home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

Камерон пристально осмотрел то место в лесочке, где роботы развеяли прах помощницы Владимира Мечникоффа. Его тревожило, что из-за внезапной смерти женщины потеряна информация, но он помнил пощипывание наркотика у себя на губах. У него не было никакой возможности ее допросить. Камерон даже не узнал ее имени. Впрочем, это не имело значения. Мало радости в том, чтобы убивать тех, кто пытался убить тебя. Он восторжествовал, она умерла. Все просто.

Но он нуждался в информации. Камерон чувствовал, что Суарец окажется трудным орешком и не захочет подчиняться. Суарец считал, что работает на директорат ОТ. Но это закончилось, когда Виллалобос отправила Камерона на Парадиз. Камерон станет единолично распоряжаться этим оригинальным оружием, и неважно, хотят ли этого работающие на ОТ или нет.

– Кого еще мог послать Мечникофф? – спрашивал Камерон себя. Толстый воздушный робот взвился кверху и остановился перед Камероном. На маленьком однолинейном экране, вмонтированном ему в бок, робот развернул информацию чуть ли не в более быстром темпе, чем Камерон успевал ее читать.

– Герта Урквухарт, – размышлял он. – Другая шпионка Мечникоффа. Убрать ли ее немедленно? Нет, пощажу ее. Пусть себе поломает голову, что случилось с ее подругой.

Камерон широко улыбнулся, ему понравилась мысль заставить страдать шпионку Мечникоффа. Вытирая губы, Камерон пошел прочь от неотмеченной могилы и направился к берегу. На полпути к воде он остановился, повернулся и послал воздушный поцелуй своей скончавшейся противнице. Не очень-то она была хороша, ни как шпионка, ни как любовница, но она работала на ММ, и поцелуя заслуживала.

Камерон сделал знак, и несущий информацию робот занял такую позицию, чтобы Камерону легко было прочитать остальные сведения. Инфоробот выполнил свое задание – частично. Та часть, в которой Камерон больше всего нуждался, отсутствовала.

– Ничего о месте нахождения Кинсолвинга, а? Но нам достаточно найти Ларк Версаль. Где она?

Камерон изучил единственную строчку, где содержался ответ. Он продолжал свой путь по берегу, наслаждаясь мягким морским бризом и резким соленым привкусом в воздухе, затем внезапно повернулся и двинулся в глубь суши.

Ход времени давил на него. Слишком многое придется сделать за такое короткое время. Узкая тропинка, которую нашел Камерон, привела его к травянистой лужайке, усыпанной колышущимися на ветру разноцветными палатками. Это могло быть картинкой какого-то средневекового приключения, если бы не присутствие металлических прислужников, сгрудившихся поблизости, чтобы предупреждать каждый каприз гостей.

Камерон позволил своим стражам-роботам упорхнуть подальше, патрулируя. Он остановился и начал изучать людей, собравшихся посередине лужайки. У него не возникло затруднений, чтобы найти в толпе Ларк Версаль, ее косметическая окраска сплетала движущиеся узоры из серебряного и золотого, блестевшие на полуденном солнце. Камерон обогнул группу, приближаясь к Ларк сзади. Она обвила руку вокруг другой женщины, и они наблюдали за группой весело раскрашенных танцоров, исполнявших акробатические трюки, которые бросали вызов и гравитации, и анатомии. Камерон надеялся найти с Ларк и Кинсолвинга. Но то, что источник проблем Камерона отсутствовал, не особенно его обеспокоило. Охота всегда приятнее, когда добыча ведет себя коварно.

– ... так хорошо! – воскликнула Ларк. Она повернулась и крепко поцеловала свою товарку прямо в губы.

Камерон нахмурился. Спутница Ларк казалась женщиной-гуманоидом, но слабое подозрение зашевелилось в сознании Камерона.

– Отчет, – приказал он.

Инфоробот показал единственное название: Онар.

Камерон похолодел. Ларк взяла в любовники чудика. Ларк Версаль была потрясающе красива, но с этой красотой соседствовало вырождение, от которого Камерона просто тошнило. Как могла она заниматься любовью с существом, настолько же женского пола, насколько и мужского? Это смешение половых признаков подогревало ненависть Камерона. Людей, подобных Ларк Версаль, надо спасать от их низменных инстинктов. Иметь дело с чужаками из-за деловых соображений – одно. Иметь социально-сексуальные отношения... Нет, это переходит границы необходимости.

Камерону было бы интересно увидеть, насколько действенен вирус Суареца против онарианцев. Камерон поклялся себе: если тот окажется неэффективным, то он устранит чудика своими силами. Ларк слишком красива, чтобы тратить себя на инопланетян.

Что сказала бы ее семья?

Камерон отвлекся от этой пары и изучал толпу. Он так и не нашел Кинсолвинга ни переодетым, ни скрывающимся каким-то иным образом. Но он и не ожидал его здесь встретить. Робот Камерона уже проверил толпу и определил ее участников. Большинство было с Земли, дети богатых родителей, проводящие здесь короткие и полные развлечений дни каникул. Другие заплатили за дорогу на Парадиз из более незаконных средств. Камерон узнал двух профессиональных убийц, работающих на другие компании, и убийцу-любителя, чья репутация превосходила его возможности. И не увидел Грету Урквухарт. Его насторожила слабая вспышка робота. Камерон тихим голосом сообщил в микрофон у себя за лацканом:

– Буду в течение пяти минут.

Мастер роботов повернулся и зашагал прочь от танцующей группы. Для такого фривольного искусства он не располагал временем, его искусство – это его ремесло: хорошо разработанные схемы, обновленные и усовершенствованные его изобретательностью роботы, о каких другие и не мечтали. Еще меньше размером. Всегда наполовину меньше.

Камерон быстро поднялся по дорожке, которая привела его к другой тропе. Он продолжал упорно шагать, пока не пришел к небольшому строению, где скрывалась подземная лаборатория Суареца. Снаружи на страже стоял Дэви Джессарет, скрестив руки, угрюмое выражение, как хмурая туча, омрачало его физиономию. Камерон ожидал увидеть его. Два патрулирующих робота-наблюдателя уже доложили ему о присутствии убийцы, прежде чем тот показался Камерону на глаза.

– Суарец вас ждет, – доложил Джессарет.

Кислое выражения лица и интонация показывали, что Джессарет чувствовал: его предали. Он доверился Камерону, а его превратили в робота, которому можно отдавать любые приказания. Интересно, подумал Камерон, нейтрализовал ли Суарец наркотик ночного цветка, или тот просто выветрился? Если последнее, то Джессарет испытал жестокие спазмы и желудочные судороги.

– Я знаю. Он мне просигналил.

Как только Джессарет открыл дверь, Камерон слегка качнулся и проскользнул мимо Джессарета, заставляя считать, будто второго убийцу понизили в должности и тот теперь обязан открывать перед посетителями двери. Камерон нацепил очки и дотронулся до своего виска. Специальные линзы отразили все, что происходило у него за спиной, не мешая видеть и то, что впереди. Он увидел, как Джессарет потянулся за орудием, но тут же передумал.

Спина Камерона представляла собой прекрасную мишень. Слишком уж прекрасную. Джессарет обернулся и увидел не меньше десятка роботов, следующих за своим хозяином. Тогда человек расслабился и убрал руку с оружия.

Камерон постарался громко не расхохотаться. Ни один из десяти роботов не стал бы стрелять. Даже тот, который уже добрался до воротника Джессарета. Этот робот стал бы действовать при слабейшем мускульном напряжении, свидетельстве настоящей опасности. Небольшой взрыв разрядился бы у самой головы Джессарета еще прежде, чем от мозга к пальцу поступил бы сигнал нажать на курок. Камерон подумал, не приказать ли роботу-убийце устроить взрыв и лишить Джессарета ощущения несчастья. Этот человек страдал – и не знал причины. Камерон решил: пусть этот любитель патетики поживет еще немного. Смерть Джессарета должна послужить чему-то большему, а не простому удовлетворению жалкой прихоти.

– Доктор, – позвал Камерон, – когда же вы освободите вирус?

– Я хотел сделать краткий отчет, Камерон, – отозвался Морган Суарец, – потому что, кажется, таковой требуется для более высоких кругов. Вы не ответственны за этот проект.

– Отчет! – решительно потребовал Камерон. Он увидел, как выпрямился Джессарет, но мышцы его плеч не напряглись. Значит, он не собирается сейчас хвататься за оружие. В темных глазах Суареца зажегся гнев:

– Я получил предварительный результат. И у нас достаточно вируса, чтобы заразить все четырнадцать тысяч чудиков, находящихся на Парадизе.

– Так освобождайте вирус. Чего медлить?

– Механизм распределения должен быть точным. Мы должны иметь точную информацию на каждой стадии развития инфекции. Я буду освобождать его медленно, в специфических популяциях инопланетян. У нас нет должного оборудования, чтобы изучать одновременно больше, чем два или три случая.

– У вас имеются четырнадцать тысяч чудиков дюжины разных пород в качестве материала для испытаний, а вы собираетесь применять вирус всего на двух или трех особях? – В знак неодобрения Камерон покачал головой.

– Это не настоящая атака, Камерон. Это только испытание – не более того.

– Тогда, во всяком случае, давайте проводить испытания.

Ассистент Суареца вскрикнул и бросился к столу с сосудами, содержащими биоинженерную смесь. Следующий его крик неожиданно оборвался, когда лазерный луч просверлил этому человеку голову. Он упал на пол вниз лицом, пальцы прочно вцепились в край стола.

– Это насилие! – закричал Суарец.

– Он пытался препятствовать моему роботу приблизиться к вашему вирусу.

– Что же вы делаете? Прекратите!

– В самом деле, доктор, я делаю только то, что, как вы сами сказали, вы бы сделали, если бы имели оборудование. Мой робот использовал аэрозоль. Восемьдесят миллилитров дистиллированной воды теперь заражены вашим вирусом. Оставшиеся двадцать миллилитров в сосуде нетронуты.

– Вы не понимаете, что делаете. Нам еще нужно изучать... – Морган Суарец сделал шаг к Камерону. Сердитое жужжание охраняющего робота заставило ученого застыть неподвижно. – Вы осмеливаетесь мне угрожать!

– Я, сэр? Да нисколько. Я всего только делаю так, как велела директор Виллалобос Я здесь ради того, чтобы убедиться: ведутся подлинные испытания. Вы напрасно беспокоитесь. Мы же не противники. Скорее, мы по одну сторону баррикад.

Относится ли это к Дэви Джессарету, подумал Камерон, но не включил его в компанию приверженцев Плана Звездной Смерти.

– Куда это он? – спросил Суарец, заметив, что толстый робот-цилиндр вылетает из помещения. Он закричал, обращаясь к Джессарету: – Остановите его! Этот дурень испортит испытания!

– Дэви, – мягко произнес Камерон. – Ты умрешь, если попытаешься подчиниться ему. Он, кажется, забыл, для чего работал.

– Но вице-президент Парадиза велел мне делать все, что прикажет доктор Суарец, – протестовал тот.

Камерон не имел понятия, кто из представителей других компаний поддерживает План. Даже из числа служащих ММ ему были известны немногие.

– Ты более полно выполнишь желания вице-президента, если не станешь делать ничего. – И добавил еще более мягким и бесконечно устрашающим тоном: – Это потому, что тогда ты еще будешь жив.

– Джессарет, – прошипел Суарец.

– Хватит! – Камерон подошел к пульту, который Суарец установил для испытаний. Два маленьких видеоэкрана передали изображение поселка чудиков. Ящерообразные инопланетяне слонялись по краю кипящей в яме грязи. Камерон изучил эту сцену и решил, что Суарец тайно установил для наблюдения две камеры величиной с рисовое зернышко. Камерон не стал открыто смеяться над столь примитивным устройством, но его мнение об ученом сильно ухудшилось. Возможно, Морган Суарец и талантлив в области биологического оружия, но его опыт как электронщика не идет дальше двадцатого столетия.

– Я расположил более двадцати камер на высоте, варьирующейся от одного до пятидесяти километров над планетой, – объяснил он Суарецу. – Это обеспечивает постоянное наблюдение и дает возможность рассмотреть все детали, в том числе и самые мелкие, показывая процесс заражения.

– Невозможно. Мне нужно точное определение. Мне нужно... – голос Суареца оборвался, когда он увидел экран. На нем появилось четкое изображение идущей рептилии – так ясно, как будто он наблюдал за ней в микроскоп.

– Ближе? – спросил Камерон. Текстура грубой шкуры инопланетянина превратилась в горы и долины, более соответствующие поверхности планеты. – Еще ближе? – В шкуре открылись поры. – Передается электронной камерой, расположенной на высоте двух километров, могу сделать изображении в натуральную величину. Не совсем так, как на сканере, но неплохо.

– Невероятно. Я не думал, что такое возможно.

– Адекватно? Я могу одновременно задействовать сорок каналов. Все это запишет ваш компьютер для анализа.

Суарец взглянул на Камерона:

– И записывается для вашего употребления?

– Моего? Я это не использую. Нужно служить Плану, а Межзвездные Материалы тесно связаны с Планом.

– Как же вы предлагаете освободить вирус? Это нужно делать медленно и постепенно, малыми порциями.

– До микролитра? Мой робот-опрыскиватель способен точно отмерить дозы.

– Сделайте это. В этом поселке четыре микролитра на высоте десяти метров.

– Сделано, – заверил Камерон. Он вызвал пультом опрыскивающих роботов и предоставил Суарецу заниматься своей работой.

В течение часа весь груз смертоносных вирусов был доставлен к самой удобной цели.

Осталось только умертвить инопланетян и собрать данные.


Глава десятая | Хозяева космоса | Глава двенадцатая