home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

Ноги Бартона Кинсолвинга подкашивались, когда он шел к центральному управлению. Ала Марккен, склонившись над компьютером, лихорадочно работала, потом глубоко вздохнула и откинулась назад. Свет от экрана падал ей на лицо и смягчал выражение, придавая ему незащищенность, которая поразила Кинсолвинга. Он любил ее, но был поражен результатами своей работы и сейчас не мог допустить ошибки.

Она украла у Межзвездных Материалов большое количество редкоземельных руд, она пыталась убить его – и не один раз, а дважды. Кинсолвинг пристально глядел на нее, на светло-каштановый ореол волос, порхающий вокруг головы, и она казалась чем-то большим, чем простой смертной.

Ала слегка напряглась, почувствовав его присутствие. Повернулась и увидела, что он стоит в дверях.

– Барт, тебе еще нельзя вставать! Ты нездоров.

– Ты думала, что эти лекарства отключат меня еще на недельку, так? – в его интонации звенела сталь, которая заставила Алу напрячься еще сильнее.

– Ты о чем? Конечно, лекарства должны тебя усыпить. Тебе нужен сон после всего, через что ты прошел.

– После всего, через что ты меня провела.

– Ее глаза сузились. К чести ее, Ала Марккен не стала спорить и изображать невинность. Она снова повернулась к клавишам компьютера и вызвала нужный файл. Столбик данных тут же поведал ей об исследованиях Кинсолвинга.

– Ты бы все равно никогда не понял, Барт, – ласково произнесла она. – Сначала я пыталась с ними спорить, но они меня одолели. Я считала, ты сможешь прийти к нашим взглядам, но в тебе этого нет. Теперь я в этом убедилась окончательно.

– Зачем, Ала? Тебе хорошо платят. Там, на Земле, восемьдесят процентов населения безработные, живут на пособие. Большинство влачат жалкое существование.

– Это называется – суррогатная жизнь, – горько усмехнулась Ала. – Мы заслуживаем большего.

– Ты и имеешь больше! – выкрикнул Кинсолвинг. Он опустился в кресло. Ноги сделались просто резиновыми, он не понимал, сколько еще сможет продержаться.

– Я? Да, у меня есть больше, чем у большинства тех, на Земле. У меня есть работа – и неплохая.

– Тогда зачем ты воровала породы? – Кинсолвинг замигал, глядя в ее лицо.

Ала быстро прикрыла лицо руками. Потом сказала:

– Лишние деньжата никогда не помешают. Редкоземельные руды лучше, чем любая валюта. Через несколько месяцев я могу уйти в отставку.

– Ты могла уйти, украв целый склад руды, – заключил он. – Ста килограммов руды было бы достаточно, чтобы мы жили в роскоши до конца наших дней. Но тут больше, Ала. Должно быть больше. Зачем?

– Сколько, ты думаешь, я присвоила?

– Ты годами этим занималась. Не могу утверждать с точностью, но выглядит так, как будто бы ты начала свои делишки сразу после прибытия сюда. Четыре года воровства. – Кинсолвинг покачал головой. Он почувствовал, как язык у него распухает и расплывается во рту. Голова гудела, точно земля перед отлетом ракеты, а боль вернулась в тело, чтобы медленно иссушить все внутренности.

– У меня есть вкус к дорогой жизни. Ты это знаешь, Барт.

Он сидел, пытаясь удержаться от обморока. Единственное, что еще позволяло Кинсолвингу сохранять чувство реальности, – необходимость найти какой-то выход для Алы. Оправдание воровства у корпорации ММ было невозможно, он это понимал, и ей придется признаться в преступлении, но должны найтись смягчающие обстоятельства, какой-то способ спасти ее от тюрьмы – или от еще худшего наказания.

Кинсолвинг слышал, что межпланетный суд часто прибегает к смертной казни. Он пытался припомнить уголовные статьи, выработанные ММ для применения на Глубокой. Были подобные преступления в ведении компании или ллоров?

– Ллоры, – произнес он, и вся сила, кажется, вытекла из него. Он безвольно склонился вперед. – Я о них и забыл. Ведь расхищение ископаемых означает, что ММ не выплачивает налоги, назначенные ллорами.

– Наказания у них строгие, Барт, – тихо сказала Ала Марккен. – Меня могут казнить.

– Нет, нет, такого не случится. Мы... мы сообщим Гумбольту.

– Он-то как раз и станет добиваться для меня наказания, – она как будто бы находила удовольствие в том, чтобы поддразнивать его.

– Тебе нужно где-то предстать перед судом. Я бы, скорее, предпочел суд ММ с земными законами, чем допустить, чтобы тебя пытали ллоры.

– Чудики, – задумчиво произнесла Ала. – Кажется, в них и проблема, так ведь? Кто пострадал? Не ММ. Только чудики лишились своих распроклятых денег. Все так скверно, Барт?

– Да, – ответил он с возрастающим оживлением. – ММ подписали с ними соглашение. Мы должны его уважать.

– Они всего лишь чудики. И они хотят задержать развитие Земли, держать нас в ужасающей нищете. Если бы не они, мы бы теперь были хозяевами звезд, а не существами второго сорта, умоляющими о каждой крохе.

– Это неправда, и ты это знаешь. Мы сами вызвали проблемы на Земле и сможем их преодолеть.

– Если нам дадут это сделать.

– Они не могли бы меньше о нас заботиться. Мы чуть ли не ниже их понимания.

– Вот именно!

– Ала, пожалуйста. Ты нарушила закон и должна за это поплатиться, – Кинсолвинг смахнул холодный пот со лба и на секунду закрыл глаза, пытаясь умерить сильно стучащие молоточки в висках. Ноющее покалывание обратилось в резкую боль.

– Ты любишь меня. А я люблю тебя, Барт. Давай поглядим, не сумеем ли мы это хищение скрыть. Какое ллорам до нас дело? Я прослежу, чтоб тебе выделили долю. Ты будешь богатым!

Гнев захлестнул Кинсолвинга, сжигая боль, страдание и слабость.

– Если ты воображаешь, что это все, к чему я стремлюсь, ты ошибаешься, Ала. Очень ошибаешься.

– Так что же ты сделал? – спросила она подозрительно, видя, что у него есть новое решение.

– Предупредил Гумбольта. Послал пакет документов на ГТ-4.

– Только не это! – она с трудом выговорила эти слова.

– Я его не люблю, но...

– Ты дурак! Ллоры перехватывают каждое сообщение и читают содержание.

– Я его закодировал.

– Они знают все наши шифры. Все их знают!

Ала Марккен тяжело откинулась на стуле и молча уставилась на Кинсолвинга. Он попытался отыскать какие-то эмоции в ее взгляде, и ему это не удалось. Это не была любовь или ненависть, тут было нечто непостижимое и из-за того еще более тревожное...


* * * | Хозяева космоса | * * *