home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

Бартон отчаянно боролся, чтобы обрести подвижность рук и ног. Вонь, исходившая от твари, возвышающейся над ним, не давала дышать и лишала сил. Кинсолвинг придержал дыхание, затем выдохнул как можно больше воздуха и слегка пришел в себя. Когда чудовище нацелилось на него свирепой лапой, снабженной когтями, он резко повернулся набок и откатился. Бартон почувствовал, как из спины у него выдрали кусок мяса, но боли не ощутил. Кинсолвинг продолжал катиться. Он услышал, как кричит Вэнди Азмотега, но ее голос, казалось, звучит где-то на расстоянии парсека.

Поле зрения Кинсолвинга сузилось, наконец он понял, что смотрит вдоль темного туннеля. Легкие инженера почти разрывались, но он задерживал вдох. Дыхание этого существа парализовало. Кинсолвинг лишал себя кислорода, зато лишал и это массивное чудовище сильного оружия против себя.

Мир как будто сжался в маленькую яркую точку, Кинсолвинг посмотрел вверх и попытался сообразить, что он видит. Чудовище взревело и зарычало, обращаясь в сторону маленького помещения – это появилась новая опасность. Сквозь растерянность и поднимающуюся агонию Кинсолвинг узнал серебристый блеск – робот-убийца настиг их. Кинсолвинг не мог встать, но слабо взмахнул рукой и привлек внимание робота. Вместе с роботом приблизилось чудовище.

Силы Кинсолвинга убывали слишком быстро, чтобы отодвинуться подальше в угол. Наполовину прижатый к стене, наполовину распростершись на грязном полу, он наблюдал за битвой сквозь сгущающуюся дымку черной темноты.

Его встряхнули чьи-то руки. Кинсолвинг старался не дышать, но его тело требовало кислорода. Он тяжело вдохнул, и живительный кислород наполнил легкие.

– Барт, проснитесь! Вы ранены?

Его глаза открылись и сфокусировались на лице Вэнди.

– Мы живы?

Это казалось невероятным, судя по всему тому, что он помнил. Чудовище было слишком большое и могучее, чтобы драться. А вонь! Она парализовала Кинсолвинга.

– Робот столкнулся с фрицем. Робот его уничтожил – он всверлился в живот чудовища и взорвал его.

Кинсолвинг сел, моргая. Его спина превратилась в участок расплавленной боли. Он огляделся и увидел клочья грязно-белого и кремового меха, жженого мяса и крови, разбросанные по стенам и потолку. Труп чудовища был отброшен к дальней стене.

– Фриц? – Кинсолвинг не мог заставить свой мозг работать как следует. Он уловил незнакомое слово и цеплялся за него, скорее, для того, чтобы уверить себя в том, что жив, а не за тем, что ему так уж необходимо было узнать смысл слова.

– Треканианцы их сюда завезли. Говорят, что они ручные. Не знаю, для чего они им. Никакие они не ручные.

Кровь чудовища капала с лица Вэнди. Кинсолвинг протянул руку и вытер ей щеку. Но только размазал кровь.

– Значит, такие любимцы.

– Треканианцы хотели, чтобы фрицы разгуливали повсюду свободно. Я это запретила, когда фриц напал на двоих моих служащих. Треканианец, который его привез, считал его очень милым.

– И оно нападало на людей?

Вэнди только кивнула. По напряженной линии ее губ Кинсолвинг понял, что это до сих пор для нее горькое воспоминание. И уже не в первый раз Кинсолвинг подумал: а может быть, Камерон и другие не так уж неправы со своим Планом Звездной Смерти. Ведь инопланетяне и на самом деле обращались с людьми презрительно.

Кинсолвинг почувствовал, что полностью пришел в себя. Нет, План несправедлив. Геноцид – не выход. Выход – это завоевать уважение, несмотря на оппозицию чужаков. Так же, как бывают злые люди – Кинсолвинг вынужден был включить в такую группу Камерона, Гамильтона Фремонта и других, – так же есть и злые инопланетяне. Кинсолвинг встречал и таких, которые просто выполняют свою работу, которые приятны в общении и даже добры. Полисмен с Зета Орго-4 Квиккс – существо, с которым он достиг некоторого взаимопонимания.

Бартон хотел бы, чтобы их встреча произошла при иных обстоятельствах. Он чувствовал, что они могли бы назвать друг друга друзьями.

Вэнди помогла Кинсолвингу подняться на ноги. Его пошатывало. Она осторожно обхватила его за талию и повела в туннель.

– Вам нужен автоврач. Фриц порвал вам спину, раны неглубокие, но грязные когти могли внести инфекцию.

– Я не мог пошевелиться, – объяснил Кинсолвинг, чувствуя, что теперь, когда он покинул берлогу чудовища, силы возвращаются быстрее.

– Я сделал всего один вдох, и оно превратило меня в дрожащий комок.

– Они охотятся, пользуясь содержащимся в воздухе протеином, который оглушает добычу. Таким же путем они спариваются.

– Фотонно! – саркастически воскликнул Кинсолвинг. – Не знаю только, хотело ли оно съесть или спариться со мной.

– Я повидала поведение фрицев и думаю – разница небольшая. Но пойдемте, надо подниматься.

Вэнди толкнула его на лестницу. Кинсолвинг полез наверх, и ему удалось выйти на яркое парадизское солнышко. С помощью Вэнди он добрался до ее небольшого бунгало.

– Посидите спокойно, – распорядилась она, – а я вызову автоврача.

– Мне уже лучше, – заверил Кинсолвинг.

– Он не сел, а расположился животом на полу. Такое положение облегчило давление на раны. Он уснул и проснулся лишь тогда, когда жужжащий медицинский робот принялся за работу.

– Об этом надо сообщить, – предупредил автомат. – Такие раны – третий разряд свирепости.

– Так сообщите, – сказала Вэнди. – Отметьте в том же файле, что такими же были раны Стива и Гонсалеса.

– Раны от фрица, – согласился автоврач. С этими словами он развернулся по своей оси и вышел.

– Я бы не стала упоминать публично ваше имя, – объяснила Вэнди, – но в рапорте местной службы необходимо о вас заявить.

– Это обязательно? – спросил Кинсолвинг.

Он осторожно подвигал руками, ожидая боли. Она так и не пришла. Автоврач отлично выполнил свою работу. Если бы Бартон не испытывал некоторой скованности, то и не вспомнил бы, что был ранен.

– Это часть моей службы. Мы тщательно сохраняем записи о таких инцидентах. На Парадизе бывают многочисленные виды живых существ. Нельзя же, чтобы один из видов забавлялся тем, что ранит представителей другого.

– Я не это хотел сказать. Кому из Отдыха Терры вы могли бы доверять?

Вэнди Азмотега откинулась назад в мягком кресле и уставилась на Кинсолвинга. Она смыла с себя кровь фрица, переоделась и, кажется, способна стала сосредоточиться на важных материях. Инженер заметил, что лицо женщины слегка изменилось, когда она уловила скрытый смысл его слов.

– Я возмущалась по поводу того, что Суарец находится здесь, но у него приказ от моего босса с Земли. Когда же мы подслушали о его планах... – ее слова растаяли в воздухе.

– Ваш босс мог не знать. И его начальник тоже. Но кто-то из Отдыха Терры уполномочил Суареца на работу и хочет, чтобы он уничтожил всех инопланетян на Парадизе своей биочумой. И нет способа узнать, кто послал его.

– Я не имею с этим ничего общего!

Резкая интонация выдавала ее гнев. Пока не прибыл Суарец, Вэнди полностью отвечала за курорт и привыкла к ответственности. А его Проект Высвобождения превратит Парадиз в планету смерти. И это только небольшое испытание. Если вирус оправдает ожидания, то его станут распространять в атмосфере сотен, и тысяч чужих миров, убивая триллионы живущих и мыслящих существ.

– Никогда и не думал, что имеете, – успокоил ее Кинсолвинг. – Но кто-то за это отвечает. Камерон послан сюда директором Межзвездных Материалов, чтобы наблюдать. Я его знаю, он закончит выполнение проекта.

– Суарец – человек способный.

– Он, возможно, лучший исследователь в галактике, но Камерон – убийца. Когда дело идет об изобретении новых, еще более смертоносных роботов, с ним никто не сравнится.

Вэнди содрогнулась:

– Как нам повезло, что мы спаслись от робота в туннеле.

– Меня спас зверь. Если бы фриц не напал, роботы разорвали бы меня пополам. – Проплывшая в воображении картина не очень-то пришлась ему по душе: его сжигают лазером, в то время как фриц отрывает мясо от костей.

– Когда робот не вернется, Камерон начнет что-то подозревать.

– На это я и рассчитываю, – сказал Бартон. – Вы можете проверить гостей, чтобы знать, приехал ли кто-нибудь вместе с Камероном?

Вэнди пошарила и отыскала светящуюся палочку. Нацелилась ею в дальнюю стену, которая превратилась из затейливой темной панели в полнометражный видеоэкран. Вэнди повозилась с пультом-палочкой. На экране появилась информация.

– Смотрите сами. Он прибыл один с Гамма Терциус-4.

– Остальные приехали позже, – заметил Кинсолвинг. – Еще двое.

Вэнди несколько секунд поработала, затем нахмурилась:

– Мы можем проследить пути каждого на Парадизе. В некоторых случаях требуется что-то неожиданное. Чаще всего гостям просто нужно немедленное обслуживание.

Кинсолвинг ничего не сказал. Этот постоянный шпионаж мог иметь свои причины, удовлетворяющие большую часть начальства, но он сам не считал его необходимым, скорее – наоборот.

– Мы потеряли следы Россы Дантелли, – сообщила Вэнди. – Датчики нигде не могут ее обнаружить. В последний раз ее заметили на берегу, когда она потребовала музыкальный куб для вечеринки.

– Кто тогда был с ней?

– С десяток других. Все люди. С разных планет. Ее подруга, Герта Урквухарт... м-м... занята в настоящий момент. И была занята, когда исчезла Дантелли.

– Но вы можете выследить Камерона.

– Он, очевидно, не просил обслуживания. Мы это оценили. Но посмотрите сюда. – Картинка растаяла и изменилась. Камерон и пропавшая женщина были на берегу вместе. – Это последнее изображение Дантелли, когда мы ее засекли.

– Ее убил Камерон. Только почему?

– Записи показывают, что она – секретарша в главном управлении ММ.

– Как же может секретарша оплатить такой дорогой отпуск? – вслух удивился Кинсолвинг.

– Оплачено через счета ММ. Если посмотреть бухгалтерские отчеты – назад, назад, еще назад. Вот оно. Оплачено из спецфонда, Владимир Мечникофф, директор.

– Внутренняя борьба, – определял Кинсолвинг. – Должно быть, это и есть причина, почему Камерон ее убил.

– Мы не знаем, сделал ли он ей что-нибудь, – запротестовала Вэнди. Она очень не хотела, чтоб еще какие-то смерти случились на Парадизе.

– Камерон устраняет любую угрозу. Он квалифицированно исполняет свою работу, а сейчас его работа – Проект Высвобождения.

Вэнди не сказала ничего, но Кинсолвинг понял, что перед ней дилемма. Если она будет действовать против Камерона и Суареца, то может потерять не только работу, но и жизнь. Кто-то, стоящий над ней, уполномочил Проект Высвобождения. Кто? Она не знала.

– Невозможно, чтобы все это относилось к управлению ОТ, – настаивала она. – Кто-то из младших служащих мог снабдить Суареца средствами. Кто знает, сколько составляют дополнительно скопившиеся Фонды? О них же никогда точно не отчитываются.

– Этим заражен совет ММ, – Кинсолвинг пытался показать ей все стороны Плана. – Фремонт – ведущий сторонник геноцида инопланетян в этом совете. Вероятно, так же обстоит дело и в Отдыхе Терры.

– Нет, – не соглашалась Вэнди, – не верю. Наш председатель всегда искал контакта с инопланетянами. Он открыл Парадиз для других видов, несмотря на то, что многие голосовали против. Голоса разделились. Пришлось обратиться к держателям акций для окончательного одобрения.

– Мы могли бы определить сторонников Плана Звездной Смерти, если бы посмотрели на результаты того голосования, – предложил Кинсолвинг.

Вэнди побледнела:

– Директор моего отдела голосовал против политики открытости для всех племен, но это вовсе не значит, что он участвует в любом заговоре, чтобы уничтожать целые планеты!

– Нет, – согласился Кинсолвинг. – Не значит. Просто из-за этого труднее определить, кому доверять. Каждый мог бы или не мог бы участвовать в заговоре. Вы можете напрямую связаться с председателем?

– Попробую. Отправлю специального курьера прямо сейчас, – Вэнди замолчала, покачивая головой. – Что я сообщу? Что другая земная компания прислала на Парадиз киллеров, убивающих друг друга, и что они ждут, когда один из наших ученых истребит почти четырнадцать сотен инопланетян биоинженерным вирусом? Да председатель сочтет меня сумасшедшей!

– Пошлите с поручением курьера, которому можете доверять, – посоветовал Кинсолвинг.

Этого будет недостаточно, подумал он. Могут пройти недели, прежде чем предостережение дойдет до адресата, и еще больше недель понадобится для принятия решения. И это еще не все. Ответа может вовсе не быть, или Вэнди обнаружит, что все в ОТ участвуют в Плане. Все, что требуется для того, чтобы спасти инопланетян на Парадизе, необходимо сделать быстро.

Придется Бартону Кинсолвингу это делать. Но что?


Глава девятая | Хозяева космоса | Глава одиннадцатая