home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

Кинсолвинг засунул ладони под мышки и оглянулся через плечо. Он видел, что отверстие в горящей стене все расширяется. Каким бы веществом ни зарядил Камерон бомбочку, она имела сильное зажигательное действие, и погасить вызванный ею пожар было нелегко. Бартон бежал, стараясь не спотыкаться, желая скрыться из виду. Ллоры очень скоро узнают о его побеге. Его запутавшиеся мозги вырабатывали план.

– Челнок, – бормотал он. – На космическую станцию К яхте. Потом – переход туда, куда навигационный компьютер укажет в первую очередь.

Слабость накрыла его изнуряющей волной. Он споткнулся и упал, покатился и встал на колени. Затуманенными глазами Кинсолвинг взглянул вверх и увидел чью-то фигуру. В первое мгновение он ее не узнал.

– Косметическая окраска. Ты ее уничтожила, – пробормотал он Ларк.

– Бартон!

И он упал, не в силах больше выносить боль. Когда он очнулся, то услышал какой-то тяжелый грохот. Один его глаз раскрылся, он осторожно огляделся. Кинсолвинг боялся, что его опять захватили ллоры. Но здесь, кажется, неподходящее место, чтобы держать опасного беглеца.

– Ларк?

– Я здесь, Барт, дорогой, – отозвалась она. Блондинка присела возле его постели с пневматическими подушками. Взяла за руку и с нежностью ее держала.

– Я принесла тебя сюда, где мы жили с Шидой.

– А шум?

– Роботы начали убирать помещение для следующих гостей, – слабо улыбнулась Ларк.

Кинсолвинг потянулся. Ощутил лишь небольшую боль. Ларк ответила на его незаданный вопрос:

– Автоврач опять над тобой потрудился. Мне пришлось его отключить, потому что он хотел поместить тебя в анабиоз. Сказал, что твои раны очень опасные.

– Я избавился от ллоров, – сказал он. – Но не знаю, убедил ли я их в том, что у Камерона блок памяти компьютера.

– Я... Бартон... – сказала Ларк с раскаянием. – Я не сказала ллорам о чуме.

– Почему? – Кинсолвинг понимал, что ему полагается испытывать шок или удивление, или хотя бы проявить какие-то эмоции. Но ничего этого он не ощущал. Он был опустошен, ощущал только тепло и довольство, находясь за пределами эмоций.

– Я не знала, как это сделать. Мне надо было заниматься многим другим. Шида... – Ларк сглотнула. – Ее останки на пути к Онару.

– Очень сожалею, – Кинсолвинг говорил правду.

– Что я могла сказать ллорам? Вот возьмите, мне случилось найти способ уничтожить все ваше племя?

– Скажи ллорам, что ты это украла у Камерона, – Кинсолвинг снова улегся, пытаясь погрузиться в бессознательное состояние, но ему это не удавалось. – Надо поскорей убираться с этой планеты. Мы должны уехать с Парадиза. Больше нам тут нечего делать.

– Нам, Барт?

Кинсолвинг повернул голову и пристально посмотрел на нее. Он понимал, как эгоистично с его стороны втягивать во все Ларк. Ее внутренний мир состоял из вечеринок, из порхания с планеты на планету, из той жизни, которой наслаждаются принадлежащие к высшему кругу. Парадиз – планета в ее духе. Для него же этот мир свидетельствует только о вырождении.

– Я должна доставить тело Рани ее брату. Это меня все больше и больше беспокоит. Он заслуживает того, чтобы узнать о происшедшем с сестрой.

Бартон закрыл глаза и ощутил прилив стыда. Как он неверно о ней судил. Внешне Ларк была всего лишь эгоистичным богатым ребенком, склонным к гедонизму. Но то и дело он замечал за этим фасадом признаки очень неглупой личности.

– Доставь меня на Почти Парадиз, и я улечу. Ты можешь вернуться на Землю с телом Рани. Не думаю, что ее нашли в грузовом отсеке. Если бы так, нас давно бы задержали.

– Я отдам блок ллорам, – пообещала она, – но больше ничего не могу. – Она прилегла рядом и отчасти на него, зарылась лицом ему в плечи. Он почувствовал, как она дрожит, как горит, ее слезы струились ему на рубашку. – Мне жаль, Бартон. Я ничего такого не хотела. Почему Шида должна была умереть? И Рани? И все остальные?

Кинсолвинг не ответил. Если бы не План и не натренированные убийцы, вроде Камерона и Джессарета, друзья Ларк до сих пор оставались бы в живых.

Ларк внезапно оттолкнулась от него, слезы оставляли странные отметины у нее на щеках поверх меняющегося потока косметических красок. Мрачные тона свидетельствовали, что она в депрессии.

– Я сделаю это теперь же. Попробуй попасть на борт того же челнока. Совершим диверсию, и ллоры ничего не заметят.

Кинсолвинг не стал спорить. Такой план казался невероятным, но ведь старший инспектор выбирался и из худших ситуаций. Он заставил себя принять сидячее положение, дал головокружению пройти, потом встал. Ноги дрожали только чуть-чуть, и он заказал новую одежду у слуги-робота, оделся и последовал за Ларк. Было почти облегчением взять кэб в космопорт. Бартон слишком много ходил на Парадизе, да еще имея столько ран.

– Ллоры, – заметил он.

– Пригнись. Когда я к ним выйду, выскользни в зал ожидания. У тебя будет немного шансов попасть в челнок, так что поторопись!

Он кивнул. Ларк пристально глядела на него, глаза у нее стали такими голубыми, что Кинсолвинг почувствовал комок в горле. Она наклонилась и поцеловала его, сунула ему в руку одну из своих идентификационных кредитных карточек, затем выскочила из кэба. Инженер хотел подсказать, что надо идти прямо на взлетное поле, но было слишком поздно. Она поспешно подошла к ближайшему ллору и начала душевно беседовать с инопланетянином. Кинсолвинг выбрался из кэба и, низко пригнувшись, заторопился в зал ожидания. Ллоры охраняли здание только снаружи, внутри их не оказалось.

И все же Бартон попытался спрятаться, когда увидел Камерона, беседующего с высоким, хорошо сложенным человеком в деловом темно-синем костюме. Инженер выглянул из-за кресла, разглядывая их. Он чуть не вскрикнул, когда увидел, как Камерон вытащил из кармана компьютерный блок и вручил мужчине. Блок исчез во внутреннем кармане со скоростью света. Эти двое продолжали разговор, только несколько слов донеслись до Кинсолвинга:

– Отправляйтесь еще куда-нибудь, прежде чем вернуться на ГТ-4, – посоветовал Камерон.

Его собеседник кивнул.

Оба повернулись и направились к двери, когда вошли три ллора. Кинсолвинг узнал того, кто их возглавлял. Это был офицер охраны.

– Вы, гуманоид, – ллор указал жестом на Камерона. – Вы пойдете с нами. Вам предъявляют серьезные обвинения.

– Какие могут быть обвинения, сэр? – спросил Камерон. – Это же курорт под управлением людей, а не мир ллоров. Какое преступление против ллоров я мог совершить?

– Мы ознакомились с примитивной компьютерной памятью. Биологическое оружие, примененное на этой планете, уничтожило несколько наших сограждан, оружие определено. Вас будут допрашивать.

– Допрос – да, – вздохнул Камерон. – У меня нет блока компьютерной памяти, я совершенно невиновен. Я могу это доказать.

– Есть свидетель. Ее тоже задержали.

Кинсолвинг услышал это и проглотил проклятие. Он беспокоился, что Ларк задержат как свидетеля, но, кажется, другого способа остановить Камерона, кроме очной ставки, не было.

Ллор игнорировал мужчину, который получил у Камерона блок компьютерной памяти. Камерона вывели. Убийца ни разу не оглянулся и не показал виду, что раньше видел курьера.

– Посадка на Почти Парадиз, – прозвучало объявление. Кинсолвинг выбрался из-под кресла и побежал к воротам, проскользнув через них как раз тогда, когда они начали закрываться. Четверо остальных, кроме курьера, были уже в челноке. Бартон плюхнулся в свободное кресло и раздумывал, пока ускорение давило на него. Борт челнока неподходящее место, чтобы заговорить с курьером или выкрасть у того блок. На Почти Парадизе имелись свои проблемы. Как и на Парадизе, там наблюдали за всеми, у Кинсолвинга оставался один шанс – выкрасть блок перед тем, как этот человек станет садиться на корабль, куда бы он ни полетел. Могло и выгореть. Инженер выкрадет блок, мужчина будет уже в пути и не сможет вернуться, Бартон заберется на борт «Фон Нейманна» и подождет там Ларк, а потом они улетят. На Землю, на край вселенной, ему уже все равно. Он сможет уничтожить блок и предотвратить распространение вируса Межзвездными Материалами. Если повезет, ллоры предупредят другие миры, так осуществится двойная защита от вируса...

Челнок посадили мягко, курьер задержался, остальные пассажиры вышли. Кинсолвинг мялся на месте, как будто бы у него с собой багаж и он не может найти его в тесном багажнике. Ему удалось переждать курьера. Тот уже вышел. Бартон пошел за ним, стараясь не отдаляться.

Все его тщательно продуманные планы рассыпались в прах, когда он увидел, кто ждет курьера.

– Ала, – тихо произнес Кинсолвинг, у него прервалось дыхание, Женщина, которую он любил, женщина, которая его предала, заключила курьера в объятия и поцеловала.

Кинсолвинг слышал, как она сказала:

– Корабль вылетает через две минуты. Ты чуть не опоздал, Фолл.

– Ни за что бы не опоздал. Ни за что, раз ты была на борту. Что ты, да я бы проплыл по космосу, чтобы его догнать!

– Ох, Фолл! – Ала Марккен взяла мужчину за руку, и они вместе заторопились по коридору к радиальному рукаву, ведущему к отправлявшемуся кораблю.

Кинсолвинг стоял и боролся с самим собой. Ала и этот мужчина, Фолл, садятся на корабль, отлетающий... куда? Он не знал. Но у Фолла при себе блок, который может уничтожить тысячи планет. Даже если ллоры найдут противоядие вирусу, немедленное его высвобождение уничтожит биллионы существ. Он должен остановить Фолла. Должен уничтожить блок, который везет этот человек.

И Ала!

Кинсолвинг помчался за ними. Он подбежал к шлюзу как раз тогда, когда его начали закрывать.

– Подождите! – закричал он. – Мне нужно на корабль! Прошло мгновение. Механизмы прекратили работу, появился оператор-человек.

– Сэр? Извините, я не нашел вашей фамилии в списке.

– Куда летит корабль? – спросил Кинсолвинг.

– На Хайпон.

– Это тот самый, который мне нужен, – сказал он твердо.

Кинсолвинг заметил, как по лицу мужчины пробежало выражение отвращения. Оно быстро растаяло и превратилось в улыбку, когда Кинсолвинг помахал перед ним кредитной карточкой, которую дала ему Ларк.

Мужчина взял ее и прижал к входной панели.

– Прекрасно, сэр. Ваш кредит позволяет вам этот полет. Одну минутку, мы откроем люки. Ну вот. Счастливого полета!

– Спасибо за любезность. Я понимаю, тяжело иметь дело с такими сверхфотонно рассеянными, – Кинсолвинг сделал извинительный жест. Оператор не стал с ним спорить.

Бартон облокотился на прохладную внутреннюю стенку космического корабля, когда люк закрывался – уже в последний раз. Росла вибрация могучего корабля. Он готовился улететь прочь от Парадиза к планете Хайпон.

Старший инспектор смотрел на пустую стену и думал о Ларк Версаль. Он знал, что с ней будет все в порядке. Ллоры ее допросят. Кинсолвинг не питал никаких иллюзий насчет того, что ллоры обвинят Камерона в каком-то преступлении. Для этого тот слишком хитер. Он сманеврировал так, что почти все убийства навешал на Кинсолвинга.

Камерон вернется на Гамму Терциус-4 и подождет своего курьера, потом вернется к смертоносному процессу, станет замышлять смерть, предоставит вирус Фремонту, который его использует. Единственная надежда Кинсолвинга заключалась в том, что удастся остановить курьера. Фолл, так назвала его Ала Марккен. Во время полета еще будет время стащить блок компьютерной памяти. И будет время определить, намеренно ли предала его Ала Марккен.

Бартон Кинсолвинг отправился на поиски противоперегрузочного кресла. Путешествие может оказаться долгим.


Глава девятнадцатая | Хозяева космоса | Примечания