home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

Бартон Кинсолвинг приготовился умереть. Он смотрел на землю и подумывал о том, чтобы броситься вниз. Но эта идея быстро испарилась. Он еще не дошел до того, чтобы убить себя. Если пауки решат его казнить – пусть их. Он сделал все, что мог. Он их спас. Его участие в Плане Звездной Смерти было всего лишь полной оппозицией. Пусть же Верховная Паутина приговорит его и все человечество за то, что сделал Фремонт. Это не меняло его убеждений.

– Кинсолвинг, – обратился к нему Квиккс от имени всей Паутины, нагруженной пауками. – Я хочу одобрить ваше поведение.

Повернувшись в удивлении, Кинсолвинг чуть не упал:

– Одобрить? Не казнить?

– Я не понимаю, как индивидуум может противостоять всему большинству. На Паутине так никогда не делается. Я всегда во власти результатов дискуссий со всеми, имеющими высокий статус, избранными частями Верховной Паутины, однако другие расы могут быть непредсказуемы. Вы действовали независимо и обеспечили меня ценной информацией.

– Но Гумбольт и остальные будут казнены?

– В этом отношении я отличаюсь от рас, летающих к звездам. Я убежден, что единственный метод бороться с подобными действиями должен иметь постоянную природу.

– Смерть?

– Разумеется, – Квиккс говорил за весь свой мир.

– Что будет со мной? – спросил Кинсолвинг, едва веря своей участи. Пауки оценили все то, что он сделал! Изо всех инопланетян, с которыми он имел дело, лишь они оценили его жертвы!

– Я прошу вас покинуть эту планету. Ранее Квиккс уже справедливо предлагал вам это. Вы уклонились от выполнения распоряжения. Я не стану вас наказывать за это неверное действие, поскольку оно есть часть того особого независимого поведения, каким наслаждаетесь вы, человеческие существа.

– Благодарю вас, – Кинсолвинг осторожно пошевелился и возобновил равновесие на толстом канате Паутины. – Я должен быть свободным в выборе планеты. Не хочу отправляться на Гамму Терциус-4.

– Вы нарушили Верховную Паутину того мира, – сказал Квиккс. Его лицо исказилось в полностью нечеловеческом выражении сосредоточенности. – Но вы не имели такого приказа в вашей бедной жизни. Тут много такого, чего я не понимаю. Я должен поразмыслить.

По всей Верховной Паутине пауки начали обдумывать этот странный поворот. Вдоль нитей проходили крошечные колебания, они увеличивались и, шелестя, трогали восемь ног Квиккса, прочно укрепленные на нити.

– Вы не можете выбирать планету, – поступил ответ. – Но я не отправлю вас на Гамму Терциус-4.

Кинсолвинг кивнул. У него не осталось сил углубляться в этот вопрос. Быть подальше от зоны влияния Межзвездных Материалов – уже достаточно. Но План Звездной Смерти все еще существовал. Сорван один маленький его аспект на Зета Орго-4. Какие интриги сплели Фремонт и остальные для иных миров, населенных инопланетянами-чудиками, как Фремонт и другие фанатики их называли?

Кинсолвинг знал, что никогда не остановится, пока самый последний заговор не будет выкорчеван с корнем и выставлен на всеобщее обозрение. Это может уничтожить ММ и его самого. Кинсолвингу без разницы. Это должно быть сделано.

– Вы мне поможете разоблачить планы ММ в других мирах? – спросил он у Квиккса, зная, что тот все еще говорит от имени Верховной Паутины.

Ответ пришел быстрее, чем можно было ожидать:

– Нет.

– Но почему?

– Это за пределами полномочий Верховной Паутины. Я помогаю другим мирам, если возможно, но не вмешиваюсь в их внутренние дела. У меня нет четких знаний, что Верховная Паутина может быть полезной в любом другом мире.

– Другие могут нуждаться в помощи. Они, возможно, не знают о Плане.

Кинсолвинг не добавил, что он и сам понятия не имеет о будущих попытках Фремонта теперь, когда Паутина в безопасности и недоступна для Плана на пятьдесят лет.

– Тогда пусть они узнают.

Решимость голоса Квиккса отрезала возможность протеста. Старший инспектор не прикидывался, что понимает, как работает мозг паукообразного. Они были дикарями, но имели больше, чем просто проблески сострадания. Они находили решения демократическим путем, но не могли понять индивидуальных усилий и действий. Кинсолвинг устало улыбнулся. Они были столько же таинственными для него, как и он для них. Но все они – разумные существа. Им надо научиться работать вместе.

– Вниз, – услышал он обычный пронзительный голос Квиккса.

Кинсолвинг оглянулся. Пауки покидали Паутину, сбрасывая вниз канаты. Показалось, что пауки сыплются дождем. Через несколько минут все исчезнут.

– Куда мы пойдем?

– Выполнять желания Верховной Паутины. Эта особь довольна решением. Оно в наших интересах.

– А что бы случилось, если бы вы остались недовольны? Квиккс выглядел удивленным:

– Ничего. Этой особи не понравилось бы решение, но оно выполняло бы его, как решение Верховной Паутины.

Появился канат и обвился вокруг талии Кинсолвинга. Он попытался удержаться от крика, когда началось падение. Пытался, но у него не получилось. Никогда прежде он не падал на колени и не благословлял почву под ногами за ее твердость.

– Пошли дальше. Мы отправляемся прямо к складу Межзвездных Материалов. Те, кто виновен в распространении Ящиков Наслаждений в этом мире, заперты там.

– Уже?

– Нет нужды колебаться. Верховная Паутина не совершает ошибок. Она на это неспособна. Мы заперли виновные гуманоидов. Эта особь как наблюдатель Верховной Паутины желает присутствовать во время исполнения приговора.

– И Камерон среди них?

– Трудно идентифицировать отдельные человеческие личности. Если для вас это представляет интерес, то эта особь позволит вам убедиться перед вашей депортацией.

– Достаточно честно, – оценил Кинсолвинг.

Они снова поднялись в открытую машину. На этот раз Бартон сразу же расположился спиной к ветру. Благодаря этому воздушный поток не обжигал ему лицо, хотя уши стали совсем горячими, когда машина бесшумно спустилась в десяти метрах от двери, ведущей в помещение склада.

– Где же ваши сторожа? – нахмурился Кинсолвинг. Он не увидел ни поста, ни даже признака, что Квиккс надежно охраняет здание. – Вы знаете о запасном туннеле, он ведет в сарай? – Кинсолвинг показал.

– Наша электроника надежнее, – напомнил Квиккс. – Мы улавливаем каждое движение внутри. Туннель надолго закрыли.

– Электроника может быть отключена или даже испорчена.

– Ваша, но не наша.

Кинсолвинг сомневался. Камерон был гением. Пауки могли разбираться в той микроэлектронике, которая выше его понимания, но не Камерона. После того, как настолько жалким образом провалилась попытка убийства роботами, когда Андрианов был уже убит, Камерон мог многому научиться. Кинсолвинг еще не видел, чтобы этот постоянно ухмыляющийся человек дважды повторил одну и ту же ошибку. Как бы это ни ранило его гордость, Камерон никогда не стал бы снова недооценивать способности паукообразных. А вот они, кажется, забыли об этой угрозе. Кинсолвинг услышал слабое повизгивание. Наклонился и увидел, как розовые крошечные ручки Квиккса трудятся над панелью какой-то коробочки. Визг перешел в более мелодичный звук. Только тогда Квиккс поднял две передние ноги и приказал войти в здание склада.

Бартон считал, что обладает хорошим зрением. Дыхание у него прервалось, когда повсюду поднялись прятавшиеся до того паукообразные и двинулись к двери, к тому, что казалось бесконечным черным ковром. Сложные электронные замки ни разу их не задержали. Десятки, сотни паукообразных так и кишели на складе. Напрягшись, Кинсолвинг услышал тоненькое – би-ип!

– Старший планетарный инспектор Кеннет Гумбольт арестован! – провозгласил Квиккс. – Идемте. Эта особь желает, чтобы он предстал перед нами, прежде чем будут исполнены приказы Верховной Паутины.

Чтобы не отставать, Кинсолвинг вынужден был пуститься бегом. Катящиеся шаги Квиккса сделались плавными и куда более быстрыми, чем бег любого человека. Сбившись с дыхания, Кинсолвинг остановился перед дверью конторы старшего инспектора. Внутри он разглядел Гумбольта, тот бил кулаком о крышку стола. Кинсолвинг встал у двери и услышал яростные протесты директора:

– Вы, чертовы чудики, не имеете права! ММ введет ограничения на этой планете! Вас отрежут от редкоземельных ископаемых! Где окажется тогда ваша электронная промышленность? И что будет с вашими чертовыми звездными кораблями? Для полетов им нужен лантан. Мы вас отрежем! Изолируем всю вашу поганую планету!

– Они это все знают, – вмешался Бартон. – И знают об аппаратах, сжигающих мозги, и о Плане Звездной Смерти. Я им сказал.

– Вы... – Гумбольт только сейчас заметил Кинсолвинга, тут же заорал и попытался схватить его за горло. Квиккс отшвырнул директора передней ногой почти таким же движением, каким человек мог бы смахнуть паука у себя с плеча.

– Я им все рассказал. У вас не выйдет убить всех инопланетян во вселенной.

– Предатель! – зашипел Гумбольт. – Вы предали собственный народ. Ваше имя будет...

– Забыто, – вставил Кинсолвинг. – Но ваше имя запомнят. Вместе с Гитлером и Кубиоши. Геноцид – это не способ заставить их измениться и прекратить задержку нашего развития – им-то на нас наплевать. Мы для них ничто, Гумбольт. Мы должны заработать право уравнять шансы. А до тех пор мы – ничто.

– Гори за это в аду, Кинсолвинг!

Кинсолвинг внутренне успокоился:

– Квиккс хотел видеть человека, виновного в том, что аппараты, сжигающие мозги, привезли на Паутину. Это вы. Он собирается вас казнить.

Страх промелькнул по лицу Гумбольта.

– Он это сделает. Где Камерон?

– В пути на ГТ-4.

Эти слова заставили Кинсолвинга вздрогнуть. Оправдывались его худшие страхи. Камерон не умер. И выбрался за пределы власти пауков, теперь они не смогут осуществить правосудие.

– Для вас было бы лучше, если бы вы все признали, рассказать им, как вы распространяли сжигатели мозгов, всех мозгов, все об операциях Плана Звездной Смерти.

Гумбольт раскрыл рот, затем замер. Еще почти секунду он сохранял смехотворную позу, затем начал неудержимо трястись. И упал головой вперед на крышку стола с затвердевшими чертами лица. Реакция Квиккса была быстрой, он достиг Гумбольта раньше, чем Кинсолвинг успел протянуть руку, чтобы дотронуться до этого человека.

– Этой особи любопытно, – сказал Квиккс. – Человек-преступник умер очень странно.

– Камерон! – воскликнул Кинсолвинг. Он не знал, как тот это совершил, но длинная смертоносная рука убийцы протянулась сквозь световые годы, чтобы коснуться Гумбольта. – Поищите в помещении робота-убийцу.

– Здесь нет... – раздался голос Квиккса. Внезапная вспышка резкого света ослепила Кинсолвинга.

Крошечные куски металла ужалили его в лицо и в руки. Он тяжело сел. Зрение возвращалось медленно. Кинсолвинг вынужден был положиться на слух. Шелестящий шепот пауков свидетельствовал о том, как много их собралось в комнате. Голос Квиккса, наконец, успокоил, что относительно личной безопасности и паукообразных он может не волноваться.

– Что это было? – спросил Кинсолвинг. Глаза его увлажнились.

– Неизвестно. Едва различимый робот, энергия его сверхнизкая, послал пулю с самовыпускающимся ядом в Гумбольта.

– Значит, Камерон выполнил за вас вашу работу, – заключил Кинсолвинг.

– Верховная Паутина поручила выполнение мне, – Квиккс был раздосадован, что его ограбили в осуществлении казни Гумбольта.

– Другие еще доступны, – утешил его Кинсолвинг. – Казните их.

– Они уже мертвы, – прозвучали устрашающие слова. – Эта особь хотела только удостовериться, что Гумбольт действовал так, как вы поклялись. Это было так. Как любопытно.

– Что теперь? – на Кинсолвинга навалилась усталость.

– Звездный корабль лорров прибывает на орбиту через семь девяностых оборота планеты. Вас поместят в их камеру и доставят на их планету-тюрьму.

– Как?! – Кинсолвинг вскочил. – Но Верховная Паутина и вы одобрили мое поведение, вы сказали, что я могу улететь, выбрать, куда хочу.

– Это не так. Было решено, что вы не вернетесь на Гамму Терциус-4. Ваше нарушение законов ллоров неважно для верховной Паутины. Вы получили похвалу и одобрение. Будьте этим довольны. Мы не желаем обсуждать вопрос о вашем преступлении против ллоров, которые потребовали вашего возвращения в тюрьму.

Кинсолвинг похолодел. Уж лучше бы он спрыгнул с паутинной нити за тысячи метров от поверхности долины. Квиккс повернулся и заковылял прочь из комнаты.

– А вы не посадите меня в тюрьму? – спросил Кинсолвинг.

– Вы отправитесь в Зал Отлетов, и вас доставят на орбиту ллоры. Задача этой особи завершена вполне удовлетворительно.

Не добавив больше ни слова, Квиккс вышел.

Кинсолвинг вышел из складского помещения. Рядом были аккуратно разложены тела тех людей, которые работали на Звездные Материалы. Бартон подавил желание опуститься на ближайшую кучу тел и просто ждать. Он поклялся никогда не возвращаться на планету-тюрьму, но не видел никакого пути избежать этой печальной участи. Каждый работник ММ на Зета Орго-4 казнен, а Камерон живым пересек звезды и ему удалось убить Кеннета Гумбольта.

Но, черт возьми, ММ не удалось убить всех на Паутине!

Кинсолвинг зашагал, не заботясь, куда направляется. Пассивно ждать ллоров на шарнирах? Невозможно! А бороться? У него нет средств. Он вернулся к стене и закрыл глаза. Нос инженера почуял странный, приятный и знакомый запах, его донес нежный ветерок. Его глаза широко раскрылись.

– Ларк! – воскликнул он.

В десятке метров от него стояла Ларк Версаль. Ее волосы были перекрашены и сверкали, словно многоцветный маяк в ночи. Фотохимическое свечение под кожей интенсивно меняло ее окраску. Но Кинсолвинг учуял ее индивидуальный запах духов.

– Привет, Барт, – сказала она. И подошла к нему почти застенчиво.

– Ты что здесь делаешь? Ты полетела на Землю вернуть «Фон Нейманн» брату Рани, чтобы убраться отсюда, чтобы...

– Тс-с! – она положила ему на губы изящный пальчик, чтобы заставить молчать. Поднялась на цыпочки и поцеловала Кинсолвинга. – Я перешла в гиперпространство и была там совсем одна. Мне так тебя не хватало, вот я и велела кораблю вернуться.

– Лучше бы тебе было закончить путешествие. Она пожала изящным плечиком и улыбнулась:

– Корабль послушался. Так и положено, правда?

– Должна была возникнуть такая перегрузка, а он доставил тебя на ближайшую планету, в данном случае на Зета Орго-4. Но что ты ему сказала? Ладно, неважно.

– Ты такая куча дерьма, милый Бартон, – сказал она, отступая назад, чтобы поглядеть на него. – Никогда ты по-человечески не одевался, но ведь это такой позор. Земной праздник Гала швырнул бы тебя в плазменный факел, покажись ты там в таком виде. Хотя я помню, когда однажды Динки пытался...

– Ларк, нам надо улететь. Сейчас же. Мы можем добраться до «Фон Нейманна» – и прочь с орбиты?

– Корабль в порядке, – ответила она. – И челнок сейчас отправится назад. Пилот что-то говорил насчет того, чтобы не задерживаться, что всех гуманоидов отсылают с планеты. Мне их челнок совсем не нравится. Приходится висеть на металлических кольцах, и скафандры неудобные, а пилот просто ужасен.

Он помчался к челноку и потащил ее за собой. Если хоть чуть-чуть повезет, он сможет улететь отсюда и окажется на борту «Фон Нейманна» до того, как ллорский корабль достигнет орбиты. Если же повезет крупно, он сумеет убраться с Зета Орго-4 и навсегда оставить позади пауков и Верховную Паутину, Квиккса и чертов План Звездной Смерти. И снова удерет от ллоров.

– Сюда, Барт, – позвала Ларк.

Ее кожа меняла цвета с каждым движением. В течение секунд волосы гармонировали с окраской по оттенку. На пылающее лицо падали медно-зеленые отблески волос. Когда она отдышалась, на ее щеках загорелись льдисто-голубые и пурпурные полоски; тщательно подрезанные кончики волос стали такими же, затем сделались оранжевыми и засверкали золотом.

– Вот эти жуткие вонючие скафандры.

Для Кинсолвинга они выглядели чудесными. Он поцеловал Ларк и поспешно натянул скафандр. Ларк крепко прижалась к нему. Она сказала в коммуникатор скафандра:

– Мне так тебя не хватало, милый Барт. Без тебя было так скучно!

Бартон Кинсолвинг знал: что бы ни случилось, но уж скучно не будет. Ллоры будут гнаться за ним, вся мощь Межзвездных Материалов повернется против него, а Камерон все еще жив. Нет уж, скуки не будет. Никогда!


Глава девятнадцатая | Хозяева космоса | Глава первая