home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава седьмая

Камерон взял фотографию из рук мужчины и стал ее разглядывать.

– Как вы его убили? – спросил он тихим голосом, в котором слышался звук отточенной стали.

– Засунул его в мусорный контейнер на Почти Парадизе.

– Орбитальная станция, – сообразил Камерон.

Его быстрый ум прикинул все возможности, и выводы, к которым он пришел, ему не понравились. Причина, по которой Кинсолвинг выбрал бы Парадиз как место своего назначения после того, как вылетел с Зета Орго-4, могла быть только одной: он узнал о проекте с участием Суареца. Но как могла просочиться такая информация, да еще к Кинсолвингу, возмущенному неприятностями с паукообразными чудиками на Паутине, вот что озадачивало Камерона.

Важно полное обеспечение безопасности. Все остальное – бессмысленно. Невозможно приписать случайности то, что Кинсолвинг выбрал эту планета наугад, когда бежал.

И все-таки мускул на щеке Камерона задергался, когда он подумал о Бартоне Кинсолвинге. Не срабатывал никакой капкан, который он ставил на бывшего горного инженера. Кинсолвинг проник в тайные офисы, где ММ вырабатывали свою роль в Плане, и сбежал. Кинсолвинг спасся от больший группы искусно сделанных роботов на Паутине. Не напал ли Кинсолвинг на след Суареца? Невозможно, подумал Камерон. И все же...

Еле слышное жужжание автоврача предостерегло Камерона, что кровяное давление у него слишком повысилось. Он заставил себя расслабиться.

– Вы меня знаете? – спросил он коротышку. – Откуда вы догадались о моем интересе к этому типу? – Он похлопал пальцами по фотографии Кинсолвинга.

– Вы не работаете в ОТ, – сказал тот. – А я работаю. Мы с вами выполняем похожую работу.

– Едва ли она похожа.

– Мое имя Дэви Джессарет. – Камерон проигнорировал протянутую руку. Джессарет опустил ее, и растерянное выражения появилось на его лице. – У нас общие интересы.

– Касательно Кинсолвинга?

– Если это его настоящее имя. Я получил эту фотографию некоторое время назад в главной резиденции. Ходили слухи, что вам не терпится от него избавиться. Все о вас слышали, Камерон. Все.

Камерон вскипел. Этот дурень представления не имел, кого он пытался убить. Если послушать Джессарета, то убил. Камерон не допускал, что Джессарет преуспел в том, что так часто не удавалось ему, ничего в этом человеке не внушало доверия.

– Я хочу осмотреть труп, – сказал Камерон.

Джессарет улыбнулся. Два зуба у него были сломаны и торчали неподобающим образом. Камерон бессознательно разглаживал складки своего безупречно модного костюма. Куртка цвета сливы хорошо сочеталась с шелковыми брюками цвета жженой умбры, украшенными серебряными раковинами. Свободные рукава скрывали достаточно электронных приборов, чтобы уничтожить половину планеты; Камерон гордился тем, что ни один из них не был виден. Уж, конечно, не то, что тяжелое вооружение этого дурня. У того не только скверные зубы, его портной даже не постарался, чтобы линии его костюма оставались безупречными при всех пистолетах и гранатах, которые он носит с собой так явно. Камерон мимолетно подумал о том, чтобы принести несколько роботов и посмотреть, как будет обращаться с ними Джессарет. Если они его убьют, потеря небольшая. Если он выживет, Камерон сможет лучше поверить в сказку о том, что тот убил Кинсолвинга.

– Нет способа увидеть труп, – Джессарет улыбнулся еще шире. Камерон никак не мог оторваться от скверной работы Дантиста. Его охватывало отвращение, когда он на нее смотрел. – Я засунул его труп в мусорный контейнер. Тот его выпихнул со станции под давлением. Труп сгорел в атмосфере Парадиза. Чистое убийство.

– Каковы же бы ли события, приведшие к...кончине Кинсолвинга?

– Я увидел, как он пытается поговорить с треканианским послом. Помнил приказ не допускать никого близко к чудикам. Узнал его по фотке, подкрался, схватил и сунул в контейнер.

– Оригинально.

– Эффективно, – поправил Джессарет с гордостью.

– Почему вы считаете, будто мы с вами занимаемся одинаковым делом?

– Вы же из Межзвездных Материалов, из директората, я видел отчеты. Вы прибыли наблюдать за испытаниями, которые собирается устроить Суарец. Док использует таинственные металлы в своей лаборатории, похоже, что его снабжает корпорация ММ.

– Не знаю никаких «таинственных металлов», – вполне правдиво отрезал Камерон.

Он вовсе не интересовался работой Моргана Суареца, только выполнял приказы Виллалобос наблюдать за ученым, однако для него не выглядело неожиданным то, что ММ снабжают доктора редкими металлами, возможно, некоторыми редкоземельными ископаемыми, которые добываются на Глубокой, где работал старшим инспектором шахт Кинсолвинг.

Камерон ухватился за эту ниточку. Неужели Кинсолвинг узнал об этом проекте некоторое время тому назад? Теперь, когда он погубил запланированное ММ распространение сжигателей мозгов на Зета Орго-4, не сосредоточил ли он внимание на другом тайном проекте ММ?

Снова его предостерег автоврач. Не мог Камерон оставаться спокойным, думая о вмешательстве Кинсолвинга в План. Камерон протянул руку и отключил предостерегающее устройство.

– Так вы на наркотиках? – удивился Джессарет. – Никогда не видел человека, который носит с собой такой аппаратик, а не колется.

– Вы узнали о том, что я здесь, из рапортов Суареца?

– Клянусь космосом, не стоит из-за этого так суетиться. Суарец мог и не знать, что я читаю его записи. Он иной раз так небрежен с записями.

Камерон взял это себе на заметку. Исследователь, работающий на План, никогда не должен быть небрежным. Если уж такой незначительный офицер безопасности, как Джессарет, может успешно шпионить, так какой-нибудь умник вроде Кинсолвинга может за несколько минут узнать все о проекте. Разве Кинсолвинг не проник в главную резиденцию ММ, не нашел секретный офис, где работали Лью и другие, и не узнал достаточно, чтобы предотвратить смерть более четырех миллионов чудиков?

Проклятый Кинсолвинг!

Камерон глубоко вздохнул. Не важно, что говорит Джессарет, а он не верит, что Кинсолвинг мертв. Ему приходилось остановиться на версии, что Кинсолвинг жив и все еще активно работает против Плана.

– Фотонно, мы могли бы обменяться... техникой, – Камерон пытался скрыть свое отвращение. – В конце концов, как вы сказали, мы работаем в одной области.

– Фотонно! – воскликнул Джессарет. – Хотите, пойдем и раздавим бутылочку? В комиссариате есть хорошее земное виски.

– Давайте вернемся в мое бунгало. Более интимная обстановка.

– Верно. Никакие шпики не суются. Слыхал я, какой вы спец по роботам.

Дэви Джессарет вгляделся, как будто бы смог тут же их увидеть. Камерон проверил свой маленький патруль из роботов. Никто не подслушивал их разговор и не взял под электронное наблюдение. У него не было способа убедиться, что кто-то не наблюдает за ними через оптическое устройство на расстоянии. Хотя это маловероятно, никогда нельзя сказать, в каком случае поплатишься. Камерон всего один раз оказался невнимательным, и Кинсолвинг отправил его в больницу с тяжелым повреждением мозга.

Двое убийц медленно отправились к бунгало Камерона. Камерон молча сделал Джессарету знак войти, заметив, что этот человек не принял никаких мер предосторожности. Тут могла оказаться ловушка, а он не сделал ничего, чтобы обнаружить даже самые простые датчики наблюдения.

Камерон сделал через компьютер заказ на напитки и подождал, пока появятся стаканы на специальном прилавке.

– Как это получается, что вы не отдаете команду полным голосом? – спросил Джессарет.

Камерон пожал плечами, чтобы скрыть прилив отвращения к этому невежественному дураку.

– Причуда такая. Люблю все делать сам.

– Нечто сверхъестественное, – заметил Джессарет, принимая предложенный ему напиток. – Но истории, которые я о вас слыхал, утверждают, что вы на самой верхушке. Лучше всех.

– Как вы попали на эту работу? Вас наняла местная служба ОТ или планетарный директор?

Камерон устроился на стуле с прямой спинкой и ждал, чтобы начало действовать снадобье, которое он добавил в стакан Джессарета. Маленький робот, незаметно зависший в нескольких сантиметрах позади головы гостя, отмечал проникновение лекарства в кровеносную систему.

Когда робот показал зеленый огонек. Камерон понял, что наркотик парализовал этого горе-убийцу.

– Случайно я туда попал, – признался Джессарет. Выражение его лица выдавало конфликт с самим собой, бушевавший внутри. Ему хотелось солгать, чтобы его хладнокровные убийства выглядели славными делами. Камерон плевать хотел на это. Ему нужна была информация и полное послушание со стороны Джессарета.

– Расскажите мне о Кинсолвинге. Была ли еще какая-то причина, не та, о которой вы упомянули, чтобы вы пытались его убить?

– Нет. Я... я никого и не убивал, долгое время. Нуждался в этом ощущении. Фотка поступила через чудиков вместе со сведениями о нем из местного офиса.

Камерон закрыл глаза и почесал подбородок. Он-то убивал без всякого приступа малодушия. Сколько раз уже это делал. Точное количество трупов, полученных с помощью его помощников-роботов, и сосчитать было невозможно, но он никогда не испытывал при этом волнующей дрожи. Он работал на Марию Виллалобос, на Межзвездные Материалы, на себя самого. План Звездной Смерти превосходно соответствовал его собственному взгляду на вселенную. Чудиков необходимо остановить, а земные власти никак не могли преуспеть в том, чтобы покончить с ними. Но чтобы убивать ради острого наслаждения от этого деяния, это было настолько же чуждо для Камерона, как и личность любого чудика. Его мнение о Дэви Джессарете упало еще ниже.

– Вы не сомневаетесь в том факте, что труп Кинсолвинга был выброшен в космос вместе с мусором? Вы это наблюдали?

– Нет! – Это слово заставило задрожать губы Джессарета. Он попытался солгать, но не смог. Снадобье Камерона работало отлично. Ему надо поблагодарить своего друга из Галактической Фармацевтики и Медицинской Техники, который дал ему несколько миллиграммов опытного образца.

– Расскажите о работе доктора Суареца.

– Не полагается.

– Но вы хотите рассказать. Больше, чем чего бы то ни было еще во вселенной.

– Это чума. Он хочет ее испытать, прививая чудикам на Парадизе.

– Природа этого вида чумы? – Камерон не ожидал ответа, и не получил его. Такая информация лежала за пределами того, что мог понять Джессарет. – Кто знает об этом испытании?

– Я, Суарец и его ассистенты. Больше никто.

– Даже планетарный директор?

– Нет, Вэнди Азмотега ничего не знает о Плане.

– Встаньте, – приказал Камерон. – Поставьте свою выпивку. Вы мне покажете лабораторию Суареца. Нет нужды извещать доктора о нашем визите. Мы втайне пороемся там и не дадим никому другому нас видеть, пока я не прикажу поступить иначе. Понятно?

– Да. – Пот выступил на лбу Джессарета, он боролся с этим приказом. Камерон отметил, что внутренняя борьба продолжалась недолго. Воля Джессарета оказалась слабее, чем управляющее его мозгом вещество.

Камерон последовал за Джессаретом через полдюжины разных помещений. Если тот делал ошибку и натыкался на защитную систему, Камерону хотелось, чтобы тот первым испустил последний вздох. Быстрый взгляд обнаружил более десятка роботов, парящих на разных уровнях, некоторые находились чуть над землей, другие – на десятки метров от нее. Камерон чувствовал себя в безопасности за таким надежным защитным экраном убийц.

– Лаборатория, – объявил Джессарет после того, как они около километра прошли по узкой гравийной дорожке.

Камерон сделал еле уловимое движение. Воздушный робот вырвался вперед и почти моментально вернулся. Камерон сунул себе в ухо декодирующее устройство, чтобы получить доклад робота о наблюдении уже расшифрованным. Краткий отчет дал полное представление о лаборатории. На местности кое-где расположено несколько сенсоров. Камерон понял, почему Джессарету удавалось так легко проникать сюда и шпионить. Суарец крайне нуждался в компетентном секретаре по безопасности, чтобы охранять свой проект.

– Отключите сенсоры, – приказал Камерон двум роботам. Не прошло и минуты, как он получил подтверждение от роботов, что его задание выполнено.

Насколько же они были эффективнее придурковатого Джессарета!

– Внутрь! – приказал Камерон своему одурманенному проводнику. – Покажите офис с записями, где вы так много узнали о Плане.

Джессарет вошел. Камерон бросил быстрый взгляд вокруг, на самом деле вовсе не ожидая кого-то увидеть. Роботы уже дали сигнал о том, что в коридорах и офисах пусто. Камерон вошел вслед за Джессаретом в небольшой офис и оттолкнул того в сторону. Сидя перед панелью компьютера, Камерон начал работать.

Ему не понравилось то, что он увидел. Слишком много важных материалов попало в банк данных компьютера без должной защиты. С нескольких попыток он нашел ключ. Даже при его специальных знаниях пароль должен быть таким, чтобы потребовался целый день или больше на раскодирование ввода. А больше всего Камерона беспокоило то, что большая часть информации была доступна любому, вломившемуся в офис. Для этого даже не обязательно специально ее искать. Все, что нужно, это взглянуть на незащищенный экран и узнать больше, чем было доступно всем другим приверженцам Плана со времени его утверждения четыре года назад.

Камерон наблюдал, как по экрану проплывает информация о Проекте Высвобождения. Он ускорил ее прохождение и поручил роботу все записывать. Камерон может изучить детали и позже. Когда на экране появилась информация о мерах безопасности и о персонале, Камерон снова стал смотреть с полным вниманием. Полные персональные досье на ученых, участвующих в проекте, Суарец дополнял сведениями, которые получил от Виллалобос. О Джессарете появилось очень мало сведений. Кое-что о Вэнди Азмотеге подтвердило оценку Джессарета: она ничего не знает о Плане.

– Хватит! – он откинулся на стуле. – Я узнал достаточно о Проекте Высвобождения, чтобы взять на себя командование.

– Командование? Но доктор Суарец имеет полную власть над главным руководством ОТ. Он докладывает непосредственно директору внепланетарных операций, – удивился Джессарет.

– Интересно, что председатель совета ОТ не участвует в Плане, – Камерон сказал это больше для себя, чем для Джессарета.

– Ответственный – доктор Суарец.

– Нет, – отрезал Камерон бархатным голоском. – Новый руководитель проекта – я. Вы будете во всем меня слушаться. Так хотят ваши начальники. Понятно?

Под влиянием наркотика сила воли Джессарета совершенно ослабела. Он с энтузиазмом кивнул.

– Отведите меня к Моргану Суарецу. Нам надо многое обсудить с доктором.

Камерон вышел из офиса за одурманенным придурком куда более уверенным в себе, чем когда-либо с тех пор, как покинул больницу на Гамме Терциус-4. Под его руководством Проект Высвобождения сможет уничтожить биллионы чудиков.

План Звездной Смерти будет выполнен. И Камерон захватит себе местечко в совете директоров ММ, которое должно принадлежать ему.


Глава шестая | Хозяева космоса | Глава восьмая