home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая

Бартон на мгновение остановился, затем вошел в здание. Впереди него закипела от адского жара и расплавилась дверь. Лазер Джессарета превратил ее металл в жидкую лужу. Кинсолвинг счистил обломки металла, приставшие к щекам, и упал на живот. Сильно ударился и заскользил вперед, держа лазер наготове. Где бы ни прятался Джессарет, Кинсолвинг никак не мог взять его на мушку. Он лежал, стараясь подвернуть под себя ноги. Вторая вспышка яркого света оторвала кусок плоти у него со спины. Бартон почти потерял сознание от приступа боли, которая так и вонзалась в него. Казалось, все раны, какие он получил, собрались вместе у него на спине. Он упал лицом в пол, мрачно цепляясь за сознание.

Он наблюдал, как красный луч крутится и стремительно придвигается вся ближе и ближе. В последний момент Кинсолвинг тяжело перекатился набок. Крохотная красная бусинка уверенно осела на то самое пространство, которое он только что освободил. Бетон взорвался, когда Джессарет еще раз нажал на курок.

Бартон не имел понятия, сколько раз можно выстрелить из ружья Джессарета, прежде чем потребуется перезарядка. Но Кинсолвингу казалось, что ружье вообще не нуждается в перезарядке. Возможно, достаточно следующей ионной дуги, чтобы одолеть его. Морщась от боли, он неуклюже шел по периметру складского здания. Автоматика делала свое дело, выдвигая клети наружу и помещая их внутрь, находя нужное, требуемое теми, кто управлял Парадизом, и снабжал их.

Было не так-то легко не обращать внимания на роботов. Они трудились в каждой секции складского здания, и Кинсолвинг подскакивал всякий раз, когда один из роботов оказывался поблизости.

– Не сможешь ты улизнуть, Джессарет, – громко сказал он, надеясь, что тот выдаст свое местонахождение, но Джессарет не отвечал. Бартон опустился на колени и прислонился лбом к клети, с него струились пот и кровь. Он дотронулся до кровоточащей царапины на руке. Инженер не имел представления, как и где он ее получил. Боль в спине перевешивала все остальные сигналы боли, которые его тело посылало мозгу.

И сквозь боль пробивалась мысль о том, что Джессарет не ответил ему. Это на него не похоже. Джессарет был хвастуном, хвастовство помогало ему повысить свою самооценку.

Кинсолвинг использовал боль в качестве стимула, чтобы заставить себя двигаться. Он кинулся вперед, наткнулся на клеть и в отчаянии послал сигнал о помощи. Выстрела не последовало.

Бартон выругался. После первого нападения Джессарет покинул здание склада. Где он теперь? Кинсолвинг неистово осматривался и, наконец, заметил маленькое окошко с перекошенной рамой. Он подбежал и выглянул наружу.

И похолодел, когда увидел крадущуюся Вэнди.

– Ложись! – заорал он. – Джессарет снаружи. Он...

Дальнейшие слова утонули в грохоте лазерного выстрела. Он видел, как выпрямилась Вэнди, как посмотрела вниз, на дыру величиной с кулак в своей груди, потом медленно повалилась, упала на гудрон и замерла там, не двигаясь.

Взгляд Кинсолвинга пополз назад, вдоль мощного пурпурного следа, оставленного лазерным лучом. Он увидел гору клетей, которые разбирал робот, бок одной пластиковой клети пузырился. Джессарет расположил ствол ружья на клети, чтобы легче попадать в цель. Легкое нагревание ствола испортило ящик.

Когда на землю упала тень, инженер поднял свой лазер.

Эмоции в нем улеглись. Он сделался пустой оболочкой, которую вел только инстинкт. Убийство Джессарета не будет местью, не будет удовольствием, это действие простое, как дыхание. Джессарет высунул голову из-за клети. Палец Кинсолвинга нажал на затвор лазера. Еще не замер вой высокой частоты, когда он понял, что промахнулся. Прицел отклонился от мишени, хотя он целился в висок Джессарета. Лазерной луч разорвал на части клеть сбоку от него.

– А ну, назад, сюда! – выкрикнул Кинсолвинг.

Все эмоции, какие еще остались, вернулись к нему. Бартон так дрожал, что не мог как следует прицелиться, хотя работал двумя руками. Кинсолвинг несколько раз выстрелил – и все не туда. Один из выстрелов поразил робота-погрузчика. Его серебряный корпус взорвался и расплескал по участку космопорта дождь расплавленного металла, другой выстрел расплавил погрузочную клеть и поджег груз, находившийся внутри. Поднимались огромные плюмажи тяжелого черного дыма. Старший инспектор услышал, как вдалеке включился сигнал тревоги.

После каждого движения на Кинсолвинга обрушивалась боль, он пролез через маленькое окошко и вывалился на гудрон. Встал на четвереньки, затем – на ноги. Чувствуя, будто его ботинки наполнились свинцом, он медленно направился к Вэнди Азмотеге. Она лежала на боку. Он перевернул ее и увидел у нее на лице выражение удивления. Смерть пришла к ней слишком быстро, чтобы она успела это осознать. Бартон был рад этому маленькому благу.

– За это ты умрешь, Джессарет, – поклялся он. – И ты тоже, Камерон. Ты тоже!

Кинсолвинг повернулся и выстрелил с бедра. Луч зацепил воздушного робота и так аккуратно разорвал его на части, что ничего не упало на землю. Инженер знал, что робот-шпион обо всем доложил Камерону. Он прислонился к зданию и вгляделся в лазурное небо в поисках других воздушных роботов.

Возможно, они где-то и были, но ему не удавалось их заметить. Сирены завыли ближе. Кинсолвинг догадывался, что это приближаются роботы-пожарные, чтобы гасить пламя, бушевавшее в клетях. Каков бы ни был груз, он поджег что-то воспламеняющееся со всех сторон. Маленький пожар сделался большим. Бартон сунул портативный лазер в карман, наклонился и взял ружье Вэнди, потом заковылял прочь через гудрон. Челнок не сядет еще несколько минут. Время есть. Ему нужно найти Джессарета и прикончить его. Ни о чем другом он не мог думать.

Кинсолвинг не соображал, куда направляется. Он попытался идти по прямой, куда, как он считал, ушел Джессарет, но попал в зал ожидания космопорта. Потрясенный, ослабевший, почти за пределами своих сил, инженер облокотился о стену здания, прохладная пластиковая стена успокаивала его.

– Бартон! – донесся до него дрожащий голос. – Это ты? Какой ты страшный?!

– Ларк, помоги мне, – взмолился он, падая в ее объятия.

Кинсолвинг не терял сознание. Он сознавал, что она вызвала автоврача, и что старательный робот-доктор трудился над ним больше десяти минут. И молчаливо поблагодарил Ларк Версаль, когда она не согласилась с машиной, чтобы погрузить его в анабиоз. Это было бы гарантированное лечение; каждый бит программы автомедика рекомендовал таковое.

Ларк убедила машину подождать.

– Как ты себя чувствуешь? Ты определенно не в себе!

– Знаешь ты, как подбодрить больного, правда? – Кинсолвинг попытался улыбнуться. Ему удалось только скорчить слабую гримасу. – А почему ты здесь? В космопорте?

– Привезла останки Шиды, – выражение ее лица стало совсем несчастным. – Отправляю их... ее... на Онар. Никогда не слыхала, какие у них обычаи погребения. Я... я... у меня сил не было выяснять это. – По щекам Ларк покатились слезы.

Несколько секунд Кинсолвинг смотрел на нее и не мог понять, что с ней не в порядке. Наконец до него дошло. Косметическая окраска Ларк исчезла. Он смотрел на ее чистую естественную кожу.

– Тебе придется мне помочь, – сказал он. – Кроме того, что ты уже для меня сделала. У Камерона вся информация о том, как выведен вирус, которой убил Шиду. Камерон применит это изобретение к тысячам инопланетных миров, если мы не помешаем ему отвезти данные на Гамму Терциус-4.

– У тебя спина сожжена. Автомедик сказал – это лазерное ружье.

– Джессарет, – выдохнул Кинсолвинг, – это сделал Джессарет. И он прикончил Вэнди Азмотегу.

– Кого?

– Управляющую этой планетой. Мы пытались остановить Суареца. Джессарет его убил. И он выслеживает Камерона. Только...

– Бартон, дорогой, пожалуйста, – она прижала свой прохладный палец к его губам. – Ты так бормочешь, что я не понимаю ни слова. Если будешь продолжать в том же духе, я не смогу помешать автоврачу усыпить тебя.

Кинсолвинг приподнялся на локте и вытащил портативный лазер. Автоврач поспешно отодвинулся, но реакция инженера оказалась быстрее. Разряд лазера разорвал аккуратного робота на части.

– Зачем ты это сделал?

– Теперь он не станет пытаться положить меня в анабиоз. Помоги-ка мне встать.

Рука Ларк его поддержала, но в ней не было силы. Ему пришлось положиться на собственные ресурсы. К собственному его удивлению, оказалось легко встать без ее помощи.

– Парадиз назвали неправильно, – сказала Ларк. – Ад – вернее.

– Когда умерла Шида?

– Час тому назад. Она все увядала и увядала и... так и не пришла в себя. Автоврач сказал, что в ее теле не происходят химические процессы. Уровень ферментов – или что-то такое. Не понимаю.

– Чума действует на ДНК инопланетян. Камерон знает, как воспроизвести этот вирус. Из-за Плана он уничтожит каждого инопланетянина в галактике.

– Я не хочу в этом участвовать, Бартон. Нисколько. Пожалуйста. Попытайся понять! – Ларк уже открыто плакала. – Шида была для меня больше, чем подругой. Я... я любила ее. Мы были знакомы так недолго, но это было по-настоящему, Бартон. По-настоящему.

Он прижал ее к себе и дал поплакать. Ощущение пустоты прошло. Вместо него появились жгучие эмоции, которые угрожали уничтожить его, даже не придавая сил.

– Есть и другие такие, как Шида, которые умрут, – сказал он. – Камерон уничтожил четырнадцать сотен инопланетян на Парадизе, а ведь это было только испытание. Нельзя позволять ему использовать этот вирус на других планетах. Тогда умрут еще биллионы. Помоги мне его остановить, Ларк! Я нуждаюсь в тебе. – Он еще плотнее прижал Ларк к себе.

– Хорошо, Бартон. Но как? Что мы сможем сделать? У него есть роботы, которые приходят ниоткуда. Ты же знаешь, как нам повезло па ГТ-4, что мы спаслись от него.

– Знаю, но мы должны все время пытаться, он не сдастся, и мы не должны сдаваться.

Сознание Кинсолвинга пришло в странное состояние, решения приходили и исчезали с все растущей скоростью. И только одно являлось твердым убеждением:

– Камерон со мной играет. Он хочет, чтобы я уничтожил Джессарета для его развлечения. Я его убью, но не ради Камерона. Это будет для меня.

И ради Вэнди, добавил он мысленно. Она заслуживает большего, чем лазерный взрыв.

– Кто этот Джессарет? – спросила Ларк.

Кинсолвинг наскоро объяснил ей все, что произошло, начиная с пребывания на Почти Парадизе. Ларк с трудом ему верила, но Кинсолвингу было не важно, верит ли она. Значение имела только ее помощь.

– Я думаю, что Джессарет – человек привычки. Он недостаточно умен, чтобы в корне менять свое поведение. После убийства Вэнди он станет искать убежища, где будет чувствовать себя в безопасности.

– Где же это?

– Мы можем разыскать, где его квартира.

Кинсолвинг и Ларк вышли из зала ожидания. Ларк все оборачивалась на маленький гроб с останками Шиды. Потом она сосредоточилась на своей задаче. Она просияла и сказала:

– Никогда не знала, как скучна жизнь, пока ты мне не повстречался, Барт, милый. Есть во всем этом определенная... волнительность, возбуждение, правда?

Кинсолвинг вынужден был признать, что она права. На Глубокой он хорошо выполнял свою работу, любил Алу Марккен и находился среди рутины, не сознавая этого. Не случалось ничего нового. У него не было никакого будущего, кроме как разрабатывать новые проекты горнодобычи. Теперь же у него есть миссия, высокая цель. С ее помощью – или без нее – он должен спасать большинство разумных существ в известной части галактики. Невозможность этой задачи возвышала его над личной ограниченностью. И поднимаясь так, он торжествует там, где должен был бы потерпеть поражение.

– Вот, – сказал он, ускоряя шаг. – Вот дом Вэнди.

– Управляющая Парадизом живет в лачуге?

Ларк была шокирована, и ее шок напоминал удивление самого Кинсолвинга, когда он впервые увидел ее простенькое жилище.

Он вошел и нашел световой пульт-палочку, который бросила Вэнди. Бартон направил его на экран и начал трудиться над данными, которые заказывал, пользуясь ее компьютером.

– Вот дом Джессарета. Вниз по берегу.

– Отсюда не будет и пятисот метров, – заметила Ларк. – А ты уверен, что хочешь это сделать?

Кинсолвинг уже вышел из дверей, заставляя Ларк поторопиться, чтобы не отставать.

– Он не нужен. Он всего лишь часть всего самого безобразного, что есть на Парадизе. Джессарет всего лишь прихвостень, но он несет ответственность.

– Бартон, подожди, пожалуйста, – взмолилась Ларк. – Сначала – вопрос. Почему нам не поехать в кэбе? Он не будет знать, что это мы. У меня устали ноги!

Кинсолвинг объяснил ей, с какими проблемами он сталкивался, когда пользовался местным транспортом. Говоря это, Кинсолвинг смотрел в голубое-голубое небо, ища каких-то признаков, что челнок с Почти Парадиза идет на посадку. Он ничего не увидел, но прибавил шагу, так что Ларк пришлось бежать, чтобы не отстать от него. Надо было покончить расчеты с Дэви Джессаретом вовремя, чтобы встретить челнок.

На борту будет еще один приверженец Плана Звездной Смерти: Иван Дэньгоу, вице-президент Отдыха Терры и такой же хладнокровный убийца, как все на Почти Парадизе.

– Выглядит так мирно! – воскликнула Ларк, останавливаясь возле скалы, выходящей к океану. Вялые гребни оставляли пену на поверхности, когда шлепались на чистый прибрежный песок. – Не могу поверить, что такая злоба исходит из этого мира.

Кинсолвинг сгреб ее в объятия и повалил как раз вовремя, чтобы полдюжины лазерных лучей не превратили ее в кровавые ошметки.

– Автоматическое оружие, – пробормотал он. – Джессарет не станет на него полагаться. Он выйдет, чтобы проверить.

Бартон перекатился на спину, мыча от боли.

Он воспользовался своим лазером, чтобы отколоть кусок скалы. То и дело стреляя, он уничтожил датчики, которые Джессарет соединил с монитором, чтобы иметь изображение каждого, кто приближался к его уединенному жилищу. Затем Кинсолвинг начал обрабатывать сами лазерные ловушки. Меньше, чем за пять минут, он произвел десяток взрывов.

– Надо же позаботиться о защитных средствах Джессарета! – самодовольно изрек он.

– А что теперь? – спросила Ларк.

– Подождем, когда он начнет нервничать.

Но первым устал ждать Кинсолвинг. Он не хотел, чтобы Джессарет улизнул по тайной дорожке.

Кинсолвинг сделал знак Ларк молчать, затем застонал в притворном приступе боли. И позвал погромче:

– Будь ты проклят, Джессарет! Эти твои лазеры ноги мне отрезали. Шок у меня. Боль слишком сильная. Я умираю!

Кинсолвинг так крепко сжал свой лазер, что почувствовал, как слабеет кровообращение рук. Он расслабился. Надо попасть. Возможен только один выстрел в Джессарета, раз он пришел, чтобы убить свою жертву. Бартон ждал – и становился все нетерпеливее. Джессарет не шел на приманку.

Ларк Версаль зашевелилась так неожиданно, что Кинсолвинг не смог ее остановить. Она поднялась во весь рост, светлые волосы сверкали на солнце, как золото, их цвет заставлял ее еще больше выделяться.

– Бартон, дорогой, не умирай! Я тебе помогу!

Кинсолвинг наблюдал за передним входом в дом Джессарета. Обломок булыжника метров десяти высотой повернулся и открыл проход сквозь твердую скалу. Джессарет вышел и встал у отошедшего в сторону камня. Этот шум привел лазер Кинсолвинга в действие. Он выстрелил – и промазал.

Джессарет взвыл от удивления и попытался отступить. Кинсолвинг держал палец на курке лазера, он то и дело полностью разряжал оружие. Вибрирующий луч ударился в скалу перед Джессаретом и разбил камень на части, перекрыв проход. Убийца повернулся, держа в руке лазерное ружье. Губы его раздвинулись в усмешке:

– Теперь ты попался, Кинсолвинг! Твой лазер разрядился. Бартон сунул руку в карман и достал тот лазер, которым стрелял на складе. Молча напомнил себе, что нужен прицельный луч. Поправил его. Потом встал.

– Барт! – выдохнула Ларк. – У него ружье!

Лицо Дэви Джессарета расплылось в предвкушении триумфа. У него лазерное ружье! Но на стороне Бартона была справедливость. Луч портативного лазера срезал голову Джессарета с плеч. Кинсолвинг уставился на безголовый труп и сказал:

– Тебе надо было бы пострадать сильнее.

Рев над океаном привлек его внимание к небу. Челнок горел красным, как вишня, соскальзывая в тяжелую атмосферу Парадиза по пути к космопорту.

– Пойдем, Ларк, – позвал Кинсолвинг. – Нам еще кое-что предстоит. Надо помешать Камерону улететь с информацией о вирусе.

Старший инспектор задержался только для того, чтобы наклониться и подобрать упавшее ружье. Он знал, что оно ему позже понадобится.


Глава пятнадцатая | Хозяева космоса | Глава семнадцатая