных комнатах, наверное, сказалась усталость.


Среди ночи я проснулся от того, что почувствовал рядом с собой какое-то движение. Что такое?.. Протянув руку назад (я спал, повернувшись к стенке), я наткнулся пальцами на что-то теплое и мягкое.

- Это я, - раздался тихий голос Эвелин. - Мне там холодно.

- Ну так сделай кондиционер «потише», - не очень доброжелательно отозвался я. Блин, так хорошо заснул!.. Взял часы с тумбочки рядом с изголовьем, нажал на кнопку подсветки, глянул — пять утра. Ну и что тебе не спится, а?..

- Я пробовала, не получается, у него что-то с регулятором. Или на полную силу, или вообще не холодит. Можно, я рядом пристроюсь? А то без кондиционера душно очень, а с включенным слишком холодно.

- Попробуй...

Поворачиваться к ней лицом я не стал, сама решила в той комнате спать, так не жалуйся теперь, я тебя предупреждал!

Эва тихонько пристроилась рядом, укрывшись моим же одеялом, прижалась и тихо попросила:

- Разбуди меня в девять часов, хорошо?

- Ладно, сейчас будильник включу...

Пока возился с часами, выставляя время включения сигнала, она уже заснула, уткнувшись носом мне куда-то в шею и тихо сопя. Да, приставать не будет, уже это хорошо... Старый я уже стал, ленивый... Утром разберем...ся-а-ау...


* * *


14 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино


Я стоял в середине огромного помещения, что это? Железнодорожный вокзал?.. Нет, через приоткрытые двери с улицы донесся надсадный рев мощных двигателей. А, понятно, это крупный аэропорт какой-то... Вот сквозняк донес запах кофе, где-то рядом бар, наверное... Судя по яркому солнечному свету на улице, была примерно середина дня, и стояла обычная суета — кто-то торопился к стойкам регистрации, кто-то тащил свои чемоданы к выходу, таксисты пытались отловить выгодных клиентов. Время от времени раздавалось характерное «блымканье», сопровождаемое гулким эхом, и приятный женский голос что-то объявлял на русском и английском языках. НА РУССКОМ??? Куда это меня занесло?..

В аэропортах я бывал не часто, разве что когда летал в отпуск на «Большую Землю» раз в год. Быстро осмотревшись, понял, что никакого багажа или сумок у меня нет, и одежда синего цвета, я что — носильщиком тут работаю, что ли? Нет, это просто джинсовый костюм в «классическом стиле», и почему-то зеленая камуфлированная футболка с незнакомым вариантов расцветки... Среди отпускников, одетых в разнообразные рубашки-поло, аляповатых гавайки и шорты, в середине летнего дня я выглядел примерно так же уместно, как байкер с окладистой бородой, пришедший в своей кожаной куртке с заклепками в виде черепов на новогодний утренник в детский сад. Провел рукой по широкому ремню — кобуры с пистолетом и подсумка для магазинов нет, как и ножа. Теперь мне понятно, откуда ощущение, что стою голым посередине центральной площади... Подождите, это же большой аэропорт, явно на Старой Земле, какая еще кобура с пистолетом? Почему она должна у меня быть? Что я вообще тут делаю?..

Из прохода напротив меня появилась довольно большая группа иностранных туристов (я разве кого-то встречаю?..). Почему иностранных? Так ведь они между собой громко и оживленно тарахтели на американском варианте английского языка, до меня доносились обрывки фраз:

- ...Что у них было за шампанское, я не знаю, кислятина какая-то, нужно пару таблеток от изжоги выпить теперь...

- ...Рискнул попробовать эту страшную курицу? Ты безрассудно смелый человек!..

- ...На паспортном контроле меня очень долго разглядывали, наверное, сразу надеялись получить признание, что я работаю на ЦРУ, ха-ха-ха!..

(Кстати, как я понял, что это именно американцы, а не англичане? Откуда я это знаю?.. И почему я так хорошо понимаю, о чем они говорят, я ведь только технические тексты переводить могу?..)

Вдруг среди них мелькнула смутно знакомая мне фигура. Очень красивая женщина лет двадцати пяти - тридцати, в свободном брючном костюме (явно недешевом!..) светло-зеленого, весьма приятного для глаза оттенка, с немного усталым выражением лица тянет за собой довольно большой темный чемодан на гудящих колесиках, мягко постукивающих на стыках полированных плит, которыми выложен пол. Я точно знаю, что мы раньше никогда не встречались, даже теоретически, потому что находились по разные стороны земного шара... Но почему я не могу отвести от нее взгляд? Будто почувствовав это, она повернула голову в мою сторону и резко замедлила шаг, начиная отставать от идущей группы. Те продолжали свое движение вперед, все так же рассказывая о своих впечатлениях от перелета и первых минут в незнакомой стране.

Мы продолжаем смотреть друг на друга, и медленно идем навстречу, буквально не мигая и почти не дыша, чтобы невзначай не порвать тончайшую, еле ощутимую нить, непонятно когда протянувшуюся между нами. Остановившись, молчим и не отводим взгляды, словно изучая лица друг друга, я ведь ее хорошо знаю, но откуда? Я часто звал ее по имени (когда, и где?..), а сейчас почему-то никак его не вспомню... И она меня хорошо знает... Я даже ощущаю вкус ее поцелуев на своих губах... Хорошо помню эти глаза со скрытой грустью, и знаю о родинках на левом плече... Не могу ничего понять, чувствую себя как герой фильма, которому необходимо «вспомнить все», причем срочно, от этого зависит дальнейшая жизнь, моя и ее тоже... В горле резко пересыхает так, что не могу сказать ни слова. Женщина делает еще шаг, и оказывается стоящей вплотную ко мне. Ее губы шевелятся, и даже в окружающем шуме я хорошо понимаю, что она очень тихо говорит хрипловатым, чуть дрожащим голосом:

- Прости, что тебе пришлось так долго ждать... Я приехала, как только смогла...

Вокруг продолжается броуновское движение огромного аэропорта, но сейчас это нами абсолютно не воспринимается, люди проходят мимо, как вода в ручье огибает стоящие посередине быстрого потока камни.

Откинув упавшую на лицо прядь длинных темно-рыжих волос, она своими изящными пальцами пробежала по куртке у меня на груди, как будто стремясь убедиться в реальности происходящего, затем нежно коснулась моей щеки:

- Вот ты какой на самом деле...

Внезапно я слышу настойчивый голос кого-то со стороны:

- Мисс Джули, у вас все в порядке, он к вам пристает?

А, наверное, это кто-то из группы (а может, какой-нибудь «сопровождающий» в штатском) решил поинтересоваться, что тут происходит.

Женщина поворачивается, чтобы ответить ему, продолжая держать руку у меня на плече и буквально вцепившись в джинсовый воротник куртки побелевшими пальцами, чтобы я никуда не делся, но в этот момент слышится звук — пищит сигнал будильника, и все начинает исчезать.

Только рывком сев на кровати и почти полностью проснувшись, я понимаю, что это была Джинджер...

Нет, больше не буду пить «вишневку» на ночь, а то непонятные сны замучают.


- Что, уже пора вставать? - кто это тут? А-а-а, это Эва потягивается, как бы невзначай распахнув на груди ночную рубашку.

- Да, ты же сама просила тебя разбудить.

- Спасибо, уже поднимаюсь, пора начинать мои тренировки и прочие дела. А что ты так резко вскочил? Что-то приснилось?

- Аэропорт... - буркнул я себе под нос, не желая вдаваться в подробности.

- Ну да, что же еще может сниться летчику!

Против своей воли улыбнувшись, включаю музыку для бодрости. Звучит задорная мелодия, танцовщица одобрительно кивает головой, гибким движением поднимается с дивана и скрывается за дверями своей комнаты, и тут же из ванной слышится шум воды. «С добрым утром, Нью-Рино!», что еще могу сказать...


Хорошо быть знаменитостью! Все капризы выполняют по первому требованию. Хотя, завтрак в номер — это не каприз, а насущная необходимость. Зачем далеко ходить и тратить время, если предстоит утренняя тренировка? Разумеется, после определенного времени, кто же сразу после еды заниматься начинает. Ладно, пусть сама решит, ей виднее, в тонкости подготовки лезть не буду.

Пока Эвелин тренировалась, я пристроился в уголке возле небольшого стола, накрыл его прихваченной из дому пленкой, разложил на столешнице инструменты и принялся обтачивать заготовку рукояти будущего ножа. Эх, тисков нет, все приходится в руках делать, из-за этого быстро работать не получается. Хотя, зачем мне сейчас «быстро»? Буду растягивать удовольствие, как раз к завершению гастролей и доделаю...

Неторопливо шкрябаю рашпилем по дереву, взгляд цепляется за лежащий на столе тыльник с изображением рыси (ну, понравился он мне, когда среди прочего железа на витрине увидел!..), и сами собой откуда-то возникают строчки:


Покинув логово, рысенок в лес ушел,

С охоты не вернулась мать,

И голод в чащу гонит.

Пускай в траве мелькнет хотя бы мышь,

Уж тут-то он ее не проворонит!

Теперь остался он совсем один,

Принюхался, ища добычи запах...

Скользит в кустах,

И словно маленькая смерть

Крадется через лес на мягких лапах...


Вообще, зачем меня сюда занесло, что происходит? Странный стих какой-то придумался... Есть жена, которая меня ждет дома. Есть красотка-танцовщица, для которой я внезапно стал опорой в этом жестоком мире. Есть несколько друзей, которых можно позвать на помощь. Ну и почему же мне так не по себе? Джинджер сказала, что чувствует опасность, но не может понять, для кого и откуда. Здесь пока все нормально, в соседней комнате играет музыка, и Эвелин вовсю занимается своей утренней тренировкой, мне даже смотреть страшно, что она там вытворяет для поддержания формы...


...Он вырастет, и когти отрастит,

Научится ловить и убивать добычу,

И скоро для него в охоте той,

Которая сегодня началась,

Все станет будничным,

И для кота привычным.

Но только слышен станет лай собак,

Когда от поводков их псарь освобождает,

Рысенок сразу уши навострит

И коготки мгновенно выпускает.

Когда в тот лес охотники придут,

Исчезнет он мгновенно,

Словно струйка дыма.

И пусть себе стрелки

Все ноги в кровь собьют -

Не станет он подстилкой у камина!..[18]


Да что это меня на грустную философию все время тянет? Ладно, хоть финал в стихотворении получился оптимистичный... Нет, пойду лучше на Эвелин посмотрю, чем она там занимается.

Подойдя к дверям, я остановился и прислонился плечом к косяку. Эва вовсю «работала», включив негромкую музыку из «бумбокса». Хозяева еще до нашего приезда позаботились об установке шеста в комнате, поэтому танцовщица спускалась в зал только для второй тренировки, которая была заодно и репетицией перед выступлением.

Мда... Лишней одеждой она себя не обременяла, ограничившись коротенькими шортиками и весьма небольшим спортивным топиком, все было в темно-синем цвете. А что, смотрится неплохо... Даже при таком освещении...

Она как будто почувствовала мое присутствие, и после нескольких плавных движений оказалась развернута лицом в сторону двери, хотя до этого была повернута спиной. Глаза у нее были закрыты, но она улыбалась, как будто чувствовала взгляд. А я что, я ничего... Смотрю просто... Тем более, когда все это происходит рядом, буквально в паре шагов, кажется, только протяни руку...

Эвелин уже давно никак не напоминала ту худую, напуганную до смерти девчонку, которая спрашивала дорогу к железнодорожному вокзалу. Благодаря «здоровому образу жизни» (хе-хе, на что-то еще, кроме тренировок и выступлений, у нее просто не остается времени) и нормальному питанию, она стала выглядеть как... Ну, не знаю, как это объяснить... Очень женственной и привлекательной, наверное. Нет, она не превратилась в накачанную, бугрящуюся рельефными мышцами атлетку. Но это нужно увидеть самому, тут объяснять бесполезно. А себе я ничего и не объяснял — просто стоял и смотрел, затаив дыхание, как она плавными движениями перетекала из горизонтального положения в вертикальное, от пола к потолку и наоборот... Зрелище завораживало, от него никак нельзя отвернуться, сколько ни любуйся...

Как долго я там простоял — не знаю, на часы не смотрел. А Эвелин все не останавливалась, как будто хотела мне что-то рассказать, очень личное. Наконец, музыка смолкла, девушка открыла глаза, увидела меня и улыбнулась.

- Ну, как тебе?

- Замечательно!..

- Давно здесь стоял?

- Не знаю, наверное долго... Смотрел, и не мог оторваться.

Она грациозно соскочила на пол, сделала пару шагов и снизу вверх заглянула мне в глаза:

- Можешь смотреть сколько хочешь, я не против. Мне это даже помогает. Ну все, теперь в душ, а потом давай закажем обед, или сходим куда-нибудь?

- Нам вроде не приказывали сидеть здесь все время, так что можно попросить хозяина дать нам провожатого, чтобы мы не заблудились в этом новоземельном мегаполисе. Только оденься понезаметнее, что ли, хорошо?

Кивнув, прелестница упорхнула в дверь душа, откуда сразу же послышался шум воды (дверь осталась наполовину приоткрытой). Не, милая, я на это не поведусь, мойся спокойно, хе-хе... А полотенце там висит, большое и сухое, сам проверял недавно, два раза хе-хе... И вообще, пойду мусор со стола уберу, что ли...

Пока делал приборку на столе, Эва успела принять душ, и вышла в гостиную, надев короткий полупрозрачный халатик, высоко обнажавший стройные ноги. А что, неплохо подготовилась, только я тебе не легкая добыча!..

- Чем это ты занимался? Дерево в стружку переводил, от нечего делать?

- Рукоять для ножа вытачивал, вот, посмотри! - протягиваю ей деревяшку с уже смонтированным в ней клинком. - Не бойся, он пока что не заточен.

- А я и не боюсь... И часто ты ножи делаешь?

- Нет, это вторая попытка.

- На продажу, что ли?

- Первый сделал, чтобы попробовать, получится или нет. А Джинджер увидела и попросила сделать и для нее, сказала, какой примерно хочет. Вот, сейчас и обтачиваю дерево, такую форму придаю, чтобы ей удобно держать было.

- Первый нож дома оставил?

- Нет, взял с собой, хочу здесь или где-нибудь в Аламо ножны для него подобрать.

- Пожалуйста, дай посмотреть!..

- Хорошо, вот... - Я достал завернутый в бумагу нож и отдал ей. - Только осторожнее, он заточен, весьма острый!

Эвелин несколько минут вертела нож в руках почти так же, как и Джин, примеряла к ладони, перекладывала из руки в руку, затем сказала:

- Здорово! А для меня можешь сделать?

- Тогда добро пожаловать в очередь!..

Отсмеявшись, она продолжила:

- Нет, я серьезно! Что мне нужно, скажу и покажу. Сделай, ну пожалуйста!..

- Ладно, пока думай, вернемся с ланча, нарисуешь или объяснишь, что тебе хочется видеть в ноже. А сейчас бегом переодеваться, время идет.

Я взял ее за плечи, развернул в сторону дверей и со звоном легонько шлепнул по... хм, голому «низу спины». Эва демонстративно взвизгнула, бросила на меня игривый взгляд через плечо и ушла походкой модели на подиуме. Ой, блин, да когда ж эти гастроли закончатся! Домой уже хочу... Пусть передо мной лучше Джинджер ходит, даже обычной «домашней» походкой, в тапочках...

На второй тренировке, которая проходила уже на сцене, присутствовало довольно много народа. Были две танцовщицы, осветители, от входных дверей наблюдали охранники. Мне предоставили место за столом в углу зала, рядом со сценой, что меня обрадовало. Наверное, тоже какое-нибудь «ВИП-место» для особых гостей, хотя и не отгороженное от зала никакими барьерами.

В зале светилось всего несколько ламп, и он был погружен в темноту, или сумерки — это кто как видит в темноте. Сцену тоже освещали не цветные прожекторы, а несколько обычных светильников. Вот зазвучала музыка, и на сцену выпорхнула Эвелин. Для «разминки», так сказать, она решила надеть не самый яркий костюм, но всем находившимся в зале он явно понравился, если судить по оживленному обмену впечатлениями, который доносился до моего столика.

- Как вы, уже освоились? - раздался голос справа от меня.

- Здравствуйте, Дон Рубио! Спасибо, все хорошо.

- Я хотел бы посмотреть на репетицию, мне интересно, как она найдет общий язык с моими девочками.

- Да, мне это тоже очень интересно.

На сцене Эва проводила разминку, и местные танцовщицы повторяли за ней тренировочные упражнения. Разницу в классе можно было почувствовать сразу, да и по особенностям фигуры она скажем так, «отличалась в лучшую сторону».

- Дон Рубио, разрешите спросить — у вас здесь до этого никогда не было девушек, исполняющих «танцы на пилоне»?

- Были, конечно. Не очень давно буквально подряд вышли замуж и прекратили выступления. Но, как я теперь вижу — такого класса нам здесь еще не показывали. Интересно, как это у нее получается?..

В это время на сцене Эва как раз в очередной раз «зависла» на пилоне без помощи рук, затем спустилась на пол и стала давать указания девушкам, которые пытались повторить этот трюк. Ну да, повторили, более-менее успешно, но не так грациозно и легко.

- Я попрошу ее тренировать моих девочек, за это будет дополнительная оплата, - сказал хозяин. - Ведь она уедет, а полученные навыки должны остаться и работать.

- Этот вопрос вам нужно обсудить с ней лично. Я не вмешиваюсь в ее танцевальные дела, просто по мере сил оберегаю ее от неприятностей.

- Хорошо, это понятно. Кстати, о неприятностях... Максимо рассказал мне о происшествии по дороге из ресторана. Вы что, не носите с собой оружия?

- Вообще-то носим, но в этот раз почему-то совсем об этом не подумали. Наверное, очень устали после длинного перелета.

- Понятно. Город у нас непростой, как вы понимаете. За порядком здесь строго наблюдают, причем обходятся без представителей известного вам Ордена.

- Разные «семьи»?

- Если вы предпочитаете использовать этот термин — то да. К сожалению, на каждом углу нельзя поставить следящего за порядком человека, поэтому лучше избегать встреч с неадекватными людьми.

- А если такая встреча все-таки произошла?

- Тогда можно использовать право на самооборону... У вас есть пистолеты?

- Есть, и Эва вполне обучена стрелять из своего «Глока».

- Тогда рекомендую вам обоим носить их в скрытых кобурах под одеждой, чтобы не привлекать излишнего внимания. А на обед мы будем вас возить машиной. И не возражайте!..

- Хорошо, я ей об этом скажу. Она девочка умная, спорить не будет. Надеюсь... - Последнее слово я произнес вполголоса, но Дон Рубио все услышал.

- Если не согласится, то с ней поговорю я. А теперь давайте еще посмотрим... Мои девочки тоже довольно способные, не правда ли?..


Наконец, подошло время вечернего выступления. Примерно за час до этого Эвелин попросила меня отнести ее вещи в гримерку, а потом сказала, чтобы я сидел в зале и внимательно смотрел. Это мы с радостью, всенепременнейше...

На первый раз она решила не экспериментировать, и должна была показать уже хорошо отработанные номера. А что, вполне разумное решение! И в первый раз ее выход решили не объявлять, сделаем сюрприз местным ценителям прекрасного.

Когда зазвучала музыка первого номера ее выступления, разговоры в зале стихли не сразу, но через пару минут замолчали почти все. Мух в зале не заметил, но вероятно, их было бы слышно, когда перестала играть музыка. Многие зрители аплодировали стоя, поднялся шум, и за столиками начали дружно обсуждать увиденное. Что, не ожидали? Судя по реакции зала, выступлений такого класса здесь еще не видели. А ведь это была только «разминка», самое интересное еще впереди...

Затем было несколько номеров стриптиза в разнообразных вариантах, после них опять выступила Эва. Потом очередной канкан со шляпками, пышными юбками и традиционно громкими визгами девчонок, парный стриптиз, и опять номер Эвы. Всего за этот вечер она выходила на сцену четыре раза.

После каждого ее номера аплодисменты звучали все громче, многие зрители хотели подойти поближе к сцене, но их вежливо останавливала охрана.

Все, дождавшись завершения четвертого выхода, я двинулся к служебному выходу, чтобы пройти в гримерку. Вышибала у дверей сначала остановил меня, не узнав в полутьме, но потом улыбнулся и приоткрыл створку двери. Стучусь и вхожу, не дожидаясь ответа. Так, ну и что здесь у нас...

В гримерке на полу возле стола я увидел большую корзину с цветами. Эвелин, усталая, но довольная, сидела в кресле и вертела в тонких пальцах чью-то визитную карточку.

- Поздравляю с успешным дебютом в большом городе!

- А меня уже поздравили! Вот, Дон Рубио прислал цветы и записку.

- Надеюсь, мне ревновать не придется?

- Ты что! Я тебя ни на кого менять не собираюсь... Разве что сам от меня уйдешь...

Нет, огорчать такую известную артистку в день успешного выступления совершенно не хочется. Подхожу и целую ее совершенно искренне, она отвечает взаимностью и явно не желает меня отпускать, но я все-таки спустя некоторое время отстраняюсь:

- Ну что, пойдем в номер? Или ты здесь ночевать собираешься?

- Пойдем...

Эвелин накидывает на себя длинный халат, и мы с ней подымаемся на второй этаж, где в комнате она буквально плашмя рушится на кровать:

- Я так устала, сил нет...

Протягиваю руку, помогая встать, она все-таки поднимается, и я отвожу ее к дверям ванной комнаты, Эва кивает головой:

- Сейчас быстро приму душ, и спать, спать...

Действительно, не прошло и десяти минут, как она вышла, закутанная в большое полотенце, и присела на край матраса, с болезненной гримаской вытянув ноги.

- Ой, мышцу на ноге потянула, наверное... Нужно было три выступления сделать, не рассчитала...

- Ложись, полечу.

Она легла на живот, сняв полотенце, я сразу же прикрыл девушку одеялом, после чего начал разминать ей ноги, снимая напряжение. Да, на самом деле, мышцы «забиты», непросто дается эта «шестовая гимнастика», если заниматься с утра до вечера.

Когда начал разминать ей мышцы рук, мне показалось, что она уже спит. Решил, что достаточно, стал потихоньку отодвигаться, но Эва вдруг взяла меня за руку и сонным голосом сказала:

- Хватит страдать дурью на своем неудобном диване... Спи здесь... Только свет выключи, пожалуйста...

Почему-то сейчас я не захотел с ней спорить, а просто погасил свет во всех комнатах, разделся и лег рядом. Когда обнял ее, она прижала мою руку к себе и заметно расслабилась, уснув буквально в ту же минуту. Устала, «звездочка»...

А кондиционер днем я все-таки «укротил», так что опасность замерзнуть нам уже не грозила. (Если честно, там все было нормально, на самом деле это кое-кто подумал, что так будет проще ко мне подобраться, хе-хе!..) Просто нам обоим сейчас нужен рядом кто-то близкий, чтобы можно было опереться на его плечо в этом большом и абсолютно чужом городе посреди Новой Земли.


* * *


20 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино


Вот и прошло несколько напряженных дней этих странных «гастролей». Вообще-то, странными они казались только мне, а Эвелин отрабатывала программу, как говорится, «на всю катушку» - утренняя тренировка, тренировка после обеда совместно с танцовщицами из клуба, и вечернее выступление с несколькими выходами на сцену. После всего этого она очень уставала, и ни о каких «дополнительных» развлечениях в городе не было и речи. Перед сном мне приходилось разминать ей мышцы, причем чисто в спортивно-медицинских целях, чтобы она могла нормально отдохнуть. К тому же, окончив массаж, занимался обработкой синяков и ссадин, которые она часто получала во время тренировок и выступлений, так что вскоре знал ее тело во всех подробностях, которые, если сказать честно, заслуживали внимания. Тем не менее, я упорно демонстрировал, что «ночная» сторона жизни меня совсем не интересует. Вроде бы получалось, хе-хе!

Конечно, она не оставляла попыток произвести на меня впечатление, но я делал вид, что не поддаюсь на ее милые провокации. Эва ходила по номеру в небрежно запахнутом коротком халатике, или в своей тренировочной форме, на пошив которой ушло совсем немного ткани, или вообще «топлесс». Ну, я был очень рад посмотреть на то, что она мне показывает, но всего лишь улыбался и молчал, а она от этого «заводилась» и всю неизрасходованную энергию выплескивала на своих выступлениях. Насколько «убойно» это действовало на зрителей, я каждый вечер мог наблюдать сам, когда сидел в зале. (Во время ее номеров часто раздавался «волчий вой», как в мультфильмах студии Уолта Диснея.) Кстати, пустых столиков не было ни разу, чем хозяин оставался весьма доволен. К тому же он особенно благодарил Эвелин за «мастер-классы», которые она устраивала для его солисток, и существенно увеличил сумму ее гонорара. Цветы в номер приносили постоянно, но мы держали корзины с ними в гостиной, иначе возникало стойкое ощущение, что спишь посреди цветочной клумбы.

Вчера по дороге в клуб после обеда я спросил у Максимо, где в городе можно поискать ножны или хотя бы толстую выделанную кожу для их изготовления.

- А что, свои потерял, что ли?

- Нет, нож вот закончил, теперь к нему ножны подобрать хочу. Если готовых не найду — буду сам шить.

- Покажешь?

- Да там особенно смотреть-то не на что, первый раз делал, можно сказать, руку набивал.

- Все равно, интересно ведь.

- Да мне не жалко, смотри...

Когда поднялись в номер, я дал ему посмотреть на плоды своих трудов. Макс разглядывал нож несколько минут, в его руках он выглядел как детская игрушка, затем неожиданно спросил:

- А для меня можешь сделать?

- Вообще-то, я боевыми ножами не планировал заниматься... Так, что-то вроде сувениров на память.

- Про это и речь, мне «для души». Просто хочется что-то красивое, не стандартную железку из лавки. Здесь видел несколько, но тесаки в стиле реквизита из фильмов про Рэмбо или «Арканзасских зубочисток»[19] меня не привлекают.

- Сам сделать не пробовал, что хочешь?

- Нет, пусть лучше на заказ изготовят, но пока не нашел, кто может... Здесь у нас в основном развлечениями занимаются, мастерских немного, и в большинстве по ремонту машин. Попадались несколько раз на глаза самоделки, но чего-то мне в них не хватало, и уж точно не размеров.

- Я ведь только второй сейчас заканчиваю, не все получается, как хотелось, еще учиться нужно...

- И все-таки, можешь сделать?

- Клинки для этих я купил, самому с ними ковыряться негде, да и тонкостей много, с ковкой, термообработкой, недокал-перекал и прочие дела. А собрать несколько деталей вместе — довольно просто, главное точно знать, что должно получиться в конце.

- Тогда скажу просто: хотел бы нож под мою руку, сам видишь, стандартные мне маловаты.

- Сначала подскажи, где найти клинки, а по ходу дела будем разбираться...

Эва тоже изъявила желание поехать с нами, и мы отправились искать подходящие материалы втроем. Почти во всех лавках и магазинчиках в ответ на мои вопросы продавцы отрицательно качали головами, но в конце концов удача нам улыбнулась.

- Есть у меня пара ножей, рукояти поломаны, но сталь хорошая, - сказал пожилой продавец, чем-то похожий на постаревшего любимца советских мальчишек Гойко Митича[20] в роли индейского вождя.

 - А как поломаны-то?

- Обыкновенно... У одного пуля попала, рукоять лопнула. У другого зверь резинопластик погрыз, размочалил. Мне ремонтом заниматься некогда, да и не хочется особо, товара и так хватает. Я уже и забыл про них, если честно.

- Ножны у вас здесь шьют?

- Нет, привозил один фермер на продажу, но что-то его уже давно не было. Есть несколько штук из остатков, посмотрите, может быть, выберете для себя что-нибудь, а я пока поищу, куда же эти обломки положил.

Так, разглядываю ножны, примеряю... Нет, эти великоваты... Эти широкие, болтаться будет... А вот эти более-менее подходят, проверяем... Есть! Нож вошел в них, как будто так и было задумано.

- Вот эти два «трофея». - Продавец выложил на стекло витрины два ножа, отличающихся размерами чуть ли не в два раза. Так, этот с расколотой костяной рукоятью (на которой видны остатки какого-то рисунка, что-то вроде татуировки по кости), с большим клинком, указываю на него Максимо:

- Как тебе вот этот?

- А что это он такой «полосатый»?

- Это «дамаск», а вот хороший или просто гвозди кованые — сейчас узнаем.

Я повернулся к продавцу:

- У вас есть какой-нибудь осколок стекла, или предмет, который не жалко?

- Пожалуйста, сейчас...

Седой индеец особо не удивился и выставил на прилавок стеклянную бутылку с яркой этикеткой, явно из-под какого-то алкогольного напитка.

Ага, вполне уверенно оставляет царапины...

- Похоже, он качественный. Давайте смотреть второй.

Второй нож, с пожеванной неизвестным зверем рукоятью, был попроще, обычная химически обработанная «железка», лазерной гравировкой нанесено вычурное клеймо фирмы и марка стали «D2». Так, на стекле он тоже оставляет след, менее четко, впрочем, не важно, это ведь не стеклорез. По размеру будет заметно меньше, чем первый, но для Эвелин — в самый раз, ей абордажная сабля не нужна.

- Вы можете подсказать какую-нибудь небольшую мастерскую, или где еще в вашем городе заказывают мебель?

- Дерево для рукоятей хотите подобрать? - моментально догадался продавец.

- Не только, мне ведь еще для обработки кое-что потребуется, по мелочи, вот у них и спрошу.

- Кстати, там же можете узнать насчет кусков кожи, если нужно, - подсказал «индеец». - Вот, я написал адрес, сам у них заказывал мебель, делают все с отличным качеством. Может быть, у них остается что-нибудь, когда обивку делают.

- Спасибо, но нам здесь диваны и кресла на заказ пока не нужны, - улыбнулся я. - Сколько я вам должен?

- Это вам спасибо за интересный разговор, и за то, что избавили меня от этого «хлама». Десять экю вас устроит?.. Благодарю, заходите еще!

Еще бы не устроило, хе-хе!

Эва тоже присмотрела для себя какую-то безделушку на память, и мы вышли из магазинчика вполне довольные жизнью.

Мебельщики оказались вполне компанейскими парнями, и по совершенно символической цене я набрал у них наждачной бумаги разной зернистости и масла для пропитки. Заодно договорился, что при необходимости смогу воспользоваться их сверлильным станком, электролобзиком и точилом. А кусков разных деревяшек из отходов набрал вообще задаром, потом не спеша буду смотреть, выберу, что понравится. Я ведь не рукоятку для молотка буду делать все-таки, хочется получить в результате красивую вещь.

Пока я общался с мастерами-мебельщиками, Эвелин в сопровождении Максимо посетила ювелирный магазин по соседству, откуда вышла весьма довольной. Ну и ладно, не буду расспрашивать, потом все равно сама похвастается, что купила.


* * *


23 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино


Итак, сегодня я закончил работу над двумя ножами. Благодаря неожиданному знакомству с мебельщиками, все удалось сделать гораздо быстрее, чем я предполагал в начале. Нужно было только убрать остатки старых рукоятей, и вклеить в торцы деревянных заготовок клинки, для сверления отверстий и требовался станок. А уж окончательную форму рукоятям я придавал, сидя в номере, пока Эвелин разминалась и тренировалась. Шлифовал и полировал вообще при любой возможности, в свободное время, например, после обеда и ужина. Правда, с ножнами вышла проблема — мне не у кого учиться их шить, вот засада! Материал портить не хотелось, и данное рукоделие пришлось отложить до лучших времен. Шибко думать нужно, однако...

Есть идея! Максимо просил нож «для души», а такие вещи обычно не носят на поясе, а хранят в шкафу на полке, или где-нибудь еще. Для этого нужна подставочка, каковую мне и довольно быстро сделали в той самой мастерской за абсолютно символическую плату — мастерам было интересно, что у меня получится. Они долго рассматривали нож, сделали несколько критических замечаний по обработке дерева и дали несколько очень ценных советов. Наверное, они и сами потом решили заняться чем-нибудь подобным, по крайней мере, мне так показалось. Ну и пусть, все равно я через неделю максимум отсюда уеду, а идея им пригодится, мне не жалко.

Итак, попробуем вручить готовый нож заказчику. (Не понравится - себе оставлю, пусть среди других у Джинджер в шкафу лежит, там еще свободного места осталось много, хе-хе!..). Где там выданный мне телефон с карточкой для местной связи?..

- Макс, можешь зайти на минутку?

- Без проблем, Алекс, сейчас буду.

В это время Эвелин занималась в зале вместе с другими танцовщицами, поэтому в номере было тихо. А вот и Максимка пришел, что-то быстро...

- Привет еще раз! Я здесь рядом был, у босса. Случилось что-нибудь?

- Нет, все нормально. Хочу тебе готовый нож показать, если понравится — заберешь.

- Что значит «если понравится»?..

- Ну, мало ли что... На, принимай работу!

Я протянул ему дамасский клинок, который «одел», как говорят ножевики. Сейчас рукоять была сделана из красноватого дерева, которое после пропитки и обработки проявило волокна, и сейчас они контрастно переплетались, уходя в глубину. С гардой и тыльником я решил особо не заморачиваться, ограничившись полировкой заготовок до зеркального блеска. Сами понимаете, негде мне тут фигурным литьем заниматься!

- Ну как, устраивает?

- Мне нравится, спасибо! - Макс расплылся в довольной улыбке. - Ничего лишнего, и в то же время из рук выпускать не хочется.

- Ладно, тогда вот тебе еще и подставка для него, поставишь в шкаф и будешь любоваться!

- В руке отлично лежит... - Макс повертел его между пальцами, переходя из прямого хвата в обратный.

- Так ведь по точным размерам делал, помнишь, просил тебя кусок замазки в кулаке подержать?

- Теперь вижу, что не зря с тобой встретился... Сколько я за него должен?

- Давай сколько не жалко! Я ведь не известный мастер, который за каждый нож кучу денег просит...

Телохранитель порылся в карманах и достал пару пластиковых купюр по пятьдесят экю:

- Спасибо за нож!

- Всегда пожалуйста... - ухмыльнулся я. - Теперь следующий делать буду.

- А покажи, ты же вроде еще один закончил?

- Да вот он, смотри.

Нож, который я сделал для Джинджер, Максимо тоже осматривал весьма дотошно.

- Рукоять небольшая...

- Так это жена попросила ей сделать, вот под размер ее руки и вытачивал.

- А, понятно... Ножны пока не сшил?

- Нет, наверное, в ту же лавку съездим, попробую подобрать. Были там одни, размер примерно такой же.


* * *


24 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино


Ресторан, в котором я сижу за столиком, не очень большой и весьма уютный. Столиков десятка полтора, или около того, не подсчитывал, мне сейчас не до этого. Главное — напротив сидит женщина, которую я встречал в аэропорту, и которую все называют «Мисс Джули». Странно, но я продолжаю думать, что знаю ее под совершенно другим именем. Время уже вечернее, слепящее летнее солнце за окном уже садится, и на улице быстро наступают жаркие летние сумерки. Освещение в ресторане еще не включили, но даже при неярком свете я хорошо вижу, как блестят глаза моей визави. Мы держим друг друга за руки, переплетя пальцы, возле нас стоят два недопитых бокала с красным вином и тарелки с какими-то деликатесами. Но есть не хочется, нам обоим важно просто сидеть и смотреть в глаза напротив. Грусть из ее взгляда постепенно уходит, вытесняемая робкой надеждой...

Сейчас на Джулии свободная бледно-зеленая блузка навыпуск и летние брюки подходящего тона, чуть темнее. На мне все те же джинсы и серая рубашка-поло (а где это я успел переодеться, интересно?..) Туристы из ее группы сидят за другими столиками, и часто бросают в нашу сторону любопытные взгляды, но к нам никто не подходит. «Сопровождающие» тоже не докучают глупыми вопросами, видимо, получив от Джулии какие-то весьма убедительные ответы.

В ближнем от нас углу собралась мужская компания, явно коллеги по увлечению. Сейчас такое бывает часто, например, какие-нибудь «форумчане» устраивают дружеские посиделки, если удается договориться о встрече с проезжающими через город коллегами. О, точно: все шестеро вытащили из карманов свои «повседневные ножи» и разложили их на столе, начали фотографировать. Ну правильно, пусть потом остальные, кто не смог приехать, им завидуют!.. Интересно, борода — непременный атрибут для каждого участника? Нет, вроде бородатых только половина, остальные просто не брились несколько дней.

Джин... (какая «Джин», она же «Джулия»??.) немного опасливо посматривает в их сторону, но я успокаиваю ее:

- Это обычная встреча друзей, или коллег по увлечению, видишь, показывают друг другу, кто какой нож в кармане носит, для ежедневных работ. Вон и официант уже перестал их бояться, смело подходит к ним, пиво принес...

Она улыбается:

- Кстати, насчет официанта. Давай расплатимся и пойдем ко мне в номер, у нас с тобой найдется о чем поговорить без лишних глаз, и разговор будет долгим...

Счет уже на столе, достаю из кармана несколько купюр (и с чего я взял, что они могут быть не бумажными, а пластиковыми?..) и кладу их на стол, и мы встаем.

Тут со стороны выхода на кухню раздаются грохот и звон упавших на кафельный пол кастрюль, громкие крики. Мы с Джулией переглядываемся, она почему-то крепко прижимает к себе кожаную сумочку, наверное, там лежит что-то очень для нее ценное. Из внезапно распахнувшихся дверей вылетает кто-то в белой рубашке официанта, заляпанной темными пятнами и, беспорядочно размахивая руками, бежит через весь зал в нашу сторону. Попадающиеся на его пути люди почему-то разлетаются в разные стороны и падают на пол, как кегли. В зале вспыхивает яркий свет, и становится хорошо видно, что темные пятна — это кровь, а в руках у безумца зажаты два огромных кухонных тесака. Моя рука почему-то рывком тянется к ремню на поясе джинсов, но там ничего нет, и я понимаю, что еще через несколько секунд он окажется возле нас, и тогда... Хватаю ближайший ко мне стул (тяжелый, зараза!..), и пытаюсь кинуть его ножками вперед в нападающего... Но тут возле уха что-то оглушительно хлопает, и посередине лба спятившего официанта возникает темная точка. Он мешком оседает на пол, выпавшие из разжавшихся кулаков ножи громко звякают о плитки пола. Отпускаю стул и поворачиваюсь к Джин (почему я все время называю ее так, а?..), вижу у нее небольшой пистолет. Она держит его двумя руками, возле ног валяется раскрытая сумочка. Ничего себе! Откуда?.. Женщина кивает мне - «все хорошо», и я не вижу в ее глазах страха, только вопрос: «Что могло случиться?..»

Тут со стороны входа снова раздается шум, на этот раз крики, опять какой-то грохот, и Джин-Джулия начинает стрелять...


- Ты что? - раздался щелчок выключателя, и настольная лампа осветила встревоженное лицо Эвелин, трясущей меня за плечо. - Что случилось?..

- Сон приснился... Кошмарный...

- Кто-то умер?

- Не знаю... Понять ничего не могу...

- Успокойся, все равно до утра еще далеко. Ложись, а я отгоню от тебя плохие сны.

Она погасила лампу, и в темноте прижалась ко мне.

- Эва, не нужно...

- Спи...

Тонкие пальцы погладили меня по щеке, и тревога стала постепенно уходить, оставляя только неясные, тающие в темноте воспоминания. Эвелин прижалась к моему плечу, и я заснул, слыша ее тихое дыхание... Больше мне ничего не снилось.


Запищал будильник в моих наручных часах, эх, нужно было его вчера на попозже переставить, или вообще отключить, что ли!.. Эва тут же открыла глаза:

- Который час?

- Девять утра.

- У меня сегодня выходной, следующее выступление только завтра...

- Ну так и спи дальше, мешать не буду.

- Подожди, я хотела тебе сказать... Может, я тебе уже все это говорила, но послушай еще раз, пожалуйста... Не перебивай, а то... - прикрыла она своими пальцами мои губы, когда я попытался что-то вякнуть. - Пока ты рядом, мне спокойно. Я говорила, что уже почти прощалась с жизнью, когда... ну, помнишь...

Пришлось согласно кивнуть, еще бы — такое не забывается.

- А потом вы с Джинджер устроили меня на работу, о которой я могла только мечтать, ты отдал кучу денег, машину и ничего не требовал взамен. Нет, я поняла бы, если б ты приходил раз или два в неделю, и...

Тут я покраснел так, что любой светофор лопнул бы от зависти. Ну ты и «даешь стране угля»...

- Нет, если честно, я ждала этого... Правда... Сначала боялась, потом надеялась... Но ты все не приходил, а я не знала, как мне поступать дальше. Потом ты уехал, и мне удалось поговорить с Джин, она все рассказала... А теперь я рядом с тобой, и скоро это закончится...

- В каком смысле? - не понял я.

- Гастроли заканчиваются, и нужно будет вылетать обратно. А там ты вернешься домой, а я в «Танцующие звезды»... Можно, я буду приходить к вам в гости? Обещаю, что не буду к тебе приставать, чтобы жена не сердилась.

- Приходи, она не против, сама мне об этом говорила.

- Я не буду вам надоедать, честно! Просто она мне очень-очень нравится.

Наверное, у меня глаза вдруг стали чрезмерно большими, потому что Эва тут же поспешно уточнила:

- Нет, я не в том смысле... Ладно, забудь!.. И скажи — ты мне специально этого молодого фотохудожника подсунул, да?..

(Ага, так тебе все и рассказал...)

- Что значит «специально»? Ты видела календарь, на котором фотография Джинджер?

- Ну да, у нее в кабинете висит...

- Такие календари теперь висят на вышках многих аэродромов, чуть ли не по всей Новой Земле. А теперь там будут и твои шикарные плакаты. Ты же сама видела, что летчики от них в восторге!

- Ну и что мне с этого?

- Билеты без очереди, и помощь в случае чего.

- Ты серьезно?

- Насчет билетов — шучу, тут их просто нет, а помощь всегда может пригодиться. Да и дополнительная реклама тебе не помешает.

Я нежно провел пальцами по ее щеке, она закрыла глаза и замерла. Почему-то в памяти возникла картинка с нового календаря, и откуда-то возникли корявые строки, которые невольно произнес вслух:


When we looked at your pretty photo

Each of us had's personal dream

That in your eyes ang smile

That seem a bonfire in the darkness

Was a tiny sparkle especially for him...[21]


Эвелин открыла глаза и удивленно посмотрела на меня:

- Ты хотел сказать, что каждый смотрящий на мое фото надеется получить «маленькую искру» лично для него?

- Да, примерно это имеется в виду.

- Когда меня фотографировали, я улыбалась только для одного зрителя - тебя. И согласилась на съемку лишь потому, что ты меня об этом попросил.

- Да?.. Ну вот, хотел сделать красавице что-то приятное, а оказалось...

- Зато теперь я знаю, что не безразлична человеку, который мне очень нравится. Такие стихи вряд ли будут сочинять для посторонних женщин. И вообще, сейчас настал момент твоей расплаты!..

- За что?..

- А за то, что целую неделю меня игнорировал!!!.. Я тебе не кукла, не манекен и не мебель!!!.. - тут она надавила руками мне на плечи и прижала к кровати.

- Но Джинджер...

- Она все обо мне знает. Наконец-то ты попался, и теперь никуда отсюда не денешься!..

Я попробовал было отодвинуться от нее и встать, но молодость победила...


...Спустя довольно много времени она прижалась ко мне и затихла, переводя дыхание. Вот это попал, что называется... Я погладил ее по спине, и Эвелин прильнула ко мне еще сильнее, хотя плотнее уже вроде было некуда, потом чуть расслабилась. Вот что с ней делать, а?

- Замуж тебе надо, красавица, - тихо говорю я.

- Я выйду замуж только за такого, как ты. Но похожие мне не попадались... Поэтому придется еще некоторое время терпеть мое общество, - тут же ответила она.

- У меня вообще-то есть жена, если ты помнишь.

- Она сама дала мне это задание — не подпускать к тебе других женщин, и я его выполняю.

- Правда?

- А что, ты видишь в этой комнате еще кого-то? - усмехнулась Эва.

- Нет, но...

- Насчет «но» можешь не беспокоиться. Я обещала ей вернуть тебя в целости и сохранности, и все подробности этого дела мы с ней тоже обсудили, так что пусть совесть тебя не мучает.

Я против своей воли начинаю улыбаться. Надо же, какие интриги плетутся у меня за спиной, прямо «тайны мадридского двора» какие-то!.. И жена заботится, со всех сторон...

- Сейчас быстро в душ, а потом идем в ресторан, что-то мне есть захотелось. Тем более, что сегодня я никаких длинных тренировок и ночных выступлений не планировала, выходной, могу есть все, что только захочу! - скомандовала она.

Ну вот, и эта пытается свою власть показать... Куда теперь податься бедному поэту? Только пойти пообедать, разве что...


После роскошного (по случаю выходного дня) обеда мы не спеша шли назад, когда Эвелин вдруг встрепенулась и потянула меня за руку.

- Милая, в чем дело? Снова хочешь зайти в гости к ювелиру?

- Нет, смотри, я только сейчас обратила внимание — вот, видишь на той стороне?

-Что?

- Вывеску, интересная такая...

А что в ней интересного? Подумаешь, карты Таро нарисованы, ладонь с линиями на ней. Я такое часто в кино видел, да и не в кино тоже, в 90-е годы в газетах было полно объявлений разных магов и просто экстрасенсов, предлагающих свои услуги. Причем обещали что угодно — от излечения всех болезней сразу до получения мешка денег на следующий день после оплаты заключительного сеанса. Так что меня этим не удивишь, даже читать не стал, что там на этой вывеске написано.

- Зайдем, а?

- Эва, знать свое будущее не всегда хорошо.

- А я не про будущее хочу спросить, а про настоящее!..

- Ладно, если ты так настаиваешь, пойдем...

Я вопросительно посмотрел на идущего позади Максимо, он согласно кивнул головой и широко улыбнулся.

В салоне гадалки, как положено, было полутемно. Так, это у нее типа прихожая-гостиная, а кабинет для изъятия денег у клиентов дальше, все понятно... Чем это пахнет? Ну, благовония какие-то, прямо стандарт по умолчанию, сейчас выйдет загадочная тетя, одетая в темное...

О, а я и не сильно ошибся! Вошедшая в комнату женщина лет сорока была одета в темное балахонистое платье, волосы иссиня-черного цвета были повязаны черной лентой. На пальцах рук — ну, кто бы сомневался — массивные кольца «под старину». Хотя, кто ее знает, может и правда старые, купленные у какого-нибудь антиквара в лавке за ближайшим углом. А клиентам наверное втирает, что это фамильное серебро, которое со средних веков передается у них в семье по наследству.

- Здравствуйте! Вы хотите узнать свою судьбу, привлечь к себе удачу или решить какие-то проблемы? Тогда вы пришли по адресу! В салоне Марго клиенты всегда получают то, что им нужно.

(Интересно, не «то, что они хотят», а «то, что им нужно»?.. Это уже нестандартно...)

Внешность у нее была вроде бы европейская, но лицо какое-то смуглое, и незнакомый мне акцент. Что, на самом деле испанка, что ли? Не, гадать не буду, что там за «средиземноморский тип» такой попался.

- Кто первый? Вы, красавица?..

Эвелин кивнула, и хозяйка показала ей на дверь:

- Проходите, там есть удобное кресло возле стола.

И тут же обратилась к нам:

- А вы можете пока ждать здесь, присаживайтесь!

Дверь за ними бесшумно закрылась, судя по всему, тут знали толк в звукоизоляции. А мы с Максом стали разглядывать древние староземельные журналы, в изобилии валявшиеся на низком столике между креслами.

Примерно через десять минут (интересно, она по таймеру сеансы проводит, или меняет длительность приема в зависимости от вероятной толщины кошелька клиента, хе-хе?..) дверь открылась, и вышла Эва, прямо-таки светящаяся от радости.

- Ну и как?

- Все отлично, она такая... такая... Сам сейчас увидишь.

Сразу после этих слов появилась и сама «королева Марго».

- Теперь ваша очередь, как я понимаю? - обратилась она ко мне. - Проходите...

В небольшой комнате, выполняющей роль кабинета для разнообразных «сеансов», было еще темнее, чем в гостиной. Насколько я успел рассмотреть — стены были абсолютно пустыми, ни картин, ни полок, ни просто рисунков на штукатурке — ничего. Посередине комнаты стояли два высоких кресла и стол с двумя горящими свечами, а на столе — ага, «типа хрустальный шар», и еще какие-то атрибуты высокого магического искусства. Прямо по учебнику...

- Что вас беспокоит? - спросила она низким, вкрадчивым голосом, от которого по спине побежали мурашки. - Неудачи в любви или делах, козни завистников?

(Так хочется сказать: «Ты же ясновидящая, вот сама мне и расскажи!..»)

- Мне начали сниться очень странные сны...

- Где вы встречаете кого-то умершего?

- Нет, это живой человек, но в них его... ее... зовут по другому, и место совершенно незнакомое.

- Дайте мне взглянуть на ваши руки. Линии могут рассказать очень много...

(Это я и сам знаю, чего только об этом не читал, хе-хе!..)

Она взяла мои руки в свои, вдруг насторожилась и немного изменившимся голосом сказала:

- Пожалуйста, снимите очки...

(Да без проблем...)

В комнате вдруг стало чуть светлее, она пристально вгляделась в мое лицо, затем вдруг оттолкнула мои руки:

- Зачем ты пришел ко мне, brujo? Решил посмеяться надо мной?

- Извините, я не понимаю...

Гадалка задумчиво взяла со стола колоду карт Таро, начала их машинально тасовать, затем резким движением отбросила от себя:

- Уходи!

- Я не понимаю, что...

- Правда? - она рассмеялась. - Тогда я тебе не завидую.

Надев очки, я посмотрел на нее, она была совершенно серьезна.

- Вы боитесь или не хотите говорить?

- Не хочу.

- А я очень вас очень прошу. Как коллегу...

(Блин, откуда это вырвалось, какая еще на фиг «коллега»?..)

- Тогда слушай: не отталкивай тех, кто хочет быть рядом с тобой, даже если это покажется тебе странным. Судьба привела тебя в этот мир и дарит любовь, не отказывайся принять ее. Опасайся скорой встречи со старыми врагами. А теперь уходи быстрее, я и так сказала тебе больше, чем можно... И денег твоих не возьму... Сам решай свои проблемы, brujo...

Я вышел из кабинета, дверь за мной мягко затворилась, и было хорошо слышно, как щелкнул замок. Эвелин и Максимо что-то весело обсуждали, но увидев меня, девушка озабоченно спросила:

- Что с тобой? Плохие предсказания?

- Нет, скорее — абсолютно непонятные. Все, пойдем в гостиницу, после обеда отдыхать положено!..


По дороге Эва не задавала мне никаких вопросов, только что-то негромко напевала и весело посматривала из-под свисающей на глаза челки темных волос. Эх, девочка, что она тебе такого могла наговорить-то? Почему-то вспомнились слова из фильма «Гусарская баллада»: «Гадалки врут!..» Но вот ощущение мороза по коже было совершенно отчетливым, и я до сих пор ощущал аромат свечей из гадального салона. Нет, мне нужно срочно поговорить с кем-нибудь пожилым и рассудительным, а то и свихнуться недолго...

Когда мы подошли к дверям номера и Эвелин отперла замок, я спросил у Максимо:

- Подскажи, Дон Рубио сейчас в клубе?

- Да, в это время он у себя в кабинете. Хотите с ним поговорить?

- Если он не будет против, конечно. Вдруг он сейчас занят...

- Нет, он с самого начала предупредил меня, что готов встретиться с вами в любое время дня.

- Хорошо, тогда пойдем к нему прямо сейчас. Эвелин, - обратился я к слегка недоумевающей девушке, - мне нужно кое о чем поговорить с Доном Рубио, это быстро.

- Иди, только не задерживайся там слишком долго... - ответила она немного капризным голоском. Опять «на публику» в лице Макса работает, или на самом деле недовольна? Блин, да кто ж ее поймет...

Кабинет босса располагался в другой части здания, и нам пришлось спуститься на первый этаж и подняться по другой лестнице. Надо же, и тут похожая планировка, только отделано все по-другому, кругом панели из дерева светлых тонов, мебель явно сделана по эскизам дорогого дизайнера, возможно еще по рисункам со Старой Земли. Ладно, я сюда не мебель разглядывать пришел.

- Добрый день, уважаемый Дон Рубио!

- Здравствуйте, Алекс! У вас появились какие-то проблемы, или что-то нужно для Эвелин?

- Нет, спасибо, у нее все хорошо. Надеюсь, вы довольны ее выступлениями и не жалеете о том, что вообще затеяли эти «гастроли»?

- Как я могу жалеть об этом, подумайте сами! На вечерних представлениях я заметил кое-кого из, скажем так, «конкурентов». Судя по всему, таких номеров в программе у них нет. По крайней мере, я не слышал. А значит, мне удалось их кое в чем обойти, что не может не радовать.

Мы немного посмеялись, и Дон Рубио спросил:

- Так в чем все-таки дело?..

Выставив на стол пару стопок, он достал из холодильника никелированную вазу с кубиками льда, и снял с полки бутылку, в которой плескалась коричневатая жидкость. Плеснув на два пальца в каждую емкость, он кинул в них по кубику льда, после чего придвинул один из них ко мне:

- Вижу, что тема достаточно трудная, поэтому предлагаю сначала выпить.

- Надеюсь, это не местный вариант «сыворотки правды»?

Он расхохотался так, что зазвенели бокалы на полке.

- Нет... Это просто очень хороший виски... Рассказывайте, что вас так беспокоит?

- Дон Рубио, что такое или кто такой «Brujo»?

Он перестал улыбаться и внезапно стал серьезным.

- А где вы услышали это слово?

- Не так важно, где услышал, просто хочу знать, что это означает.

- «Брухо» - это колдун, который пользуется магией для того, чтобы подчинять себе других людей или влиять на какие-то события, обычно это весьма плохой человек.

Наверное, я сильно изменился в лице, потому что он сразу повторил свой вопрос:

- Все-таки, где вы это услышали?

Да фиг с ним, что скрывать-то, все равно от Макса узнает...

- В салоне, у гадалки...

- Это у нашей озорницы Марго, что ли? - рассмеялся хозяин. - Не принимайте близко к сердцу, она любит подшутить над мужчинами. Особенно, если они приходят к ней в компании красивых девушек.

- Спасибо, прояснили, буду теперь знать... А вот еще: из чего делают напиток «вишневка»?

- Из особых ягод. Мякоть используют для вина, а вот из косточек некоторые новоземельные умельцы готовят мощный наркотик.

- Ничего себе... И это вино везде в свободной продаже?

- До сих пор не было замечено случаев наркотического эффекта от «вишневки», только обычный алкогольный. А что, много выпили? И когда?

- Нет, стакан-другой... Пил здесь, когда приносили ужин, вкус самый обычный, я и раньше эту «вишневку» пробовал — никаких последствий не было. Только теперь сны стали сниться очень странные... Вы извините, это выглядит как бред наркомана...

(Чтоб тебя, зачем я вообще этот разговор затеял?..)

Но Дон Рубио не смеялся, а был совершенно серьезен.

- В этих снах кому-то грозит опасность, вам или Эвелин?

- Нет, что-то другое... Не могу понять.

- Мне приходилось сталкиваться с такими событиями, которые нельзя объяснить с житейской точки зрения. Поэтому я не собираюсь над вами смеяться, а сегодня же прикажу усилить охрану на вечерних выступлениях. Гастроли заканчиваются через три дня, на аэродром вас проводят двумя машинами, самолет будут проверять лучшие механики. И не спорьте! - поднял он руку. - А о том, что снилось, можете побеседовать с Максимо.

- Вы шутите?

- Нисколько. У него еще со Старой Земли есть ученая степень по психологии.

(Ну ни хрена себе! Психолог-тяжеловес с кастетом и ножом, блин...)

- Спасибо вам...

- Алекс, как ни странно, вы сразу понравились Максимо как человек, а уж он в людях разбирается. Вы не используете людей, чтобы удовлетворять свои прихоти, а помогаете им. А с крошкой Марго я еще поговорю, отучу пугать клиентов...

- Не нужно, может быть, у нее просто было плохое настроение.

Дон Рубио внимательно посмотрел мне в глаза, затем кивнул:

- Хорошо, только прошу вас — не переживайте, пусть Эвелин выступает спокойно. Она ведь чувствует ваше состояние...

(Ну вот, тоже мне, еще один экстрасенс-прорицатель нашелся...)

У выхода из кабинета он пожал мне руку:

- Еще раз говорю — обращайтесь при любой необходимости, Максимо будет знать, где меня можно найти.

- Спасибо, надеюсь, что встречаться будем только по хорошему поводу.

Хозяин усмехнулся, но ничего на это не сказал. Ладно, где тут Макс?.. А, сидел в «предбаннике», старый номер журнала «Плейбой» разглядывал... Все, идем, меня там Эва заждалась уже...


- А вот и я!

Эвелин, уже успевшая переодеться в короткий халатик, лежала в спальне на кровати и смотрела местные новости по телевизору. Что тут может быть такого интересного? Вот оно что...

«...Продолжаются гастроли известной исполнительницы танцев на пилоне Эвы Стар. Ценители и поклонники ее красоты и таланта не пропускают ни одного вечера в клубе «Гранд Палас», покупая билеты заранее, потому что в день выступления достать их невозможно. Выступления заканчиваются через три дня, поэтому у вас еще осталось время, чтобы увидеть ее неповторимые акробатические номера...» - вещала с экрана местная телеведущая, фоном показывали фрагменты выступлений.

- Так тебя еще и местное телевидение снимало, оказывается?

- Да, они приходили во время репетиции, им Дон Рубио разрешил.

- Вот почему я их не видел...

- Ты в это время здесь сидел, со своими железяками ковырялся. Все, иди в душ, скоро ужинать будем!

Нажав кнопку на пульте, она переключила телевизор на другой канал, и очередной певец заголосил о своей любви к прекрасной девушке, которая совсем не обращает на него внимания, каждый день проходя мимо магазинчика, в котором он продает такой замечательный кофе! Тьфу, блин, так это реклама, что ли?.. Не, вот за что люблю старые времена — тогда рок-звезд еще не показывали в рекламных роликах всякой хрени. Предпочитаю слушать музыку и нормальные песни, а не описания потребительских товаров...

После душа я вновь расположился возле своего «рабочего места», чтобы заняться доводкой ножа для Джинджер, мне хотелось кое-что поправить в форме рукояти. Но не успел я взять нож в руки, как телевизор резко затих и в комнату вошла Эвелин. Не говоря ни слова, она встала на сиденье соседнего кресла, сбросила на пол халат, заложила руки за голову и застыла в позе статуи.

- Я красивая? - спросила она, украдкой наблюдая за моей реакцией.

- Очень! - честно признался я.

- Нравлюсь тебе?

- Да...

- Тогда почему ты уже целую неделю надо мной смеешься? - Она соскочила с кресла и встала рядом со мной. - Я так радовалась, что буду с тобой рядом, а ты... А ты... Дубина бесчувственная...

Закрыв лицо руками, Эва начала всхлипывать. Ну вот, пошло в ход смертельное оружие...

Встав с кресла, поднимаю сброшенный на пол халат и накидываю на плечи девушке, затем прижимаю ее к себе и целую в макушку.

- Я не хочу пользоваться твоими чувствами ко мне...

- Ты что, не понял, о чем я говорила сегодня утром? Мне разрешили быть с тобой...

Что там сказала эта непонятная гадалка? «Не отталкивай от себя тех, кто хочет быть рядом...» Вот и не буду... Подхватив Эву на руки, иду в спальню.

...Ужин мы заказали на два часа позже, чем обычно...


* * *


28 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино


Попрощавшись с диспетчером на вышке, сажусь в аэродромную машину, на которой меня обещали подвезти к дому. Дорога привычная, все такая же пыльная и ухабистая, водитель молчит, мне тоже не хочется разговаривать, почему-то нет настроения. Возле нужного дома пикап останавливается, беру свои вещи и выхожу. Иду от высоких кустов зеленой изгороди дороги к дому, но меня никто не встречает, по лужайке не бегает парочка домашних зверей, машина под навесом стоит как-то странно, криво что ли...

Когда подошел к «Гелендвагену», стало видно, что лобовое стекло исклевано пулями во многих местах, особенно напротив водителя, и покрыто паутиной трещин почти до полной непрозрачности. Метнулся к водительской двери — заперто, а через тонированные стекла невозможно разглядеть ничего внутри, и непонятно, есть ли кровь на сиденьях. Как ни странно, колеса остались целыми... Или их уже заменили?.. Неубранный буксировочный трос валялся перед капотом, на решетке радиатора — тоже пулевые отметины. Забыв о сумках, я метнулся к дверям дома — заперто, в щели торчит записка. Незнакомый почерк, буквы прыгают перед глазами, с трудом разбираю слова, написано на английском: «Позвони по телефону..», дальше какой-то совершенно «левый» номер, «...и вознеси благодарственную молитву святым апостолам.» Что это еще за бред?.. Лихорадочно лезу в карман за сотовым, но его там почему-то нет, издалека слышу сигнал вызова и тут же просыпаюсь от собственного вскрика...


Вот зараза, приснится же такое! Хорошо, что гастроли вчера закончились, сегодня у Эвелин день отдыха, а завтра утром мы улетаем домой. Что-то устал я, как будто сам все это время на сцене выступал.

- Ты что?.. - это сонная Эва обхватывает меня за шею. - Зачем вскочил?..

- Сон плохой приснился.

- Ясно, бывает... Выключи этот дурацкий будильник и иди сюда...


Перед тем, как начать завтрак, она спрашивает меня:

- Мы ведь завтра утром улетаем?

- Да, так и планировалось с самого начала.

- Тогда давай сегодня пройдемся по городу, не спеша? А то за все это время дальше пары кварталов и не ходили...

- Помнишь, что сказал нам Дон Рубио? Лишний раз не шарахаться по улицам и не искать неприятностей на свою гм... голову.

- Мы ведь не вечером гулять будем, а после обеда, на улице в это время мало народа. И неважно, что жарко, по теневой стороне пойдем. Тем более, с нами ведь постоянно Максимо ходит, ты что, ему не доверяешь?

- Ему - доверяю... Я всему городу Нью-Рино не доверяю. Чуть ли не каждую ночь какие-то кошмары снятся, с тех пор, как только сюда приехали.

- А мы же пистолеты с собой возьмем.

- Милая, иногда и пулемет не поможет, смотря на кого нарвешься. Ладно, уговорила, пойдем, только не очень далеко, хорошо?

- Хорошо, дорогой. - Она чмокнула меня в щеку и мило покраснела. Ну да, прямо такая скромница... Как будто не устраивала мне «представления» все это время. Эх, что говорить! Все-таки, что такого интересного могла ей поведать гадалка?


Уговор дороже денег, как говорится, и после обеда мы не спеша идем вдоль одной из центральных улиц Нью-Рино. Да, у меня такое впечатление, что ночью тут все обычно выглядит гораздо лучше. По крайней мере, если здесь все делали по образцу в виде американского Лас-Вегаса. В темное время суток здесь мигают и переливаются всеми цветами радуги вывески, рекламы, фасады зданий... А сейчас все это залито ярким солнечным светом, и хорошо видно, что здания не такие уж и новые, вблизи заметны трещины на деревянных деталях и облупившаяся местами краска. Ну точно, жизнь здесь в основном вечерне-ночная, так сказать, большинство народа предпочитает спать до середины дня, отдыхая после ночных похождений. Исключение — работники всяких разных заведений, ну или такие бездельники как мы, например. Магазины открываются с утра, но до обеда покупателей немного, как мне кажется. Так, вывеска, похожая на ту, которая была у гадалки... На фиг, на фиг, не хочу никаких маловразумительных предсказаний, слушать их - только расстраиваться. Хотя, Эвелин вот до сих пор чуть ли не подпрыгивает от радости, чего ей такого могла наговорить эта тетка со странным чувством юмора?

Максимо не торопясь идет сзади, как мне кажется, ему будет немного скучновато без нас, в особенности без Эвы, с которой они по-дружески общались буквально со второго дня нашего с ним знакомства. Подаренный нож он сейчас все время носит на поясе (подобрал пластиковые ножны более-менее по размеру), и не расстается с ним. По крайней мере, я все время вижу торчащую из ножен рукоять у него на поясе. Но пистолетом он тоже не пренебрегает, как и запасными магазинами к нему.

Мы гуляем уже почти час, и сворачиваем на другую улицу, чтобы обогнуть квартал, затем еще один поворот на перекрестке, и выйдем прямо на улицу, ведущую к теперь уже известному клубу «Грейт Палас». Действительно, на улицах сейчас людей мало, и за всю дорогу нам встретилось только несколько пешеходов, да проехали три автомобиля различных служб доставки.

Непонятно, почему меня опять знобит? Простыл, что ли, не зря ведь отказывался спать в комнате, где установлен кондиционер?.. Не похоже, да и не мерз я... (Ну да, замерзнешь тут - Эва на меня так смотрит, что лед может растопить за несколько мгновений.) Что-то мне нужно было сделать, причем с самого начала пребывания здесь, но что? Расслабился в мнимой безопасности...

Оглядываюсь назад — все нормально, Максимо на своем месте, еще чуть позади него, метрах в пяти, какой-то темнокожий парень в синем комбинезоне несет завернутый в пленку довольно большой букет цветов (наверное, кому-то нужно срочно доставить заказ), а еще дальше по улице не торопясь катит в нашу сторону микроавтобус неопределимого отсюда цвета, плотно покрытый серо-коричневой местной пылью. Ну да, все то же самое — на улице почти никого нет, активная жизнь начнется через несколько часов, когда начнет спадать жара. А мы к тому времени будем уже в номере, нужно еще собрать вещи и подарки, которые присылали Эвелин после каждого выступления восторженные поклонники.

Звук двигателя микроавтобуса становился все сильнее, он почти поравнялся с нами, и тут сзади послышалась какая-то возня. Я резко обернулся, и время словно остановилось...

...Парень отбросил в сторону букет, и в освободившейся руке держит здоровенный нож с устрашающей «пилой» на обухе, Максимо оборачивается на звук, в его руке тоже блеснул металл... Он почему-то не стреляет, осечка?.. Бросает пистолет в лицо парню, тот уклоняется, Макс выхватывает нож, они оба взмахивают руками, раздается звяк, и на землю падает сломавшееся лезвие... Парень недоуменно смотрит на осиротевшую рукоять, зажатую в своей руке, но тут ему под ребра почти беззвучно вонзается дамасская сталь, и он так и умирает - с удивленным выражением на лице...

В эту же секунду машина с резким скрипом тормозов останавливается рядом с ними, дверь сбоку распахивается, железно грохнув об ограничитель, и в темноте кузова вспыхивает огонь выстрела... Макс вздрагивает от попадания, и тут же падает ничком после второго выстрела... Я чувствую сильный удар в бок и лечу на землю, хряпнувшись так, что клацнули зубы и едва не вылетел из руки пистолет, который достал из кобуры сам не пойму когда... Возле головы что-то вжикает, еще одна металлическая «пчела» обжигает щеку, другая дергает меня за левое плечо и с визгом рикошетит от металлической детали в облицовке здания...

Эвелин взмахивает левой рукой, внутрь машины, кувыркаясь, летит какой-то длинный металлический предмет, в правой руке у нее пистолет, из которого она высаживает, даже не целясь, весь магазин... Затвор встал на задержку, она поворачивается ко мне, о чем-то спрашивает, я начинаю подниматься... Рывком распахивается дверь кабины, и раздаются еще два выстрела... Эву отбрасывает к стене дома, а я наконец-то поднимаю «Глок» и очередью перечеркиваю тут же вдребезги рассыпающееся от попаданий стекло в пассажирской двери... Водитель тут же истерически газует, но минивен — это не гоночный автомобиль, его невозможно мгновенно сорвать с места, и я успеваю выпустить в сторону кабины остаток патронов... Машина начинает забирать влево, и почти сразу на полном ходу с апокалиптическим звоном врубается в стеклянную витрину какой-то лавки на другой стороне улицы, мотор взвывает и глохнет... Машинально заменяю опустевший магазин на полный, оглядываюсь — среди тел никакого шевеления, из окон начинают осторожно выглядывать проснувшиеся или очнувшиеся жители... Из ушей будто вынимают пробки, и время возвращается к нормальному темпу, я только сейчас понимаю, что вся стычка заняла считаные секунды.

Засунув «Глок» в кобуру на поясе, бросаюсь к Эвелин, лежащей на тротуара лицом вниз, под ней быстро расплывается кровавое пятно... Нет, нет, нет!!!.. Переворачиваю ее, она стонет и открывает глаза:

- Ты... как...

- Да, живой и целый, а вот в тебя попали...

- Сильно?..

Смотрю на ее рубашку — вся левая сторона груди залита кровью, и руке тоже досталось, пытаюсь прижать раны руками, но получается не очень хорошо, кровь не останавливается...

- Ты молчи, сейчас в больницу тебя отвезем...

- Ай!..

- Все хорошо, если болит — значит, ты живая...

- Не бросай... меня...

- Я буду с тобой!.. - смотрю ей в глаза, слушаю голос и боюсь услышать хрипы...

- Рядом...

- Да, все что хочешь, можешь жить с нами, только не уходи!..

Она пытается что-то сказать, но теряет сознание, измазанное в крови лицо бледнеет... Нет, только не снова!.. Пузырей крови на губах не видно, может быть, легкое не задето?..

- Вашу мать, да вызовите кто-нибудь скорую помощь!.. - кричу я на всю улицу, срывая голос...

...Ну почему у меня все время забирают тех, кто меня любит... и кто дорог мне...


- К вам пришли, - трясет меня за здоровое плечо медсестра.

- Да, сейчас уже иду...

В дверях палаты оглядываюсь — Эвелин лежит на кровати, укрытая почти до подбородка легким одеялом, левая рука перевязана и иммобилизована, к правой тянется прозрачная трубка от капельницы, стоящей рядом с кроватью. Равномерно пикает кардиомонитор, после операции она еще спит, хотя действие наркоза должно уже закончиться. Наверное, пусть лучше врачи проверят, как и что.

- Здравствуйте! - это Дон Рубио пришел, оказывается.

- Здравствуйте!..

- Ну, как наша Эвелин себя чувствует?

- После операции еще не проснулась...

Хозяин клуба показывает на неприметную дверь недалеко от входа:

- Давайте поговорим в той комнате, это удобнее, чем стоять посередине коридора.

Комната небольшая, но светлая, в ней два кресла и небольшой столик, на котором стоит графин с водой, рядом под стеклянным колпаком — пара стаканов. Наливаю себе воды и не спеша выпиваю, все-таки после лекарств, которые в меня вкололи, очень сухо во рту. Или это после стресса?

- Я разговаривал с врачами, - продолжал Дон Рубио. - Хирург сказал, что сейчас опасности для жизни нет, но была значительная потеря крови. Бицепс на левой руке сильно травмирован, и на грудной мышце тоже останется заметный след.

- Но как же... Она ведь танцовщица, в этом для нее вся жизнь!..

- Нервы не задеты, это очень хорошо. А работоспособность ее руки со временем восстановится. И «заметный след» - это не уродливый шрам поперек груди, а всего лишь светлая полоска, хирург постарался во время операции делать все как можно аккуратнее. Он ведь тоже был на ее выступлениях...

- Если рука полностью восстановится, это хорошо! И деньги на лечение у меня есть, так что пусть врачи делают все, что нужно и даже больше.

- О деньгах не беспокойтесь! - он поднял ладонь. - Это происшествие целиком на нашей совести, мы не смогли обеспечить вашу безопасность. И другие люди нас не поймут, если мы сейчас «уйдем в сторону».

- Да, а что с Максимо? Я не видел его с момента, когда в госпиталь повезли Эвелин...

- С ним все в порядке, не беспокойтесь.

- Но я ведь сам заметил, как в него попали, с нескольких метров, два раза точно...

- Во-первых, он был в бронежилете. Во-вторых, у него очень толстые кости черепа, которые можно пробить разве что из крупнокалиберного пулемета.

Мы не очень весело рассмеялись.

- Просто пуля прошла вскользь, отделался рассеченной кожей и здоровенной шишкой, ему врачи рекомендовали некоторое время соблюдать постельный режим. Кстати, он просил передать вам спасибо за нож, который для него сделали. Пистолет дал осечку.

- Я это видел, потом все и началось... Кто были эти нападавшие, уже выяснили?

- Из всей шайки, - Дон Рубио произнес это слово с непередаваемым пренебрежением, - в живых остался только один. В нашем городе нет полиции, но расследованием сейчас занимаются профессионалы такого уровня, какой и в Ордене можно встретить не часто. Насколько мы знаем на текущий момент, планировалось похищение мисс Эвы Стар и устранение ее спутников. По крайней мере, бандит на этом упирается, и отрицает все остальное. Парень с ножом — один из полуофициальных местных придурков, должен был по возможности тихо нейтрализовать телохранителя, или хотя бы отвлечь его от людей в машине. Но вы все сумели вовремя отреагировать, и теперь с пока еще живым похитителем сейчас продолжают задушевно беседовать.

(Как он это сказал - «...пока еще живым...», аж мурашки по коже!..)

- Интересно... Кому это могло понадобиться? И кто этот «уцелевший»?

- Это механик, раньше работал у какого-то летчика, но потом самолет сломался, и он остался не при делах, пока не пришлют новый двигатель. Почему-то решил, что он здесь самый умный, подговорил еще троих выкрасть мисс Эву и продать на юг, сказал сообщникам, что за такую красавицу отвалят кучу денег.

- И вы в это верите?

- Не особенно, но другие версии пока ничем не подтверждаются.

- А покупатель известен?

- Тот, о котором упоминает этот «механик», неделя как уехал из города, поэтому проверить ничего не получится.

- Понятно...

- Могу предложить вариант с лечением мисс Стар в госпитале Виго. Там очень хорошие врачи, им удается даже восстанавливать работу поврежденных нервных тканей. А уж со шрамами они точно справятся, я уверен. И еще раз говорю — мы все оплатим. Как только стало известно, что Эвелин ранена, к нам сразу стали звонить с вопросами — чем можно помочь? Сейчас наш бухгалтер принимает пожертвования, которые будут использованы для оплаты лечения.

- Спасибо!

- Да, вот еще что... Я разговаривал с той самой гадалкой... Марго. Пошел к ней, сразу после... Самое странное, что она отказалась мне что-то об этом рассказывать! Понимаете, мне!..

(Чего тут непонятного? У мужика своя «особенная гордость», потому что он является одним из местных «столпов общества», а тут какая-то весело пудрящая людям мозги гадалка отказывается дать ему ответ... Интересно, она еще жива?..)

- Нет, конечно, я не стал добиваться от нее ответа силой. Мне показалось, что она чего-то очень боится. Сильнее, чем меня...

(Интересно, он стал какой-то задумчивый... Неужели на самом деле верит во все это?)

- Я вам уже говорил, что многое повидал в жизни. Но она не притворялась. Сказала мне, когда уже закрывала двери: «Поможешь ему — спасешь себя!..» Вы что-нибудь понимаете, Алекс?

- Абсолютно ничего.

- Я тоже сначала ничего не понял. Когда вернулся в клуб, вспомнил наш разговор про «вишневку», и приказал организовать проверку всей партии. И знаете, что выяснилось? В довольно большой части бутылок действительно оказалась примесь наркотика. Очень и очень маленькая, не вызывающая заметного действия, но если бы это вдруг выяснилось — моей репутации пришел бы конец. Представляете себе скандал — один из самых видных людей города в своем клубе травит посетителей наркотой!.. Так что сейчас следователи разматывают этот клубок дальше. Не исключено, что все это взаимосвязано...

- Под вас «копают» враги или конкуренты?

- Это мы скоро выясним. А пока идите в палату, мне сказали, что Эвелин может очнуться в ближайшее время. И лучше, если в этот момент вы будете рядом с ней.

- Да, конечно...

Дон Рубио попрощался и вышел, а я налил себе еще полный стакан воды и залпом выпил. Вот это да, сколько новостей сразу!.. Теперь ясно, откуда брались странные сны. У Кастанеды — кактусы, у меня «вишневка»... Ага, с примесью чего-то ЛСД-подобного, если мафиозные химики не ошиблись при анализе. Хорошо еще, что не тянет ее пить постоянно... Или там нет привыкания? Вот не было печали... Так, в ближайшие пару дней точно никуда не полечу, а сейчас быстро иду в палату к Эве, вдруг она уже проснулась.


Нет, она все еще спала, я присел в довольно удобное кресло рядом с изголовьем кровати, и тоже задремал под равномерное пиканье сигнала...

Во сне мелькало множество смутных теней, каких-то лиц, я ходил по оружейным магазинам, искал средневековый двуручный меч, которым можно с гарантией убить любого злобного дракона, похищающего девушек, а продавцы наперебой клялись, что в случае неудачи всегда обменяют бракованный товар... Короче говоря, изменившаяся частота сигнала кардиомонитора послужила для меня хорошим будильником, и я проснулся, с удовольствием вытряхнув из памяти остатки этой белиберды.

Ресницы Эвелин задрожали, и она с трудом открыла глаза:

- Милый... Ты рядом...

- Я же обещал тебе...

- Позови сестру, пожалуйста, мне очень нужно...

Так, все ясно... Я нажал кнопку в изголовье, и меньше чем через минуту примчалась дежурная медсестра.

- Что случилось?!. А, наша раненая проснулась... Выйдите из палаты, пожалуйста! - это она мне.

Ладно, я и в коридоре подожду, если надо.

Еще через пару минут подошел врач, кивнул мне и, войдя в палату, сразу же начал о чем-то спрашивать Эвелин. Ее ответов я не слышал, она говорила очень тихо, но судя по бодрому голосу доктора, все было нормально. (Если только он не «вселяет в больного бодрость духа»...)

Через пять долгих минут он вышел, прикрыл за собой дверь и подозвал меня:

- Вы ведь ее...?

- Близкий друг. У нее здесь больше нет знакомых.

- Хорошо, тогда могу сказать вам: у нее все будет нормально. В принципе, операцию можно было проводить и при местном наркозе, но мы решили не мучить пациентку. Легкое и крупные сосуды не повреждены, мышцы со временем восстановятся. Нервные стволы не задеты, функциональных нарушений в конечности не будет. Разве что на коже могут остаться следы от шрамов.

- И долго ей здесь лежать?

- Недели три, потом еще несколько месяцев уйдет на полное восстановление. Главное, если в начальное время будет проведен специальный курс лечения, то она может совершенно выздороветь гораздо быстрее.

- И где проводят этот... «курс»?

- Можно здесь, можно и в Виго, со мной уже советовались по этому вопросу. Дон Рубио настоятельно рекомендовал отправить ее на лечение в другой город. В принципе, через несколько дней ее можно будет туда отвезти. Но лучше все-таки немного подождать, дорога длинная.

- А если самолетом? Утром вылетели, вечером уже на месте...

- Тогда без проблем, просто нужно будет следить за ее самочувствием. Хотя, организм молодой, здоровый, все должно пройти нормально. На самолетах возят даже тяжелораненых.

- Спасибо, доктор! Тогда я буду планировать полет через два-три дня, когда разрешите, тогда и повезу ее в Виго.

- Хорошо, а сейчас идите в палату, вы там нужны...


Не знаю, что с ней делали и что дали выпить из лекарств, но выглядела сейчас она значительно лучше, чем в момент пробуждения.

- Вот и я!

- Посиди рядом, - тихо попросила она.

- Это всегда пожалуйста...

Я придвинул кресло к ее изголовью со стороны здоровой руки, из которой уже вынули капельницу, и взял тонкие пальцы Эвелин в свои:

- Как ты себя чувствуешь?

- Будто зверь с двумя дырками в шкуре, который все-таки удрал от охотников, как же еще...

- Шутишь, значит выздоровеешь. Что врач тебе сказал?

- Рука и мышцы на груди восстановятся, только могут остаться шрамы на груди и руке.

- Так, вот по этому поводу я уже договорился — как только доктор разрешит, отвезу тебя в Виго на самолете, и там все сделают в лучшем виде, следов не останется.

- Когда?

- Дня через три, наверное.

- Как долго... А Максимо жив? Я видела, как в него попали... Что вообще случилось?

- Максимо жив, передавал привет через Дона Рубио. А случилось то, что тебя хотели похитить и продать куда-то на юг. Вот тебе и обратная сторона известности...

На ее глаза навернулись слезы:

- Прости, я такая дура... Зачем я только выдумала эту прогулку!.. Город посмотреть захотелось, видите ли... - Она отвернулась.

- Не бери в голову. Зато теперь они уже никого не похитят.

- Точно?..

- Да, тут с нарушителями законов разбираются быстро и решительно, причем адвокаты отсутствуют в принципе. А напасть они могли и по дороге на аэродром, там вообще бы все неизвестно чем кончилось.

Я тихонько поглаживаю ее пальцы, и она успокаивается.

- С тобой все хорошо?

- Да, только упал не очень удачно...

(Под рубашкой, в которую я успел переодеться, не видно забинтованного левого плеча, а ожог на щеке я замазал до полной незаметности.)

- Что у тебя с лицом?

(Блин, разглядела все-таки!..)

- Ерунда, задело чем-то, не знаю. Дали мазь, все уже прошло.

- Шрамы украшают мужчину... - она улыбается.

- Да ладно, меня уже чем ни украшай — бесполезно.

- Ты у меня самый лучший, правда... И я очень завидую Джинджер, что она... Ты ведь не сердишься на меня?

- За что?..

- Ну, за мои ежедневные выходки...

- Почему я должен на тебя сердиться? Ты ведь мне очень нравишься, правда. Такая маленькая, очень красивая, смелая...

- Ладно, ты иди, а то мне что-то опять спать захотелось... И позови медсестру, пожалуйста... Приходи завтра, когда захочешь... Я буду ждать...


* * *


30 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино


Утром я проснулся без сигнала будильника, но почти в то же самое время, что и обычно. По привычке вытянул руку, и нащупал рядом только пустое место. Да, Эвелин ведь в больнице... Что ни говори, а я к ней уже привык. Или «привязался»? Или... Нет, никаких «или» не будет!.. Ладно, неважно. Когда к ней пойти? Наверное, съезжу после завтрака, потом на аэродром, там уже будет время обеда, потом можно опять навестить раненую... Что там ей принести-то можно, что ей больше всего нравится? Вспомнил, какие-то пирожные, с китайским названием... Да, помню, где она их купила, и после долго облизывалась, было так смешно на нее смотреть...

Хозяин сидел в том же кабинете, что и в прошлый раз. Меня проводил к нему охранник, заменивший временно выбывшего из строя Максимо. Парень размерами был примерно такой же, но смотрел на меня с каким-то суеверным страхом. Уж не знаю, что его так напугало, но он в общении со мной старался отделываться только короткими «Да» или «Нет».

- Доброе утро, Дон Рубио!

- Доброе утро, Алекс! И оно на само деле «доброе» - я звонил в больницу, разговаривал с врачом. Эвелин чувствует себя гораздо лучше, и скорее всего ждет вашего приезда.

- А я как раз и хотел поговорить об этом. Вы не могли бы выделить в мое распоряжение какую-нибудь неприметную машину с водителем в комплекте?

- Да, конечно. Водителем может быть ваш новый охранник, Паоло.

- Знаете, он мне даже своего имени не назвал. Наверное, почему-то меня боится...

Хозяин ухмыльнулся:

- Некая известная вам одетая в черное платье дама не отличается сдержанностью на язык, а слухи расходятся быстро. И теперь многие знают, что все, кто покушался на жизнь brujo, мертвы, а у него не единой царапины.

Я машинально потер левое плечо, которое начало чесаться под повязкой. Он заметил это и снова усмехнулся:

- Да, мы-то знаем, что слухи почти всегда искажают правду... Хотя, рассказ Максимо о волшебном ноже brujo, разрубающем чужие клинки пополам, произвел на всех неизгладимое впечатление.

- Ну, Макс сейчас вам такого понарассказывает, вы только слушайте... У бандита просто оказался нож угрожающего вида, но дерьмового качества, только и всего, вот и лопнул при поперечном ударе. Клинок отломился у самой рукояти, обычный дефект термообработки. Хотели «догнать» твердость, но в результате получилось «стекло». И вообще, может он свою железяку целыми днями в стену метал...

Дон Рубио махнул рукой, будто отгоняя муху:

- Можете говорить что угодно, Максимо все равно вам не поверит, даром что психолог.

- Главное, чтобы не начал пробовать рубить ножом железные прутья, он не для этого предназначен.

- Нет, теперь парень с него пылинки сдувает. Готовьтесь, сейчас к вам начнут обращаться с заказами...

- Буду всем говорить, что такой экземпляр можно сделать только один раз в жизни, отстанут...

Улыбаясь, Дон Рубио пожал мне на прощание руку, и приказал зашедшему в кабинет Паоло:

- Теперь ты сопровождаешь нашего гостя, куда ему нужно, за безопасность отвечаешь головой, понял?

Тот молча кивнул, явно не обрадованный такой перспективой. Я сказал ему:

- Пойдем, у нас сегодня много дел! - и слегка хлопнул его по плечу, отчего он шарахнулся от меня в сторону. Оглянувшись, я увидел, что Дон Рубио ухмыляется в свои пышные усы. Да уж, «сначала ты работаешь на репутацию, потом репутация работает на тебя»...

До больницы мы доехали очень быстро. Мне показалось, что Паоло стремится сократить время пребывания в моем обществе до минимума, надо же... Нет, парень, так просто от меня не отделаешься — по дороге нужно было заехать в кондитерский магазин и купить так понравившиеся Эве сладости. Надеюсь, врачи не запретят ей их съесть за обедом? А, возьму заодно несколько вкусняшек для себя тоже, что ли. Ведь и нам, «брухо», ничто человеческое не чуждо, хе-хе!..

- Как дела у моей маленькой леди? - с этим вопросом я вошел в палату.

- Хорошо, только почти все время дают обезболивающие таблетки, а мне от них спать хочется. Иди сюда...

Она поцеловала меня, чуть приподнявшись, а потом опустилась на подушку.

- Принес мне что-то вкусное, которое так замечательно пахнет?

- Милая, ты видишь меня вместе с пакетом насквозь, угадай, что там?

- Наверное, какие-нибудь... пирожные?

- Ну вот, даже не интересно... - я выложил коробку со сладостями на прикроватный столик. - Принести тебе еще что-нибудь?

- Знаешь, у меня здесь много свободного времени... Принеси мне книгу «Над пропастью во ржи», хорошо? Почему-то захотелось перечитать.

- Ладно, поищу... Должны же быть в этом развеселом городе какие-нибудь книжные магазины!

Потом я долго сидел рядом с ней и молча гладил ее по голове, Эва закрыла глаза и улыбалась. А еще через некоторое время пришла медсестра и выгнала меня из палаты, но на самом пороге я обернулся и низким голосом выдал знаменитую фразу «I'll be back!», чем вызвал тихий смех Эвелин и улыбку строгой медсестры.

- Паоло, в городе есть где-нибудь книжный магазин?

- С книгами?

- Ну, а с чем же еще?..

- Так ведь у нас город развлечений... В магазинах чего только нет.

- А мне нужны книги, а не журналы, не диски с порнографией, и не комиксы, понимаешь?

- Да, я понял... Кажется, где-то был такой. Вот Максимо точно знает, но ему сейчас нельзя позвонить... Вспомнил, через пять минут будем на месте!

Действительно, Паоло привез меня к самому настоящему книжному магазину. Помещение было весьма большим, и сплошь заставлено стеллажами с книгами. Так, где тут у них что лежит? Понятно, тут литература «для взрослых», чтобы читать скучными вечерами во время сезона дождей, тут «сад, дом и огород», ну это на любителя... «Фантастика» - немного, немного... Не любит здесь народ читать о похождениях вымышленных героев в далеком космосе и схватках с вампирами. Своих приключений хватает, видимо...

А вот стойки с художественной литературой меня порадовали хорошим набором классики, Майн Рид, Фенимор Купер, надо же! Детективов тоже хватало, от Агаты Кристи до более современных авторов. Но мне нужен Сэлинджер... Что-то не вижу...

- Подскажите, есть у вас «Над пропастью во ржи»?

- Есть, только книга на дальнем стеллаже, вам принести? - молоденькая девушка явно оробела перед солидным мужиком со свежим шрамом на щеке, тем более, что в двух шагах позади меня стоял телохранитель. Ну да, прямо какой-то когнитивный диссонанс[22] получается. Головорезы обычно не читают книг о жизни американской молодежи. (А может, у меня ностальгия?..) 

- Вот, хорошее издание, с иллюстрациями известного художника, - она протянула мне книгу. - Что-нибудь еще?

- Свежие номера староземельного журнала «Плейбой» есть?..

Эк ее в краску бросило!.. Справившись со смущением, продавщица все-таки спросила:

- Есть все номера за этот староземельный год, вас какие месяцы интересуют?

- Да я просто пошутил... Сколько за книгу?

- Двадцать экю.

- Возьмите... Спасибо, успехов в книготорговле и до свидания!..

Когда садились в машину, Паоло несколько раз оглянулся на магазин, в дверях которого стояла продавщица. Интересно, что его заинтересовало больше — девушка или наличие в продаже еще непросмотренных им номеров «Плейбоя», хе-хе?


За обедом Паоло отказался сесть со мной за один стол и маячил вдалеке, где-то возле дверей. Да ладно, была бы честь предложена. Просто скучно одному... Все, пора в больницу ехать!

- Дорогая, я тебе принес то, о чем ты просила, вот... - Протягиваю ей книгу, она улыбается.

- Спасибо! А у меня пирожные еще остались, будешь?

- Нет, сама съешь их на ужин , я еще один пакет про запас в номере оставил. Вдруг вечером захочу...

- Когда ты меня отсюда заберешь?

- Как только врачи разрешат, сразу и увезу тебя на лечение в Виго.

- Я уже хорошо себя чувствую... - Увидев мое выражение лица, Эвелин уточнила:

- Конечно, болит еще... Но врач говорит, что все нормально, воспаления нет. А день в пути я как-нибудь выдержу.

- Не нужно «как-нибудь», вдруг тебе хуже станет?

- Обещаю, что в дороге не буду ныть и жаловаться, - сказала Эва, глядя мне в глаза. - Только забери меня отсюда побыстрее.

- Ну, если ты сама просишь... Поговорю с докторами, пусть готовят твои бумаги для перевозки. Мало ли что тамошним эскулапам потребуется.

- Ты замечательный... Знаешь, что нагадала мне та ясновидящая? Я только сейчас поняла...

- Уверена, что хочешь мне об этом рассказать?

- Да... Она сказала, что меня с тобой связывает пролитая кровь, а тебя с другой женщиной — судьба и любовь. И одному не дано вытеснить другое...

- Не понимаю, ну и что из этого?

- Твоя судьба — часто видеть меня рядом с собой, даже если очень любишь свою жену.

- А разве нормальная семья тебе не нужна? Выйти замуж, простое женское счастье и все такое...

- Когда решу — тогда и выйду. Но только за того, кому я буду нужна не из-за сисек и красивой задницы.

- Эва!.. - укоризненно покачал я головой.

- Я хочу, чтобы меня любили так же, как ты - Джинджер. Если даже гадалка это почувствовала... Кстати, а что она сказала тебе?

- Ничего.

- Разве? Ты про что-то упоминал, когда вышел из той комнаты.

- Она не захотела со мной разговаривать, только обозвала нехорошим словом.

- Нет, ты что-то не так понял, наверное...

- Она только сказала, что я должен сам решать свои проблемы, и все.

- Интересно... И больше ничего?

- Ничего.

Эвелин замолчала, только поглаживала мою руку своими нежными пальцами.

- Еще я хотел спросить — что ты бросила в машину перед тем, как начала стрелять?

- Когда была с вами в тире и мне показывали, как метать ножи, Сэм об этом говорил, посоветовал отрабатывать такой прием. Ну, я и пробовала, почти каждый день, когда настроение было и никто не видел. А сейчас само как-то получилось... У меня небольшой нож под рубашкой на ремне висел, сначала почему-то его схватила левой рукой, и кинула, пока пистолет вытаскивала... Тогда не думала вообще ни о чем.

- Теперь понятно, почему там стрелок в сторону шарахнулся, поэтому в меня и промазал, да и твой пистолет не сразу увидел.

- Я в него попала?

- Судя по всему — да, из фургона больше не стреляли, а вот из кабины...

- Ты ведь разобрался с всеми?..

- С остальными разбирались местные, когда увидели, на кого напали бандиты.

(Ну, это я слегка меняю трактовку событий, но об этом ей знать совершенно не обязательно...)

- И еще, ты мне сказал, что я смогу жить с вами...

Она смотрит на меня, а я краснею как вареный рак.

- Ладно, не волнуйся, не буду требовать исполнения этого обещания, мало ли ты тогда чего наговорил, - невесело усмехается девушка. - Хотя идея заслуживает внимания.

- Можно, я тебя поцелую? - спрашиваю на всякий случай.

- Чего тут спрашивать? Целуй, только по-настоящему...

Потом она не дает мне отодвинуться, не отрываясь, смотрит в глаза и ласково прикасается к щеке. Наконец, я решаюсь:

- Так, начинай морально готовиться к перелету в Виго, а я пойду к врачам, пусть бумаги оформляют, и делают все, что там положено.

- Иди, вернее, лети... Только возвращайся.

- Завтра до обеда приду, жди.

- Я всегда буду тебя ждать. А пока книгу почитаю... Иди, мой «брухо»...

Ну вот, и до нее эта сплетня дошла. То-то медсестра сегодня избегала ко мне близко подходить, хе-хе... Ладно, хоть врач адекватный. По крайней мере, я так думал. Но когда он узнал, что я хочу увезти Эвелин «чуть ли не завтра», то очень обрадовался. Странно, с чего бы? Наверное, он тоже слышал старую французскую поговорку: «Когда женщина выходит из такси, скорость автомобиля резко увеличивается».


* * *


31 число 05 месяца 24 года, Нью-Рино - Виго


«Завтра» вылететь не получилось — внезапно оказалось, что есть много дел, требующих завершения, причем непременно с моим личным участием. Пришлось собрать и привезти некоторые вещи для Эвелин в больницу, затем как можно аккуратнее собрать все ее остальные наряды и упаковать для перевозки. Кстати, потом спрошу — оставить их в Виго, или сразу увезти в Порто-Франко? Хотя, еще рано об этом думать, наверное.

В больнице врачи оформили довольно пухлую папку, и сказали передать ее врачу, который будет заниматься лечением пациентки в Виго. Ну, это понятно, «история болезни» и так далее. Что еще? Дали с собой болеутоляющих таблеток, на всякий случай, и средство от укачивания — мало ли как организм, ослабленный ранением, будет реагировать на перелет.

Дон Рубио тоже принял некоторое участие — связался с госпиталем в Виго, обговорил все условия лечения и перевел необходимую сумму на их счет, так что опасность ночевать у входных ворот больницы Эвелин теперь не грозила. Гонорар за выступление и премиальные он выплатил сразу, переведя их на личный банковский счет девушки. Сумма была весьма впечатляющей, разве что не очень хорошими получились предшествующие события.

Максимо я так больше и не увидел, жаль, хотел попрощаться и пожать ему руку. Неплохой он парень, все-таки. Надеюсь, что в будущем он предпочтет работать психологом, а не телохранителем или вышибалой.

Полдня ушло на подготовку самолета к вылету, все-таки после длительной стоянки нужно было проверить все по максимуму. Хозяин клуба оплатил работу механиков, и парни вдвоем облазили каждый уголок «Сессны», протерли все закоулки в моторном отсеке, заменили масло, прогнали все режимы двигателя... Подозреваю, что в данном случае стимул был не только денежный — это выдавали их взгляды. Наверное, в случае каких-либо проблем им пообещали... Даже не хочу думать, что им могли пообещать в качестве наказания. Хотя, мне совсем не хочется аварийно садиться посреди саванны на вынужденную посадку с раненой пассажиркой в салоне. Так что работайте, парни!

И наконец, сегодня ранним утром я уже приехал на аэродром, весь багаж погрузили еще накануне, и мне оставалось только сидеть в кабине, включив музыку. Эвелин должны были привезти чуть позже, а пока что звучал давний хит Билли Айдола «No Need A Gun». Мелодия у нее весьма энергичная, только вот певец все время повторял, что сердце рвется наружу. Билли жаловался на то, что ему нужен рядом хоть кто-нибудь, но почему-то я услышал в песне совсем другое:


Мне для «Русской рулетки»

Не нужен наган,

Жизнь давно раскрутила

Свой большой барабан.


Снова щелкнул курок,

Только выстрела нет,

И не мне предназначен

Тот свинцовый «привет».


Барабан той рулетки -

Он у каждого свой,

И мне снова везенье -

Что остался живой.


Время то мчится вскачь,

То ползет как смола,

Чья-то близкая смерть

Вновь глядит из ствола.


Кто умрет молодым,

Кто с седой бородой,

Кто-то в мягкой кровати,

Кто от пули шальной.


На ошибках чужих

Научиться не смог -

Палец давит на спуск

Завершая урок.


Близким жаром обдал

Раскаленный свинец,

И упал в пыль лицом

Безрассудный юнец.


Рядом слышу я звук,

Этот звонкий щелчок,

Неужели к отметке

Приближается срок?..


Мне для «Русской рулетки»

Не нужен наган,

Замедляет вращенье

У судьбы барабан...[23]


Вот пусть он сам и играет в «русскую рулетку», если нечем заняться, а мне нужно завершить много дел. Для начала — доставить Эвелин в больницу, и на следующий день вылетать в Порто-Франко. Так, вижу какое-то движение в конце стоянки, вот и раненую привезли, да еще с каким сопровождением!

Машин было две, одна из них тот же микроавтобус, что вез нас тогда в город, а вторая - «Хаммер» черного цвета. Наверное, внутри кондиционер установлен, иначе бы они сразу испеклись внутри кабины, при такой-то жаре на улице. Хотя, сейчас пока еще утро, всего-то около плюс тридцати по Цельсию в тени.

Водитель помог Эвелин вылезти из машины, но она и сама передвигалась достаточно бодро, подошла и чмокнула меня в щеку:

- Мой пилот, вези меня далеко и высоко!

- Куда только пожелаете, моя несравненная! - улыбнулся я в ответ. - Можете занимать место согласно купленному билету. Там на диване сейчас хорошо прилечь можно, а не только сидеть.

- Вот и проверю, как ты там все сделал. Пойдем, проводишь меня еще кое-куда.

Ну да, перед полетом нужно позаботиться о некоторых делах, а то на моем авиалайнере удобств на борту нет. Все, кто летал на небольших самолетах, об этом и так знают...


- Аламо — Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», выполняю санитарный рейс, прошу разрешения на посадку для дозаправки и врача к самолету.

- Сессна-«Редлайн», я Аламо — Контроль, посадку разрешаю, заход по обычной схеме, курсом девяносто, ветер шестьдесят, скорость три узла, порывы до пяти, давление тысяча пять миллибар.

- Аламо - Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», принял, заход по схеме, расчетное время посадки пятнадцать минут.

- Сессна-«Редлайн», я Аламо — Контроль, каково состояние раненого?

- Аламо - Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», состояние удовлетворительное, но пусть врач осмотрит.

- Сессна-«Редлайн», я Аламо — Контроль, врач будет, до связи!


Почти в расчетное время «Сессна» коснулась полосы, и диспетчер скомандовал по радио:

- Сессна-«Редлайн», я Вышка, подруливайте к диспетчерской.

- Вышка, я - Сессна-«Редлайн», принял.

Точно, вижу мужика с флажками, вовсю семафорит. Да еду уже, что мельтешишь-то?

Возле диспетчерской вышки стоял небольшой фургончик с красным крестом, который «с места в карьер» рванул в нашу сторону, как только пропеллер замер неподвижно.

- Кто здесь ранен? - обратилась ко мне с вопросом пожилая женщина в белом халате.

- Я... - выглянула из кабины Эвелин. - Помогите, вылезу отсюда...

Аккуратно высадив ее из самолета, передаю ее с рук на руки докторше и направляюсь к диспетчеру. По дороге замечаю, что девушку усадили на порог фургона и дали какой-то стакан, все правильно, сейчас пусть примет чего-нибудь болеутоляющего. Хотя она и бодрилась во время полета, иногда я замечал выступившую у нее на лбу испарину. Ничего, милая, потерпи еще несколько часов, когда мы доберемся до Виго, там нас уже должны встречать, Дон Рубио это гарантировал.

- Кто там у тебя ранен? - встретил меня вопросом диспетчер, тот самый, которому я в прошлый раз отдавал плакаты. (Один из них тогда сразу повесили на самом видном месте, в середине стены.)

- Она, - кивнул я на фото.

Парень даже изменился в лице:

- Сильно? Что там случилось?

- Напали на улице, темная какая-то история... Везу ее в Виго, руку будет лечить.

- А, там врачи и правда хорошие, надеюсь, все будет в порядке.

- Заправлять-то будете сегодня? Мне долго здесь сидеть нельзя, сам видишь.

- Минут через пять заправщик подъедет, как раз свою бочку наполняет. Сейчас я его потороплю...


И уже через час мы снова были в воздухе. Эва уснула после лекарства, которое дала ей сердобольная доктор, а я включил автопилот и в очередной раз попробовал расставить все по местам.

Что там был за таинственный «механик»? Хотя мне не показали ни его самого, ни даже его фотографию, у меня есть смутные подозрения, что я знаю, кто он. И догадываюсь, какой самолет он обслуживал... Кстати, рассказал этот злодей, известно ли ему, кто сопровождал танцовщицу? А где пилот? Почему его не допросили? Он что, не в курсе, чем занимается его напарник? Или на всякий случай заранее «свалил» из города? Нет, за этот горизонт заглянуть не удается... А если попробовать с другой стороны?..


Остановка на аэродроме братьев Леру была такой же короткой, как и в Аламо, за исключением того, что Эвелин попросила не вызывать врача. Сказала, что чувствует себя вполне терпимо, и можно не беспокоиться. Мне не понравилось то, что она отказалась хоть что-нибудь поесть, ну да ладно, вечером уже будем на месте, там и поужинаем.

И вот, уже под вечер, заруливаю на стоянку, повинуясь сигналам местного персонала. Что-то он вяло машет, устал на заре торчать целый день, что ли? Да все, похоже, сегодня самолетов уже не будет. Пора выбираться из кабины в местную жару, только вот где встречающие?

- Подождите, за вами сейчас машина приедет, - сказал мне пожилой мужик с красным, обветренным лицом.

- А мы и не торопимся... - Повернувшись к Эве, я сказал:

- Милая, посиди здесь пока, хорошо? И подумай, что из своей одежды ты хотела бы оставить здесь, и что я могу сразу увезти в Порто-Франко.

- Скорее бы они приехали, а то есть хочу, - тонко намекнула девушка.

- Да я и сам бы не прочь плотно перекусить... Вон, там уже кто-то пылит!

Подъехавший микроавтобус «Тойота» когда-то был красного цвета, но затем хозяева решили, что в здешнем климате белый цвет гораздо актуальнее. И теперь на кузове были весьма заметны последствия перекраски, проявившиеся после многочисленных ударов гравия на местных дорогах. Но нам любоваться на него некогда, мы в город хотим попасть, нужно побыстрее Эвелин в больницу отвезти. Интересно, у них там ужин только по расписанию, или все-таки допускаются некоторые вольности?

- Здравствуйте, я из больницы, мне сказали встретить пациентку, прилетевшую на «Сессне».

- Добрый вечер, вот ваша пациентка, - показал я ему на кабину. - А место для ночевки сопровождающего в вашей лечебнице найдется?

- Конечно, и кухня работает до глубокой ночи. Так что не беспокойтесь, все будет устроено наилучшим образом!

(Ну да, если учесть сумму, в которое обходится лечение, то за такие деньги можно и угостить пациента парой лишних бутербродов или несколькими печенюшками...)

Энергично закидав сумки с вещами в микроавтобус, я помог Эвелин выбраться из самолета и удобно разместиться в салоне. Затем, после того как быстро сдал самолет под охрану, пристроился рядом с ней на соседнем кресле.

- Все, я здесь дела закончил, поехали в город! А то нас там уже заждались эскулапы в кабинетах и повара в вашей больничной столовой...

Несмотря на потрепанный внешний вид, «Тойота» шла по неровной дороге весьма плавно и быстро, только немного раскачивалась. Кондиционер тоже работал, так что доехали с комфортом. Несмотря на усталость, любопытство взяло свое, и Эвелин рассматривала все, что только можно было увидеть из тонированных окон машины. Да, это не «проходной двор» Порто-Франко, и не «ночная столица» Нью-Рино!

Хотя, если уж честно говорить, мы видели только окраину города, центр остался в стороне от нашего маршрута. Зелени здесь росло побольше, чем в Порто-Франко, и возникало ощущение, что едем где-то в староземельных тропиках. А что, очень даже красиво...

Наша «Тойота» не останавливаясь проскочила въездные ворота и остановилась возле административного здания, из которого тут же вышла молодая женщина в униформе медсестры. Я откатил дверь микроавтобуса в сторону, и она обратилась к нам:

- Вы на лечение?

- Да, вот пациентка, - я указал на Эвелин, - а это ее бумаги, - и передал папку с врачебными документами.

Бегло просмотрев начальную страницу, медсестра почему-то подобрела и улыбнулась:

- Нам звонили, предупреждали о вашем приезде. Сейчас я провожу вас в палату...

Она села на пассажирское сиденье в кабине, и мы поехали куда-то вглубь территории. Как оказалось, нужное здание стояло примерно в полукилометре от ворот, неподалеку виднелись другие одноэтажные домики.

- Вот здесь вы будете жить во время лечения у нас, - обратилась медичка к Эвелин. - Сейчас мы проводим вас в палату, где можно разместить вещи.

Посмотрев на кучу сумок, она удивленно приподняла брови:

- Это весь ваш багаж? Или есть еще?

- Не беспокойтесь, мне просто нужно разобраться с вещами, лишние завтра увезут дальше. У меня просто не было возможности все сортировать, понимаете? - ответила Эва.

Медсестра согласно кивнула и сказала:

- Следуйте за мной!

Мы с водителем навьючили на себя сумки и потащили их за идущими впереди женщинами. Да, вроде и не очень тяжелые, но один бы я их долго кантовал...

- Вот палата, размещайтесь... А вы сопровождающий? - повернулась она ко мне.

- Да.

- Для вас мы можем предоставить номер в нашей гостинице.

- Извините, я завтра улетаю, и мне бы хотелось помочь мисс Стар разобраться с багажом, часть его нужно будет увезти. А самой ей это делать не очень удобно, вы же понимаете...

Медсестра посмотрела на меня, затем на Эву, и чуть заметно улыбнулась:

- Хорошо, до завтрашнего утра можете воспользоваться соседней палатой, она также одноместная и пока не занята. Но если решите задержаться, то вам придется перейти в гостиницу.

- Нет, мне только на одну ночь...

- Располагайтесь, примерно через час к вам подойдет врач. Ужин — через два часа, если хотите — вам его доставят сюда, телефон и справочник с номерами на столике. Надеюсь, вам у нас понравится, до встречи!

Попрощавшись, она села в машину и уехала.

- Ну что, мисс Стар, когда начнем разбираться с вашими вещами? Не хотелось бы делать это среди ночи...

- А что тут разбираться? - Эва уселась в широкое кресло. - Отрывай сумки, доставай из них вещи, показывай мне. Одни будешь скидывать налево, другие направо, их и увезешь. Да не смущайся ты, можно подумать, никогда раньше женского белья не видел.

- Видел, конечно... И на тебе, и тебя без него тоже...

Она чуть покраснела, но потом рассмеялась:

- Все, начинаем! А то скоро врач придет...

К моему удивлению, все удалось рассортировать довольно быстро. Разве что при виде сценических нарядов она задумалась.

- Так, тренировочные оставляю... Ну и пару для выступлений тоже, этот и этот!

- Ты что, собралась здесь представления устраивать?

- Мало ли, вдруг придется остаться надолго? Тогда об этом и подумаю... Все, начинай упаковывать то, что увозишь, остальное просто сложи в эти сумки, я потом сама не спеша разберусь...


Когда вошел врач, все сумки уже стояли по разным углам двумя разновеликими кучками, а мы с Эвой сидели в креслах и смотрели по телевизору местные новости. Не могу сказать, что они сильно отличались от таких же выпусков в Порто-Франко или Нью-Рино, разве что дикторы были другие, и названия упоминаемых в репортажах улиц и заведений. Ах да, в Нью-Рино ведь порта нет! В этом, наверное, и вся основная разница.

- Здравствуйте, я ваш врач, можете называть меня доктор Марсиано, - обратился он к Эвелин. Ну вот, пришел, красавчик, сейчас начнется...

- Можно, я заберу у вас мисс Стар на осмотр и процедуры? - это он уже у меня спрашивает, оказывается.

- Конечно, только потом не забудьте ее вернуть! - А вот так тебе!..

Чувство юмора у него все-таки присутствовало, и он ответил:

- Я могу взять вас с собой, тогда после процедур вы сможете сразу и поужинать в нашей столовой. Иногда это лучше, чем заказывать доставку в палату, за нее приходится доплачивать отдельно.

А, так это ты вроде как о нас беспокоишься... Хорошо, ужин так ужин...

- С удовольствием посмотрю на здешние достопримечательности. Пойдем, дорогая! - Я взял Эву под руку и вывел из палаты. Вот так вот!

Идти было недалеко, буквально метров пятьдесят, до соседнего здания. Я остался сидеть в беседке возле входа, явно служившей местной «курилкой», а врач повел девушку внутрь. Так, до ужина еще полчаса, успеет он сделать перевязку и все, что нужно? Или придется идти в столовую «ускоренным шагом»?..

Зря беспокоился — уже через двадцать минут Эвелин вышла из здания и подошла к беседке, за ней высунулся было доктор, но увидел меня рядом, почему-то сразу передумал, резко развернулся и скрылся в дверях.

- Устала, птичка моя? - немного грубовато обратился я к ней.

- Устала, крылышко болит, и поклевать чего-нибудь повкуснее очень хочется...

- Ну, тогда пойдем во-он туда. - На соседнем здании висела написанная большими буквами вывеска «Cafe-Restaurant». Надо же, только «Бар» осталось добавить. Хотя, на территории лечебных заведений такое малореально...

Все это время Эвелин выглядела довольно бодрой, но когда после ужина мы вернулись к ней в палату, чуть ли не упала в кресло:

- Устала я... И рука болит все сильнее...

- Что врач сказал? - За ужином я принципиально не стал затевать разговоров на эту тему.

- Он посмотрел все мои бумаги из той больницы, затем во время перевязки проверил, что у меня там и как заживает. В общем, недели через три меня уже выпишут, если не будет осложнений. Когда делали перевязку, я потребовала у них немного мази...

- Зачем?

- Для тебя, милый. Тебе ведь тоже надо бы сменить повязку на руке, и намазать щеку.

- Спасибо, ты такая заботливая, прямо как... - окончание фразы я скомкал, но она все поняла.

- «Как жена», да?..

Я кивнул, и Эвелин с улыбкой сказала:

- Ну тогда хотя бы поцелуй меня, из благодарности.

Поцеловав ее, уложил на кровать и занялся перевязкой своего плеча. В принципе, там не было особо ничего страшного, что-то вроде глубокой царапины с неровными краями, но саднило чувствительно, особенно после нагрузки в течение дня. Но покраснения вокруг не заметно, и это радует, сейчас заменю повязку, и отдыхать...

Но залечь спать сразу не получилось — Эва попросила меня посидеть у нее в палате.

- Ты ведь завтра утром улетаешь?

- Да, хочу после обеда уже быть в Порто-Франко.

- Скучаешь по Джинджер?

- Да. И чувствую, что она очень скучает по мне.

- А ты и правда... - она замолчала.

- Что «правда»?

- Неважно... Этот врач во время перевязки стал задавать мне всякие невинные вопросы, - вдруг перешла она на другую тему. - А я показала ему кольцо и сказала, что ты очень ревнивый. И когда напали, ты перестрелял всех пятерых за несколько секунд...

- Подожди, все же было совсем не так!..

- А он что, проверять будет, по-твоему? - усмехнулась она. - И еще я ему сказала, что в один момент отрежу яйца любому, кто ко мне полезет. А ты потом приедешь и мелко пошинкуешь то, что останется.

- Вот почему он так шарахнулся!.. Ясно, надеюсь, лечение он проведет в срок.

- Да уж, желания держать меня здесь как можно дольше у него явно поубавилось...

Мы немного посмеялись, и она сказала:

- Мне будет так одиноко без тебя...

- Эва, всего-то три недели, когда будет точно известна дата выписки — дай телеграмму, прилечу за тобой. Мне ведь еще немного поработать нужно, чтобы самолет не простаивал. Это в «мокрый сезон» летчикам делать почти нечего. А без дела торчать дома не могу и не хочу.

- Тогда хотя бы посиди рядом со мной в этот вечер. Пожалуйста...

Она дремала на кровати, а я сидел в кресле, которое поставил рядом, и держал ее здоровую руку в своих ладонях...


Спать я лег в соседней палате, когда уже совсем стемнело. Накрыл улыбающуюся во сне Эвелин цветастым одеялом, ушел к себе, рухнул на кровать с жестким матрасом и мгновенно вырубился. 



1 число 05 месяца 24 года, ППД | Горизонт событий | 32 число 05 месяца 24 года, Виго - Порто-Франко