home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Открывшись, бледно-серые глаза Камерона невольно зажмурились, свет больно ударил по его оптическим нервам. Он лежал неподвижно, не шевеля ни одним мускулом, точнее, не в силах пошевелить. В нем поднималась паника, но Камерон ее заглушил. Должно быть какое-то объяснение его параличу, свету, бьющему в лицо, странным запахам, жгущим его нос.

Запахи – антисептика. Свет – дезинфицирующий ультрафиолет. Паралич – кома.

Память, выплывшая из океана наркотических лекарств в его теле, начала пульсировать. Его ранили на Зета Орго-4.

Будь проклят Кинсолвинг!

Далекий голос из бесконечности произнес:

– Реакция. Данные на шкале меняются.

– Вероятно, остаточная мысль, – объяснил другой голос.

Камерон сосредоточился. И вспомнил. Он был на складе Межзвездных Материалов на Зоо и приготовил ловушку для лезущего повсюду бывшего старшего инспектора. Кинсолвинг вошел в приготовленную ловушку. Но использовал сжигатель мозгов против роботов Камерона. Короткое замыкание. Перенапряжение. Достаточно сильный пик, чтобы тонкие искусственные связи сгорели. Камерон вспомнил, как выглядели его роботы, когда неистово крутились по спирали и взрывались. Некоторые разбивались о стены, другие просто переставали функционировать.

Сердце Камерона забилось ровнее. Кровь хлынула в спящие артерии. Кислород жег легкие, он пытался кашлять, задыхался, дышал снова, яростно сопротивляясь вынужденной коме.

– Больше реакции. Какой же он сильный – так быстро выходит из комы.

– Сукин сын, в нем ненависть сильнее, чем у кого-либо. Вот что его держит. Держу пари.

– И выкинешь свои денежки в черную дыру. Знаю я его. Я его заштопал два года назад, когда загорелась его лаборатория.

Камерон слышал эту праздную болтовню. Теперь память полностью вернулась к нему. Он узнал двух врачей, которые вытаскивали его с того света. Коматозное состояние было необходимо, чтобы вернуть его на Гамму Терциус-4. Медицинские возможности планеты пауков были таковы, что не могли дать лечения, необходимого для полного выздоровления.

Губы Камерона изогнулись в усмешке. Какое понятие этот Кинсолвинг имеет о медицине? Чудики не способны вылечить человека. Такое искусство лежит далеко за пределами их возможностей. Камерон гораздо быстрее поправится на ГТ-4, в руках – в настоящих руках! – людей и роботов-врачей, спроектированных людьми.

– Полностью пришел в сознание. Должно быть, теперь он выйдет из коматозного состояния, – дошел до Камерона бестелесный голос, уже не такой отдаленный.

– Я из него и вышел, дурень, – запротестовал Камерон. Голос его звучал слабым мяуканьем.

– Он движется к нам, – удовлетворенно сказал другой врач. – Теперь остается только ждать. – Камерон почувствовал у себя на плече руку. Предполагалось, что она его утешает. – Через неделю вы встанете. А теперь просто отдыхайте.

Камерон услышал удаляющиеся шаги. Яркий свет все еще раздражал его веки. Он повернул голову набок, от движения возникла стреляющая боль в позвоночнике. Камерон открыл глаза. Яркая вспышка ослепила его, но он увидел комнату. Ее наполняло роботическое оборудование. Его отдали машинам. Камерону стало легче. Роботов он понимал. Он доверял им. Они были ему верными слугами. Только ему.

Камерон скользнул в спокойный, несущий отдохновение сон.


* * * | Хозяева космоса | * * *