home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

– Он пытается меня убить, – всхлипнул Морган Суарец.

В течение нескольких секунд Кинсолвинг думал, что Суарец имеет в виду именно его. Палец инженера напрягся на затворе лазерного ружья, только большим напряжении силы воли удалось удержаться от выстрела.

– Он пытается украсть все, что я совершил. Я его ненавижу!

– Камерон?

Бартон двинулся внутрь помещения и быстро огляделся. Рабочие столы были усеяны битым стеклом, как будто кто-то крушил дубинкой хрупкие пробирки и сложное лабораторное оборудование.

– Вы хотите сказать, что вас собирается убить Камерон?

– Ему нужно мое открытие. Никто еще никогда так тонко не исследовал физиологию чудиков. Никто другой не раскрыл секретов их генетической структуры! А он хочет это присвоить!

– А все, чего хотели вы, – это уничтожить несколько триллионов мыслящих существ! – яростно рявкнул Кинсолвинг. Он не сочувствовал Суарецу.

– Вы не с ним! Вы работаете на них, на чудиков, на врага! Бартон почувствовал, как шевельнулась у него за спиной Вэнди Азмотега, ее рука мягко опустилась ему на плечо:

– Он спятил, – шепнула она. – Он обратился в вакуум.

– Он спятил еще до приезда Камерона, – сказал Кинсолвинг.

– Он все украл, и я не могу это восстановить. Он управляет процессом.

Инженер воззрился на ученого, сгорбившегося в углу комнаты. Он не ощущал ни капли жалости. Суарец лично уничтожил четырнадцать сотен инопланетян на Парадизе. Что бы с ним ни случилось, это только справедливо. Но Кинсолвинг не мог считать безумие адекватным наказанием за то, что этот человек выпустил на волю. Суарец едва ли сознавал, где находится. Старшему инспектору хотелось, чтобы тот страдал, чтобы ежедневно мучился от продолжающейся казни, чтобы разделял боль тех, кого уничтожил.

– Где Камерон? – спросил Кинсолвинг.

– Он все забрал. Он вмешался в работу моего компьютера и украл информацию. Он все знает!

– Держите, – Бартон протянул ружье Вэнди. – Будьте осторожны. Я хочу посмотреть, не смогу ли я заставить его поднапрячься и вспомнить получше.

Кинсолвинг шагнул в сторону, прочь с линии огня. Суарец вылупился на него расширенными от страха глазами. Разум не светился в темных глазах, которые некогда сверкали ненавистью. Бартон ухватил Суареца за шкирку и поставил на ноги.

– Пожалуйста, остановите его. Он все забрал.

– Что Камерон собирается со всем этим делать?

– Он украл. Они... они пытаются все перехватить. Пытаются помешать ОТ принимать участие в Плане.

– Вы имеете в виду Межзвездные Материалы?

– Да, их! Да, они – Фремонт, Виллалобос и Камерон. Ах, этот сукин сын! – взвыл Суарец. – Камерон украл для них. Они хотят помешать другим принимать участие в Плане. Они хотят его для себя.

– План Звездной Смерти?

– Вселенную! При помощи моего открытия они могут иметь ее всю! Отдайте ее мне обратно! – Разум появился во взгляде, полном униженности. – Украдите у них снова, и я вас щедро вознагражу. Все, что хотите. Только верните файлы с процессом!

– Где Камерон? – опять спросил Кинсолвинг, ударяя Суареца об стену. – Я ничего не могу для вас сделать, пока вы мне не скажете.

– Он умен, но я-то гений! Это я изобрел процесс, который освобождает их ДНК, – пролепетал Суарец.

Бартон изо всех сил ударил Суареца об стену:

– Где он? Говорите!

– Камерон? Он все взял, чтобы торговать за пределами этой планеты. Он хочет отдать все ММ, на Гамму Терциус-4. Он мне так сказал, сукин сын. Он все захватил и отправился назад, к...

Слова Суареца внезапно прервал рев энергетического оружия. Кинсолвинг отскочил в сторону, его рукав объяло пламя. Он резко повернулся, чтобы крикнуть Вэнди не убивать Суареца до того, как тот выдаст нужную информацию, но Азмотеги уже не было в дверях. Зато торчало безобразное дуло лазерного ружья, заслонившего ему все.

– Какая удача! – раздался пронзительный надтреснутый голос Джессарета. – Я должен был убить тебя на Почти Парадизе. Не знаю, как ты тогда выкрутился, не знаю, как улизнул от моего убийцы на лужайке, но уж теперь-то тебе не уйти!

Кинсолвинг вовремя нырнул под стол, чтобы избежать смертоносного луча. Бартон чувствовал, как этот луч скользнул, разрывая пластик и дерево как раз над ним. Он бросился на живот и встал на колени позади перевернутого стула. Шаря в кармане в поисках лазера, Кинсолвинг ждал, когда Джессарет войдет в комнату убивать его.

Удар сердца. Второй. Десятый. Дэви Джессарет не появлялся. Инженер схватился за рукоятку оружия так крепко, что почувствовал, как замедляется кровообращение в пальцах. Держа холодеющую руку на лазере, он оперся спиной о стену и двинулся вдоль нее, пока не оказался за дверью. Выглянув в щелочку, он увидел только Вэнди, лежащую в холле лицом вниз. Кинсолвинг прислушался. Но не услышал ничего, кроме слабых звуков: ветер, проходящий через холл, да время от времени стук и визг в водопроводных трубах.

Бартон выскочил из-за двери с согнутыми ногами. Его палец готов был снова нажать на курок, но он не видел мишени. Джессарет исчез. Кинсолвинг проверил холл в обоих направлениях, прежде чем наклониться над Вэнди. Он перекатил ее на спину, прижал пальцы к горлу, отыскивая пульс. И чуть не вскрикнул от облегчения, когда почувствовал медленное, но твердое биение в яремной артерии.

Ее глаза вспыхнули. Она их открыла, но была как будто в забытьи. С секунду выглядела смущенной, а затем память ее вернулась.

– Кто-то меня ударил! – вскрикнула она, пытаясь сесть. Кинсолвинг удержал ее в лежачем положении.

– Это Джессарет. Он исчез.

– А что Суарец?

– Джессарет воспользовался лазерным ружьем, которое взял у вас. Он его убил. – Кинсолвингу не удавалось скрыть горечи в голосе. – Он прикончил Суареца, прежде чем тот сообщил, куда делся Камерон со всей информацией, которую украл.

– Камерон ее получил?

– Суарец говорил не слишком ясно, но у меня осталось впечатление, что ММ желает стать номером первым в Плане Звездной Смерти. Они хотят возглавить уничтожение всех инопланетян и захватить их миры. И помешать другим что-то выиграть после выполнения Плана.

– Размолвка между ворами и убийцами. Вроде как справедливо.

Кинсолвинг помог Вэнди сесть. Глаза женщины утратили свой поразительный блеск, но она, кажется, чувствовала себя неплохо. Из небольшой точки на затылке медленно сочилась кровь, но рана не казалась серьезной.

– Однако что-то здесь явно не так, – сказал Бартон.

– Вы это о чем? – не поняла Вэнди.

– Зачем бы Джессарету убивать Суареца? Оба они работали на ОТ. Выглядит так, как будто Джессарет в союзе с Камероном, – Кинсолвинг нахмурился. Он видел одурманенный взгляд Джессарета, когда наблюдал за всеми тремя в подземной лаборатории. Джессарет находился под влиянием Камерона. Однако позже показалось, что Джессарет от этой зависимости освободился. Зачем бы Джессарету убивать Суареца, разве он тоже сошел с ума?

– Вы думаете – на них воздействовал вирус? – спросила Вэнди, как будто читала его мысли.

– Возможно, но я сомневаюсь. Все, что вы говорили о Суареце, заставляет думать, что он дотошный ученый, и не стал бы пытаться высвободить вирус, прежде чем убедился, что он безопасен для людей.

– Безопасен, – насмешливо произнесла она. – Он мог бы создать замедленную бомбу для гуманоидов. Инопланетян оно убивает мгновенно. У людей процесс занимает больше времени. Дни – недели – возможно, даже годы.

Кинсолвинг не думал, что это похоже на правду:

– Лучшее объяснение – то, что Джессарет хочет всего этого для себя. Раз Суарец мертв, он, возможно, считает, что сможет узнать детали процесса у Камерона, а потом повернуть открытие против своего босса на Отдыхе Терры.

– Джессарет неспособен получить эти сведения у Камерона, – отрезала Вэнди.

Вместе они кое-как побрели и выбрались из дома. Травянистая лужайка, окружающая территорию, пустовала – нигде ни человека.

– Вы правы насчет этого. Куда мог уйти Камерон? Как он собирался передать данные Фремонту на Гамму Терциус-4?

– Пакет с поручением, – ответила Вэнди.

– Рискованно, – усомнился Кинсолвинг. – Камерон захотел бы сам отвезти данные. Он будет знать, что они прибыли, только если сам их привезет. Он захотел бы торжествовать, вручая их Фремонту.

– Это был для него шанс выдвинуться.

Старший инспектор подумал, что Вэнди нашла походящую причину, почему Камерону захотелось бы лично доставить информацию. Судя по всему, что Кинсолвинг знал о мастере по роботам, такое вполне с ним вязалось. Камерон в ММ был только нанятым вспомогательным работником. Не простираются ли амбиции Камерона к более значительным высотам, подумал Кинсолвинг, как, например, председательство в компании, такая власть дала бы ему основание для больших завоеваний. Не хотел ли Камерон править населенным людьми космосом при помощи экономической власти, а пространством, населенным инопланетянами, – опираясь на разрушительную мощь? Те, кто участвует в Плане Звездной Смерти, мыслят в этих категориях. А Камерон был самым амбициозным среди тех, кого приводились встретить Кинсолвингу.

– Как часто отправляется челнок на Почти Парадиз? – спросил он у Вэнди.

– В любое время, когда кто-нибудь хочет лететь. Мы никогда не задерживаем челноки. Наши гости диктуют политику в самом широком смысле. Мы хотим только угождать.

– Тогда он мог уже улететь. – У Кинсолвинга упало настроение, и он подумал, что это отразилось на его внешности.

– Еще нет. Челнок полетел на станцию, чтобы привезти пару прибывших гостей. Он не вернется еще, по крайней мере, час. Возможно, потребуется и больше.

– Как вы можете его задержать?

– Пойдем назад, ко мне в дом. Нужен всего один простой приказ. Я, в конце концов, директор Парадиза.

Возражать Кинсолвинг не стал. После того, как Камерон перепрограммировал компьютер Парадиза, он раздумывал: а сможет ли теперь кто-нибудь, кроме Камерона, управлять планетой-курортом? Они заторопились обратно. Кинсолвинг нервничал, ожидая появления Джессарета, готового разрезать его пополам. Он не видел работников службы безопасности ОТ и настоял на том, чтобы первому войти в квартиру Вэнди и проверить, нет ли засады или ловушек. Он не обнаружил ни Джессарета, ни смертоносных роботов Камерона. Это беспокоило его, лучше бы дом наполняли автоматические капканы.

– Сообщите режим работы челнока. Так. Именно это я и предполагала, – Вэнди поудобнее устроились в кресле, держа пульт в руке. С Почти Парадиза едут три пассажира вместо двух. – Она нахмурилась и выясняла, что это за пассажиры, а Кинсолвинг ждал.

– Что не в порядке? – он увидел, что выражение ее лица сделалось еще мрачнее, когда по экрану прошло быстрое сообщение.

– Два человека из ММ, один из ОТ. В челноке находится мой непосредственный начальник, Иван Дэньгоу. – Она облокотилась на спинку кресла, ее лицо приняло отсутствующее выражение. – Единственная причина, почему он сейчас будет здесь, – то, что он знает о Суареце.

– Вы хотите сказать – это он прислал сюда Суареца, – Бартон произнес эти слова невыразительно, не как вопрос, а констатируя факт.

– Это единственно возможное заключение. Я послала срочное сообщение, объясняющее появление чумы, председателю, а не Дэньгоу, который является вице-президентом внеземных курортов. Сообщение, возможно, еще не прибыло. И его получат только через несколько недель. А Дэньгоу уже едет сюда.

Кинсолвинг вздохнул. Значит, еще один сторонник Плана. Еще один человек, который хочет, чтобы все инопланетяне во вселенной были уничтожены.

– Челнок прибудет чрез тридцать минут. Я отдала распоряжение не выпускать его сразу на орбиту. Мы должны его встретить, когда он прибудет.

– И? – спросил инженер.

– Дэньгоу прилетел сюда, чтобы увидеть результаты опытов Суареца. Я хочу лично ему показать. Автомедик поместил нескольких инопланетян в холодильник. И хочу, чтобы он увидел сам, что Суарец выпустил.

– Это его не шокирует, – сказал Кинсолвинг. Он знал, что люди, участвующие в Плане, безжалостны в своем бизнесе. Ради завоевания галактики они могли быть и еще более коварными и бесчувственными.

– Это для начала. Если же не подействует, что ж, я что-нибудь другое придумаю. – Кинсолвинг видел, как женщина коснулась портативного лазера, который раньше запихала себе в карман.

Бартон начал собираться в космопорт, потом остановился. Что-то в глубине души грызло его.

– Проверьте, не сможете ли вы отыскать Камерона по своей системе? – предложил он.

Вэнди попробовала – у нее не вышло. Кинсолвинг и не думал, что получится.

– Попробуйте-ка Джессарета, – попросил он.

– Он уже в космопорте, – удивилась Вэнди. – Система все-таки его отыскивает.

– Камерон хочет, чтобы мы знали, где он. Не спрашивайте меня, почему. Я понятия не имею.

– Джессарет прячется на северной оконечности посадочного поля. Мы сможем к нему подойти, если воспользуемся подземным туннелем для служащих, который выводит к зданию снабжения жидкими металлами.

Кинсолвинг воззрился на трехмерное изображение Джессарета на экране, потом покачал головой. Камерон заманивает их в ловушку. Или Джессарет больше, чем приманка?

Вэнди и Кинсолвинг поспешили ко входу в подземелье, спустились и побежали по тоннелю, не пользуясь механизмами, которые там нашли. Ни один из них не хотел, чтобы повторился эпизод с бомбой в наземном кэбе. Бартон считал Джессарета виновным в том неуклюжем покушении на их жизни, но наверняка он не знал. Лучше уж путешествовать пешком, чем рисковать, испытывая разрушительные фокусы Камерона.

– Долго еще? – Кинсолвинг запыхался. Когда он работал горным инженером на Глубокой, ему приходилось находиться в критических ситуациях. А со времени своего прибытия на Парадиз он получал раны и повреждения такие сильные, что находился на расстоянии шага от смерти; спина была изранена и болела; ожог на руке, который получился оттого, что Джессарет чуть промахнулся, не залечили как следует, и кожа теперь зудела. А все остальное? Кинсолвинг не мог припомнить, когда он в последний раз как следует выспался или досыта поел. Для большинства здесь место оздоровления и получения удовольствий. Для него эта планета превратилась в источник постоянных гонок.

Это были гонки, в которых он медленно терпел поражение.

– Вот и пришли, – успокоила его Вэнди. Пот стекал по ее лицу солеными струйками. Она выглядела не лучше, чем Кинсолвинг себя чувствовал.

– Кажется, Камерон хочет от нас, чтобы мы остановили Джессарета. Зачем еще оставлять в файлах системы безопасности его опознавательные знаки? Ну, раз все равно нам больше нечего делать, погоняемся за Джессаретом.

– Камерон хочет, чтобы мы остановили Джессарета, чтобы не делать этого самому. Джессарет знает, что Камерон украл технологические данные процесса, чтобы создать несвязанный вирус. Наверно, причина в этом, – Вэнди, кажется, удовлетворяло такое объяснение.

И Кинсолвинг не стал спорить, напоминая ей, что Камерон легко мог бы убрать Джессарета, если бы ему этого захотелось. Этот человек просто играл с ними по своим правилам. Камерон может с такой же легкостью приказать армии роботов-убийц преследовать их. И не осталось бы на Парадизе такого места, где они могли бы спрятаться, если Камерон решит, что им следует умереть.

– Игра ведется за спиной у Джессарета? – спросил он. Вэнди кивнула. С минуту она пристально смотрела на него, затем импульсивно шагнула вперед и поцеловала.

– На счастье, – сказала она.

Прежде чем Кинсолвинг обрел дар речи, директор Парадиза вскочила на ступеньки лестницы и распахнула дверь, ведущую в космопорт. Теплый солнечный свет струился внутрь лестничной клетки, он ласково коснулся лица Бартона. Тот почти поверил в покой и отдых и то, что проводит отпуск на этой безмятежной планете. Почти.

Он последовал за Вэнди, сжимая лазер в руке. Боком пробрался мимо женщины и вышел на гудрон. На этой территории виднелся одноэтажный дом. И везде мог поджидать их Дэви Джессарет.

– Чего же он ждет? – спросил Кинсолвинг вслух. – Он и в самом деле готовится убить Камерона или ждет Дэньгоу?

– Я ведь не знала, что прибывает вице-президент. Откуда же это стало известно Джессарету? – тут Вэнди приложила пальцы к губам. – Ах, да! Он мог узнать. Дэньгоу мог ему сообщить, что вылетает, чтобы присутствовать при полевых испытаниях вируса.

– Парадиз. Ничего себе, настоящий рай, – Кинсолвинг покачал головой. – Эта планетка больше смахивает на охотничий заповедник. А мы должны догадываться, на кого идет охота и где нам прятаться, чтобы не быть убитыми.

– Похоже на интересную игру. И так оно и было бы, – заверила Вэнди, – если бы наши жизни от нее не зависели.

Кинсолвинг решил, что один из складов – прекрасная наблюдательная позиция. Он сделал знак Вэнди, чтобы она оставалась там, где стоит, в безопасности входа в туннель для служащих.

– Подождите, Барт. У меня идея. А что если Камерон вовсе не тот человек, который украл информацию?

– Что-о? – Кинсолвинг попытался понять, что она сказала. Но это казалось слишком сложным. – Не понимаю вас.

– Что если человек, владеющий информацией, – Джессарет, а Камерон хочет напустить нас на него?

– Нет, – возразил Бартон без всякой убежденности, – Джессарет может иметь записи Суареца, но Камерон мог с легкостью добыть их у него. Зачем использовать нас, чтобы убить Джессарета? Только для того, чтобы позабавиться игрой?

– Так может быть, – не сдавалась Вэнди. – У Джессарета записи Суареца, и Камерон решил расправиться с Джессаретом нашими руками. А потом убьет нас, чтобы их получить. Он предпочитает, чтобы своими шеями лучше рискнули мы, чем он сам!

Едва уловимое движение в дверях склада предупредило Кинсолвинга об опасности. Он ухватил Вэнди и потащил, надеясь, что Джессарет их не заметил. Смертоносная вспышка молнии из лазерного ружья и громадный хвост дыма на гудроне убедил, что заметил.

– Бегите вокруг здания, – скомандовал Кинсолвинг. – Если Джессарет один, кто-то из нас сможет выстрелить ему в спину. Не пытайтесь геройствовать. Слишком опасно. Бегите. Ну! – Он толкнул Вэнди за угол здания, зная, что пройдет несколько минут, пока она достигнет удобной позиции. А к тому времени борьба будет закончена. Будет мертв либо он, либо Дэви Джессарет.

Кинсолвинг обогнул здание, готовый сражаться.


* * * | Хозяева космоса | Глава шестнадцатая