home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восемнадцатая

Он стрелял в движущихся к нему роботов, даже если они, казалось, не угрожали. Кинсолвинг слишком часто убеждался в мастерстве Камерона, чтобы полагаться на случай. Роботы чавкали и переставали существовать.

Он осторожно заглянул в комнату наверху спиральной лестницы, идущей из подвала. Роботы трудились, чтобы превратить помещение в новое. Кинсолвинг видел оптические ухищрения, делавшие комнату в тысячу раз больше, он замечал разнообразные трюки, декорации и запрограммированых роботов-начальников. Но Камерона он не обнаружил.

– Что происходит, Бартон? – шепотом спросила Ларк.

– Он исчез. Я нигде его не вижу.

– Ты не слышал, чтобы дверь закрывалась?

– Нет, – ответил Кинсолвинг. – Но это не значит, что он все еще в доме. Есть и другие выходы. Может, какое-то окно было открыто – роботы расчищают все стены.

– Он еще внутри, – твердо сказала Ларк. – Я это чувствую.

Кинсолвинг тоже чувствовал. У Камерона был шанс улизнуть, но он им не воспользовался. Почему? Ловушка? Возможно. Кинсолвинг чуял, что здесь нечто большее. Камерон застигнут врасплох в подвале. Это доказывала оставшаяся в компьютере память. Иначе бы он с обычной тщательностью изъял и кратковременную память, но его прервали.

Две искрящиеся точки, вихляя, влетели в комнату. Яркие голубые искры посыпались от крошечных пятнышек чистой энергии, поджигая все, с чем соприкасались. Следом двигались еще два робота, поддерживая огонь.

– Это еще кто? – удивился Кинсолвинг. Он поднял ружье, но не выстрелил.

– Никогда не видела ничего подобного, – Ларк поднялась на цыпочки и заглянула ему через плечо. – Не похоже, чтобы они были дружественными.

– И на роботов не похожи, – заметил Кинсолвинг.

– Это еще не значит, что не Камерон их послал.

– Пока она говорила, блестящие точки кружились таким образом, что одна пряталась за другой в сложной орбите.

Кинсолвинг выстрелил, когда прятавшаяся точка расцвела в ослепляющий цветок света. Шок толкнул его назад к Ларк. Ее руки потянулись к поясу Кинсолвинга, ища поддержки, оба покатились по спиральной лестнице к подвалу.

– Ты в порядке, Бартон, дорогой?

– Ослеплен. Нет, это только временно. Вижу только желтые и голубые точки.

Кинсолвинг закрыл глаза, а когда открыл их, видение повторилось. Слезы струились по его щекам, лицо пошло небольшими волдырями.

Ларк взяла у него ружье и прицелилась. Он начал было ей объяснять, что ее палец вовсе не на курке, когда наверху лестницы появилась вторая точка. Пляшущий призрак, как будто слепой, соблюдая осторожность, спустился по лестнице прямо в подвал, как бы не паря, а спускаясь по ступенькам.

– Не стреляй! – предупредил Кинсолвинг – Наверно, это меня и ослепило.

– Не хочу, чтобы это ко мне прикоснулось, – с отвращением сказала Ларк. Она съежилась, чтобы укрыться от пылинки чистой энергии. Та смещалась в такт с каждым движением женщины.

– Оно движется за тобой, – заметил Кинсолвинг. – Не шевелись. Пусть подберется ближе. Это какая-то свободная плазма.

– Она подбирается ближе! – взвизгнула Ларк. – Не позволь ей мне повредить! Бартон!

Кинсолвинг взмахнул руками. Точка прекратила навязчивое преследование Ларк и двинулась на него.

– Она не чувствует наших движений. Я думаю, она следует за дуновениями воздуха. Возможно, мы генерируем положительные ионы, когда двигаемся. Она действует так, как будто ее притягивает электричество, – Кинсолвинг отодвинул в сторону правую руку. Пятно изогнуло путь, чтобы следовать за этим движением.

– Сделай же что-нибудь!

Бартон действовал, не думая. Он побежал к дальней стороне не подвала. Это неожиданное движение как будто вдохнул новую жизнь в искорку, которая пустилась за ним так резво, что было трудно уследить. Бартон нагнулся над открыты пультом компьютера Камерона.

Из-за взрыва над головой, Кинсолвинг упал лицом вниз. Он стряхнул с себя кусочки расправленного пластика и разбитого экрана и встал.

– Оно разрушило компьютер, – произнесла Ларк монотонно, как будто перенесла шок.

– Оно преследовало меня, но не смогло изменить направление, чтобы избежать столкновения с компьютером. Произошло короткое замыкание. Обломок шаровой молнии разрядился о проводку компьютера.

– Как же Камерон...

– Не Камерон, – убежденно перебил Кинсолвинг. – Это какие-то силы, запущенные Дэньгоу.

Инженер помнил самонадеянность этого человека, который собирался противостоять Камерону. Даже если бы он не знал об экспериментах Камерона с роботами, Дэньгоу должен был догадываться, что окажется лицом к лицу с натренированным убийцей, возможно, виновным в смерти Вэнди Азмотеги.

Иван Дэньгоу не колебался. Для Кинсолвинга это значило, что служащий ОТ имел достаточно оружия, чтобы победить в любой битве. Бартон сделал знак Ларк, чтобы пройти назад через подвал и выбраться наружу. Если подняться лестнице, то наверху Камерон и Дэньгоу могут обложить их. Выходя на широкую травянистую лужайку у дома, Кинсолвинг проявлял предосторожность.

– Там! – вскрикнула Ларк. – В лес входят. Двое мужчин.

Кинсолвинг заметил яркий костюм Камерона. Дэньгоу не признал, но не стал спорить с Ларк. Она смотрела на деревья с низкими ветками, пока он осматривал фасад дома.

Кинсолвинг пытался решить, стоит ли преследовать парочку или дать им возможность убить друг друга. Он колебался, но, в конце концов, сделал выбор. Будет, кажется, более справедливо, если Камерон и Дэньгоу погибнут от его руки. Кинсолвинг пустился за ними.

– Бартон, подожди! – звала Ларк. Она отстала. – Не надо. Пусть себе уйдут. У тебя же блок с информацией о чуме. Все, что осталось сделать, – это передать его в руки властей.

– Я не могу оставить в покое Камерона. Никак не могу, – Кинсолвинг пытался объяснить, но не был убежден, что сам понимает собственные мотивы. Камерон и другие использовали его как пешку в своей чудовищно предательской игре. Теперь в его силах отыграться, и он это совершит. Он обязан это сделать!

Кинсолвинг услышал отдаленный гул, поднял голову и посмотрел в небо. Смешение оранжевого и голубого, оно росло, становилось различимей. Слишком знакомый корабль блеснул в лучах яркого парадизского солнца.

– Что там, Барт? – Ларк посмотрела туда же, куда и он.

– Корабль садится. Судя по силуэту, он ллорский.

– Они не могли тебя догнать! Они же не знают, что ты здесь. Они не могут! Мы их оставили позади в системе Зета Орго-4!

Интересно, подумал Кинсолвинг, имел ли Камерон доступ к секретным донесениям? Вэнди клялась, что крепко держит в руках силы, управляющие Парадизом, но она погибла. Это Камерон мог послать за ллорами.

Присутствие инопланетян лишь усилило его желание покончить с Камероном. Другой возможности у него может не оказаться.

– Вот, – Кинсолвинг протянул Ларк блок памяти компьютера. – Проследи, чтобы его передали ллорам. Скажи им, что это анализы, проделанные Суарецем, который пытался прекратить чуму. Солги.

– Но, Бартон...

– Я из первых рук слышал, что инопланетяне не поверят, будто любой из людей способен создать что-то такое дьявольское – и с успехом! – как План Звездной Смерти. Постарайся их убедить в опасности, стоящей перед ними, но не перестарайся. – Кинсолвинг сделал паузу, заглянул в бездонные глаза Ларк и поцеловал ее. Потом отправился на поиски Камерона и Дэньгоу.

Ему не нужны были трофеи, но он хотел иметь доказательство, что эти двое никогда больше не смогут угрожать ни одному живому существу в галактике.

– Бартон, – окликнула его Ларк.

Кинсолвинг продолжал бежать, не оглядываясь. Если бы он опять взглянул на Ларк, его решимость могла бы ослабеть.

Он погрузился в чащу и нашел, что она гуще, чем казала из дома. Инженер замедлил шаг, потом остановился. Наклонил голову и напряженно прислушался. Через несколько секунд он уловил какое-то движение слева. Приготовил лазерное ружье и ждал.

Маленький робот, шелестя листьями, прорвался сквозь ветви. Кинсолвинг схватил ружье и открыл огонь и по листьям, и по роботу. Робот развалился на куски, поджигая крону. Бартон пригнулся и заторопился глубже в лес, отыскивая человека, который послал робота-убийцу.

Несмотря на осторожность, Кинсолвинг налетел прямо Дэньгоу. Оба они испугались и отступили назад, лицом друг к другу. Кинсолвинг имел явное преимущество: лазерное ружье нацелилось прямо в приземистое туловище Дэньгоу.

– Кто вы? – спросил вице-председатель Отдыха Терры. – Вы не из низших разнорабочих?

– Мне нужен Камерон.

– Камерон? Это тот сукин сын, за которым я охочусь?

– У него блок с данными о том, как выводить чумной вирус. Он не должен улететь с планеты, – ответил Кинсолвинг.

– Так вы тот самый! – Дэньгоу нахмурился, его лоб покрылся морщинами до самой макушки. – Внутреннее управление предупреждало насчет вас. Мы разослали извещение после того, как ллоры дали нам фотографию. Вы что, работали в ММ?

– Я не позволю никому, кто связан с Планом, получить блок памяти, который захватил Камерон.

– Но, парень, они же собираются нас задушить! – протестовал Дэньгоу. – Чудики перерезали наши торговые пути, ограничивают наши исследования, обращаются с нами, к низшими существами!

Интересно, подумал Кинсолвинг, какая из этих причин разозлила Дэньгоу настолько, что он готов уничтожить триллионы жизней? Он догадывался, что это обида на то, что людей считают менее разумными. Эгоизм служит побудительной причиной для людей, подобных Дэньгоу.

– Но вы этому не верите, – продолжал тот. – Вы верите той ерунде, которой обучают в земных университетах. Мы никогда не завоюем уважение чудиков. Но мы можем взять его силой.

Усталость, нежелание бессмысленного убийства, ошибка в выборе направления – Кинсолвинг не знал, какое из обстоятельств подвело. Дэньгоу усыпил его бдительность. Приземистый человек полез в карман своего пиджака и вытащил маленький серебряный цилиндрик. С его верхушки сорвалась капелька плазмы.

– Стреляйте – и мы оба будем убиты, – предостерег Дэньгоу. Он начал отступать назад. – Энергии высвободится достаточно, чтобы поджарить все в окружности десяти метров.

– Если я не выстрелю, вы скроетесь.

– Вы же хотите, чтобы Камерон умер. Я убью его за вас.

– И освободите чумной вирус для тысячи миров!

Безобразный хохот Дэньгоу подогрел решимость Кинсолвинга. Его палец щелкнул затвором лазерного ружья, высвобождая только небольшое количество энергии. Пятнышко плазмы дернулось, но Кинсолвинг продолжал двигаться. Он наскочил на ствол дерева, резко развернулся и нырнул за упавшую ветку, взрыв обжег его израненную спину, но он остался жив.

Бартон высунул голову и увидел, что Дэньгоу вовремя скрылся, чтобы избежать взрыва своей плазмы. На этот раз Кинсолвинг не знал жалости. Он поднял ружье и выстрелил.

Силуэт Дэньгоу четко нарисовался на фоне химической вспышки, но тот не погиб. Сквозь мерцающую пелену энергии Кинсолвинг видел, как лихорадочно Дэньгоу работает с чем-то у себя в пиджаке. Он пытался создать защитное поле, способное рассеять энергию лазера. Кинсолвинг снова выстелил, потом нагнул голову и набросился на противника, размахивая ружьем, как дубинкой. Он вложил все свои силы в этот удар, навернув стволом ружья по колену Дэньгоу. Бартон почувствовал сопротивление, потом услышал пронзительный визг. Через секунду Дэньгоу закричал и в агонии повалился на землю. Противник потирал свою раненую ногу, пользуясь тем, что поле временно отключилось, Кинсолвинг размахнулся тяжелым дулом ружья. Оно проломило голову Дэньгоу. На лазерный ствол хлынула кровь, клочки плоти стекали по нему. Инженер проковылял назад и оперся о дерево. Прежде ему приходилось убивать, но он никогда не мог этим зарабатывать себе на жизнь. Каждая смерть выворачивала его наизнанку и вызывала тошноту.

– Прекрасно сделано, старший инспектор Кинсолвинг, – послышался насмешливый голос Камерона. – Каждый раз вы заставляете меня ценить ваши способности еще выше. Я должен пересмотреть планы, как использовать ваши личные способности. Опасно недооценивать противника.

– Черт бы вас побрал, Камерон, вы где?

Кинсолвинг развернул ружье и направил дуло в ту точку, откуда, как ему казалось, исходил голос Камерона. Он выстрелил. Короткое – пф-ф-ф! – объявило о гибели очередного робота.

– Жаль, что вам пришлось это сделать. У меня осталось всего несколько штук этой модели, которая действует на большом расстояния.

Издевательский хохот привел Кинсолвинга в ярость. С большим усилием он заставил себя успокоиться. Камерон только подгонял его, указывая на ошибки.

– Да, – продолжал Камерон, – вы показали, что имеете в запасе немало ресурсов. Жаль, что вы не верите в наш План.

Кинсолвинг прислушался к движениям в глубине леса, которые могли бы выдать местоположение Камерона.

– Вы доставили мне величайшее удовольствие. За него я должен быть вам признателен. Я думал, что сам убью Джессарета. Такой невоспитанный деревенщина. Но нет, сказал я себе, насладись лучше зрелищем, как Джессарет и Кинсолвинг будут выслеживать друг друга.

– Он убил Вэнди Азмотегу. Вы так же виновны в ее смерти, как если бы задушили ее собственными руками.

– Наблюдаю ли я здесь что-то большее, чем страдание по поводу смерти собрата-человека? Нет ли здесь влюбленности?

Кинсолвинг сдвинулся с места на голос Камерона, затем начал выписывать круги. Он протолкался сквозь плотный занавес из лоз и увидел пурпурный и серый пиджак Камерона. Лазерный выстрел уничтожил последнего из роботов. Камерон пробовал уболтать его, пытаясь убедить, что роботы его охраняют. Кинсолвинг колебался. Лицо Камерона плыло перед его глазами. Это могла быть новая уловка, более искусная ловушка, приготовленная хитрым мастером роботов.

– Я так наслаждался, глядя, как вы крутитесь вокруг меня, словно один из моих механических друзей, – сказал между тем Камерон. – Джессарет, Дэньгоу – оба мне мешали. Вы отлично потрудились, старший инспектор. Теперь пора вам и помереть.

Щегольской пиджак двигался так, что трудно было заметить находящегося в нем человека. Кинсолвинг просунул ружье сквозь лозы винограда и прицелился, направляя луч в центр пиджака. Но прежде чем его палец успел отправить смертельный луч слепящего света в спину Камерона, Бартон уловил справа от себя какой-то шелестящий звук. Ему удалось бросить туда беглый взгляд. Стоя в густой чаше, серолицый ллор вытащил пистолет странного вида и направил его на инженера. Кинсолвинг вскрикнул, нажал на курок и увидел, как яркий луч летит к мишени. Камерон закричал, видя близость смертоносного луча, и продолжал кричать, но уже от боли. Кинсолвингу не удалось его убить.

Могучий кулак врезался в лопатки Бартона, заставив его покатиться кубарем. Он приземлился и потряс головой, чтобы прочистить мозги. Рядом не было никого. Кто же его ударил? Сквозь туман боли, охватившей его тело, Кинсолвинг понял, что это ллор выстрелил из своего оружия.

– Остановись, гуманоид, – послышалась команда ллора. – Ты беглец! Бартон Кинсолвинг, я тебя арестую за...

Слова инопланетянина оборвались, когда Кинсолвинг развернул ружье и выстрелил. Сухие листья воспламенились. Огонь сплошной стеной взметнулся кверху. Инженер подивился своей удаче. Он целился в ллора, а не в землю. Но это гораздо лучше. У него не было желания убивать инопланетянина, просто не хотелось, чтобы его арестовали. Не сейчас, пока Камерон еще жив, а представители племени Кинсолвинга работают над Планом Звездной Смерти. Используя стену пламени и черного дыма в качестве прикрытия, Кинсолвинг поднялся на четвереньки и с трудом встал на ноги. Каждый мускул протестовал. Спина была обожжена. Кости ныли от меткого орудия ллора. Но решимость гнала его вперед. Он почти убил Камерона. Почти! В следующий раз настанет его триумф!

Кинсолвинг пробился сквозь виноградные лозы на опушку, где недавно был Камерон. В мягкой почве Кинсолвинг заметил следы, ведущие влево, клочки пурпурно-серой обожженной ткани отметили путь врага лучше, чем отпечатки ног. Кинсолвинг слышал, как у него за спиной кричит на своем языке ллор, вероятно, созывая своих. Бартон выругался в адрес ллорской полиции и их действенности. Они ни секунды не потеряли в космопорте. Оставалась надежда, что Ларк удалось убедить кого-нибудь значительного из ллорского начальства в том, что вирусная чума представляет огромную опасность для их миров. Кинсолвинг заметил двух маленьких роботов, суетящихся на земле, и его пялец сейчас же нажал на спуск. Он превратил обоих в пар.

– У тебя больше нет твоих машинок для защиты, Камерон! – выкрикнул он. – Я тебя убью! Никогда ты не сможешь распространять чумной вирус в других мирах!

Инженер пробрался сквозь низкий кустарник и остановился у зарослей куманики. Он не обращал внимания на ноющие порезы на ногах. Камерон стоял спокойно, и прицельный луч упирался ему в грудь.

– Вы же мне пиджак испортили, – агрессивным голосом сказал убийца. – Это импортный, с Земли. Он мне очень дорого обошелся. Все ткани натуральные, и он отлично сшит!

Кинсолвинг нажал на спуск. Ружье загудело, но удар молнии не поразил Камерона. Оружие разрядилось. Жар от луча лазера лишь опалил лацканы пиджака и причинил Камерону дополнительную боль, но не убил. Кинсолвинг впал в неистовство. Он помчался вперед, размахивая ружьем. Но он не был ровней Камерону даже под действием адреналина. Натренированный убийца стоял неподвижно, ожидая, а затем с ослепляющей скоростью приступил к действиям. Он оттолкнул от себя ружейное дуло, скользнул между расставленных рук Кинсолвинга и легко швырнул его. Бартон ударился о землю с такой силой, что воздух со свистом вылетел из его легких.

– Какая самонадеянность! Вам бы надо знать, что я натренирован в областях, далеких от робототехники. – Камерон наклонился и схватил Кинсолвинга за шиворот.

– Эй вы, прекращайте конфликт! – послышалась короткая команда. Десяток ллоров, держа оружие наготове, двинулись со всех сторон.

Искра презрения загорелась на лице Камерона. Он сказал:

– Вы проиграли, что бы теперь ни случилось, старший инспектор. Я бы вас прикончил. Чудики запрут вас на планете-тюрьме до скончания вашей жалкой жизни.

– Арестуйте его, – заорал Кинсолвинг. – У него данные о чуме, которая убила всех инопланетян на Парадизе. Они в компьютерном диске у него в кармане.

– Подождите, – запротестовал Камерон. – Он очень опасный преступник. Он убил одного из вашего племени.

– Это Бартон Кинсолвинг, обвиненный в убийстве, – согласился ллорский полицейский. – Но мы и вас допросим.

Камерон наградил Кинсолвинга взглядом горячим, точно лазерный луч. Но Бартон не чувствовал себя победителем. Он добился того, что Камерон и данные о чуме не поедут на Гамму Терциус-4, но в процессе борьбы пожертвовал собой.

Побеждая, он потерпел поражение.


Глава семнадцатая | Хозяева космоса | Глава девятнадцатая