home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Остановился в нескольких шагах от игроков. Крейн продолжал сверлить меня внимательным взглядом и держать на прицеле винтовки.

Верзила тоже смотрел на меня, но без какого-либо интереса в глазах. Вообще, у него был то ли скучающий, то ли даже какой-то отсутствовавший вид, будто он размышлял о чем-то своем. Рваная одежда лохмотьями висела на его крепком, сильной теле. За спиной у игрока виднелся большой и довольно тяжелый на вид рюкзак. Никакого оружия у Верзилы не было. Либо же оно лежало в рюкзаке. Впрочем, я не сомневался, что если этот гигант вдруг набросится на меня, то без проблем уделает голыми руками. Разглядывая его, заметил одну любопытную деталь. Вокруг шеи Верзилы была обернута металлическая полоска метала.

Крейн вдруг шевельнулся, и я тут же перевел взгляд на него. К моему удивлению игрок опустил винтовку дулом вниз и криво усмехнулся.

— Ладно, приятель, извини, что напугал тебя, — проговорил он дружелюбно. — Сам понимаешь, меры предосторожности в этой игре лишними не бывают. Но я ничего дурного против тебя не затеваю, так что можешь расслабиться.

— Что вам нужно? — спросил я, все еще держась настороже.

— Я смотрю, у тебя за спиной рюкзачок увесистый, — отозвался он. — Наверняка там всего навалом, да?

Я тут же напрягся всем телом. Это не ускользнуло от внимания Крейна, и он поспешно сказал:

— Да не дергайся ты так, приятель. Силой у тебя отбирать я ничего не собираюсь.

Я промолчал, недоверчиво глядя на него.

— Судя по рангу, ты еще новичок. Совсем недавно начал играть, да?

— Угу, — буркнул я.

— Посмотри на мой ник. Какого он цвета?

— Белый.

— Верно. Твой ник тоже белый. Догадываешься, что это означает? Когда убиваешь игроков, твой ник постепенно краснеет. Сначала становится бледно-алым, а после каждого убийства приобретает все более темный оттенок. Но мой ник, как видишь, идеально белый. Я еще ни разу не убивал в этой игре других игроков и не собираюсь начинать сейчас, — тут Крейн усмехнулся и добавил: — Поправка, я никогда не убивал других игроков с белыми никами. А вот кое-кто из пк-шников пострадал от моих рук. За убийства пк-шников, кстати, цвет твоего ника остается прежним.

И тут мне кое-что припомнилось. Повернув голову, снова взглянул на Верзилу. Никнейм над его головой светился ярко-красным цветом.

— А что насчет твоего приятеля? Разве он не пк-шник?

Губы Крейна растянулись в недоброй ухмылке.

— Забей на него. Эта обезьяна и пальцем тебя не тронет. И он никакой мне не приятель.

Руки Верзилы сжались в огромные кулаки. Он ничего не сказал, но по его виду нетрудно было догадаться, что он жутко рассержен. Я невольно сделал один шаг назад и осторожно спросил:

— Так в чем же все-таки дело? Если вы не друзья, то почему играете вместе?

— Ну ладно, если так интересно, то слушай, — начал Крейн. — Эта образина — пк-шник. Он многим игрокам рангом поменьше, чем был у него не давал прохода. В том числе и мне. Убивал по нескольку раз за день. Постоянно приходилось прятаться, чтобы не наткнуться на него в очередной раз. А потом у меня появились здесь друзья. С их помощью мне удалось заманить этого бугая в ловушку и обездвижить на несколько секунд. Этого времени хватило, чтобы надеть на него рабский ошейник. Конечно, мы успели бы убить его, пока он был обездвижен. Но тогда все вернулось бы на круги своя. Бугай бы возродился и начал бы за нами охоту. У него тогда был четырнадцатый ранг, у нас всего лишь или седьмые или восьмые. Заманить его в ловушку во второй раз было бы уже не так просто. Поэтому я и придумал всю эту затею с ошейником.

У него был очень довольный вид. Он явно гордился тем, что смог усмирить злостного пк-шника.

— Правда ошейник не смутил этого бугая. Он несколько раз пытался разобраться со мной. Один раз ему это даже почти удалось, у него тогда еще был четырнадцатый ранг. Но после каждой смерти он терял опыт, левел понижался и сейчас он ослабел настолько, что больше не пытается убить меня. Понимает, что теперь это уже бессмысленная затея.

Наконец, Крейн замолк. Я снова посмотрел на металлическую полоску застегнутую вокруг шеи Верзилы.

— Так что делает эта штука? — спросил у Крейна, хотя и сам уже начал понимать, что к чему.

— Что, еще не приходилось сталкиваться с ошейниками? — усмехнулся игрок. — Смотри, чтоб на тебя на самого такую штуку однажды не нацепили. Рабский ошейник делает человека послушным. А если говорить точнее, то заставляет подчиняться хозяину, то есть тому, кто одел на тебя ошейник, — Крейн показал левой рукой на браслет застегнутый вокруг правого запястья. — Видишь эту кнопку? Если нажать, бугай получит электрический урон. Если попробует напасть на меня, что уже было несколько раз, то нажму кнопку и не буду отпускать. Электричество убьет его за несколько секунд. Убежать он тоже не может. Как только уйдет от меня дальше, чем на сто метров, ошейник автоматически начнет наносить ему урон. Если погибнет, то появится не в Камере Возрождения, а рядом со мной. Тоже самое и с выходом из игры. Самостоятельно снять ошейник он тоже не может. Если попытается, ему, опять же автоматически, будет наноситься урон. Короче говоря теперь этот бугай прикован ко мне и делает, что ему велю. Использую его как носильщика своих вещей.

Разговор случайным образом вышел на очень волнующую меня тему, о которой не забывал ни на минуту.

— Кстати, насчет выхода из игры, — осторожно заговорил. — У меня тут одна проблемка… Я никак не могу выйти из игры. Ты не знаешь, в чем может быть дело?

Крейн секунду или две недоуменно смотрел на меня, а затем вдруг расхохотался.

— Что, в первый раз играешь в подобные игры что ли? — сквозь смех спросил он. — У меня тоже такая «проблемка» была, когда погрузился в свою первую виртуальную игру. На целый месяц выпал из реала, полностью забил на онлайн-учебу, подружку, друзей и все остальное.

— Да нет, ты не так понял. Я бы и рад выйти из игры, но не получается. Когда хочу нажать на кнопку «Выход из игры», просто ничего не происходит.

Крейн больше не смеялся.

— Хочешь сказать, что тебя заблокировало в игре? — подозрительно спросил он.

— Что-то вроде того.

— Быть такого не может. Такие проблемы были в основном только в самых первых виртуальных играх. Но затем разработчики разобрались в чем дело и исправили ошибку. За последние двадцать пять лет не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы человека заблокировало в игре.

Итак, он мне не поверил. Чтобы продемонстрировать, что я не лгу, поднял левую руку и, взглянув на кристалл, вызвал главное меню. Кнопка «Выход из игры» до сих пор была неактивна. Смотрел на нее несколько секунд, но ничего не происходило.

— Видишь? — спросил у Крейна. — Убедился теперь?

— Нет. Когда смотришь на кристалл, твое меню открывается только тебе. Другие игроки не видят его.

Я выругался сквозь зубы.

— Значит, ты мне не веришь?

— Если честно, то нет.

— Но зачем, по-твоему, я стал бы сочинять эту историю?

— Понятия не имею.

На несколько секунд повисло неловкое молчание.

— Скажи хотя бы какой сейчас год?

— Не помню. А какая разница? Загляни в раздел «Энциклопедия», а там в «Историю мира», если так интересно.

— Да я не про игру говорю!

— А про что же?

— Про реал! Какой сейчас в реале год?

Крейн усмехнулся, но уже как-то натянуто.

— Что ты несешь? У тебя же второй ранг, а значит ты играешь всего пару дней, не больше. Неужто за это время успел забыл какой сейчас в реале год?

Я глубоко вздохнул и произнес:

— Две тысячи шестнадцатый.

— Что?

— Сейчас две тысячи шестнадцатый год.

Крейн стал смотреть на меня как на ненормального.

— Что за бред ты несешь?

— Вернее, был две тысячи шестнадцатый до того, как я очутился в этой игре. Я пошел в больницу, там потерял сознание и очнулся уже здесь, совершенно не понимая, что произошло и куда попал. Из игры выйти не получается, когда смотрю на надпись «Выход из игры», вообще ничего не происходит. Да и сама кнопка серая, неактивная то есть. Короче говоря, меня перенесло во времени в будущее и забросило в эту игру.

Снова повисло молчание. В течении нескольких секунд никто ничего не говорил.

— Чокнутый он какой-то, — впервые за все время нашего разговора подал голос Верзила. — Пошли-ка лучше отсюда.

— Замолкни, — резко ответил Крейн, не спуская с меня настороженного взгляда.

— Я ничего не выдумываю! Все что рассказал, это чистая правда и…

Крейн вдруг вскинул винтовку и прицелился в меня.

— Довольно! — резко сказал он. — Хватит с меня этого бреда! Если продолжишь нести эту чушь, прикончу тебя, так и знай!

— Да валяй! — поднял я голос. — Стреляй, если так хочешь! Неужели не понимаешь, что мне на это плевать? Я не по собственному желанию оказался в этой игре. Так что больше всего, что я хочу, так это понять, каким образом меня сюда занесло и как выйти из этой игры! Все остальное для меня уже на втором месте!

Я говорил все громче и даже невольно сделал один шаг вперед. Крейн тут же отшатнулся назад и почти прокричал:

— Стой на месте! Не знаю, чего ты затеваешь, зачем пытаешься запудрить мне голову всякой чепухой, но лучше перестань. Это последнее предупреждение!

У меня был всего второй ранг, у Крейна десятый. В бою против него мне было бы не выжить, мы оба прекрасно это понимали. И тем не менее он явно трусил. Он смотрел на меня как на полного психа, от которого можно чего угодно ожидать. Если продолжить разговор в том же направлении, то Крейн и впрямь выстрелит в меня, даже несмотря на то, что не хочет портить свою репутацию убийствами миролюбивых игроков. Впрочем, не исключено, что на его месте я бы вел себя точно так же.

Несколько секунд молча смотрел на него. Когда мой гнев утих, глубоко вздохнул и произнес:

— Ладно, забудь все то, что только что тебе наговорил.

— С удовольствием.

Он опустил винтовку дулом вниз, но все еще смотрел на меня настороженным взглядом.

— Ладно, так что же тебе от меня было нужно? — повторил я свой вопрос, который задавал в самом начале нашего разговора.

По недоуменному выражению, которое появилось на лице Крейна, можно было подумать, что он и сам уже забыл, чего же он от меня хотел. Но затем вспомнил.

— Хотел узнать, чего ты таскаешь в рюкзаке, — ответил он. — И предложить обмен.

— У меня там всякий легкий шмот. Одна только «зеленка». Вряд ли тебе чего-нибудь из моих вещей пригодилось бы — все-таки разница в рангах у нас довольно большая.

— Это не важно, — сказал Крейн. Судя по легкой нервной интонации, что сквозила в его голосе, он еще не забыл, что разговаривает с каким-то психопатом. — Мне нужны не сами вещи, а ингредиенты которые из них можно добыть.

На моем лице, по всей видимости, появилось вопросительное выражение, потому что Крейн пояснил:

— Ты, наверное, еще не знаешь, что вещи можно разбирать, если прокачен кое-какой скилл из ветки «Выживание». Вещь пропадает и появляется определенный ингредиент — кожа, ткань, хитин, ну или что-то еще. Так вот, я собираю все эти ресурсы.

— Зачем они тебе?

— Ну как это зачем? Из них можно создавать много других хороших вещей. Поизучай деревья скиллов «Выживание» и «Строительство». Там есть очень много полезных навыков. Кроме того, ингредиенты нужны не только для создания новых вещей, но и для починки старых. Даже если тебе в настоящий момент не нужно ничего чинить или создавать, собирать ресурсы все равно лишним не будет. В этой игре их много не бывает. Не нужны сейчас, так пригодятся потом.

— Ладно, а чего ты можешь предложить в обмен?

— Ты же варлок, да? У меня есть неплохой пистолет. Мне самому он без надобности, а вот тебе, наверное, пригодился бы. Ну и в дополнение к нему могу деньжат подкинуть.

— Что за пистолет?

Крейн подал сигнал Верзиле. Тот подчинился, хотя и с явной неохотой. Сняв рюкзак, покопался в нем, достал оружие и отдал Крейну, а тот показал мне.

Это был точно такой же «Крикун», которого я недавно загрузил в Камеру Возрождения. Возможно, правда, у пистолета, который протягивал мне игрок, характеристики несколько отличались от моего, но он тоже светился зеленый цветом и предназначался для игроков пятого ранга.

— Но у меня всего второй уровень, — с сомнением сказал я. — Сейчас все равно не смогу его юзать.

— Ясен пень, что не сможешь. Но до пятого ранга ты быстро прокачаешься. Тем более сейчас, когда в игре мало людей. Могу посоветовать спуститься в метро. Там водятся крысы-мутанты. Они слабые, но их довольно много. Побродишь там часик и поднимаешь пару-тройку уровней. Вообще, до десятого ранга можно довольно быстро прокачаться. Главное не нарываться на пк-шников.

— И по ночам не помирать, — добавил я.

— Ну и это конечно тоже, — отозвался игрок с кривой ухмылкой. — Ну так что, будем меняться? В дополнение к пистолету дам тебе еще пятнадцать тысяч кредитов.

— Кстати, насчет денег. Как их тут зарабатывать и где можно тратить?

— Кредиты даются за выполнение квестов и участие в различных ивентах. Ну а потратить их можешь в специальном терминале. Я так понимаю, ты еще на них не натыкался, да?

— Угу.

— Ближайший к нам находится в полицейском участке. Он уже отмечен у тебя на карте?

Я посмотрел на кристалл и открыл карту. Быстро изучил ее и покачал головой.

— Ну а кинотеатр «Дружба»? — спросил Крейн.

Снова посмотрел на карту и через несколько секунд отыскал взглядом нужную надпись.

— Угу, «Дружба» у меня есть.

— Вот и отлично. Когда доберешься до кинотеатра, сверни в сторону Риверсайда, указатели там есть если что, и вскоре дойдешь до полицейского участка.

— А что вообще в этом терминале можно купить?

— Ну много чего. Оружие, броня. Хотя чаще всего там только всякая ерунда продается. В основном «белые» вещи, реже «зеленые». Иногда бывают и «синие», и совсем уж редко «фиолетовые». Обычно игроки закупаются в терминалах только патронами, да стимуляторами. И кстати, наверное ты этого тоже еще не знаешь — кредиты всегда будут с тобой. То есть деньги в этой игре — это единственное, что ты не теряешь после смерти. Это порой очень выручает. Ладно, так что насчет сделки?

Размышлял я недолго. У меня был отличный байкерский комплект брони, а вот все остальные вещи, что лежали в рюкзаке, особой ценности не представляли.

— Окей, по рукам.

Крейн отдал мне пистолет «Крикун», а затем посмотрел на свой кристалл. Через пару секунд прямо из середины его груди появились три пачки денег. Они полетели вперед и тут же исчезли, когда коснулись меня.

В меню лога одно за другим выскочили три сообщения:


> Получены кредиты: 5000

> Получены кредиты: 5000

> Получены кредиты: 5000


— Но не думай, что получится особо пошиковать, — с усмешкой сказал Крейн. — Пятнадцать тысяч это не очень много, если честно. Однако для новичка будет вполне нормально. Некоторое время нехватки в патронах и медикаментах у тебя точно не будет.

Пробурчав в ответ что-то невразумительное, я отдал ему весь «зеленый» шмот из рюкзака. Крейн даже не стал всматриваться в характеристики и сразу передал одежду Верзиле. Тот принялся запихивать ее в сумку, которая и без того уже была чем-то забита.

Я решил еще кое-что спросить у Крейна.

— Кстати, а почему сейчас так мало игроков? Просто так получилось или есть какая-то особая причина?

— Ну так утро же еще, — пожал плечами Крейн. — По утрам всегда мало игроков.

— Не совсем понимаю, с чем это связано…

— Странно, что не понимаешь. Ну вот скажи, сколько ночей ты уже видел?

— Пока всего одну.

— И неужели тебе посчастливилось продержаться до самого утра, а? В первую ночь обычно все игроки дохнут. Никто толком не знает, что должно произойти и поэтому как следует не готовятся к ночному нашествию мобов.

— Вот и я тоже. Меня разорвали на куски сразу же, как только началась ночь.

— Ну скажи вот, что произошло после того, как ты умер?

— Ничего особенного. Все тоже самое, что и всегда. Как обычно очнулся в Камере Возрождения. Вот только на улице было уже утро.

Губы Крейна скривились в гневе. Выражение его лица стало враждебным.

— Ты что, опять за свое, да? — зло спросил он. — Я же просил тебя перестать молоть ерунду!

— А может он и не гонит, — всего во второй раз за все время разговора открыл рот Верзила. — Может его реально заблокировало в игре. Иначе зачем ему все это выдумывать?

— Тебя не спрашивали, — огрызнулся Крейн. — Помалкивай лучше, а то получишь еще одну дозу электричества.

Верзила угрюмо посмотрел на него и промолчал.

— Ну а что происходит, когда погибаешь ночью? — спросил я и сразу же высказал свою догадку: — Игрока дисконектит от игры, так? Он приходит в себя в своем доме, а снова присоединиться к игре может только тогда, когда здесь уже закончится ночь?

— Именно так, — отозвался Крейн, глядя на меня злым взглядом.

— А зачем это было сделано?

— Ты что, с Альдебарана прилетел?

— Нет, не с Альдебарана, а из прош… — я прикусил язык, не договорив фразу. Незачем лишний раз злить недоверчивого Крейна, он без того уже видать взвинчен до предела.

— Ну во-первых, такова задумка разработчиков, — сказал он. — Суровый игровой мир, суровые правила выживания. Не подготовился как следует к ночному нашествию мобов, пеняй на себя. Ну а во-вторых, ты же в курсе, надеюсь, о нынешней проблеме, о которой сейчас так часто говорят? Что почти все подростки зависают в виртуальных играх целыми сутками, полностью забивают на реальный мир, забрасывают онлайн-учебу и становятся агрессивными, если их отрывают от игры. Знаешь ведь об этом, да? Так вот, создатели этой игры решили эту проблему по-своему. Погибнешь здесь ночью и хочешь-не хочешь, но придется выбраться из вирт-капсулы и пойти заниматься своими повседневными делами в реале.

Я хотел еще кое-что спросить, но не успел — Крейн заговорил первым.

— Ладно, пошел я. Ты совсем сбил меня с толку всякими своими глупыми выдумками. После ночи обычно всегда куча лута валяется. Но из-за тебя, из-за всех этих твоих дурацких разговоров я потратил слишком много времени. Скоро уже начнут другие игроки заходить. Ладно, бывай.

Ему уже не терпелось отделаться от меня. Судя по раздражительным ноткам в его голосе, я достал его окончательно. Он явно стал считать меня полным психом. Может даже будет теперь рассказывать своим друзьям, что повстречал недавно какого-то ненормального, который утверждал, что он мол путешественник во времени и что его заблокировало в игре.

Из-за этого могут поползти неприятные слухи. Если я приобрету репутацию законченного шизика, со мной вряд ли кто захочет заводить дружбу. Но может произойти и нечто иное. Если слухи о человеке, которого заблокировало в игре, дойдут до разработчиков или других ответственных людей, то они начнут разбираться, в чем тут дело и, возможно, даже найдут способ решить проблему и вытащат меня из игры.

Впрочем, возможен и совсем другой вариант развития событий. После того, как я рассказал Крейну, как очутился здесь, он решил, что я ненормальный и общение со мной стало ему очень неприятным. Это чувствовалась и по его голосу, и читалось по выражению лица. Так что вполне вероятно, что он даже и вспоминать о встрече со мной не захочет, а уж о том, чтобы рассказывать о ней своим друзьям, так и подавно.

Игроки пошли прочь. Время от времени Крейн оборачивался, будто ожидал от меня какого-то подвоха. Подняв руку, я взглянул на кристалл. Пожалуй, стоит сходить к полицейскому участку и отыскать тот терминал, про который говорил Крейн.

Сверившись с картой, направился в путь.


предыдущая глава | Шутер v1.0 | cледующая глава