home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая

Камерон медленно переносил вес своего тела. Тихое жужжание в ушах напоминало, что автоврач еще не привел его в полный порядок. Раны заживали удовлетворительно, но он не дорожил своим здоровьем. Робот-опекун находился рядом с его левым ухом и отображал на мониторе работу его мозга. Появись любое несоответствие между нормой и наблюдаемой частотой, робот предостерег бы пациента.

Люди-врачи на Гамме Терциус-4 глумились над его мерами предосторожности. Хотя они его починили, он им не доверял.

Что-то подсказывало Камерону, что они могли бы допустить крупные ошибки, не помести он в операционную своих роботов-убийц, чтобы наблюдать за тонкой процедурой. Больше четырех часов ушло у врачей на то, чтобы просверлить череп пациента лазером, найти сгустки крови, угрожающие жизни, и удалить их из мозга. На каждой стадии роботы-наблюдатели сравнивали результат с оптимальным. Камерон просмотрел их подробные отчеты; дважды врачи отклонялись от лучшего возможного курса, но их тут же предостерегали роботы-наблюдатели. Камерон включил автоврача и посидел под его бдительным контролем, пока не прекратилось жужжание. Он напрасно волновался о функционировании этого устройства во время перехода на Парадиз. В гиперкосмосе оно работало в совершенстве. Даже увеличивающееся атмосферное давление на борту не повредило чувствительный аппарат.

– Мистер Камерон, приятно с вами встретиться, – приветствовал его представитель Отдыха Терры.

Этот человек выглядел мелким бюрократом, и Камерона его немедленно невзлюбил. Мария Виллалобос специально послала его на эту оздоровительную планету. Заполнение бесконечных бумажек для того, чтобы их спрятали в скрытых компьютерных банках, вовсе но являлось частью его миссии.

– Мне нужно видеть Моргана Суареца, – заявил Камерон, не замечая протянутой руки встречающего.

– Доктор Суарец... м-м... в своей лаборатории. – Мужчина оглянулся, как будто бы эти сведения, выложенные публично, могли означать слишком много.

– Тогда мне остается только ждать его, – Камерон улыбнулся, его серые глаза были холодными, точно полярный лед. – Мне не нравится ожидание. Я нервничаю, когда приходится ждать. А когда я нервничаю, я начинаю убивать всяких...

Агент ОТ не испытывал сомнений по поводу того, кого имеет в виду Камерон, говоря – всяких.

– Доктор Суарец будет доступен через несколько часов. Так что же, разве вы не развлекаетесь? Парадиз знаменит многими развлечениями.

Пот, бусинками покрывший лоб говорившего, выдавал его страх от общения с Камероном. Камерону это нравилось.

– По крайний мере, вы не заставляете меня ждать на космической .станции.

Камерон задрал голову и увидел серебристую точку в лазурном небе. Ему было даровано право прямой посадки на планету, он провел меньше пятнадцати минут на Почти Парадизе, а потом его сразу посадили в челнок и спустили на планету. Ему было интересно, кто на Парадизе поддерживал План Звездной Смерти. Большинство служащих Отдыха Терры не знали ничего, как и большинство тех, кто работал на Звездные Материалы. Они никогда не слыхали о Плане. Компании должны были зарабатывать деньги, чтобы оправдывать свое существование. План обеспечивал добавочные вознаграждения для корпорации и тех служащих, которые оказывались достойны посвящения.

Камерон не смог сдержать невольную дрожь, которая так и сотрясала его, когда он думал о чудиках и о том, как они сокрушают человечество своей инопланетной пятой. Но противостояние обязательно закончится в пользу гуманоидов. Камерон просто не мог вынести мысли о том, что принадлежит ко второму сорту. То, что чудики постоянно напоминали о его человеческой хрупкости и более низком интеллекте, унижало его, возбуждая потребность в превосходстве, острую до тошноты.

– Вы в порядке, мистер Камерон?

– Не привык еще к этой планете, – отвечал он. – Я был некоторое время в космосе.

– Вы находились на Флагманском корабле ОТ, – сказал чиновник, несколько сбитый с толку – Ничего быстрее там нет, за исключением инопланетных судов, разумеется.

– Разумеется, – саркастически повторил Камерон.

Корабль ОТ добирался до Парадиза больше месяца. Корабль чудиков – любых чудиков – покрывал то же расстояние за один процент этого времени. То, что люди измеряли неделями и месяцами, у чудиков занимало минуты и часы.

– Могу я показать вам ваше жилье? – спросил чиновник. – Мы пошли навстречу вашей просьбе и предоставили вам нечто исключительное, небольшое бунгало, которое не так-то легко заметить.

– А оборудование?

– Оно уже внутри.

Чиновник повел Камерона по узкой, извилистой и грязной тропинке. Камерон шагал, уверенный, что этот человек не сможет убить его. С десяток роботов величиной с комара патрулировали по тропинке, каждый из них был способен остановить убийцу молча и быстро. После встречи Камерона с Мечникоффым все было устроено так, чтобы проникать в личные защитные экраны, это убеждало мастера роботов в собственной непобедимости. Камерон нес с собой четыре различных устройства, запрограммированных на защиту и рассчитанных на автономное использование, чтобы предотвратить любое нападение. Даже лучше, чем Камерон ожидал, когда испытывал их на ГТ-4. Все, что роботы не могли уничтожить, они были способны перехитрить.

– Насекомых нет, – сделал он наблюдения. – Но есть разноцветные цветы. Как воспроизводятся эти растения?

– Все искусственным путем, – был ответ. – Мы нашли, что жужжание насекомых отвлекает гостей. А другие боятся укусов насекомых.

– Боятся? Не слишком ли это сильное слово, чтобы выразить небольшое раздражение?

– Нет, сэр, – его проводник рад был перейти на более безопасную тему. – У некоторых приезжих иммунная система не приспособлена к местным насекомым. Многим следует бояться анафилактического шока. На Парадизе наши гости защищены, так что опасаться нечего. Это делает приятными каникулы и гуманоидов, и негуманоидов.

– Негуманоиды, – задумался Камерон. – На Парадизе есть сейчас какие-нибудь чудики?

– Обычно они составляют пятнадцать процентов нашей клиентуры, – ответил чиновник, очевидно, удивленный употреблениям уничижительного слова, которым воспользовался Камерон.

– Со всех планет? И ллоры? И с Зета Орго-4?

– Паукообразные у нас никогда не отдыхали. Они держатся поближе к Паутине. Ллоры – нечастые гости. Обычно у нас большой контингент треканианцев и шести других видов, включающих группу содружества Леммы.

– Большая группа торговцев-чудиков, – сказал Камерон больше для себя, чем для своего проводника.

– Да, сэр, одна из самых больших в космосе. Вот и ваше бунгало. Если вам потребуется что-нибудь побольше, мы можем устроить вас по-другому.

Сопровождающий засуетился, показывая автоматические устройства. Для Камерона они были до смешного примитивны. Простейшие из его роботов выполняли больше заданий, но делали это лучше. Быстрым жестом руки он дал задание шести из своих летающих охранников обследовать дом. Прежде чем представитель ОТ закончил свою похвальбу, Камерон увидел зеленый огонек координационного робота.

Никаких тайных ловушек.

– Вы требовали изолированности, – занудно продолжал чиновник. – Если вам что-то понадобится, включите коммуникатор. На Парадизе минимум ответов исключительно вербальны. Мы можем обеспечить вам то, что понадобится, что бы вы ни...

– Мне требуется уединение, а не мгновенное обслуживание, – перебил Камерон. Он повернулся и отодвинул чиновника к двери. – Благодарю вас, вы потратили на меня время. Дайте мне знать, когда Суарец освободится.

– Да, сэр. Не предпочтете ли вы встретиться с директором курорта? Доктор Суарец может быть занят еще некоторое время. Госпожа Азмотега будет счастлива познакомиться с человеком вашего ранга.

– У меня нет необходимости видеть директора.

Камерон захлопнул дверь и отрезал себя от дальнейшей чепухи. Он прибыл сюда, не предупреждая никого, кроме горсточки персонала ОТ. Хотя прибытие флагманского корабля ОТ могло послужить причиной для всяких кривотолков, его быстрая высадка на планету сводила праздные разговоры к минимуму. Камерона поражала действенность ОТ. Очевидно, его официальный проводник знал кое-что о Плане и о роли в нем Суареца, а о госпоже Азмотега Камерону говорили, что ей неизвестно ничего – ни о плане, ни о миссии Суареца, ни о приезде Камерона.

Он огляделся. Роботы-защитники расположились в каждой комнате по четырем верхним углам. Еще двое постоянно патрулировали. Камерон заглянул в спальню и нашел оборудование аккуратно запакованным в корабельные багажные ящики. Он начал открывать крышки.

– Это уже на что-то похоже.

Аппараты и машины заставили его сердце биться чуточку быстрее. Автоврач прогудел предостережение, но тут же понял, что его пациент испытывает только волнение, а не расстройство. После операции Камерона держали в больнице почти неделю. Время, проведенное в перелете, тоже сказалось на нем, но он не чувствовал себя настолько в безопасности на борту корабля ОТ, чтобы работать.

При помощи инструментов, какие лежали в этих ящиках, он снова сможет делать чудеса в виде миниатюрных роботов. Не теряя времени, Камерон расположился за рабочим столом, автоматизированные инструменты были тщательно разложены вокруг. В течение часа он смастерил нового и даже еще более смертоносного летающего робота.

У Камерона заболела спина, и он откинулся на пневматическую спинку стула. Раскинулся свободно. Теплый, обильный, золотой солнечный свет проникал в окно спальни. Камерон тряхнул головой. Он так сосредоточился на работе, что забыл защитить окно, чтобы предотвратить нежелательное подглядывание.

– Становлюсь небрежным, – произнес он вслух. Камерон проверил своих патрулирующих часовых. Они не обнаружили никакой шпионской деятельности, но оптическое наблюдение на расстоянии не было включено в их программу.

– Проклятая планета слишком тихая. Убаюкивает меня. – Камерон не желал признавать, что повреждения головы могли подействовать на него неблагоприятным образом. Лучше предаться минутной невнимательности, чем находиться в постоянном состоянии внутренней небрежности.

Камерон аккуратно распаковал микроманипуляторы и убедился в том, что любой, кто станет разглядывать его электронику, останется в неведении относительно ее назначения. Он вытянул руку. Летающий робот послушно взлетел со стола и мягко опустился ему на ладонь. Камерон вооружился увеличительными стеклами и критически осмотрел свое новое творение.

Только убедившись, что оно должно хорошо выполнить свою задачу, Камерон убрал лупы. Губы его расползлись в медленной улыбке. Давно уже он не чувствовал себя так хорошо. Парадиз и на самом деле имел свое тонкое очарование.

Камерон поднялся, проверил часовых-роботов, затем вышел из домика и быстро пошел по грязной крошечной тропинке. Пройдя пятьдесят метров, он отошел от тропинки и погрузился в чащу. Камерон не обращал внимания на те маленькие царапины и порезы, которые оставляла густая растительность. Тропа слегка изгибалась. Руководствуясь картой, которую он видел и запомнил, Камерон направлялся в инопланетный поселок.

Его насторожил резкий треск. Робот-охранник, патрулировавший впереди, наткнулся на датчики. Приближаясь без особой охоты, Камерон увидел то, что обнаружил робот. Опустился на колени и внимательно исследовал головку датчика. При помощи защитного электромагнитного робота на время стали видны инфракрасные лучи и улавливатель видеоизображения. Камерон мог бы отправить своего носителя смерти вперед, а сам вернуться в бунгало, не связываясь с опасным устройством.

Но ему хотелось лично стать свидетелем смерти, устроенной новым роботом.

Послушные пальцы прошлись по свинцовым деталям. Меньше чем за минуту, Камерон вывел из строя хитроумное предупредительное устройство. Присоединил маленькую коробочку к проволочке на выходе. Через несколько секунд аппарат сфотографировал безобидную растительность и стал непрерывно передавать эту картинку на чей-то монитор.

Крадучись, Камерон устремился вперед. Изнутри поселка чудиков до него доносились фырканье и урчание.

– Чудики питаются, – чуть слышно сообщил он маленькому роботу, не отдалявшемуся от него. – Помоги же им соблюдать диету – и надолго!

Камерон нацепил видеоочки. Сквозь чистую часть линз он увидел поселок инопланетян. Слегка переместив фокус зрения, он наблюдал за полетом воздушного робота. Тот летел медленно, скорость была достаточной лишь для того, чтобы убедиться, что его крошечный реактивный двигатель работает. Камерон начал отступать. Робот успешно избежал всякого рода распознавателей, поставленных чудиками для безопасности.

Для безопасности! Да ни один чудик не может быть в безопасности при его-то ловкости и искусности! Пусть себе бегут, пусть себе прячутся. Он-то их все равно выследит и покончит с последним их отродьем!

Камерон наблюдал, как робот скользнул мимо электростатического щита, намереваясь держаться подальше от надоедливо следящих датчиков. Когда его робот наткнулся на электронный барьер, Камерон нахмурился.

В видеоочках сверкнул ослепляющий свет. Только через несколько секунд Камерон осознал, что свет исходил от камеры робота, а не от физического присутствия. Убийца поспешил назад, на тропу, и продолжал шагать, пока видимость не улучшилась. Он чуть не расхохотался, когда представил себе, что произошло. Робота спасла та крошечка разума, которой Камерой наделил его. Теперь робот нападает на инопланетных оккупантов.

Камерон ускорил шаги. Нехорошо, если его увидят поблизости от места смерти чудиков, и Отдых Терры поймает его за руку. А Камерону предстоит еще узнать, кто из официальных чиновников на Парадизе знает о Плане и сможет ему помочь. Планетарный директор не посвящен, но Морган Суарец определенно все знает. Если этот человек когда-нибудь удостоит его аудиенции. Камерон коварно усмехнулся. Пусть себе Суарец забавляется в своей лаборатории оружием деликатного или массового уничтожения. А придуманные Камероном биллионы маленьких роботов будут рассеяны по миру чудиков. Ни один не выживет. Если роботы обладают хоть чуточкой разума, они смогут перехитрить любого инопланетянина. Камерон это уже доказал.

Связь окончательно восстановилась, и робот послал ему изображение, которое заставило дрогнуть его сердце. В ушах громко зазвенело. Автоврач предупреждал, что необходимо избегать волнения. Наступил тот самый момент, которого он так алчно дожидался.

Жизнь робота против жизни нелюдей.

Камерон не мог удержаться от широкой улыбки, когда увидел, как его крохотная машинка фокусирует зрение на чужаках. Чудики съежились, шестипалые руки потянулись вперед, как будто это могло спасти их. Внезапное изменение перспективы заставило Камерона слегка пошатнуться и для поддержки ухватиться за ствол дерева. Робот вышел на одну линию со своей жертвой. Условия программ столкнулись. Робот вложил все свои силы в единственный удар. Он направился прямо в грудь чудику.

Камерон знал, что инопланетянин едва ли заметит ударную силу крохотного лазера, просверливающего артерии и жизненные органы, раз уж он проник в тело. И тут передача от робота прекратилась. Камерон снял очки и положил их в карман. Он знал, что теперь робот, вероятно, нашел кишечник и проходит вдоль него, отыскивая жизненно важные органы и сжигая их миниатюрным лазером. Снабжение энергией могло длиться всего несколько секунд на этом уровне режима расходования.

То, что робот будет потерян, не огорчало Камерона. Он радовался смерти еще одного ненавистного чужака.

– Мистер Камерон? – послышался чей-то скрипучий голос. Пальцы Камерона дрогнули, но почти совсем незаметно.

С полдюжины воздушных роботов приготовились его защищать, если возникнет необходимость.

Убийца изучал глазами человека, который с ним заговорил. Худенький скудоумный коротышка, он не особенно заинтересовал Камерона. Он решил, прежде чем этот человек заговорил, что это не более чем мальчик для поручений, посланник в том мире, функционирование которого куда лучше осуществляется роботами.

– В чем дело? Доктор Суарец вышел из лаборатории?

– Суарец? – мужчина нахмурился, к нему пришло слабое понимание. – А-а, я работаю не на него. Я – то, что вы назвали бы свободным художником.

– С ударением на «свободный», – сказал Камерон.

Нет, этот человек не казался профессионалом. Робот, ведающий распознаванием людей, послал отчет. При своем приземистом туловище и медленных мозгах, он имел достаточно оружия, чтобы поддерживать небольшую войну. Камерон отметил с некоторым удовлетворением, что координирующий робот равным образом оценил ситуацию и просигналил еще десятку механических убийц приблизиться.

– Вы ведь Камерон с Гаммы Терциус-4? Вы работаете на Межзвездные Материалы?

– Я... я в отпуске. Парадиз приятная планета.

– Ну, так у меня кое-какая информация, на которую, возможно, вы захотите поглядеть.

Мужчина вытащил маленькую фотографию Бартона Кинсолвинга. Камерон изо всех сил постарался скрыть свою заинтересованность.

– Так что же с ним? – спросил он.

– Я его убил.

Камерон не знал, должен ли он радоваться или просто задушить этого человека за то, что тот украл у него возможность отомстить.


Глава четвертая | Хозяева космоса | Глава шестая