home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1 число 05 месяца 24 года, ППД


«Утро красит нежным светом...», ну и так далее. Почему-то вспомнилось «Что день грядущий мне готовит?..», но это совсем другая история. Надеюсь, что хотя бы сегодня ничего сверхсрочного не случится. Только вот у начальства будет свое мнение по данному вопросу, как всегда. Да ладно, не в первый раз предстоит решать практически невыполнимую задачу, как суперагенту в кино. Правда, разница в том, что дубль будет первый, он же единственный, и без каскадеров вместо артиста. К тому же в тот раз я прятался в вырытом заранее окопчике, а в небе скрыться будет совершенно негде. Остается только обеспечить страховку со всех сторон, успеть вовремя вызвать кавалерию из-за холмов и надеяться, что она прискачет еще до того, как... Ну, сами понимаете, что.

- Здравия желаю, товарищ майор!

Я поздоровался с Поповым и Владимирским, и Алексей Сергеевич указал на стул:

- Присаживайтесь, как раз сейчас будем составлять план наших действий. Командование дает «карт-бланш» на любые действия и гарантирует всю возможную помощь.

- Разрешите доложить — у меня здесь на флешке есть предварительные наброски, давайте их распечатаем и вместе посмотрим — вдруг что-нибудь из них пригодится?

Через несколько минут еще теплые листы, выплюнутые лазерным принтером, были разложены на столе и майор бегло просматривал текст, сосредоточенно нахмурив брови. Отложив в сторону последний из них, он внимательно посмотрел на меня:

- И когда вы все это спланировали?

- Вчера, не смог себя заставить спать целый день...

Усмехнувшись, он передал листки Михаилу, который тоже стал их изучать. Минут через пять Владимирский положил плоды моих вчерашних трудов на стол и сказал:

- В общем, как основа плана — вполне подойдет. Если соединить с нашими «заготовками», получится очень даже солидно. А что еще есть? Я вижу, существует продолжение?

- Здесь у меня примерный список требуемого оборудования, заявка на предоставление сведений об одном человеке, и грубый план действий. Требуется уточнить возможности нашей авиации по оказанию воздушной поддержки в нужном районе. Дело в том, что проще всего изобразить новичка-простачка, если будет кто-то незнакомый — пираты могут насторожиться и не проявить себя. А с этим вероятным пособником бандитов я знаком лично, еще с Порто-Франко, и он меня знает именно как «начинающего». Тем более, что в прошлый раз они меня упустили, и ему нужно срочно реабилитироваться перед главарями или сообщниками, не знаю, какая у них там иерархия...

- Вы осознаете риск? - Ну да, майор просто обязан был об этом спросить, а то его по ночам совесть потом будет мучить, если что.

- Вполне. И подобное задание придется выполнять не впервые. - Я посмотрел на Владимирского, он отвел взгляд в сторону. Да ладно, чего уж там, дело прошлое... - Только необходимо очень хорошо обдумать все возможные меры подстраховки, рухнуть на землю посреди саванны мне совсем не хочется. С кем из представителей здешних ВВС мы будем согласовывать наши действия?

- Когда составим более-менее вразумительный план действий — свяжемся с их командованием, они выделят поддержку. Кстати, пришел ответ на запрос по поводу фирмы-получателя. Это реальная, уже долго существующая фирма-посредник, через нее заказывают товары со Старой Земли. По нашим каналам удалось добыть сведения, куда этот груз пошел дальше. Получателем значилась другая фирма, которая реально существовала на момент прибытия груза на базу Ордена, только вот буквально через пару недель куда-то исчезла. Самое интересное, что ее и открыли незадолго до даты переноса.

- «Фирма-однодневка»?

- Можно выразиться и так. Значит, эта организация свою задачу выполнила, а потом тихонько пропала. Пока все укладывается в логику действий. Во время сезона дождей самолеты были собраны, на них установили вооружение, как только наступил сухой сезон — облетали, и начали действовать.

- А почему до сих пор никто ничего не заподозрил?

- Так ведь самолеты пропадали и раньше, по самым разным причинам, уж вы-то об этом знаете лучше нас.

(Это да, одну из возможных причин я и сам видел не так давно, в пещере на берегу...)

- У них обязательно должен быть осведомитель на аэродроме, я об этом указал в своей записке.

- Согласен, - кивнул Попов.

- Поэтому обязательно нужно узнать, когда он снова появится в Нью-Рино, тогда и начнем действовать. Думаю, что несколько дней для подготовки у нас есть. Тем более, что я тогда сказал ему, что скоро полечу обратно с весьма ценным грузом, так сказать, «закинул удочку». В прошлый раз они меня упустили, теперь наверняка реванша захотят.

- Рискованно... - Это уже Владимирский решил высказаться. А тогда, когда груз в саванне перехватывал, что — абсолютно безопасно было?

- А как их еще выманить? Они ведь не каждый день там летают, на «свободной охоте». Скорости не те. Им дают сигнал, они вылетают заранее, чтобы перехватить цель в определенной точке маршрута и увести к себе на базу. Возможно, существует и наземная группа поддержки, на случай, если кто-то вдруг решит сесть в саванне. Но это уже из области домыслов, хотелось бы пока их избежать.

- Что требуется еще, из аппаратуры?

- Сейчас у меня на самолете установлена пеленгационная антенна, ее нужно снять. Все равно мне отслеживать направление на передатчики будет некогда. Понадобится сканер, «глушилка» и радиостанция с «прыгающей частотой» для связи с авиаподдержкой. Также я хочу изготовить устройство сопряжения, чтобы слышать все сигналы в одних наушниках, и переключаться по минимуму. Лететь придется одному, без оператора, мне будет важен каждый килограмм веса. На всякий случай можно раздобыть несколько ящиков, в которых обычно перевозят золото или крупные суммы денег, вам лучше знать, как такие штуки выглядят, я с ними не сталкивался. Золото туда укладывать не нужно, хватит и пустых.

Попов и Владимирский улыбнулись, Михаил спросил:

- А что именно слушать-то планируется?

- Пришла идея — вывести сигналы со сканера в наушники стандартной гарнитуры. Чтобы не лезть в радиостанцию, сделаю небольшой блочок, к нему все и подключу. Лишь бы он проработал столько, сколько продлится операция. Схему я уже отрисовал, в мастерской это займет день, максимум два работы. Кстати, еще будет нужен маячок, могу переделать тот, который мне подсунули в Нью-Рино - используем трофейную вражескую технику в своих целях. Надеюсь, устройство слежения за радиомаяками здесь в «хозяйстве» найдется?

- Найдется, найдется, - поддержал меня майор. - Тогда в ближайшее время постараемся узнать, где находится этот ваш «вероятный пособник», а вы занимайтесь своей схемой. Снимать антенну и подключать новый блок вам поможет старший лейтенант Рыжов, с ним же и маячок будете проверять. Кстати, можете привлечь его к работе в мастерской, это очень полезно, пусть учится творчески решать нестандартные задачи. Сейчас его вызову, и начнете работать, пусть помогает. А мы с Михаилом будем детали плана прорабатывать, ваша заготовка хороша, но требует дополнений и уточнений.


* * *


2 число 05 месяца 24 года, аэродром, ППД


Когда мы с Константином (да, это и есть «старлей Рыжов») возились над блоком сопряжения в мастерской, меня как всегда неожиданно вызвали к телефону.

- Вам срочно необходимо прибыть в штаб, к майору Попову, - довел до меня распоряжение начальства помощник дежурного. - Машина за вами уже выехала.

- Принял, сейчас же выхожу...


В кабинете Алексея Сергеевича обстановка была несколько напряженной.

- Власти Невады и Аризоны просят нас оказать помощь, они сами не справляются. Дело в том, что пропал еще один самолет, вызывали санрейс на отдаленную ферму, и все — до места не долетели, с пациентом тоже дело плохо. Начальство у себя в кабинетах люстры грызет, требует результата в самое ближайшее время. Так сказать, нужно предъявить им снятые с хищников шкуры, или шкуру снимут уже с нас. Вопрос престижа все-таки...

- Это дело обычное...

- Как у вас дела в мастерской, сколько еще работы осталось над «рацпредложением»?

- Сейчас уже осталось только плату в корпус поставить, вечером будем подключать к аппаратуре на месте - в кабине самолета, заодно и проверим, как вся система работает.

- Пришел ответ из Нью-Рино: интересующий нас субъект уже на аэродроме, прилетел только вчера. Так что особо задерживаться нельзя, чтобы он снова не исчез на неопределенное время.

- Все ясно, разрешите продолжать работу?

- Подождите, хочу вас поблагодарить за разработанный план операции. Конечно, кое-что пришлось поменять, но наши авиаторы согласны с приведенными доводами, и готовят два «Тукано» к вылету по первому требованию. А завтра их отправят поближе к месту действия, пилотам лучше знать, откуда вылетать на «охоту». Все, идите, готовьтесь!


* * *


4 число 05 месяца 24 года, аэродром ППД


Я сижу в кабине «Сессны», удобно расположившись на заднем сиденье, и жду, когда рассветет. Из гостиницы выехал затемно, сдав ключи от номера сонной дежурной, сумку с моей формой Владимирский обещал утром отвезти в хранилище. Так что опять буду ходить как абсолютно гражданский человек, о моем звании будут знать только те, кому «положено». Хотя, здесь болтунов нет, ППД — закрытая территория, а в соседние городки я не выезжал, ни по форме, ни просто так.

Лежащий на правом переднем сиденье мобильник выполняет свою привычную функцию МР-3-проигрывателя, и сейчас Виктор Цой призывает меня к бдительности:


Следи за собой, будь осторожен! Следи за собой!


       Следи за собой, будь осторожен! Следи за собой!



       Следи за собой! Следи за собой!


Песня с перечнем всевозможных несчастных случаев закончилась, и началась другая, более оптимистичная, с таким припевом:


Снова за окнами белый день!

День вызывает меня на бой!

Я чувствую, даже закрыв глаза!

Весь мир идёт на меня войной!


И вот, с направления предстоящего полета, над горизонтом показался край солнечного диска. В первые минуты на него можно смотреть беспрепятственно, пока он еще не превратился из красного овала в ослепительный круг. Последние звезды торопливо убегали с быстро светлеющего неба, уступая место резво поднимающемуся светилу. Буквально с первых минут его лучи стали заметно греть все, на что они попадали, пока еще «ласково». Скоро небо утратит свою голубизну, перестанет блестеть и выгорит до белесого цвета. Судя по всему, днем будет обычная для этих мест дикая жара и уже ставшая привычной пыльная дымка над саванной. И где-то в этом выгоревшем до серого цвета небе меня ждет встреча с воздушными пиратами, решившими открыть сезон «стрельбы по перелетным уткам». Ну что ж, пора мне начать охоту на охотников. Страшно? Да... Но дрожать коленками некогда, предполетный осмотр я уже давно провел, пора вызывать диспетчера...


- Вышка, я «Сессна»- «Варяг», разрешите запуск!

- «Сессна» - «Варяг», я Вышка, запуск разрешаю. Взлет полсотым курсом, ветер семьдесят градусов, скорость три метра, порывы до четырех.

Двигатель запустился сразу, осталось только дождаться, пока он прогреется. Наконец, стрелки приборов подползли к нужным делениям на шкалах, вперед и с песней!

- Вышка, я «Сессна» - «Варяг», разрешите предварительный!

- «Сессна» - «Варяг», я Вышка, предварительный разрешаю.

Медленно рулю в сторону взлетной полосы, в это время кроме меня здесь никто сегодня не вылетает, полеты начнутся только через пару часов. Время старта специально выбрано так, чтобы обеспечить минимум свидетелей моего пребывания здесь. У меня есть еще пара козырей в рукавах, но об этом как-нибудь потом, сейчас некогда...

- Вышка, я «Сессна» - «Варяг», разрешите исполнительный!

- «Сессна» - «Варяг», я Вышка, исполнительный разрешаю.

Выруливаю на точку старта, вдалеке легкий ветерок еле-еле шевелит оранжево-белый полосатый колпак «колдуна» - указателя ветра.

- Вышка, я «Сессна» - «Варяг», к взлету готов!

- «Сессна» - «Варяг», я Вышка, вам — взлет!

Пробежав несколько сотен метров, самолетик отрывается от бетона полосы и рвется в небо, но я придерживаю его порыв, убираю закрылки и перевожу в режим неторопливого набора высоты. Чуть позже диспетчер вызывает меня:

- «Сессна» - «Варяг», я Контроль, поворачивайте на курс шестьдесят, занимайте три тысячи метров, удачи!

- Контроль, я «Варяг», принял, иду курсом шестьдесят, занимаю три тысячи.

- Спасибо за календари, удачи!

- До встречи, Контроль!

Это он благодарит за то, что я им презентовал несколько своих рекламно-авиационных календарей, когда заходил пообщаться на вышку во время перерыва между полетами. Мелочь, а приятно, хе-хе. Так что творчество начинающего фотографа Джона Смита теперь известно на многих аэродромах Новой Земли. Кому ни предлагал взять несколько экземпляров календаря — никто не отказался, так что затраты на печать уже вполне «отбились», скоро в «плюс» выйду, даже календари еще остались в запасе. Главное теперь лично для меня — без потерь добраться до аэродрома в Порто-Франко, но кое-кто мне будет в этом активно мешать. По свежим данным разведки, «Аннушка уже купила подсолнечное масло, и не только купила, но даже и разлила». А вот кто на этом масле поскользнется — мы еще посмотрим...


Через четыре с половиной часа я уже заруливал на стоянку в Алабама-Сити, нужно было дозаправиться и чуть передохнуть. Пока не подъехала автоцистерна-топливозаправщик, успел сбегать к диспетчеру, поинтересоваться, как обстоят дела с календарями. Ох, как они обрадовались, когда узнали, что есть еще несколько штук! Есть спрос — будет и предложение, вот вам еще, коль денег не жалко... А, так их летчики хорошо разбирают? Будем иметь в виду, может быть, еще что-нибудь подобное напечатаем... Так, заправщик уже у самолета, всем удачи!..

Оборудование в кабине было тщательно укрыто от посторонних глаз накидками из темной ткани, поэтому я не боялся, что случайные зрители могут что-то понять. Наружные антенны были сняты, все установлено в кабине, а она сейчас заперта. Так, что там у нас с бензином-то? Да, дорогой, лей до полных баков, мне сейчас в Нью-Рино вылетать, а потом еще дальше, груз срочный.

Когда заправщик отъехал метров на сто, я быстро включил аппаратуру наблюдения, при неработающем двигателе сигналы, принятые широкополосным сканером, можно было прослушивать и на выносной «динамик». Но ничего особо интересного в эфире не было, так, местные разговоры, диспетчер передавал погоду приближающимся бортам, кто-то требовал встретить его сразу у стоянки, в общем — обычная рабочая обстановка на небольшом аэродроме. Никаких кодированных передач я не услышал. Ну что ж, пора лететь дальше!..


Часа через два слева по курсу уже замаячил Форт-Джексон. В этот раз сажать там самолет не было необходимости, и все ограничилось дежурным обменом с их диспетчером. Мелькнула внизу под самолетом мутновато-блестящая полоса реки Баффало-Крик, скоро уже войду в зону ответственности диспетчеров Нью-Рино...


- Нью-Рино — Контроль, я «Сессна»- «Редлайн», прошу посадки для дозаправки.

- «Сессна» - «Редлайн», я Нью-Рино — Контроль, посадку разрешаю, заходите с круга по обычной схеме, курсом двести семьдесят, ветер двести, скорость четыре узла, порывы до семи, давление тысяча три миллибара.

- Нью-Рино — Контроль, я «Сессна» - «Редлайн», принял, расчетное время посадки пятнадцать минут.


Через двадцать минут колеса застучали на мелких неровностях полосы. Ну да, ошибся на пять минут, с кем не бывает, не на час же, хе-хе... По пути на стоянку, где уже вовсю сигналит флажками «заруливающий», внимательно разглядываю стоящие в ряд самолеты. А вот и он, больной зуб, в смысле - «Бичкрафт» нашего подозреваемого Жако. Разведка доложила точно, улететь он еще не успел. Цели подходящей не нашлось? Ничего, сейчас мы тебе ее преподнесем на блюдечке с голубой (или золотой, по желанию заказчика) каемочкой. А где ты сам-то? Ничего, аэроплан твой здесь стоит, значит и пилот не очень далеко, разве что в город уехал? Ладно, мы не гордые, ради такого дела можем и подождать.

Место на стоянке оказалось через пару самолетов от «Бичкрафта». Когда я после остановки двигателя выбрался из кабины, то даже с этого расстояния увидел трепыхающиеся ленточки заглушек на воздухозаборниках двигателей и прочих деталях самолета. Похоже, утром хозяев здесь еще не было. А если их нет на аэродроме — мне торопиться некуда, стану неспешно заниматься своими делами, кстати, где там здешний топливозаправщик, чего он не чешется сюда ехать-то? Сейчас мы его взбодрим с помощью диспетчера...


- Вышка, я «Редлайн», когда будет заправщик?

- «Редлайн», я Вышка, цистерна будет через пятнадцать минут, ждите.

- Вышка, обедами у вас тут кормят где-нибудь?

- «Редлайн», в городе ресторанов полно. Если хотите — можем отвезти.

- Вышка, мне бы поближе...

- «Редлайн», можем предложить закусить в нашем баре.

- Хорошо, подойду после заправки. Календари еще нужны?

- Так это ты их привозил? А еще есть??? Будем очень благодарны!..

- Как только заправлю самолет — подойду к вам на вышку.

Что, проснулся, как только про календари услышал? Почему-то я думаю, что сейчас заправщик прискачет гораздо быстрее, чем через десять минут. Ну точно, так и есть — вон он, уже пылит в конце стоянки, сюда направляется. Вот что грамотный подход к людЯм делает!..

Когда баки наполнились бензином, водитель (явный «латинос») предложил меня подвезти до вышки. Надо же, какой сервис, интересно, попросит о чем-нибудь или нет?

- А что это у вас? - обратился он ко мне, увидев обернутую пластиком небольшую пачку.

- Диспетчер попросил ему несколько календарей привезти, вот и забираю нужное количество.

- Посмотреть можно?

- Руки чистые?

Он посмотрел на свои перемазанные ладони, попробовал их вытереть о когда-то синий комбинезон, но хотя бы немного чище они от этого не стали. Тогда, чуть смутившись, сказал:

- Ну, хотя бы так покажите... О, а можно мне такой?

- Всего пять экю — и он твой.

- Отлично, сейчас к вышке подъедем, я только руки вымою, и сразу подойду, хорошо?

- Нет проблем, можно даже и не один экземпляр.

- Мне и одного хватит, - ответил водитель. - Дома на стенку повешу.

- А жена ревновать не будет? Разорвет еще от злости...

- Нет, она красивые картинки любит. Тем более, эта - о моей работе.

- Ну да, без тебя ни один бизнесмен и пилот далеко не улетят...

Дружно смеясь, мы подъехали к диспетчерской вышке, и он сразу умчался мыть руки, а я стал подниматься по лестнице.

- Приветствую! Что, люди желают любоваться красивыми картинками?

- У нас твои календари сразу разобрали, даже наш со стены уперли. Да шучу, сами отдали, очень уж просили подарить, - отозвался диспетчер. - Сколько у тебя есть?

- Десяток могу выделить прямо сейчас, если больше — нужно из упаковки в багаже доставать.

- Хорошо, десять так десять, один прямо сейчас и прикреплю, вот сюда, чтобы даты было хорошо видно...

- Кстати, можно и большой плакат в таком же стиле напечатать, внизу повесить, где пассажиры ходят.

- Да?.. Скажу начальству, пусть думает. У нас часто всякие важные типы летают, пусть любуются и размышляют, какие они крутые и успешные.

Когда отсмеялись, я спросил у парня:

- Так, где у вас здесь поесть-то можно?

- В соседнем здании, вон в том, - он показал рукой. - Сейчас как раз дело к ланчу, спроси, может быть уже и приготовили что-нибудь.

Попрощавшись с диспетчером, спускаюсь вниз и у самых дверей сталкиваюсь с водителем топливозаправщика.

- Все, прошу один календарик, - он протянул мне пластиковую «деньгу».

- Пожалуйста, завернуть? - я откровенно улыбаюсь.

- Если не трудно, - смеясь, он подыгрывает мне.

Сворачиваю лист календаря в трубку и обертываю упаковочной бумагой — календарь оставался только один, сейчас я взял их «впритык». Отдаю его водителю и спрашиваю:

- Где здесь обедами кормят, не подскажешь?

- Вообще-то, здесь в основном для своих, но вам, думаю, не откажут. Пойдемте, я провожу.

По дороге мы знакомимся, парня зовут Хуан (по-нашему - «Иван»), он мексиканец. Уезжать из здешней саванны куда-то на побережье он пока не планирует, жизнь рядом с крупным городом ему нравится гораздо больше.

- Что там делать-то? По выходным рыбачить с лодки? Так ведь в Заливе попадаются такие рыбки, что тебя сами сожрут вместе с ботинками и катером в придачу. Нет, я пока здесь еще поживу, может, потом, когда спокойной жизни захочется. Дети подрастут, и переедем.

- А сколько их у тебя?

- Двое, маленькие еще. Вот мы и пришли...


Заведение чем-то напоминало приаэродромный «Триммер» в Порто-Франко, разве что было чуть побольше. Раза этак в два, как по площади, так и по количеству столиков, стульев и по размеру барной стойки. Да, тут есть где разгуляться... Наверное, здесь иногда столуются и некоторые из транзитных пассажиров. А сейчас за разными столиками обедали несколько человек, явно из аэродромного персонала.

Пока я оглядывался по сторонам, Хуан успел о чем-то переговорить с барменом, который тут же скрылся за дверью, откуда доносились характерные шкворчащие звуки и аппетитные запахи. Сразу же очень захотелось есть, организм напомнил, что уже наступило время обедать, а завтрака-то сегодня и не было!

Появившийся через пару минут официант (во как!) поставил на стол передо мной тарелку с отбивной весьма нехилого размера и горкой местной картошки, отдельную тарелку с салатом из только что нарезанных овощей и небольшую, слегка «запотевшую» бутылочку холодной воды.

- Вы же пилот, и скорее всего, через небольшое время полетите дальше, поэтому вина или пива вам не предлагаю, - сказал он, опередив мой вопрос.

- Спасибо, а сколько это будет стоить?

- Если подарите нам такой же календарь, как у Хуана — тогда обед за счет заведения, и мы всегда будем вам рады.

- Договорились, сразу после обеда и отдам, разве что до стоянки идти далековато...

- Ничего, не торопитесь, если будет нужно — Хуан вас отвезет, ему и отдадите.

Пока не спеша обедал, отдав должное мастерству местного повара, раздумывал о том, что бывают и приятные события. Надо же, полиграфический бизнес иногда приносит самые неожиданные результаты. Как-то и не ожидал, если честно. Думал, может сгодится на будущее «для прикрытия», а оказалось, что это здесь очень даже востребовано. Хорошо, нужно над этим вопросом еще поработать, только есть несколько нерешенных проблем... Одна из них как раз сейчас в двери входит... Вместе с другой...

Увидев меня, Жако что-то сказал своему технику, и тот сразу отвалил к стойке, где уселся на табурет и завязал разговор с барменом. Сам подозреваемый направился в мою сторону, лучась радушием, как зенитный прожектор:

- Надо же, какая встреча! Ты откуда здесь?

- Привет! Я же говорил, что скоро обратно полечу, с грузом? Вот и отправили, чтоб им... - скорчив недовольную рожу, я отпил воды из высокого стакана.

- Что-то не так? - заботливо спросил Жако.

- Да, как всегда... Обещали одно, приходится делать другое, и все самому...

- В чем дело-то?

- Со мной должен был сопровождающий лететь, которого отправили груз охранять. А он не смог...

- Что-то случилось с ним? А почему другого не нашли, для замены?

- Да он перед самым вылетом съел что-то, и его сразу скрутило. Засел, прошу извинить, в туалете, и стал похож на стартующую ракету. Правда, взлететь ему тяги не хватило.

Жако заржал над моей грубой шуткой, и снова спросил:

- И что дальше?

- А что в таком случае может быть «дальше»? Гальюна у меня на борту нет, ночного горшка — тоже. На какой такой он мне нужен? Пришлось одному вылетать, сказали, что гонорар сопровождающего мне выплатят...

- Груз большой?

- Нет. Какие-то ящички деревянные, опечатанные, весят прилично, но не очень много. Сказали, не дай Бог пломба будет повреждена — до конца жизни не рассчитаюсь. Сейчас вот назад на стоянку побегу, и через часок-другой дальше отправлюсь...

- Попутного пассажира не хочешь взять, куда летишь, вообще?

(Ага, разбежался!.. Только твоих корешей мне на борту не хватало!..)

- Не, я уж лучше один, не торопясь, до Аламо как-нибудь доберусь, там уже ждать меня будут вечером.

- Мне вот тоже позвонили, предложили выгодно слетать примерно в ту же сторону, сейчас должны подъехать...

- Ладно, мне пора, еще дела нужно здесь закончить!

На этом я с ним пока что и распрощался. Уверен «на все сто», как говорится, что он ко мне еще подкатит на стоянке — самолеты недалеко друг от друга стоят. И вообще, нужно обещанный календарь отдать...

Как мне и сказали, к стоянке меня подвезли на топливозаправщике. Отдав водителю завернутый в бумагу плакатик (я туда положил даже пару экземпляров, за такой обед не жалко!), начал демонстративно копаться в кабине и багажном отсеке.

Минут через десять за спиной раздался долгожданный голос Жака:

- Хотел спросить, а что это у тебя «Сессна» такого странного цвета?

- Предложили попробовать новую краску, чтобы от солнца меньше нагревалась.

- Ну и как результат, может, и мне помогло бы?

- Нет, белая краска лучше была... Потом время будет, перекрашу как раньше.

Я вытащил из кабины рабочий комбинезон, встряхнул его, подняв небольшую пыльную бурю, и закинул его внутрь багажного отсека, краем глаза поймав любопытный взгляд Жако и момент, когда он даже моргнул от избытка чувств. Ну да, три небольших деревянных ящичка, на совесть прикрученных ремнями к полу отсека, что тут может быть интересного? Разумеется, если не знать, ЧТО именно могут в таких ящичках перевозить. А у меня такая информация вряд ли будет, я крупными банковскими операциями не занимался. Конечно, там может оказаться все что угодно, но интерес у Жако в глазах появился совершенно неподдельный.

Захлопнув люк «багажки», запираю его на ключ и поворачиваюсь в сторону Жака:

- А твои пассажиры где?

- Да вот, сейчас уже приедут, - ответил он и сразу же отвел глаза в сторону — типа посмотреть, что там делает его механик. Тот уже повытаскивал все заглушки и убирал их в салон «Бичкрафта», что-то громко бормоча себе под нос.

- Слушай, Жак, а этот часовой все время тут ходит?

- Ну да, по ночам их вообще двое с разных сторон, для надежности, - немного удивленно отозвался он. - Здесь с этим строго, никто лишний не сунется, охрана сначала стреляет, потом вопросы задает.

- Отлично, тогда я сейчас быстренько смотаюсь до кое-какого заведения с краю стоянки, а то перелет длинный...

Если честно, то я особо и не торопился - нужно было дать ему (или им?) достаточно времени для установки маячка. В прошлый раз я демонстративно не заглянул в нишу возле носовой стойки шасси, а перед вылетом сюда закрепил на месте, где раньше висел маячок, кусок такого же скотча, каким он был примотан. Края этого кусочка были неровно оборваны, а сверху я слегка припорошил его «пылью далеких взлетных полос», вроде как он там и висел с того самого времени. Вряд ли мне подсунут бомбу, скорее всего, снова попытаются перехватить. Ну что ж, именно этого мы от них и хотим, не правда ли?

Когда я вернулся к самолету, рядом с «Сессной» никого не было, Жако с техником ковырялись у своего «Бичкрафта». Забравшись в кабину, включаю аппаратуру контроля эфирной обстановки, пока тихо, громкость динамика ставлю минимальную, чтобы только чуть-чуть слышно было. Начинаю предполетную подготовку, демонстративно обходя самолет, под носовую стойку не заглядываю, вроде как «нечего там рассматривать!» Должны они мне маячок поставить, к гадалке не ходи... Ну что ж, все пункты проверены, нарушений и повреждений нет, работаем дальше по утвержденному плану.

Так, к запуску двигателя — готов, от винта! Смотрю в сторону «заклятых друзей» - тоже готовятся к вылету. У них скорость побольше моей, так что придется быть готовым ко всему. А чего это у меня руки подрагивают? Непорядок... Соберись, боец! Все будет нормально! Мы победим!..

- Вышка, я «Сессна»-«Редлайн», разрешите руление.

- «Сессна»-«Редлайн», я Вышка, руление разрешаю, взлет курсом двести семьдесят, ветер двести двадцать, скорость пять узлов, порывы до семи, давление тысяча пять миллибар.

Как говорится, «Безумству храбрых - венки со скидкой», вперед и с песней! Медленно рулю в сторону начала полосы, и краем глаза отмечаю, что один из пропеллеров «Бичкрафта» начинает медленно вращаться. Что, решили лично проверить, как все получится? И тут в наушниках возникает перехваченная сканером кодированная радиопередача — понять ничего не могу, но ясно, что кто-то докладывает обстановку. Значит, где-то меня уже будут встречать. Ага, с цветами и оркестром... Интересно, откуда работал передатчик с борта самолета Жако или с земли? Скоро мы это выясним...

- Вышка, я «Сессна»-«Редлайн», разрешите взлет!

- «Сессна»-«Редлайн», я Вышка, взлет разрешаю!

Прибавляю обороты, выводя двигатель на взлетный режим, отпускаю тормоза, вперед! Заставляю рвущийся в небо самолет пробежать по полосе чуть больше обычного, имитируя существенную загрузку, и после отрыва перевожу «Сессну» в набор высоты с небольшим тангажом.

- Вышка, я «Редлайн», взлет произвел!

- «Сессна»-«Редлайн», я Вышка, разворачивайтесь на курс восемьдесят, занимайте пять тысяч, удачи!

- Вышка, я «Редлайн», спасибо!


Вот я и снова «один посреди неба», как сказал бы Бриджмен[10]. Где-то через пять минут в наушниках слышится оживленное бурчание — это Вышка общается с очередным пилотом, собирающимся взлетать. Ага, похоже на голос Жако... Посмотрим, что дальше будет... 

Так, по карте до границы автономной территории Невада-Аризона — около двухсот километров, с моей нынешней скоростью это немного меньше часа, если встречный ветер не будет слишком сильным. Линейный ориентир — Северная дорога, ее видно издалека, но мне желательно знать свое текущее местоположение как можно точнее. И еще — нажимаю на тангенте военной радиостанции две клавиши, посылая длинный тональный сигнал, и почти сразу слышу в ответ три коротких — все в порядке, меня слышат, связь с «группой поддержки» установлена. Держусь заданного диспетчером курса, чтобы облегчить задачу своим возможным недругам. Вот будет номер, если долечу до самого Аламо, и ничего не произойдет! Тогда хоть под кровать прячься и не вылезай...

Мои размышления прервал сигнал в наушниках — сканер опять перехватил кодированные переговоры, и как только они закончились — сразу же появились короткие импульсы с интервалами секунд в десять. Понятно, это маячок, установленный где-то на моем самолете «неизвестными друзьями», стал подавать признаки жизни. Что у меня в таблице сигналов есть на этот случай? Так, три длинных сигнала, ждем ответа... Тоже три длинных, поддержка в курсе, что меня «ведут». Теперь щелкаю тумблером, и переделанный в мастерской ППД трофейный радиомаяк начинает сигналить на другой частоте. Вряд ли на перехватчиках есть сканеры для прослушивания широкого диапазона, хотя некоторый риск присутствует. Но уже «поздняк метаться, пол покрашен!..»

Прошел час полетного времени, слева далеко в стороне было видно широкую полосу — это и есть Северная дорога, но больших караванов что-то не заметно, так, с трудом разглядел несколько машин, и то благодаря тому, что за ними тянулись огромные пыльные «хвосты».

Внезапно мне что-то стало зябко, спину как будто обдало холодным ветром. Знакомое ощущение... Я только успел открыть стекло в двери кабины, откуда сразу потянуло теплым воздухом, как практически одновременно слева и справа от «Сессны» пронеслись цветные трассеры пулеметных очередей. Оглянувшись назад, через стекла сверху кабины я увидел два темных силуэта на фоне неба. Ну вот и гости дорогие пожаловали... В наушниках резко увеличился шум, почти до нестерпимого, как будто в жестяное ведро стали высыпать смесь мелких камешков и песка. Все ясно, «задавили» помехами стандартный авиационный диапазон, чтобы не смог вызвать помощь... Прикрутив регулятор громкости, я стал ждать.

Трассеры снова пронеслись вблизи правого крыла, слева ничего не было. Ясно, хотят меня развернуть влево, проверим... Изменив курс примерно на сорок градусов, я выровнял самолет, и тут же — снова очередь с правой стороны. Повторим маневр, снова ждем. Ничего... Теперь, как бы невзначай, потихоньку начинаю забирать еще левее... Через пару минут трассеры пронеслись уже слева, гораздо ближе, чем раньше. Значит, дают понять, что шутить не собираются. Все, попались, пираты воздушные, теперь не отмажетесь!..

Вернув самолет на требуемый курс, я выдал в эфир несколько условных тональных сигналов (хорошо что заранее озаботился специальным каналом связи!). В ответ услышал длинное «тире», потом еще одно, и еще два коротких сигнала. Все, поддержка в курсе, что меня «ведут», и что врагов двое. Остается только ждать и надеяться... Ждать и надеяться...

«...Но от Москвы до британских морей

Красная армия всех сильней!..»

Где там эта мощная поддержка, чтоб им долететь сюда побыстрее?.. А то мне висеть в прицелах сразу у двух бандитов как-то не особо комфортно...

Время тянулось нестерпимо медленно, на часы даже не хотелось смотреть, больше всего меня беспокоил вопрос — как далеко и долго они меня еще будут вести? Встречного ветра не было, режим не максимальный, я заранее специально установил скорость поменьше. Что-то пошло не так, поддержка должна была оказаться возле нас уже через пять минут после того, как я подал сигнал «Захват», а прошло минут пятнадцать...

Впереди показались холмы, густо заросшие зеленью, и тут же слева в поле зрения вплыл разрисованный камуфляжными пятнами бандитский аэроплан. Так вот ты какой, северный олень!.. Да, очень напоминает АТ-800, но есть какое-то отличие, не могу понять, в чем... Под крыльями закреплены обтекаемые контейнеры — ясно, подвесное вооружение, калибр мне не особо важен, с такого расстояния они из меня дуршлаг сделают в любом случае, даже не особо напрягаясь... Чего ему от меня надо?

Подойдя метров на пятнадцать-двадцать, пилот придержал самолет вровень с «Сессной» и стал что-то мне показывать рукой. Я скорчил недоумевающее выражение лица и показал левой рукой на гарнитуру — типа, ничего не слышу. Пират подвел свой аппарат еще ближе, поравнявшись со мной, так что стало хорошо видно его голову, зеркальные очки-«пилоты» и довольную ухмылку. Он махнул ладонью, растопырив пальцы, а затем показал рукой вниз, как будто изображая посадку. Я на мгновение отпустил штурвал и поднял обе руки в вопросительном жесте, повторив вопросительную гримасу на лице. Бандит решил повторить доведение приказания — сначала погрозил мне кулаком, затем снова растопырил пятерню, махнув ею один раз, показал рукой «снижение» и радостно оскалился, типа «Дошло?..» Сейчас ты у меня поулыбаешься, сука!!!..

Окно в двери кабины у меня было давно открыто, правой рукой я вытащил из-под бедра уже порядочно намозоливший ногу «Глок», быстро прижал его низом рамки к окну под открытым стеклом и нажал спуск, по кабине запрыгали горячие гильзы, завоняло пороховой гарью. Несколько темных отметин появились в фюзеляже АТ-800 чуть позади кабины, пришлось высадить оставшиеся в магазине патроны в несколько коротких очередей, все время доворачивая ствол вправо. Не успевший вовремя среагировать пилот испуганно задергался в кабине, когда на борту заплясали искры от попаданий — ствол пистолета во время стрельбы задирался вверх, и последние выстрелы угодили в раму остекления. Пилот шарахнулся к другому борту кабины, и самолет резко клюнул носом вниз, начиная отворачивать влево. Разглядывать его маневры было некогда, я торопливо кинул вставший на задержку «Глок» в привязанный к соседнему сиденью рюкзак и резким движением завалил «Сессну» в правый разворот, накренив самолет чуть ли не «на ребро». Буквально через секунду слева замелькали трассеры, проходящие вплотную с бортом, я даже почувствовал несколько ударов, а потом что-то как кувалдой шарахнуло в спинку сиденья. Самолет дернулся вниз, потому что я непроизвольно отжал штурвал от себя, и это меня спасло — следующие очереди прошли выше и левее. В результате, после чего-то похожего на боевой разворот со снижением, я оказался на расходящихся курсах с пиратским «утюгом». Выровняв «Сессну», попытался оглянуться назад — из-за расположенного сверху крыла это было трудновато сделать, но удалось рассмотреть, что «перехватчик» разворачивается для нового захода, явно врубив полный газ — копоти из выхлопных патрубков заметно прибавилось. А, чтоб тебя!.. Пользуясь секундной передышкой, переключаю еще пару тумблеров, сейчас должна врубиться на полную мощность установленная у меня на борту «глушилка», заодно маяк перейдет на подачу непрерывного сигнала. Частоты для подавления выбраны те, на которых ранее засекались чужие передачи, и будет сразу задавлена любая новая. «Получай, фашист, гранату от советского бойца!..» Хрен ты теперь кого на своей «базе» дозовешься! Нужно было сделать это еще до стрельбы, но было немного не до того...

Бросая самолет из стороны в сторону, даю больше оборотов, но это мне не особенно поможет - «утюг» скоростнее почти на сотню километров, все равно догонит и расстреляет как мишень... А вот это мы еще посмотрим!

Подобные варианты я мысленно прокручивал и раньше, просто чудо, что удалось «шугануть» одного из них, не ожидали они подобного от одинокого «ботаника». Забыли про самое важное правило перестрелки: всегда выигрывай — даже если приходится жульничать. Так что счет пока 1:0 в пользу гостей...

Краем глаза отмечаю, что подстреленный мной пират со снижением уходит в сторону холмов (кстати, почему-то резко уменьшились помехи в эфире). Но любоваться некогда — снова по бокам начинают мелькать трассеры, даже в большем количестве и другого цвета. Ага, лупит сразу с двух установок... А мы вот так!..

Эх, почему здесь штурвал, а не ручка управления, но ведь «Сессна» не истребитель и не пилотажка, не предназначена она для экстрима... Держись, милая, ну пожалуйста, очень прошу!..

Когда закладываю очередной вираж с предельной для самолета перегрузкой, чтобы «утюг» снова проскочил мимо, в наушниках раздается чей-то голос, но мне некогда его слушать, трассы идут почти вплотную, противник тоже снизил скорость, но он тяжелее, и опять проскакивает вперед...

- ...ряг, я Копье, держись, мы уже рядом...

- Я Варяг, веду бой...

- Варяг, тяни на восток, уходи!..

Как тут уйдешь, при такой разнице в скорости... Могу только отвлечь, чтобы он занимался только мной и не смотрел по сторонам... Ну что, проверим, у кого нервы крепче?..

Разворачиваюсь на встречный курс, и чуть набираю высоту. Так, идет на меня, пока далеко... Дистанция еще примерно метров шестьсот, а он уже начинает постреливать в мою сторону, я не собираюсь ему подыгрывать, качаю самолет в стороны-вверх-вниз, эти мои рыскания мешают ему целиться, и трассеры проходят либо ниже, либо по сторонам. Нет, рожа твоя бандитская, я отворачивать не собираюсь... Трассы мелькают все ближе, но контейнеры с пулеметами установлены под крыльями, это рассчитано на стрельбу по целям, расположенным на земле, или сверху по низко летящим вертолетам, поэтому ему все время приходится чуть задирать нос самолета, а это рискованно... Поняв, что я не отверну, в последний момент «утюг» ныряет вниз, для того, чтобы не терять его из виду, снова закладываю вираж, снова на пределе... Эх, почему у меня не истребитель, сейчас бы точно ему сел на хвост!.. Вражина даже не успевает развернуться полностью, как видит «Сессну», летящую ему точно в бок, и еле успевает «нырнуть» вниз, едва не получив левым колесом моего самолета по кабине, чувствительно тряхнуло воздушным потоком, мне показалось даже, что увидел побелевшую рожу пилота, эк тебя перекосило...

Врубаю полный газ и разворачиваю на восток, как и требуется. Стараюсь не терять «утюг» из вида, но особенности остекления кабины «Сессны» не позволяют сделать это без дополнительных виражей. Нет, не хочет он от меня отстать. «Взвыл купец Еремей Бабкин, жалко ему, видите ли, шубы!..» Что, желаешь поскорее присоединиться к своему корешу? Мы тебе сейчас поможем!..

На одном из неглубоких виражей я заметил, что «трактор» уже развернулся в мою сторону и снова пытается меня догнать. Ну ладно, сам напросился... Энергично заложив боевой разворот вверх-влево, я чуть потерял в скорости, но оказался немного выше противника, и опять пошел ему прямо в лоб.

- Наш паровоз летит, колеса гнутые,

А нам все по х.., мы еб....е!..

- заорал я во все горло, понимая, что, скорее всего, мой полет уже заканчивается — пират приноровился, и трассы ложатся все ближе и ближе, вот уже очередь прошла метрах в двадцати... в десяти...

Сверху мелькнули две быстрые тени, путь пирата точно пересекся с трассами, выпущенными явно из авиапушек — мгновенно полетели какие-то ошметки, правое крыло «утюга» отказалось чуть ли не отпилено от фюзеляжа, самолет моментально закрутило вокруг продольной оси, и он устремился вниз, к равнодушной ко всему происходящему в небе саванне. Бздынь!!!.. Пионерский костер, повторите на «бис», пожалуйста...

- Варяг, я Копье, ты в порядке?

Эмоции у меня лезут через край, поэтому не могу удержаться от эмоционального замечания:

- Б..ь, какого х... вы так долго телепались?.. Меня тут чуть на фарш не пустили...

- Позже объясним, ты цел?

- Копье, я Варяг, прошу осмотреть — нет ли у меня течи бензина, прием.

- Сейчас глянем, держи ровно на восток.

- Принял.

Разворачиваю куда сказано, и стараюсь держать как можно ровнее, почти «не дышу». С обеих сторон ко мне подходят два «Тукано», один из них в двухместном варианте. Под крыльями у которых видны подвесные баки — это понятно, для увеличения полетного времени. Обмениваюсь с летунами приветственными жестами, и слышу в наушниках:

- Существенных внешних повреждений и течи горючего не наблюдаю, все в норме. По какому курсу шли?

- Они вели меня магнитным курсом триста тридцать, скоро должна была быть посадка, один из них мне просигналил, а я его «шуганул», потом он в сторону холмов ушел...

- Из чего??. - В голосе «Копья» слышится неподдельное удивление.

- Из рогатки, бл..ь!!!. - нет сейчас у меня настроения разговоры разговаривать и объяснения объяснять...

- Ясно, - голос становится деловым. - Следуй по своему маршруту, а мы после дела в гости наведаемся, если уж тут рядом совсем...

- Привет там от меня передайте... - Даю газ, и начинаю потихоньку, чтобы не выйти за максимум перегрузок, крутить медленную «бочку», сразу слышу:

- Давай уж верти тогда еще одну, чего там...

Да без проблем, если народ попросил... Вторую «бочку» закручиваю в другую сторону, и «Копье» комментирует:

- Ну, могём!..

- Не «могём», а «мОгем»!.. - отзываюсь я и слышу в наушниках смех. Да, тоже люблю этот старый фильм... - Осторожно, там на вершинах могут с «крупняками» сидеть.

- Не учи ученого, брат. Ожидай в Аламо, там с тобой свяжутся.

- Принял, до встречи!

Оба «Тукано» стремительно разворачиваются на «пиратский» курс — в сторону северо-запада, а я снова чуть доворачиваю на юго-восток, нужно выти на «линейный ориентир» - Северную дорогу, и вдоль нее, не торопясь, добраться до Аламо...


Когда впереди на горизонте показался этот небольшой городок, у меня на приборной доске уже минут десять горела лампочка аварийного остатка топлива. Ну да, незапланированный (хе-хе) крюк на север, маневрирование на пределе возможностей, потом разворот на прежний курс, встречный ветер... Ладно, панику подымать не буду, зачем людей лишний раз беспокоить.


- Аламо — Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», прошу разрешения на посадку.

- Сессна-«Редлайн», я Аламо — Контроль, посадку разрешаю, заход по обычной схеме, курсом девяносто, ветер восемьдесят, скорость пять узлов, порывы до семи, давление тысяча миллибар.

- Аламо - Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», принял, захожу по схеме, расчетное время посадки десять минут.


Спустя указанное время, легонько парируя порывы ветра, направляю нос «Сессны» на полосу.

- Вышка, я «Редлайн», на посадочном.

- «Редлайн», я Вышка, посадку разрешаю.

Несмотря на бурно прошедший участок пути, «притереть» машину удалось чуть ли не идеально, у белых знаков в самом начале полосы.

- Отличная посадка, «Редлайн»! Заруливайте на стоянку возле дальнего ангара.

- Принял. - Уже заметил, как возле самой дальней алюминиевой «полубочки» мне машет флажками местный «заруливающий». Это как раз то, что мне нужно, чем дальше от остальных, самолетов, тем лучше.

- Вышка, у вас есть цистерна с водой, или машина для мойки?

- Есть цистерна с насосом, самолет помыть хочешь?

- Да.

- Тогда минут через пятнадцать жди заправщика, потом он же тебе бочку с водой пригонит.

- Спасибо, Вышка!


Заглушив двигатель, не торопясь отключаю всю аппаратуру на борту. «Глушилку» я отключил еще там, сразу после окончания «разборок», надобности в ней больше не было. Армейскую радиостанцию я тоже выключил и спрятал в чехол, от глаз подальше, а после начал откручивать соединительные кабели от аппаратуры и антенн, мне их нужно будет сдать человеку, который выйдет здесь со мной на связь. Имущество казенное, дорогое, и мне оно больше не понадобится, очень на это надеюсь. Такие задания — для молодых и рьяных, а я человек спокойный, мне бы чего попроще, типа «взял-отвез-привез»... И вообще, меня дома ждут. Перед тем, как вылезти из кабины, я ласково погладил приборную доску — спасибо тебе, птичка, не подвела!..

Переодевшись в рабочий комбинезон, начинаю осматривать «Сессну» в поисках отметин — мало ли куда могли попасть пули. Нахожу одно отверстие в борту, как раз слева под окном кабины. Да, это «прилетело» как раз тогда, когда почувствовал удар в спинку сиденья. Заглядываю в кокпит — точно, если бы не моя подстраховка, тогда бы все сразу могло и закончиться... Или если бы очередь прошла чуть выше... Не иначе, кто-то за меня молится. Осматриваю шасси - так, радиомаяк мне прицепили на прежнее место, отлепляю его от стойки носового колеса, с хрустом вскрываю ножом крышку и перерезаю провода питания. Все, концерт окончен!

Ладно, начнем работу — достав тряпку, начинаю оттирать шелушащуюся краску возле пулевой отметины. Я ведь тогда специально попросил техника использовать нестойкую краску, чтобы ее можно было легко смыть. Все нормально, теперь нужно отрезать кусок белого пластыря нужных размеров (было в аптечке несколько широких рулонов, правда, не думал, что придется его использовать именно так) и заклеить дырку. На первое время сойдет, и в глаза особо бросаться не будет, только самолет сейчас отмою... Нашел еще несколько пробоин, в основном по краям крыла, можно сказать, почти по касательной. Это нормально, думал, будет гораздо хуже. Повезло, что это были всего лишь бандиты, а не асы времен Второй Мировой войны...

Когда уже почти закончил маскировать отметины, подъехал заправщик. Пока наполнялись баки, водитель внимательно разглядывал «Сессну», потом спросил:

- Что у вас там налеплено?

- Да вот, не поверишь — под метеоритный дождь попал, сейчас придется самолет помыть, а потом дырки заделывать. Кстати, тут у вас есть мастер, кто с этим справится?

Водитель задумчиво посмотрел на меня и сказал:

- Метеориты случайно не .308 калибра пролетали?

- Не знаю, проверять некогда было. Но знакомые астрономы сказали, что это, скорее всего, вряд ли повторится.

- Я так понимаю, тебе не болтливый мастер нужен? - Надо же, какой заправщик проницательный попался...

- Именно. Оплата будет соответствующая, лишь бы поскорее, только сначала отмыть нужно.

- Сейчас бочку с водой пригоню, все сделаем, а мастера я по телефону вызову.

Пока ждал водовозку, присел отдохнуть в тени самолета. Вот и хорошо, что есть кому заделать дырки в обшивке, в Аламо народ хороший живет, всегда можно договориться по-человечески, и болтать лишнего не станут.

Водовозка оказалась даже с насосом, снабженным длинным шлангом со специальной трубкой и щеткой на конце, так что действие очень напоминало занятие по дезактивации военной техники. Сначала «Сессну» чуть обрызгали, чтобы намочить, а когда краска «поплыла» - просто смыли маскировку щеткой под струей воды. Наверное, это оказалось даже проще, чем помыть какой-нибудь междугородный автобус, самолет по сравнению с ним довольно маленький. Двадцать минут, или около того — и моя «птичка» снова засверкала белоснежными боками и крыльями, прямо душе радостно!

- А зачем ее вообще красить надо было, да еще такой хреновой краской? - это водитель интересуется.

Я посмотрел парню в глаза и ответил:

- Было очень нужно, эксперимент проводил. Извини, но подробностей тебе рассказать не могу. Прошу, вообще забудь, что это видел, ладно?

Он заметно смутился:

- Да я понимаю, надо так надо... Техник будет через час или полтора, подождете?

- Без проблем, есть еще дела, найду, чем заняться.

Водовозка уехала, а мне еще нужно было собрать разлетевшиеся по всему кокпиту стреляные гильзы, хорошо, что вспомнил. Свернув из куска бумаги кулек, я стал бросать в него найденный в кабине мусор. Чтобы достать некоторые из гильз, пришлось изрядно покорячиться, хорошо, что догадался рабочий комбинезон надеть. Отлично, почти все собрал, трех штук не хватает, нигде их не видно, может быть, в окно вылетели? Да ладно, это уже не важно, кулек потом выброшу где-нибудь в мусорный ящик на выходе. Сейчас лучше остекление кабины нормально вымыть, чтобы цветных «разводов» от краски не осталось...

Когда уже заканчивал протирать лобовое стекло, сначала услышал, а потом и увидел пару штурмовиков «Тукано», заходящих на посадку. Скорее всего, это были те же самые, которые встретились мне к северу от дороги. Надо же, я думал, что они «домой» сразу улетят. Интересно, что им тут понадобилось? Или еще какие-то задачи были? Скорее всего... Впрочем, мне-то какая разница? Приказали сидеть здесь и ждать, когда со мной свяжутся — значит, буду ждать. Обоих «Супердятлов» отправили на противоположный от меня конец аэродрома, поближе к диспетчерской вышке. Надо же, там что — специальная стоянка для военных есть, или просто в знак уважения?

Шум мощных двигателей стих, и на аэродроме снова наступила относительная тишина, разве что время от времени где-нибудь возле других ангаров проезжали машины, вот заправщик к штурмовикам едет, быстро реагируют, однако... Да фиг с ними, я еще не все стекла дополировал. Кстати, изнутри их протереть тоже не мешало бы, сейчас и займусь, только музыку для бодрости включить надо, что ли...

Ковыряясь в кабине, я негромко мурлыкал себе под нос, подпевая знакомым мелодиям, поэтому и не услышал, как к самолету кто-то подошел. Снаружи раздался чей-то голос с заметными командирскими нотками:

- Есть тут кто-нибудь? - Спрашивали на английском языке, кстати. Я высунулся из двери и увидел троих в синих летных комбинезонах с нашивками Протектората Российской армии, и кепках типа бейсболок, на которых четко виднелась нашивка с эмблемой — орел с распростертыми крыльями, держащий в когтях здоровенную извивающуюся змею.

- А где пилот? - спросил меня старший из них, с майорскими погонами, два других оказались старшими лейтенантами. Голос знакомый, это он со мной разговаривал по радио, его позывной «Копье». Ладно, сейчас отвечу, только не пугайтесь... Вы мне еще за опоздание сейчас объясняться будете...

- Я пилот, - отвечаю на инглише, изо всех сил стараясь замаскировать свой русский акцент «южным» или каким там еще вариантом произношения (это я нахватался у Джинджер, она до переезда на Новую Землю долго жила в Калифорнии).

Они недоуменно переглянулись. Что, не похож на героического летчика? Ну да, ожидали увидеть некоего чудо-богатыря, а встретили какого-то потрепанного жизнью, непонятного мужика в грязном рабочем комбинезоне, да еще и в очках. Тем более, что самолет был серо-коричневый, а тут вдруг стал бело-красный (лужи на жаре высохли почти сразу, и пятна на земле совершенно незаметны). И других «Сессн» такой модели сегодня здесь нет...

- Вы ведь не ожидали увидеть здесь епископа?[11]

 - Да, вот такое странное у меня чувство юмора. Злиться на них я уже перестал, а поприкалываться мне никто запретить не может. 

Ладно, хорош придуриваться... Принимаю «строевую стойку» и докладываю уже по-русски:

- Товарищ майор, докладываю о выполнении боевого задания! В воздушном бою лично подбит один самолет противника, который ушел со снижением, второй сбит в составе группы! Разрешите получить замечания?

Мда, это стоило бы снять на видео для передачи «Скрытая камера»... На их лицах можно было заметить все степени удивления, вплоть до полного обалдения, и мне с трудом удалось сохранить серьезное выражение и не заржать во все горло. Впрочем, как и положено опытному командиру, майор опомнился первым, «козырнул» и ответил:

- Теперь ясно, кому мы обязаны успешным перехватом... Сергей, позывной «Копье», - он протянул мне руку, здороваясь.

- Александр, по позывному сейчас «Варяг», - представился ему я. - Сам понимаешь...

(Все равно позывной временный... Зачем мне лишний раз «светиться»?)

- Хорошо... Это Виталий, это Вадим, - представил он мне по очереди старших лейтенантов. - Про обстоятельства, что там было и как, чуть позже поговорим. Мы у тебя должны кое-что забрать, в курсе?

- Да, почти все готово, только на себе нести далековато будет. Может быть, машину вызовем через диспетчера?

(Там ведь кроме аппаратуры еще и ящики деревянные. Они хоть и пустые, но зачем их на руках таскать?..)

- Ладно, вызывай, сюда-то мы пешком дошли, прогуляться хотелось, почти полдня в воздухе провели.

- Знакомо...

Пока я включал бортсеть и радиостанцию, майор разглядывал залепленные пластырем отметины. Особенно его заинтересовала дырка в боку кабины. Он дождался, пока я закончу разговор с диспетчером, спросил у меня разрешения и забрался в кокпит. Выбрался оттуда примерно через минуту, очень задумчивый, помолчал немного и сказал:

- Бронежилет на спинку сиденья сам догадался повесить?

- Ну да, просто мне подсказали насчет защиты подумать. Так, прикинул, чем можно подстраховаться... Чаще всего в войну сбивали сзади-сверху, тем более, что у меня крыло обзор там перекрывает. Вспомнил, что в Первую мировую вообще щитки от пулеметов «Максим» под сиденья подкладывали, чтобы от огня с земли хоть как-то защититься. Вот и решил «бронеспинку» соорудить, начальство броник выдало. Во время стоянок куртку сверху накидывал, никто и не заметил, что там такое висит. Разве что закрепить нужно было поудачнее, сидеть с такой защитой не очень удобно оказалось.

- А из чего ты первого подстрелил? Только не говори снова, что из рогатки...

Мы дружно рассмеялись, я полез в кабину и вытащил из рюкзака «Глок». Вот ведь незадача, совсем память отшибло!.. Пока никто не заметил, вытаскиваю пустой магазин и снимаю пистолет с затворной задержки (ну забыл я, забыл!..). Протягиваю «Глок» майору, он начинает его рассматривать.

- Это ведь «Глок»? Только какой-то он не совсем обычный...

- Модель 18С, можно очередями стрелять, переводчик огня сбоку.

- И какая скорострельность?

- Темп стрельбы поменьше, чем у ШКАС-а, но все равно в два раза выше, чем у АКМ-а, - гордо сообщил я.

- И что, прямо вот так бабахнул через форточку и попал?.. - недоверчиво спросил один из старших лйтенантов, Вадим.

- Он удачно сбоку подошел, близко очень, начал руками показывать, что скоро посадка. Ну, я и воспользовался моментом, подумал, хоть пугану его напоследок... Да, и еще вот это... - Беру с сиденья запасной магазин на 33 патрона, оставшийся неизрасходованным, и подаю ему.

- Больше стандартного? Ну да, в два раза... И патроны какие-то...

Он вытаскивает верхний патрон из магазина и начинает его рассматривать.

- Ничего необычного, калибр 9х19 «Люгер», только разве что бронебойный и повышенного давления, на всякий случай такими снарядил, вдруг кто в бронежилет одетый на аэродроме кинется, мало ли что. Расстояние было небольшое, и то пришлось вперед ствол доворачивать, но я перед этим специально обороты уменьшил, - объясняю ему, как было дело. - Так летчики когда-то давно развлекались, пока на самолеты не стали пулеметы ставить, вот мне их опыт и пригодился. Правда, они тогда в основном из револьверов палили...

- А «бочка» зачем? - хитро посмотрел на меня майор.

- Так ведь после сбитого положено было «бочку» перед посадкой выполнить. Здесь бы все равно не поняли, дикий народ, вот я и крутанул сразу, не сходя с места, так сказать...

- Слушай, ты вообще сколько летаешь-то?

- С начала этого сухого сезона.

- Да ну, хорош прикалываться! А где учился, кто инструктор?

- В Порто-Франко договорился, в «мокрый сезон» учил матчасть и прочее, как дожди закончились — стали полетами заниматься. Инструктор — Джим Хокинс, раньше это его самолет был, потом он его мне продал. Вот я и летал помаленьку, сначала на ближних рейсах, потом чуть дальше, сейчас вот до ППД добрался... «Сессна» не предназначена для активного пилотажа, поэтому особо и не крутил, просто вспомнил, как в войну наши от «мессеров» уходили на виражах. Но у этих «тракторов» скорость не намного от моей отличается, разве что они заметно тяжелее. Если б не повезло одного сразу «минусануть» - хана однозначно, от двух не ушел бы... И еще, по дороге сюда внизу какое-то темное пятно видел, возможно от самолета упавшего, на карте отметил, где примерно. Проверить надо, может, что и прояснится. - Я вытащил карту и показал отметку.

- Да, мы тоже заметили, скоро там наземная группа поддержки будет. Подожди, я тебе вечером кое-что поподробнее расскажу, - пообещал майор. - Кстати, вот и машина едет.

Из подъехавшего и с шиком оттормозившегося метрах в пяти от нас большого, грязно-белого фордовского пикапа, поднявшего тучу пыли, легко выпрыгнула девушка с короткой стрижкой, одетая в выцветший, но чистый рабочий комбинезон, и подошла к нам.

- Я Джей-Джей, - представилась она. - Нужно что-то починить?

- Сначала хотелось бы отвезти имущество к другой стоянке, а потом можно будет заняться ремонтом.

- Хорошо, только я посмотрю, что требуется сделать, потом и отвезем, - предложила Джей-Джей.

Пока старлеи перетаскивали аппаратуру и прочий реквизит в кузов пикапа, я показал мастерице (хе-хе) отметины, залепленные пластырем, и попросил их заделать как можно незаметнее.

- Никаких проблем, сейчас вас отвезу и начну работать, завтра после обеда будет готово. Если делать хорошо, то быстрее не получится, ведь еще краску нужно подобрать, чтобы цвет не отличался, - опередила она мой вопрос.

- Работайте, сколько потребуется, я подожду. Только у меня к вам большая просьба — подробностей никому об этом не рассказывайте, хорошо? Заодно прошу фильтры проверить.

Девушка внимательно посмотрела мне в глаза и молча кивнула. Вот и ладненько...

Ладно, тогда нужно забрать из «Сессны» рюкзак с вещами, оружейную сумку, и попросить, чтобы кто-нибудь подвез до гостиницы. Если уж ждать, то с максимальным комфортом, правильно?

Дверцы кабины я запирать не стал, тут не воруют, да там и брать нечего — аппаратуру и прочее погрузили в машину, все свои вещи я забрал, пусть мастер работает, как считает нужным. Майор сел в кабину рядом с девушкой-«Дабл-Джей», мы с лейтенантами разместились в кузове, и джип рванул с места, сразу выдав любовь водителя к быстрой езде, так что дорога до места стоянки «Туканов» заняла чуть больше минуты. Лихо, однако! Наверное, она и летает так же, если умеет не только ремонтировать самолеты?

Пока старлеи перегружали имущество в отсек одноместного «Тукано», я спросил майора:

- Вы когда обратно вылетаете?

- Сегодня уже поздно, завтра с утра отправимся. Начальство в курсе, так что сейчас поедем в гостиницу устраиваться. Поужинать найдем где?

- Обязательно, есть пара неплохих мест. И все-таки, почему сюда прилетели, а не развернулись назад, в Нью-Рино, например?

- Начальство приказало пролететь до Аламо над Северной дорогой, так сказать - «показать флаг» после проведения этой операции. Подробности я тебе чуть позже расскажу, когда в гостиницу заселимся.

- Договорились!..


Снова меня встречает уже знакомая гостиничная обстановка, даже номер дали тот же, что и в прошлый раз. Интересно, они это специально сделали, или все случайно вышло? Мне, в общем-то, совершенно без разницы, в каком номере жить, все равно они почти одинаковые. Разве что, проходя по коридору, вспомнил, как когда-то вечером прощался здесь с Бригиттой... Я уже не просыпаюсь и не вскакиваю от того, что услышал ее голос во сне, но воспоминания все равно остались, от них никуда не денешься. (Даже песни весельчака Фэнси я до сих пор не могу слушать, на всякий случай убрал записи в дальний каталог на жестком диске ноутбука.) Что за жестокая штука жизнь, только успеваешь что-то получить и обрадоваться, так сразу начинаются какие-нибудь проблемы... С помощью непереводимых выражений кое-как запихал так и норовящие вывалиться наружу сумки в шкаф, потом надел ремень с кобурой, в которой лежал подаренный разведчиками пистолет. Вот так, а «Глок» я почищу, конечно, только чуть попозже, очень уж есть хочется после пережитого днем.


Когда уселись за столик в ресторанчике, я все-таки решил расспросить о причинах задержки «Туканов», чуть не стоившей мне жизни.

- Сергей, скажи мне, только честно — почему так долго?.. Я ведь сигнал включил сразу после захвата...

Майор огляделся, но за соседними столиками никого не было, разве что в другом углу зала о чем-то оживленно беседовали двое посетителей, скорее всего муж и жена, и возле стойки что-то обсуждали с барменом трое мужчин, сидевших на высоких табуретах. Ладно, значит, никто не помешает проведению «разбора полетов».

- Мы шли за тобой, сразу после взлета, километрах в сорока-пятидесяти. Только вот позади твоей «Сессны» двухмоторник пристроился, ты его заметил?

- Нет, сам понимаешь, у меня обзор назад из кабины не очень, этот тип аэропланов для воздушного боя не предназначен. Да я «хвоста» и не высматривал, если честно.

- Он позади тебя километрах в двадцати шел, ну и мы за ним чуть подальше, вели по оптике. Так вот, запросили командование по радио, что делать. Нам ответили — ждать, пока «хвост» не отвернет. Видимо, пиратский помощничек решил подстраховаться и передать тебя сопровождению «с рук на руки». А нам пришлось повертеться, чтобы он нас не заметил, вот и оказались чуть дальше и выше, чем рассчитывали в плане. Сбивать его или перехватывать нам запретили. Как только двухмоторник отвалил на другой курс, мы сразу дали газу и стали вас догонять. Издалека увидели, как ты крутиться начал. Вот на хрена задергался раньше времени, а? Если б не поторопился и стрелять не начал, мы через минуту обоих «пиратов» с маху завалили.

- Вы вообще тогда молчали, а мне уже на посадку начали сигналить. На земле я всего лишь мишень, «сидящая утка», вот и решил... Садиться ни в коем случае не буду, вот что тогда решил. Тут еще эту рожу ухмыляющуюся увидел, не выдержал... А когда закувыркались - показалось, что хрен знает сколько там со вторым виражил...

- Даже пары минут не прошло. Ладно, чего уж теперь... Ты второго здорово отвлек, поэтому его с первого захода и свалили. А первого мы потом возле холмов видели, он до своей полосы не дотянул. Валялся в саванне перевернутый, наверное, в яму колесом попал, когда сесть пытался.

- И что там дальше было?

- Ну, прошлись мы до холмов, там за ними действительно полоса оказалась, замаскированная в «зеленке». Верхушки прочесали, оттуда по нам какие-то придурки было стрелять начали. Только они быстро закончились...

Мы все понимающе засмеялись, и Сергей продолжил:

- А чуть позже туда «вертушки» сели с десантом, что они там нашли — пока не знаю, но благодарность уже передали. Так что жди новостей, читай газеты...

На этот раз мы засмеялись уже так, что пара из угла стала коситься в нашу сторону. А тут как раз принесли запотевшую бутылку с прозрачной жидкостью.

- Я попросил хозяев ненадолго в морозилку сунуть, - объяснил Вадим. - Сами они никогда не догадаются. А теплую водку или что другое за сбитые пить — это не по-нашему!..

Что-то у нас прямо «вечер смеха» получается сегодня. Наверное, так стресс выходит из организма?

Разлив традиционные «сто грамм», мы дружно произнесли «Ну, за нас!», чокнулись и выпили. Эх, как вода пошло... Наверное, из-за нервов...

- Слушай, - обратился ко мне Виталий, - фигуры крутить тебя кто учил?

- Инструктор, кто ж еще? - даже удивился я. - Когда он мне «допуск» к полетам дал, попросил его дополнительно отработать со мной, как и что выполняется. Понятно, что «Сессна» для высшего пилотажа не предназначена, но все-таки, что можно на ней крутить без риска развалиться — тому научился. Потом уже когда самостоятельно летал - тренировался помаленьку, при любой возможности, только без пассажиров, конечно.

- А он из гражданских пилотов, как ты сказал, его зовут?

- Джим Хокинс. Он из военных, кепка у него «Топ ган», если знаешь, что это такое. И он ее точно не в сувенирной лавке купил, заметно сразу.

- Пенсакола? - мгновенно заинтересовался Сергей.

- Ага, она самая. И золотые «крылышки» я у него видел. Во, спросить хочу: что у вас за эмблема на кепках?

- Это «авиационная», есть двух видов — орел со «змеей» и без нее.

- А в чем разница-то?

- Без «змеи» - транспортники и прочее обеспечение. Со «змеей» - те, кто вылетал на боевые операции. Например, если летаешь на транспортном вертолете, стал высаживать десант и тебя обстреляли — тогда можешь получить «змею». Если сам такую наденешь без повода — засмеют, у нас ведь народ все обо всех знает. Среди штабных мало у кого «змеи» есть, кстати...

- Понятно, «Был в бою — получи «змею»!»..

- Именно! - усмехнувшись, подтвердил Сергей. - Мы свои получили после рейдов на Амазонку, бандитов возле дельты гоняли.

- Мне там очередью из «крупняка» чуть движок не пробили, еле увернулся, - это уже Вадим. - Но через пару минут там уже стрелять некому было, напарник НУРСами постарался.

- Веселая у вас там жизнь...

- Бывает иногда, хорошо, что не каждый день.

Сергей наконец решил «приоткрыть завесу тайны»:

- Сейчас в районе того пиратского аэродрома чуть ли не войсковая операция проводится, вместе с «союзниками». Наши оказывают огневую и транспортную поддержку вертолетами, а группы зачистки из соседних, скажем так, «областей» на земле дороги прочесывают и реку. В общем, нас давно к этому готовили, только особо не афишировали, что и как. Карту этого и прилегающих районов мы чуть ли не наизусть выучили...

- А почему раньше такую операцию не провели?

- Район большой, где точно искать — было непонятно. Тем более, что полосу они маскировали, просто так с воздуха не разглядишь. Наши пробовали несколько раз варианты типа твоего провернуть — пираты тогда не «купились», что-то их отпугнуло, наверное.

- Ага, как только видели суровые лица незнакомых пилотов — сразу в кусты прятались, вместе с самолетами...

Наш хохот был слышен даже на улице, по крайней мере, так мне показалось. Присутствующие в зале посмотрели в нашу сторону и понимающе переглянулись - «А, это ведь русские летчики гуляют!..» Буквально через минуту к нам подошла официантка, сказала:

- Это просили вам передать, - и поставила на стол бутылку «Одинокой звезды».

- Мужики, это уже без меня, организм будет сильно против... - попытался я «соскочить» с алкогольной темы.

- Тебе сегодня можно, заслужил! А организм только спасибо скажет.. - Ну, Серега, блин, черт красноречивый...


Когда наконец вернулся в номер и лег на кровать, засыпая, снова попытался представить себе, что происходит (или происходило, часов-то не видно!..) дома. Опять почему-то попал на кухню, в этот раз «качество изображения» было получше, но все равно картинка была, как в старом кинофильме. Опаньки, Джинджер-то не одна!.. Разумеется, на окне сидел кот, и возле холодильника на своем обычном месте лежал и бдил Джек. Но стол был накрыт на двоих, и напротив Джин сидел... вернее, сидела... Эвелин? Надо же... Ладно хоть, не ужин при свечах, просто сидят, разговаривают, и время от времени смеются. Джинджер привстала и повернула регулятор у радиоприемника, наверное, музыку слушают. Такое впечатление, что у них обеих мокрые волосы — только что из бассейна, что ли? Возможно... Они одеты в какие-то длинные футболки, так сказать, неформальная обстановка. Как-то неожиданно, судя по всему — разговор у них вполне дружеский. Ладно, скоро прилечу, разберусь, что они там без меня делали...


* * *


5 число 05 месяца 24 года, Аламо


В девять часов утра кто-то громко постучал в дверь моего номера.

- Да! - не очень дружелюбно отозвался я, после вчерашнего вставать в такую рань совершенно не хотелось.

- Подъем, истребитель - гроза воздушных пиратов! Завтрак стынет, и нам уже скоро на аэродром выдвигаться! - Понятно, это майор развлекается. «Расшифровки» можно не бояться, все равно тут в городе по-русски никто не разговаривает, кроме продавца в оружейном магазине.

- Сейчас приду, минут через пять... - Ладно, и потом смогу еще подремать, если будет охота, все равно самолет пока не починили.

Управиться со всеми процедурами мне удалось за четыре минуты, после чего я направился вниз, изображая хорошо отдохнувшего человека. Ну, или, во всяком случае, его модель...

В ресторанчике я присел за столик к летунам, после того, как майор махнул мне рукой.

- Ну как после вчерашнего, голова не болит? - Какой заботливый, хе-хе!..

- Почти что нет, просто день нервный выдался, пришлось подергаться, вот и устал.

- Это да, ты рисковал больше всех, если честно. Все-таки интересно, почему тебя послали?..

- У начальства свои резоны, сам знаешь. Мне они не докладывали, что и как.

(Не буду же я ему рассказывать, что практически сам вызвался...)

Старшие лейтенанты молча завтракали, не задавая вопросов. Относительная тишина длилась несколько минут, наконец Сергей спросил:

- С нами на аэродром поедешь?

- А что мне там делать? Самолет еще не отремонтировали, мастер сказала, что в гостиницу позвонит, когда все закончит, и вообще вряд ли до обеда что-нибудь изменится. Так что вылетать дальше буду завтра с утра, к вечеру как раз и долечу, куда нужно.

- Мне приказали тебе довести информацию — оставайся здесь, дальше полетишь с попутчиком. Как раз сегодня-завтра он сюда и прибудет.

- А когда? Если после обеда, то уже никуда не полечу, скорость не та, чтоб за полдня до КПМ[12] добраться.

 - Насчет точной даты вылета указаний не было, только запретили дальнейший одиночный полет. Так что отдыхай, развлекайся, может, груз какой возьмешь, кстати. И частушка про паровоз у тебя хорошая была...

После завтрака летчики стали собираться на аэродром, а я еще немного посидел в баре, слушая новости по местному радио. Когда военлеты спустились к подъехавшему микроавтобусу, на прощание они все жали мне руку и выражали уверенность на будущую встречу. Кто знает, кто знает, может быть, еще и встретимся... Когда-нибудь...


Попрощавшись с авиаторами, я вернулся в свой номер. Так, до вечера куча времени, чем бы заняться-то?..

Так, что у нас любят девушки? Подарки! Кое-что я уже нашел в ППД (ну что значит «нашел» - попросил, мне и привезли по дружбе), но это так, сувениры больше для хохмы. Нужно что-то посерьезнее...

В знакомом ювелирном магазинчике я долго рассматривал лежащие на витрине украшения, наконец, посмотрел в угол и заметил там два почти одинаковых браслетика. Они были из золота, в виде цепочек, со вставленными в некоторые звенья камнями небольшого размера. В одном браслете камешки были красные, в другой — зеленые. Не знаю, что и выбрать... Ладно, решено — беру оба! Тем более что цена совсем не высокая, почему-то. Только вот как Джинджер отнесется к тому, что подарок будет не только ей? На это моей «чуйки» не хватает, тут дело такое... Непредсказуемое... Но если видение не обмануло — то все будет хорошо. Ну вот, теперь можно и в гостиницу вернуться, «сделал дело — спи дальше смело!..»

Стоявшая за стойкой в гостинице женщина встретила меня улыбкой, отнюдь не «дежурно-приклеенной» по содержанию, а вполне сердечной. Интересно, что-то случилось, или она просто по жизни такая доброжелательная?..

- Вас искали, - сказала она мне.

- Кто?

- Мужчина, он остановился у нас, сейчас ушел, но просил вам передать, чтобы вы его обязательно дождались.

- Надеюсь, он не был похож на бандита с большой дороги?

- Нет... - Тут она искренне рассмеялась. - Но вы все сами скоро узнаете.

Ладно, буду надеяться, что меня ищет тот человек, о котором мне говорил Сергей. И все-таки, почему она так улыбалась? Вчера она вела себя сугубо официально...


Примерно через час в дверь кто-то негромко, но уверенно постучал.

- Войдите!

Да, такому парню приходится слегка нагибаться, когда он проходит в стандартные двери. А в некоторые — еще и боком проходить...

- Приветствую!

- Здравствуйте, я - Борис. Надеюсь, ваш самолет сможет довезти меня до Порто-Франко? - обратился он ко мне на русском языке. Ясно, наверное, это его мне приказано ждать.

(Люблю таких самоироничных людей, если честно!..)

- Если багажа не больше сотни килограмм — тогда это вполне реально. Иначе придется лететь «на честном слове».

- Да, вещей не очень много, две сумки, одна из них с оружием, вторая с вещами, и пятидесяти килограмм не будет.

- Отлично, тогда завтра с утра выезжаем на аэродром. «С утра» - это означает «с рассветом», чтобы к вечеру добраться куда планируем. А сейчас я сам туда скатаюсь, проверю готовность моего аэроплана к вылету. Пожелание — не наедаться и не пить много воды, лучше закупить побольше леденцов. Гальюна в самолете нет, и садиться посреди саванны я не планирую.

- Я как бы немного в курсе, - улыбнулся Борис. - Тем более, что могу и поголодать денек, абсолютно без вреда для здоровья.

- Вот и отлично! Тогда до встречи внизу в шесть утра?..


Так, вот и попутчик нашелся, очень хорошо. И багажа немного, это еще лучше. Интересно, какой у него род занятий? На натуралиста - любителя ловли бабочек он ни разу не похож, но и ощущения «зверской силы» тоже нет. Скорее что-то большое и уютное. Ага, вроде бурого медведя... Который при необходимости может без проблем догнать скачущую лошадь... Впрочем, он явно на моей стороне, поэтому о своем здоровье пусть беспокоятся всякие там недоброжелатели и нехорошие личности.

На аэродроме я почти сразу нашел мастерицу-Джей, она была на вышке и что-то обсуждала с диспетчером.

- Здравствуйте! - обратился я сразу ко всем присутствующим.

- Привет!..Привет!.. - ответили они вразнобой.

- Вы хотите узнать, закончен ли ремонт? - спросила Джей-Джей.

- Да, и это тоже.

- Тогда пойдемте, я вам покажу, что сделано, и сами все проверите.

До стоянки она подвезла меня на все том же пикапе, которым управляла с неизменной бесшабашной лихостью. Вот ведь достанется жена кому-то, хе-хе!

- Смотрите, все пробоины заделаны, предыдущие я тоже подровняла, теперь их совсем не видно, - показала она рукой на стенку кабины.

- Краску долго пришлось подбирать?

- Нет, такие цвета у нас часто используются, поэтому и быстро закончила работу. Кстати, спинку пилотского сиденья вам тоже заменили, она погнута была почему-то. - Она посмотрела на меня и хитро прищурилась.

- Сколько я вам должен за работу?

- За все уже заплатили ваши друзья-летчики, перед тем, как улетали. Заправку бензином и стоянку тоже оплатили, так что можете не беспокоиться. Кстати, загляните в кабину. - Она откровенно улыбалась, отчего ее лицо с жестковатыми, откровенно говоря, чертами стало очень даже милым.

Ну что ж, открываю дверцу и заглядываю... На штурвале висит кепка со «змеей». Спасибо вам, мужики, за подарок, только где мне его носить-то? Ладно, пусть дома хранится, как сувенир... Хотя, могу я ее надеть здесь, в конце концов? Все равно мало кто заметит, кепка как кепка, а что там нарисовано — кого это волнует? И вообще, мне ее подарили, а кто и за что — это уже мое личное дело.

- Я бы подарил вам календарь, но боюсь, вам он будет не интересен...

- Ну почему же? Среди пилотов он стал очень даже популярен, так что можете подарить несколько экземпляров владельцу аэродрома, - засмеялась Джей-Джей.

- Хорошо, тогда завтра перед вылетом заскочу на вышку, передам диспетчеру.

Вот все и выяснилось, к моей большой радости. Завтра утром вылетаем, если все пройдет нормально — к вечеру будем уже на месте...


* * *


6 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко


- Порто-Франко — Контроль, я «Сессна»-«Редлайн», запрашиваю разрешение на посадку!

- «Сессна»-«Редлайн», я Порто-Франко — Контроль, ожидайте в зоне, глиссада занята. Заход по стандартной схеме курсом девяносто, ветер сто двадцать, скорость четыре, порывы до шести узлов.

- Контроль, я «Редлайн», принял, ухожу на ожидание.

Ну вот, хотел с прямой зайти на полосу, а там кто-то уже вертится. С утра в воздухе, несколькими «прыжками» удалось добраться сюда от Аламо, в общем и целом без проблем, разве что от аэродрома братьев Леру до Кадиза встречный ветер почему-то был сильным, горючего ушло больше, чем рассчитывал. Но приводные и навигационные маяки работали уже по всей трассе, и можно было доверить управление автопилоту, только время от времени контролируя свое местонахождение и корректируя угол сноса. А то бы сейчас уже руки «отваливались» от усталости.

Борис почти весь полет дремал на заднем сиденье, если не дремал — то писал что-то в большом блокноте. Мы с ним почти не разговаривали — в воздухе особо не поболтаешь, очень шумно, несмотря на микрофоны и наушники. Разве что на земле, во время промежуточных посадок, беседовали на разные отвлеченные темы. В общем, полет прошел нормально, мы друг другу не надоели. Только вот я так и не узнал, какая у него специальность? Сам он об этом ничего не рассказывал, а выспрашивать не хотелось.

- «Сессна»-«Редлайн», я Вышка, посадку разрешаю, заход курсом девяносто, полоса свободна.

- Вышка, я «Редлайн», захожу на посадочный, расчетное время посадки через пять минут.

Борис, сейчас сидящий на правом сиденье, вовсю вертит головой, и правда — когда еще увидишь город и побережье с высоты птичьего полета. В море вразброс светлеют пятна рыбачьих лодок и более крупных суденышек, а вот южнее на полной скорости вдоль берега идет катер береговой охраны. Еще чуть дальше в море можно рассмотреть какое-то судно, держащее курс в сторону входа в гавань порта. Жизнь бурлит, короче говоря. На станции тоже что-то вовсю разгружали, на стоянках крутились здоровенные грузовики. Иногда поболтаться «на кругу» бывает полезно, особенно когда везешь любопытного пассажира.

Потихоньку сбрасываю высоту, и притираю «Сессну» к полосе абсолютно без толчков, просто — вот мы летели, а вот уже катимся по бетонке, иногда стойки чуть пружинят на неровностях покрытия.

- Вышка, я «Редлайн», разрешите руление на стоянку.

- «Редлайн», я Вышка, руление разрешаю, заправщик нужен?

- Да, пусть подъедет минут через пять, спасибо!

Подруливаю на обычное место и глушу двигатель у «родного» ангара. ВСЕ-Е-Е!!!.. Наверное, минуту сижу, не шевелясь, с закрытыми глазами, пока Борис не торопясь выбирается из кабины и вытаскивает обе своих сумки. Наваливается дикий «отходняк», напряжение всех этих дней мгновенно сбросить просто невозможно. Ладно, потихоньку начнем, сейчас все сделаем...

- Борис, можешь пока вон там в тени на лавочке посидеть, я сейчас машину вызову из города. Тебе в какую гостиницу лучше, дорогую или не очень?

- Самую недорогую...

- Ладно, сейчас все решим.

Так, где там у меня в телефоне номер Игоря?..

- Игорь, привет!

- Привет, уже вернулся? Ты на аэродроме или в городе?

- Пока на аэродроме, минут десять как приземлились. Можешь меня и пассажира в город подвезти? Меня к дому, а пассажира до гостиницы подкинуть, места есть, кстати?

- Есть комната, вчера освободилась. Сейчас только Алису озадачу, чтобы комнату подготовила, и сразу выезжаю.

- Когда подъедешь к воротам, позвони, мы выйдем, а то не хочется там на солнце жариться.

- Хорошо, жди! - Игорь отключил связь.

А вот и заправщик... Окончив нехитрую процедуру наполнения баков, с помощью нескольких техников закатываю «Сессну» в ангар, все равно в ближайшее время никуда лететь не собираюсь, организм настоятельно требует отдыха. Причем очень желательно, чтобы отдых был длительным и непрерывным. Ага, и пару массажисток с нежными руками, куда ж без них-то...

Пробоины в самолете были заделаны очень качественно, во всяком случае, никто из проходивших мимо не заметил каких-либо странностей, или пятен отличающейся по тону краски. И еще мне очень понравилось, что были чуть «подшлифованы» заплатки на местах отметин, полученных в том самом памятном полете с Хокинсом. Спасибо мастерице Джей-Джей, работать она умеет!

Погладив на прощание «Сессну» по капоту, иду к скамейке под навесом, где Борис продолжает что-то записывать в своем блокноте.

- Что пишешь-то?

- Да так, оперу...

- А, «Опер мне сказал про всех писать, и про тебя заодно напишу...»

Нам обоим нравится этот старый анекдот, и мы смеемся от души. Вот уже и телефон сигналит, это Игорь:

- Я у въезда на аэродром, жду вас на стоянке.

- Понял, выходим.

Машу рукой одному из техников, с которым договорился насчет машины до выезда с аэродрома, тот кивает и скрывается за углом ангара, через минуту к нам подруливает изрядно потрепанный микроавтобус, когда-то очень давно выпущенный фирмой «Субару». Несмотря на свой почтенный возраст, он без особых скрипов довозит нас с Борисом до шлагбаума, и мы не торопясь тащим свои сумки на стоянку. Игорь, естественно, был на «служебной» машине с эмблемой отеля.

- Привет!

Мы крепко жмем друг другу руки, и я представляю пассажира:

- Игорь, это Борис. Борис, это Игорь. Ну что, грузимся, да поехали? Кстати, есть маленькая просьба — пожалуйста, притормози на пару минут у «Танцующих звезд», хочу кое-что проверить.

- Ладно, - без особого удивления соглашается Игорь.- Хочешь узнать, есть ли свободные места на вечер? Так сразу говорю, что за несколько дней теперь нужно заказывать.

- А что так? - Изображаю удивление.

- У них там новая «звезда» недавно появилась, Эва Стар. И так был клуб популярный, а уж теперь... Сейчас сам увидишь.

Действительно, у еще закрытого клуба не было ни души, только на дверях висело объявление, написанное огромными буквами: «Если хотите попасть на представление, сделайте предварительный заказ по телефону...», дальше был указан местный номер. Во как, прямо местный филиал Большого театра... А вот и афиша, или реклама, даже не знаю, как можно назвать этот плакат размерами примерно два на два метра, как они его только напечатали-то? Ладно, это дело десятое, посмотрю внимательно, чуть ближе подойти нужно...

Да, наш юный друг постарался вовсю: нижнюю часть плаката занимала пятерка выстроившихся в ряд девиц, отплясывавших канкан, а в верхней части привлекала к себе внимание парившая в воздухе Эва. Казалось, что она вообще ни за что не держится, повиснув на шесте вниз головой и раскинув руки, левая нога была вытянута горизонтально, а правая поднята и согнута в колене. О, как я посмотрю, ей еще один специальный костюм для выступлений успели сделать, даже туфли с длиннющими каблуками где-то нашли!

- Да, это она и есть, - сказал подошедший Игорь. - Ничего так девчонка. Говорят, что она под «крышей» у какого-то бандита, но подробностей никто не знает.

- Откуда такие сведения? - Поинтересовался я, стараясь не заржать, аки конь.

- Да, Алиса за продуктами ходит, новости приносит. «Сарафанное радио», оно все время работает...

Тут я не выдержал и засмеялся, Игорь присоединился ко мне.

- Ладно, давай Бориса отвезем в гостиницу, а потом меня подбросишь, хорошо? К дому подъезжать не нужно, я там на улице выйду, сюрприз хочу сделать.

Пока ехали в гостиницу, думал, что бы еще такого предложить для фотосессии нашему фотографу. Появилась еще одна смутная идея, но ее лучше отложить на завтра, или даже на послезавтра... Пока не отдохну как следует. Иначе все можно испортить неуклюжими попытками что-то конкретизировать. Пусть идея «дозреет» пару дней. У меня еще кое-какие дела есть, более срочные. Кота погладить, допустим, с Джеком поздороваться, например...

Высадив Бориса у гостиницы, мы оставили его на попечение Алисы, с оформлением-заселением она вполне справится, а сами поехали отвозить меня домой. И совсем немного времени спустя я вылез из машины возле проезда в высокой «зеленой изгороди», успешно заменявшей здесь заборы благодаря исключительной плотности и колючести. Ну, вот я и дома! Чуть крякнув, взвалил на себя сумки и пошел к дому. Опа, а под навесом, кроме «Гелендвагена» Джинджер, стоит еще одна машина, белый джип! Кто это к нам в гости пожаловал?.. Да неужели?..

По дороге встретил неразлучную парочку — пса и кота, они лежали возле машин в тени навеса. Я успел сказать Джеку «Тихо!..», приложив палец к губам, и мне показалось, что он понимающе ухмыльнулся. Приласкав зверей, пошел в дом. Так, сумки пока можно оставить на веранде, заодно и разуюсь, сюрприз так сюрприз. Тихо крадусь через весь дом в сторону кухни — да не жрать, как вы могли подумать, просто пить захотелось, жарковато сегодня что-то...

Заглянув на кухню, увидел стоящую ко мне спиной у холодильника Джинджер, одетую в «полузакрытый», или как он там называется, купальник, волосы явно влажные. Когда она закрыла дверцу и повернулась в мою сторону, я увидел у нее в руке небольшую морковку.

- Если пришить к этому купальнику пушистый хвостик, а тебе надеть длинные «ушки» - получится замечательный кролик для журнала «Плейбой» - не удержался я от комментария. Джин отреагировала мгновенно — бросила морковку в мойку, сделала пару быстрых шагов и обняла меня. Как хорошо-то, а!.. Мы стоим, прижавшись друг к другу, и молчим, потом начинаем целоваться. Обнимаю ее, поглаживаю по спине, но когда опускаю руки чуть ниже, Джин немного отстраняется и говорит, переводя дыхание:

- Подожди немного, у нас ведь гости...

- Кто к нам пожаловал?

- Эвелин днем приехала... - Джинджер загадочно улыбается, рассмотрев слегка удивленное выражение моего лица. - Иди поздоровайся. Кстати, тебе бы в душе помыться, а то бензином пахнешь, как канистра. Да ладно, все равно воду в бассейне пора менять, можешь хоть так запрыгивать.

- Хорошо, сначала поздороваюсь, потом решу с бассейном и прочим, устал что-то...


Я прошел через дом к бассейну и увидел лежащую на бортике Эвелин. Она загорала, положив голову на скрещенные руки и отвернув лицо к воде. Подойдя к ней как можно тише, нагибаюсь и говорю:

- Привет, красавица! Смотри, не сгори!

Она поворачивается ко мне, лицо сразу же озаряется радостной улыбкой, Эва вскакивает и бросается мне на шею. Ну ни фига себе! Причем никакого притворства не чувствую, все совершенно искренне. Она прижимается ко мне всем телом, для большей устойчивости обвив мою ногу своей. Я подхватываю ее за бедро, правой рукой начинаю гладить по спине, ладонь беспрепятственно скользит вниз... А почему, кстати, «совсем беспрепятственно»?.. Ой, моя другая рука совершенно невзначай скользнула по прижавшемуся мокрому бедру в сторону ее спины...

Эвелин смотрит мне в глаза, и я вижу, что ее лицо с задорно вздернутым носиком заливается густым румянцем, хорошо заметным даже под загаром. Она бросает взгляд в сторону, я тоже смотрю на бортик — и вижу там лежащие части ее купальника. Ну да, ей же нужен загар «без полосок»!.. Что-то мы оба на радостях и забыли про эту несущественную мелочь... Эва отпускает меня, делает шаг назад, спрыгивает в бассейн «солдатиком», сразу же подплывает вплотную к бортику и смотрит на меня из воды с притворным возмущением:

- Ну вот, что ты наделал, я же теперь всю ночь уснуть не смогу!..

- Прости, милая, я тоже очень рад тебя видеть, - улыбаюсь я в ответ. Эва манит меня рукой, мне приходится встать коленями на бортик и нагнуться к ней. Она высовывается из воды, обхватывает мою шею руками, крепко целует в губы, затем отпускает руки, ногами отталкивается от бортика и лежа на спине, плывет к середине бассейна. Внезапно перевернувшись, сверкает, скажем так, «верхом задней стороны бедер», и сильно ударяет ногами по воде, ныряя в глубину. Я при этом оказываюсь спереди весь мокрым, как будто меня окатили из ведра. Вот ведь хулиганка! Но сердиться на нее совершенно невозможно, тем более, что все равно мне нужно идти переодеваться, а одежду надо бы закинуть в стиральную машинку, пока джинсы и рубашка от пыли колом не встали.

Быстро надев купальные шорты, собираю снятую одежду и иду на кухню, чтобы кинуть вещи в стиралку. Джинджер все еще стоит возле холодильника, не торопясь дохрумкивает очищенную морковку, снова напоминая задумчивого кролика.

- Чтобы витамины хорошо усваивались, морковку нужно есть с маслом.

Джинджер невозмутимо макнула огрызок в стоящую на столе стеклянную чашку с какой-то жидкостью и показала мне — типа, «Не учи ученого!» Вот так, да?

- А еще древние греки считали, что морковь помогает быстрее влюбиться.

Джин усмехнулась:

- Мне для этого морковка не понадобилась. Ну что, поздоровались?

- Да... Водой меня окатила, хулиганка, когда в бассейн спрыгнула. И сколько раз она уже приезжала в гости?

- А почему ты спрашиваешь? - сразу насторожилась Джинджер.

- Мне почему-то кажется, что сегодня она здесь не в первый раз.

- Ты прав, но давай об этом поговорим чуть попозже. Есть хочешь?

(Какая заботливая!..)

- Если можно, немного отдохну, потом через час-два будем ужинать, ты не против? - Мне сейчас бы полежать немного, а то усну прямо за столом.

- Нет, совсем не против. Тогда иди в бассейн, а я здесь немного позанимаюсь. Сейчас что-нибудь быстренько придумаем...

Когда я вышел к бассейну, то увидел Эвелин, сидящую в кресле возле зонтика, и надувной матрас, на который прежде не обратил внимания. Девушка уже надела свой белый в красный горошек купальник, кстати, выглядевший довольно консервативно, без всяких там ажурностей и микроскопических полосочек. Вот и хорошо, а то у меня что-то нервы стали сдавать после экстремальных приключений. Посмотрел на запад — да, солнце вот-вот скроется за вершинам деревьев, так что обгореть не успею. Бухнувшись в бассейн, я недолго поплескался и вылез, сразу же растянувшись на замечательно пружинящем надувном матрасе. Как здорово все-таки! Матрас не такой, на котором по бассейну плавают, а более основательный, раза в два пошире. Смотрю на сидящую в кресле Эву, наслаждаясь красивым видом, но почти сразу глаза закрываются, и я «вырубаюсь» от усталости. «Укатали сивку крутые горки...» Смутно слышу приглушенный разговор, затем чьи-то руки начинают нежно гладить меня по спине, но тут уже засыпаю окончательно.

Разбудили меня почти через два часа, когда солнце уже заметно снизилось, и скоро должны были наступить сумерки.

- Вставай, ужин проспишь! - Меня ласково, но настойчиво теребят за руку. Кто там? А, это Джинджер...

- Я уже проснулся. Ну, почти совсем, да... Сейчас... - Что-то глаза с трудом открываются.

- Иди, надень что-нибудь приличное, Эва вместе с нами ужинает.

- Угу...

Она неожиданно щиплет меня пониже спины.

- Ай!.. Ты что?..

- Проверяю, не появились ли там у тебя трудовые мозоли.

- Ну и шуточки у вас, красавица!.. Все, не надо меня больше щипать, уже иду...

Со скрипом поднявшись на ноги, подхожу к бассейну и плещу водой себе в лицо. Уфф, вроде полегчало. Теперь можно и переодеться, только вот смокинга от меня не ждите, хорошо?

На кухню я вошел, переодевшись в джинсы и черную футболку. Ужин не торжественный, в конце концов, сойдет и так. Дамы уже сидели за накрытым столом — о, даже немного накраситься успели?

- Милые дамы, - обратился я к ним. - Хочу подарить вам маленькие сувениры из далеких краев.

С этими словами я протянул им по небольшой коробочке, каждая была обвязана ленточкой. Гы-ы-ы, когда они открыли подарки, выражение их лиц было достойно запечатления для истории. В коробках были матрешки!.. Для Джинджер я выбрал матрешку чуть побольше, для Эвелин — чуть поменьше, и с более «детским», что ли, выражением нарисованного лица.

- А я уже видела такое, только не помню, как называется... - Пытается сообразить Эва.

- Это «ма-трьё-шкаа»? - утвердительно-вопросительно сказала Джинджер.

- Да, именно «матрешка». Вот, решил привезти хоть что-нибудь, только времени по магазинам бегать почти не было. Да вы попробуйте их открыть...

Они начали открывать матрешек и доставать «семейство», в результате на столе с обеих сторон выстроились шеренги «по росту».

- Первой матрешкой считается фигурка добродушного лысого старика, привезенная с японского острова. Но сами японцы утверждают, что такую игрушку первым выточил неизвестный русский монах.

- А почему она так называется? - Эва любопытствует, как всегда.

- Раньше имя «Матрена» было очень распространенным, считается, что оно происходит от латинского Mater - «мать». Это имя ассоциировалось с матерью семейства, обладающей хорошим здоровьем.

(Про «дородную фигуру» я им рассказывать не стал, мало ли как они меня поймут, хе-хе...)

- Здорово!..

Выдержав театральную паузу, я сказал:

- А вы еще в коробках посмотрите, внимательно!..

Они практически одновременно вытащили из коробочек что-то, лежавшее на дне и завернутое в бумагу, развернули и ахнули — это оказались цепочки-браслетики, надеваемые на запястье, у Джинджер с небольшими рубинчиками, у Эвы — с изумрудами. Цепочки были тонкие, но смотрелись очень хорошо.

- Нравится? - спрашиваю у них.

- Очень!.. - и они по очереди целуют меня «в щечку».

Внимательно смотрю на Джинджер — как она отреагировала на то, что подарки для них одинаковые. Вроде все нормально, по крайней мере, пока... Эвелин вообще забыла об окружающем мире, нацепив цепочку на руку и любуясь ею. Джин смотрит на нее и улыбается по-доброму, как на младшую сестру, что ли. Но свою цепочку она тоже сразу надела на руку, кстати.

- Теперь можно и начинать ужин! - пришлось провозгласить мне. А то девочки на радостях про него почти забыли, а я днем толком и не обедал...


Почти весь ужин мы шутили и смеялись, в интонациях Эвелин и Джинджер чувствовалась искренняя радость от моего возвращения в «целом виде». Интересно, они ведь не притворяются, я это хорошо ощущаю. И между собой болтают уже как лучшие подруги... Все-таки, что тут произошло во время моего отсутствия? Ладно, со временем узнаю, сейчас не хочу ни о чем их расспрашивать, вечер удался, не буду его портить...

Когда стали приближаться сумерки, Эва засобиралась в «Танцующие звезды», и правильно — нечего красивой девушке по темноте кататься. Я предложил было ее проводить на своей машине, но она замахала руками — сиди, отдыхай, ехать всего минут десять, и то если двигаться со скоростью пешехода. Я заметил благодарный взгляд, который ей отправила Джинджер — ну да, ее можно понять, не хочется никуда отпускать только что приехавшего... Кого, кстати? Она ведь все время как-то переносит на потом решение столь важного вопроса, как официальная регистрация моих с ней, или «наших» отношений, только вот почему?.. Боится чего-то, или не уверена во мне?..

Машина Эвелин скрылась за кустами зеленой изгороди, напоследок мазнув светом фар по окружавшим двор зарослям, Джинджер взяла меня за руку и мы подошли к стоявшему под навесом ее «Гелендвагену». Затем она неожиданно оперлась ногой о бампер и влезла на капот, основательно усевшись на нем.

- Джин, ты что, вдруг погнется!..

- Не бойся, тут железо толстое...

Ну, если так... Я подошел к ней вплотную, обнял и прижал к себе, ее голова оказалась чуть выше моей. А мне так даже больше нравится, если честно... Она чуть наклонилась вперед, и ее длинные волосы тут же закрыли сумерки окружающего мира пахнущей горьковатыми травами пеленой.

- Милая, как хорошо, что ты у меня есть... - тихо прошептал я, но она все услышала:

- Ты вернулся... Смерть снова ходила рядом, стояла за спиной, но ты вернулся... Теперь можно...

(Подождите, что она имела в виду под этим «теперь можно»?..)

- Хочешь, я тебе стихи прочитаю? А то я вдруг понял, что так мало говорил о том, что чувствую...

- «Вперед, Макдуф!..»[13] - тихо засмеялась она.

Приблизившись к ее уху практически вплотную, тихо шепчу:


Я развернул бы шелк, слетевший с неба,

Расшитый золотом и серебром луны,

Тенями дня и ночи, утреннего света,

Заката сумраком и сполохом зари.

Такой бы шелк-мечту стелил перед тобой на землю,

Но я - бедняк, и эти грезы тают, словно дым.

Прошу тебя, ставь ноги осторожней –

Ведь ты ступаешь по мечтам моим...[14]


Неожиданно она наклоняется и начинает целовать меня до боли в губах, чувствительно впиваясь ногтями мне в плечи и спину, но я не возмущаюсь, ласкаю все, до чего только могу дотянуться. Наконец, Джинджер решает перевести дыхание и ослабляет свои объятия, откидывается на капот машины, тяжело дыша. Я продолжаю нежно поглаживать ее, слышу тихий шепот «Пожалуйста, пожалуйста...», и она снова прижимается ко мне. Милая, для тебя — все, что угодно!..

Через какое-то время я помогаю смеющейся Джинджер слезть с капота «Гелендвагена», она поправляет свою одежду, и мы вокруг дома идем к бассейну, рядом с которым лежит на земле такой замечательный матрас. Ну да, прежняя «огневая позиция» была слишком уж экстремальной — когда мы с Джин решили перейти к более активным действиям, за высокими кустами зеленой изгороди на улице возле соседнего дома вдруг загудела двигателем какая-то машина, поэтому нам пришлось замереть, обнимая друг друга и затихнуть, борясь со смехом.

Возле бассейна было темно, наружное освещение мы еще не включили, поэтому матрас пришлось искать на ощупь в темноте быстро опустившейся летней ночи. Хорошо, что он лежал в стороне от бассейна, поэтому в воду никто из нас не свалился.

- На чем мы остановились? - спросил я у Джинджер.

- Я уже забыла... - тихо рассмеялась она в ответ.

- Тогда давай повторим все с самого начала.

- Подожди, какая там заключительная строчка была в стихах?..

Звезды молча подмигивали нам с ночного неба, за все время своей длинной астрономической жизни они видели многое и не удивлялись абсолютно ничему. Разве могли их чем-нибудь поразить двое людей, обнимающихся возле бассейна и по очереди признающихся один другому в любви? А потом мы наощупь собрали разбросанную одежду и ушли в дом, все-таки утро лучше встречать, лежа в кровати.



40 число 04 месяца 24 года, ППД | Горизонт событий | 7 число 05 месяца 24 года, Порто-Франко