home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 4

Надо отдать должное проницательности Сухожилина. Дома меня ждала свора собак с переполненными мочевыми пузырями, пустые кастрюли и неблагодарный домашний сизифов труд. Единственное, что меня утешало, так это то, что я сейчас видела разкардаш похлеще нашего.

Первым делом я выгуляла собак. Девочки дружно присели у подъезда. А Тамик, как цирковая лошадь, стал радостно нарезать круги, останавливаясь через каждые два метра метить территорию. И поднимал при этом ногу, подстраховываясь, наверное, чтобы на него — не дай Бог! — не упало дерево или забор.

Вообще-то, интересная штука получается. Как только в доме появляются животные, ваша жизнь кардинальным образом меняется. И сколько бы вы не тешили себя мыслью, что это именно вы распоряжаетесь и руководите ими, всё выходит с точностью до наоборот. Понаблюдайте ранним зимним утром за людьми, которые выгуливают собак. Они постоянно зевают, зябко кутаются в одежды, то и дело поглядывают на часы, в то время, как их собачки весело носятся по двору, не замечая превратностей непогоды и неудобств своих хозяев. Так кто кого, скажите честно, сейчас выгуливает? С каким бы наслаждением владельцы животных спали в эти минуты в своих тёплых постельках! Но, как говориться, купил спаниель — забудь про постель. Ну, в смысле, про сон. Правда, благодаря собакам я приобрела много новых знакомых. Трудно, согласитесь, заговорить с незнакомым человеком на улице. А собачатники сходятся быстро и легко. Они сродни молодым мамам. Те соберутся в парке и живо, с восторгом обсуждают действия своих первенцев.

— Моя сегодня целую бутылочку кашки съела!

— А мой так пукнул, что аж пелёночка подскочила!

— А у моего всегда подушка мокрая. Я думала, потеет сильно, а, оказывается, мальчики писают фонтанчиком!

Так и владельцы живности взахлёб рассказывают о своих питомцах, потому что они для них, словно дети.

Чаще всего я встречаюсь во дворе с Николаем Петровичем, степенным мужчиной из соседнего подъезда. У него есть маленькая собачонка. Не знаю, какая это порода, всё не удосужусь спросить. Ножки у неё длинные, ушки большие, а сама малюсенькая, в кармане хозяина помещается. Он так и зовёт её — Малюкин. Однажды мы гуляли во дворе, и его собачка столкнулась с нашим Мяусом. Пёсик сразу поднялся на ножках, весь взъерошился и даже зарычал. На что Николай Петрович ему сказал:

— Успокойся, Малюкин. Вспомни, что было прошлой весной.

Тот виновато глянул на хозяина, сразу сдулся и отошёл в сторону.

У меня, естественно, взыграло любопытство: что же такое произошло?

— Да кошка ему нос поцарапала. Он тогда так жалобно визжал! Теперь, когда Малюкин начинает корчить из себя волкодава, я ему просто напоминаю о былом и возможных последствиях.

Да, кличка для собаки имеет большое значение. И для её хозяина, кстати, тоже. Я помню, у нас на даче, в Соловьёво, жили два враждующих соседа. Казалось бы, люди уважаемые, а вот невзлюбили друг друга и примирить их было невозможно. Скорее всего, они просто не могли договориться, кто из них главнее и заслуженнее. Уж, как только они не изощрялись в том, чтобы досадить противнику почувствительнее. А фамилию один из них имел — Полкан. Вроде бы вполне приличная, особенно для гордого полководца. Но что удумал его злобствующий оппонент? Он приобрёл новую собаку и дал ей именно такую кличку. И целыми днями стал громогласно, на весь дачный посёлок, поносить ее всякими словами:

— Полкан, ко мне! Сидеть! Лежать! Голос! Заткнись! Ну, и дурак же ты у меня, Полкан!

— Полкан, сволочь, мерзавец, что ты по грядкам топчешься?! Морда ты поганая, Полкан.

— Убить тебя мало, Полкан!

И так далее в том же духе. Сосед, естественно, возмутился и подал на него заявление о публичном оскорблении личности. Приезжали разбираться из соответствующих органов.

— А я-то тут при чём? — корчил из себя невинность злой шутник. — Ну, такая мне собака бестолковая попалась. Ругаю её, это правда. Но бить — не бью. Вы ведь не из общества защиты животных? А что у заявителя фамилия такая, как у моего пса, так это его проблема. Пусть поменяет. Вы же сами знаете, что каждую третью псину так кличут.

Логика по-военному железная, против неё не попрёшь. Как говориться, после лома — не все дома.

Итак, собак я выгуляла, теперь надо подумать о том, чем заполнить желудки и этой ораве, и моим домочадцам, которые сейчас сбегутся рвать меня на части. Причём, должна заметить, что на аппетит никто из них не жалуется. Так что только давай — успевай! На первое у меня будет суп с фрикадельками, потому что мужички на мясное хорошо реагируют. А на второе сделаю макароны по-флотски. В нашей семье на флоте никто не служил и потому настоящего блюда наверняка не пробовали, так что возможны варианты. Да и у меня самой был только один флотский знакомый — папин друг, вице-адмирал дядя Гоша. Он очень гордился своей принадлежностью к такому роду войск и всегда это подчёркивал, говоря при случае и без него:

— Моряки горячей воды не боятся!

Что в его понимании свидетельствовало о стойкости моряков и их готовности в любой момент стать на защиту светлых идеалов.

Первым домой примчался Данька.

— О! Как вкусно пахнет! Ты что, Столик, новый освежитель для туалета купила?

Но, тем не менее, сразу побежал на кухню, а не в «уголок уединённых размышлений». И ну шарить по кастрюлям! Затем застыл над супом, закачал головой с закрытыми глазами и сладко застонал:

— У-у-у! Столичка, что это?

— Суп с фрикадельками.

— Так это ж мой любимый супчик!

— А ты вчера говорил, что твой любимый — с грибами.

— Когда я голодный, Столюнчик, у меня любой суп любимый. А фрикадельки настоящие?

— В смысле?

— Ну, из мяса?

— Конечно, а разве они другими бывают?

— Бывают. Врикадельки называются. Шурупкин иногда нам готовила. Или теста намешает с овощами, или какого-нибудь мясозаменителя положит.

— А это ещё что такое?

— Лёгкое или вымя. Брр! — юный гурман так брезгливо скривился, что меня саму затошнило.

Но он уже открывал следующую посудину. На этот раз он просто застыл с открытым ртом.

— Макароны по-флотски, — пояснила я.

— Ну, Столица, тебе надо памятник поставить!

— Вот умру — поставите.

— Столя, не умирай! — вцепился в меня мальчишка. — Кто нам тогда есть будет готовить?

— Ладно, ещё поживу, — согласилась я. — Давай, мой руки и — за стол.

— А зачем их мыть?

— Как зачем? Ты же кушать собираешься.

— Так я же ложкой.

— А хлеб? — нашлась я.

— Макароны с хлебом?! — изобразил удивление наглец.

Эти современные дети часто ставят меня в тупик. Я, выросшая в сплошных запретах, даже и не задумывалась над их смыслом. Нельзя, так нельзя. Надо, значит, надо. А, оказывается, в половине из них нет здравой логики.

— Так, бегом в ванную, иначе ничего не получишь! — проявила я диктаторские наклонности.

Данька мигом смотался к рукомойнику и уже через минуту аппетитно чавкал набитым ртом, умудряясь при этом издавать звуки восторга. Честно говоря, нет для повара лучшей награды, чем созерцать, как его блюдо уминают с таким удовольствием.

Вскоре пыл его поугас, и он, как пиявка, отвалился от стола.

— Всё. Переполнился. Спасибо, Столюнчик! Пойду на кровать. Посижу немного… на спине.

Он вышел в коридор, и тут в квартиру влетела Тоня.

— Ой, чем это таким вкусненьким пахнет?

— Это Столя купила дезодорант для туалета, — пояснил противный мальчишка.

— Умираю от голода! Дайте хоть что-нибудь перекусить!

— Есть бельевая верёвка и медная проволока. Что предпочитаешь? — продолжал вредничать Данька.

— Отцепись! — рассердилась девочка. — Сам уже, небось, натолкал полный живот. Вижу, вижу, вон пупок выпирает через рубашку! — И уже обращаясь ко мне, спросила:

— Столичка, есть что-нибудь покушать?

Я, улыбаясь, кивнула ей. А наеденный Данилка менторским тоном произнёс:

— Иди сначала в ванную, помой руки, а потом уже на кухню.

Сказано: сытый голодного не разумеет.

Потом настала очередь семейной пары. Они явились вместе, Влад заезжает за Шурочкой на работу. Было слышно, как они возились у двери, снимая обувь, затем заглянули на кухню.

— Ой, Столичка, ты дома! — радостно воскликнула Шурупёнок. — Классно! Значит, покушать что-то есть?

— Конечно, — сказала я.

— А мы думали, — пробасил Влад, — ты, как всегда, где-то шатаешься и купили на всякий случай пельмени.

— И яиц, — добавила его жена.

— Вот и хорошо, — успокоила я их, — будет неприкосновенный запас. Может, когда-нибудь пригодится.

А про себя подумала, что, судя по развивающимся событиям, это «когда-нибудь» наступит очень даже быстро.

Вскоре мои молодые, постанывая от удовольствия, поглощали обед. Первым справился Влад, мужчины ж вообще-то не едят, они заправляются.

— Всё, Шуруп, — сказал он, вытирая салфеткой жирные губы, — если ты не научишься так готовить, я тебя брошу и женюсь на Евстолье.

Шурочка, разморенная работой и горячим супом, тупо уставилась на своего мужа-предателя и от растерянности заморгала глазами.

— Вспомни, какой гадостью она нас кормила, — продолжал безжалостный обличитель. — Самое лучшее, что у неё получалось, так это — пирожки с ливером. Да и то, они были куплены у случайной бабки на базаре. А сейчас, смотри, научилась. Значит, можно, если нужно?

— Я её научу! — вступилась я за парализованную мужской непостоянностью молодую женщину.

Влад милостиво согласился немного подождать и, таким образом, я спасла сразу две семьи, одну от разрушения, а другую — от создания.

Поздно вечером приползла с работы уставшая Надежда. И все домашние собрались на кухне, чтобы просто побыть с мамой, пока она кушает и никуда не спешит. Надя принимала пищу не торопясь, откусывая хлеб мелкими кусочками. Так красиво есть могут только женщины. Вспомните, как восхитительно элегантно обращалась со сдобной булочкой кавказская пленница Нина, и с каким умилением смотрел на это Вицин.

Сказав «все домашние», я имела в виду действительно всех. Пирамида на правах своей кошачьей свободы умостилась у мамочки на коленях. Мяус тёрся об Надеждины ноги. А наши собаки сидели клином. Впереди Тамик, а сзади мопсихи Жуля и Лада, и стаффордширская терьерица Стрейчел. Неотрывно следя за движениями хозяйки, они в унисон двигали головами. На руках у Дани и Тони были хомячки, и — вы не поверите! — зелёная Герпруда тоже прискакала сюда. Настоящая семейная идиллия!

И когда все разошлись, Надежда подошла ко мне и, обняв, сказала:

— Столик, я так благодарна судьбе за то, что ты тогда так внезапно свалилась мне не голову!


ГЛАВА 3 | Цезарь в тесте | ГЛАВА 5