home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четырнадцатая

Бартон воззрился на видеоэкран, не замечая парада трехмерных лиц и силуэтов. Вэнди Азмотега то и дело бормотала что-то самой себе; она пыталась снова овладеть банком компьютерных данных. И чем больше она старалась, тем сильнее ее тревожили неудачи.

– Сдаюсь. Я-то думала, что знаю систему, но никак не могу получить изображение Суареца. А что до Камерона, так видеокамеры даже не могут отыскать его бунгало, не говоря уже о нем самом. Только представьте себе!

– Он хорош, – рассеянно произнес Кинсолвинг.

Слишком много всего случилось. Вирус работал быстро и со злобной эффективностью. Бартон надеялся, что Вэнди не станет снова вызывать изображение кварталов инопланетян. Команды рабочих ОТ, которые она посылала, трудились в дальних районах, чтобы предотвратить дальнейшее заражение, но Кинсолвинг знал, что на гуманоидов эта чума, которая погубила так много других разумных существ, не действует. Она предназначена для того, чтобы убивать только чудиков.

– Я специально стерла всю программу, а потом восстановила. И все равно ничего не работает так, как нужно, – пожаловалась Вэнди. – Все выглядит так, как будто кто-то имеет допуск к системе и решает, что мне можно узнать, а что нельзя.

– Если учесть, какой мастер Камерон, то вполне можно допустить, что он переделал систему, которой вы пользуетесь, для своих нужд, – предположил Кинсолвинг.

Он сидел прямо, игнорируя боль в спине. Напомнил себе, что надо бы поручить автоврачу еще раз взглянуть на раны. Они уже должны бы совсем зажить. Но тут в его размышления вторглась еще одна беспокойная мысль.

– Вы можете найти любого гостя на Парадизе? – спросил он. – Определите для меня местонахождение Ларк Версаль.

– Ларк? – Интонация Вэнди показывала, что именно она думает об этой женщине. Она направила маленький пульт на экран. После калейдоскопической пестроты и кружения в фокусе крупным планом показалось лицо Ларк. Косметическая окраска была приглушена, оливковые тона сменялись бежевыми. Из-за этого Кинсолвинг едва ее узнал.

– Можете вы с ней связаться и передать, чтобы она пришла сюда?

Вэнди отстучала новый приказ на портативном пульте. Изображение Ларк подскочило. Вэнди не включила звук, но по испуганному выражению лица Ларк Кинсолвинг понял, что голос заговорил с ней прямо сверху, из воздуха. Хотя это вряд ли могло быть причиной смущения Ларк.

– Панораму! – скомандовал Кинсолвинг. – Стоп! Вот так. Поглядите на нее. Шида. Я о ней и забыл. Она инопланетянка, онарианка.

– Но она не умерла, – сказала Вэнди, теперь, скорее, больше удивленная, чем рассерженная. Она отдала новые команды с помощью пульта. На экране Бартон увидел рабочего в грязном комбинезоне, он появился, поднял и поместил Шиду на легкие носилки. Ларк двинулась вслед за плывущими носилками, ломая руки. Вид у нее был невероятно несчастный.

Через десять минут послышался дверной звонок. Кинсолвинг впустил этих троих, которых недавно наблюдал на экране.

– Положите ее туда, – распорядился он, обращаясь к человеку в комбинезоне, указывая на носилки с Шидой.

– Барт, дорогой! – воскликнула Ларк, увидев его. Она обвила руки вокруг его шеи и зарылась лицом в плечо. Ее слезы жгли его сквозь рубашку. – С Шидой что-то случилось. Никто не зовет к ней доктора. Она умирает!

– Боюсь, что так, – согласился Кинсолвинг. Он погладил ее прекрасные волосы. Она изменила их цвет с тех пор, как Бартон видел ее в последний раз. Полоски ярко-зеленого и цвета фуксии превратили ее в нечто экзотическое и похожее на клоуна. – Это дело рук Камерона.

– Бартон, нет! Он не стал бы... – голос Ларк задрожал и замер. Она знала, что это так. – Сукин он сын! Да я его ногами вперед швырну в плазменный факел!

– Не в первый раз он убивает твоих друзей, – напомнил Кинсолвинг. – Вспомни-ка Гамма Терциус-4! Динки и другие? А как его роботы убили Рани дю Лонг на борту корабля? На этот раз он выпустил чуму, чтобы она убивала всех инопланетян!

– Но Шида ничего ему не сделала. Почему он захотел причинить ей вред?

– Расовые предрассудки неразумны, – объяснил Кинсолвинг, понимая, что Ларк хотела услышать вовсе не это. Но у него не было слов, чтобы ее утешить. При всем дискомфорте, которое испытывал в присутствии Шиды, он не желал зла двуполой онарианке.

Вэнди начала вместе с автоврачом трудиться над Шидой. Инопланетянка лежала на носилках в легкой коме, бледная, как смерть. То и дело ее глаза открывались, но в них не светилось ни капли интеллекта. Этот остекленелый взгляд заставлял Кинсолвинга считать, что женщина/мужчина заражен(а) какой-то невиданной лихорадкой, несмотря на то, что автоврач регистрировал нормальную температуру.

– Робот сейчас проводит полное клиническое обследование, – пояснила Вэнди. – Вероятно, Шида – единственная инопланетянка, оставшаяся на Парадизе. Я проверила всех гостей и не нашла никого другого, кто бы остался жив.

– Никто ничего об этом не знает, – выговорила Ларк. – Другие гуманоиды... Они... они ни слова не сказали.

– Если говорить о наших земных гостях, с ними тоже ничего не случилось, – ответила Вэнди. – Мы бы хотели, чтобы так и продолжалось. Но я должна отправить пакеты с донесениями на родные планеты гостей. Пройдет несколько недель, пока мы получим ответы. Возможно, прибудут негодующие делегации, которые пожелают прервать дипломатические связи с Землей за такое ужасное преступление.

– Несколько недель, – размышлял вслух Кинсолвинг. – К тому времени ММ узнает об успехе. Камерон успеет послать сообщение на ГТ-4.

– Я наложила запрет на отправление любой почты, кроме той, которую сама одобряю, – Вэнди сказала это таким тоном, как будто считала инженера дураком за его неверие в то, что она в состоянии выполнить такую простую работу. Затем значение его слов поразило ее, точно удар кулака в челюсть: – Камерон может послать все, что хочет. Он контролирует мой компьютер.

– И все, что угодно, он может послать на Парадиз. Но он не доверит свое донесение почте. Эта новость такова, что он, вероятно, захочет лично сообщить об успехе.

– Автомедик закончил, – перебила Ларк. – Что он говорит? С Шидой все в порядке?

Кинсолвинг просмотрел рапорт. Он привык работать с автоврачами на Глубокой. Частью его практики была расшифровка результатов, полученных роботом. Он покачал головой:

– Здесь говорится только о химическом дисбалансе. Автомедик не снабжен оборудованием для полного биохимического обследования инопланетян. Но мне кажется, мы сможем сделать так, чтобы она осталась в живых. Вероятно, нельзя исправить причиненный ей вред, но можно сохранить жизнь и отправить ее на Онар для настоящей медицинской помощи тамошних докторов.

Ларк опустилась на колени перед дрожащей в лихорадке Шидой.

– Ну, ну. Все будет в порядке. Так Бартон говорит. Он тебе не стал бы лгать. Ох, милая Шида, почему так случилось?

Кинсолвинг отозвал Вэнди в сторонку:

– Проверьте местонахождение Дэви Джессарета.

– Но если Камерон удалил себя и Суареца, почему бы ему ни исключить и Джессарета из компьютерного банка данных?

– Возможно, у Камерона свои причины устроить так, чтобы мы могли найти Джессарета. Что бы там ни было, могу держать пари, что это часть какого-то более крупного плана.

Бартон не удивился, когда приземистый агент безопасности появился на экране.

– Это территория, которую мы ремонтируем, – определила Вэнди, изучив окрестности. – Мы обновляем все каждые несколько месяцев. Суарец мог переместиться из подземной лаборатории в один из этих домов. Там никого нет поблизости, кроме работающих роботов. И они не станут ничего сообщать, если никто не вмешается, пытаясь остановить их во время работы. Только инспектирующие роботы способны оценить, чего не хватает либо что новое появилось в пределах запрограммированной под их ответственность территории.

– Камерон легко мог их переориентировать, – сказал Кинсолвинг. Он задавал себе простой вопрос: почему найти Джессарета оказалось так легко? Что имел в виду Камерон? Не использовал ли он Джессарета в качестве приманки в ловушке? Если так, то добыча готова смело ступить на территорию, где установлены стальные челюсти капканов.

– Барт, – заговорила Вэнди, – здесь что-то не так. Давайте-ка я вышлю туда отряд службы безопасности.

Кинсолвинг покачал головой:

– Он может этого не допустить. Если Камерон хочет, чтобы туда отправился я, придется пойти. Но мне надо иметь хоть какие-то гарантии, что он не уйдет после того, как убьет меня.

Он повернулся.

– Не хочу, чтобы вы со мной шли. Это слишком опасно.

– Быть главным управляющим на Парадизе – это уже «достаточно опасно», – парировала Вэнди Азмотега. – Четырнадцать сотен моих гостей погибло, и придется за это тяжко расплачиваться, когда весть дойдет до респектабельных миров. На нашей планете до сих пор живы только Шида и другой онарианин. Оба, однако, ближе к смерти, чем к жизни.

Кинсолвинг решил об этом не думать и попытался не поддаваться панике. Большая вилла, где мог расположиться Джессарет, когда-то предназначалась для крепости или тюрьмы. Если попасть внутрь, то выйти будет совсем не легко. Камерон заманивал туда Бартона. Почему – ему предстояло выяснить.

– Я знаю это место лучше, чем кто-либо другой, – сказала Вэнди. – Даже если Камерону удалось найти доступ в мой компьютер, я все равно знаю это место лучше, чем он сможет изучить с помощью компьютера. Здание было частично перестроено по моему устному распоряжению. Не по проектам, занесенным в компьютер.

Кинсолвингу показалось, что она лжет ради того, чтобы пойти с ним. Но решил, что это ее планета, ее ответственность, ее потребность увидеть, как совершится справедливость.

– Как же мы войдем, чтобы не заработали сигналы тревоги? – спросил он.

– Вот сюда, – улыбнулась Вэнди. – В отверстие в стене.


Глава тринадцатая | Хозяева космоса | * * *