home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

– Вам остается только умереть, Кинсолвинг, – объявил Камерон.

Приближаясь к нему, роботы тихонько жужжали. Когда они оказались на расстоянии вытянутой руки, инженер услышал потрескивание высокого напряжения их антенн. Он так и взвыл от боли, когда одна из торчащих проволочек обожгла его бедро. У него онемела нога. Кинсолвинг упал, схватившись за обожженное место.

Как ему теперь сбежать? Роботы-убийцы окружали его. Повсюду, куда бы он ни поворачивался, он видел роботов. Жадный взгляд, брошенный через плечо, напомнил, что дверь, ведущая в туннель, надежно заперта, и чтобы открыть ее, потребуется лет сто, а у него нет и нескольких секунд. Скорее рефлекторно, чем под влиянием мысли, Кинсолвинг вытащил сжигатель мозгов, который он взял из погрузочного ангара, и заслонил им лицо, чтобы отгородиться от ударов высокого напряжения.

Гибкие смертоносные щупальца робота отскочили от пластикового футляра, не причинив Кинсолвингу вреда. Даже при этом Бартон почувствовал, как мышцы у него вздрогнули от близкого разряда.

– Разве это не интереснее, чем простой лазер? – спросил Камерон. – У меня есть несколько роботов-охранников, оборудованных для стрельбы, но возникли проблемы. Увы, по недосмотру мы потеряли двоих людей во время полевых испытаний.

– А старший инспектор? Рогофф? – вспомнил Кинсолвинг.

Он оперся о стену. Сжигатель мозгов не защитит его от роботов. Слишком уж хорошо эти машины координируют свое нападение. Один стрелял, пытаясь попасть в Кинсолвинга, остальные в это время ждали. Если он пытался заслониться, остальные продвигались вперед. Лучше уж пускай его достанет один из них, чем вся эта смертоносная банда сразу.

– Они вроде охотничьих собак, – пояснил Камерон. – я иногда воображаю себя спортсменом. Вот почему никого не программирую так, чтобы наносить роковой удар. Только когда все вместе, но сколько это – кто может сказать? Два, три, полдюжины? Боюсь, что вам придется на себе проверить точное количество, которое необходимо, чтобы вызывать смерть.

Болезненным способом Кинсолвинг установил, что два робота не смогут его убить. Вонь горелого мяса тяжело висела у него в ноздрях. Он не был уверен, что хуже: этот запах или боль, возникающая от каждого удара.

– Но я ведь такой грубый. Вы упомянули Рогоффа, нашего покойного старшего инспектора? Он расстался с этим несчастным миром.

– Вы хотите сказать – мертв?

– И это тоже, – Камерон пошуршал своим плащом и подвинулся, чтобы лучше видеть медленную пытку, производимую роботами. – Я читал, как в древние времена на Земле медведей травили собаками. Замечательное занятие. Какая жалость, что мы утратили вкус к подлинным развлечениям. Можно сказать – потери цивилизации.

Кинсолвинг иронично подумал, что не стоит возобновлять такой обычай. До него одновременно дотронулись три наэлектризованных щупальца. Он угрюмо сопротивлялся. Но, как он ни старался, не мог защититься с помощью футляра от всех роботов. От одного – да, двух – изредка, а трех – ни разу.

Его окровавленные пальцы скользили по гладкой поверхности пластика. Единственный способ держать коробку половчее – засунуть пальцы в маленькие отверстия. Сила воздействия аппарата швырнула Кинсолвинга к стене.

Он вгляделся в роботов сквозь покрывало тьмы. Они могли бы за пару секунд сомкнуться и убить его. Пробегали секунды, и зрение Кинсолвинга прояснилось. Он вдыхал воздух в свои ноющие легкие, и вскоре уже мог стоять на ногах.

– Что это вы с ними сделали? – пронзительно вскрикнул Камерон.

Причудливо одетый человек опустился на колени рядом с роботом-убийцей. Машина лежала на боку, мерцающий голубой туман разрядов выходил из щупалец. Кинсолвинг развернулся и увидел, что все роботы выведены из строя. У одного исчезло энергетическое поле, и он свалился на землю, силой своего падения превратив кусок пола в пыль. Другой развалился на части; Кинсолвинг пребывал так близко к обмороку, что не заметил взрыва, который разрушил трех остальных роботов.

– Сукин ты сын! Что ты с ними сделал? – заорал Камерон. Убийца отбросил в сторону пустую металлическую оболочку и поднялся, руки его шарили под плащом.

И снова реакция Кинсолвинга оказалась инстинктивной. Он швырнул в Камерона сжигатель мозгов. Край коробки оцарапал висок Камерона. Удар заставил его зашататься. Он попытался поднять руку, чтобы дотронуться до незначительной раны, с его пальцев струилась кровь. Растерянность Камерона позволила Бартону шагнуть вперед на ноющих ногах.

Инженер споткнулся об упавшего робота и упал головой вперед прямо на Камерона. Оба свалились, но Кинсолвинг скатился со своего врага и сел. Камерон же лежал неподвижно, голова его склонилась под неестественным углом.

– Я тебя прикончил, жалкий ты сукин сын! – воскликнул Кинсолвинг. Преодолевая страшную боль, он встал на четвереньки и подполз поближе к убийце, чтобы удостовериться, что враг отныне безопасен. Бартону хотелось, чтобы его противник оказался мертвым.

Но прежде чем его пальцы сомкнулись на горле Камерона, он услышал какой-то хлопающий звук. Один из роботов-убийц, выведенных из строя действием аппарата, сжигающим мозг, все еще функционировал. Его энергетическое поле уничтожено, но робот полз вперед, используя щупальцы-антенны.

– Стой! – приказал старший инспектор. – Замри. Сотри свою программу.

Что бы ни приказывал ему Кинсолвинг, робот продолжал медленное продвижение. Огни датчиков мерцали красным и желтым, подтверждая злодейское намерение. Робот придвигался. Кинсолвинг шагнул к Камерону, чтобы обыскать павшего убийцу и найти какое-нибудь оружие. Он сомневался что Камерон отправляется куда бы то ни было без десятка смертельных приспособлений, которые активизируют легионы его роботов. Но его движение взбудоражило еще одного робота, того, который находился под потолком склада. Тот нырнул вниз так стремительно, что ветер засвистел вокруг его цилиндрического туловища. Отскочив в сторону, Кинсолвинг избежал града стальных игл, которыми целился робот. Кинсолвинг испытал мстительную радость, наблюдая, как робот тяжело обрушился на пол, разваливаясь на части. Его падение было слишком крутым, а скорость слишком высокой, чтобы избежать сильнейшего удара.

Инженер отодвинулся от Камерона. Даже сейчас этот человек угрожал смертью. Кинсолвинг вскрикнул от боли, когда почувствовал электрический удар в ногу. Он совсем забыл о роботе-убийце, который медленно приближался к нему, чтобы выполнить свою программу.

– Умри, – проскрипел робот. – Должен тебя убить. Стой! Убить.

Волоча раненую ногу и ощущая ее, как деревянную, Кинсолвинг отпрянул. Он огляделся и заметил короткий стальной прут, которым скреплялись клети. Поднял и захромал к роботу-убийце. Он уже знал, что есть один верный способ остановить робота, даже не зная пароля.

Бартон прикинул расстояние и размахнулся прутом. Он покачнулся от удара, затем испытал свирепый электрический шок, когда робот разрядился через стальной стержень. Кинсолвинг отключился. Когда он пришел в себя, то не знал, кто пострадал сильнее. Робот лежал и дымился, не зажигая огоньков. Он вернулся к состоянию инертного металла, Кинсолвинг ощущал свои ноги и руки такими же инертными. Он застонал и попробовал пошевелиться, и это вызвало кровотечение, и красные волны боли ударили его.

Он оперся о клеть и лежал почти поперек нее, восстанавливая силы. Инженер все еще чувствовал себя скорее мертвым, чем живым, но, оглядевшись, решил, что выиграл битву. Роботы-убийцы валялись по складскому помещению, некоторые в виде металлических трупов, другие едва функционировали. Кинсолвинг снова окинул взглядом Камерона, размышляя, как бы ему добраться до противника, чтобы проверить, сломал ли он уже шею, а если нет, то закончить работу.

Старшего инспектора остановило жужжание над головой.

Воздушные часовые Камерона все еще защищали его. Инженер при помощи стального прута открыл крышку сжигателя. Микроэлектронная внутренность была устроена выше его понимания.

– Положительная реакция, – сказал он вслух. – Я включил аппарат, сжигающий мозги, и он послал роботам положительные заряды.

Кинсолвинг громко расхохотался. Аппарат, который ММ предназначал для того, чтобы устранить жителей Паутины, уничтожил их роботов-убийц и дал шанс спасти паукообразных от Плана Звездной Смерти.

Он отбросил пластмассовую коробку и пошел искать другие клети, наполненные адскими приспособлениями. Почти час ему пришлось увертываться от роботов-грузчиков, пока он искал клети. Гора доставленных из корабля ящиков росла. Кинсолвинг прошел пластиковые утесы и с трудом забрался на верх клети. Внутри лежали еще сотни сжигателей мозгов.

Со своей выгодной позиции наверху Бартон посмотрел вниз. Гора смерти. Но как разрушить ее?

Кинсолвинг не мог этого сделать. Планы один за другим приходили ему в голову, пока он бродил по складу. И каждый из планов он отвергал по очереди. Одни были непрактичны, другие фантастичны, третьи означали самоубийство. И ни один не имел никакого шанса на успех. Применив немалое количество энергии, он мог бы временно отодвинуть угрозу от Паутины, но у Межзвездных Материалов есть и другие склады, другие ракеты, чтобы привезти сюда аппараты, сжигающие мозги.

Кинсолвинг взял два образца. Больше он не мог унести и при этом надеяться, что спустится вниз. Когда он добрался до подножия нагромождения ящиков, то почувствовал, как давит на него время ушедшее на подъем. Так много – слишком много – прошло с тех пор, как Кинсолвинг сражался с Камероном и его роботами. Почти все в складском помещении автоматизировано, и люди нужны только для контроля, но то обстоятельство, что Камерон не сможет в определенное время дать отчет о своем пребывании, приведет к тому, что сюда явятся охранники-люди. Или новое войско летающих роботов.

Бартон глянул вверх и увидел мелькающие полоски, это роботы патрулировали склад. С минуту он сидел, пытаясь решить, почему на него не нападают. В голову приходило одно-единственное объяснение: Камерон поставил ловушку и хотел, чтобы жертва угодила прямо в капкан, не замечая его.

Кинсолвинга охватило жуткое ощущение, что за ним наблюдают, оценивают его, готовятся убить, если он попытаете покинуть склад.

Он проверил свою теорию, двигаясь к главным дверям. Сразу собралась стая летающих роботов. У дверей стояло два робота-убийцы, неподвижных, но явно настороже. Кинсолвинг швырнул в промежуток между роботами какой-то мусор.

Его ослепила вспышка. Эти роботы не были снабжены хлыстами с электрическими разрядами. У них имелись лазеры, достаточно мощные, чтобы обратить в пар эластичный упаковочный пластик. Кинсолвинг отступил назад. Несколько минут он ощупывал пальцами сжигатель мозгов и прикидывал, есть ли у него шансы спастись, если он снова использует аппарат, чтобы устроить короткое замыкание у роботов-охранников. Но заколебался. Эти машины внешне иные. То, что Кинсолвинг не вывел из строя летающих роботов, показывало, что его импровизированное оружие имеет ограниченный в пространстве эффект.

Внешний вид, лимит действия, неуверенность – и знание того, что снаружи патрулируют охраняющие складское помещение люди, – все это остановило инженера. Он вернулся к массивной, обитой сталью двери, которая вела в спасительный подземный туннель.

Выведенные из строя роботы все еще валялись повсюду. Но Камерон исчез. Кинсолвинг выругался. Был ли его враг мертв или его, раненого, вытащили отсюда роботы-рабы? Не прокрался ли внутрь Гумбольт, который обнаружил Камерона?

Кинсолвинг отогнал от себя эти мысли. Человек немедленно поднял бы тревогу. Кинсолвинг рассчитывал, что это роботы спасали своего хозяина. Хотя роботы выполняли даже сложные приказы, ни один из них по-настоящему не мыслил. Они слишком маленькие, чтобы содержать электронику, необходимую для независимого действия. Кинсолвинг хмуро улыбнулся: Камерон воображал себя непобедимым. Это прекрасно согласовалось с фактами.

Высокомерие этого человека мешало ему отдать всем роботам приказы преследовать и убивать любого, кто сюда вторгнется. Камерон хотел лично приказать убить Кинсолвинга. Он так и сделал. Но приказ получили только те роботы, охотники и убийцы, которые находились рядом. Другие слонялись вокруг, и работа их заключалась только в том, чтобы препятствовать выходу. Выходу любого существа.

– Значит, робот его и выволок отсюда, – сказал себе Кинсолвинг.

Ему сделалось легче. Но ненамного. Он не видел иного пути из склада, кроме как через туннель. Кинсолвинг продумал, как ему проползти назад, как залезть в вентиляционное отверстие и спуститься через него. Руки были как свинцовые, и это говорило, что ему не суметь. В нынешних обстоятельствах необходим более простой выход.

Бартон внимательно изучил дверь. Когда он впервые проходил здесь с пауком, она была хорошо скрыта. Явная дорога к бегству для старшего инспектора и его избранных помощников в случае, если какая-то опасность вынудит их спасаться. Камерон заново отполировал дверь и сделал так, что она стала заметной. Кинсолвинг увидел на ней кнопки и наудачу ткнул в несколько цифр. Ничего не произошло. Но он и не ожидал, что дверь откроется без соответствующего кода.

– Вот теперь ты и расплатишься за свой эксперимент, – буркнул он, наклоняясь и отсоединяя входную панель.

Кинсолвинг принялся за работу, изучая устройство. В свое время ему приходилось достаточно повозиться со всякими механизмами, чтобы иметь самое общее представление о том, с чего начинать. Панель была установлена, чтобы препятствовать входу, а не выходу. Двойная линия проводов и маленький микрофон указывали, что с замком связана система тревоги. Кинсолвинг разъединил ее. При этом не появились ни дождь иголок, ни скрывающиеся роботы, ни стреляющие лазерным лучом охранники.

С бьющимся сердцем Кинсолвинг продолжал работу. Он, наконец, добрался до одного блока, который должен был управлять кодовым замком. Ввод проходил через керамический блок. Если все совпадало, появлялся сигнал, и дверь открывалась.

Кинсолвинг укоротил проводок и протянул искрящиеся концы через распределительную коробку. Легкий скрипучий звук показался ему музыкой. Массивная дверь дрогнула, механизм запора щелкнул.

– Наконец-то! – воскликнул Кинсолвинг.

Слишком уж долго он находился в складском помещении. У него не было ни малейшего представления о том, как давно исчез Камерон или какое действие произвел робот, чтобы укрыть своего хозяина. Все здание может быть окружено, или вовсе ничего не произойдет. Камерон мог не приказать роботам делать что-то боле сложное, чем просто препятствовать выходу.

Кинсолвинг приоткрыл дверь достаточно широко, чтобы выскользнуть в темноту маленькой комнатки и лестницы за ней. И тогда он услышал многозначительное жужжание энергетического поля, какое бывает при перегрузке.

– Господи, да нет же! Быть не может! – воскликнул он.

Мышцы Кинсолвинга напряглись под рукавами рубашки когда он попытался захлопнуть тяжелую дверь. Воздушные роботы активизировались дверным замком. А инженер считал что отключил сигнализацию. Что же, выходит, он не заметил какой-то детали. Или Камерон дал роботам другие приказания? Нападать, если кто-нибудь откроет дверь? Возможно, возможно, но... Кинсолвинг понимал, что не стоит лезть в вентиляционное отверстие, может быть и так, что любой выход охраняется.

Первый поток стальных игл обрушился сбоку, он со свистом прошил комнату, одна иголка пронзила дверь и пригвоздила его рубашку к пластиковой стене. Бартон отскочил, разрывая ткань. Он не хотел рисковать и не дотрагивался до иглы, помнил, что говорил ему Квиккс о смерти Гарона Андрианова. Яд. Это похоже на Камерона. Обыкновенные стальные частицы такого размера не повредили бы взрослому решительному мужчине. Если в этих иголках не содержится быстродействующий яд...

Старший инспектор выглянул в маленькую щелочку, оставленную неприкрытой дверью, и увидел десятки воздушных роботов, тучей налетевших снаружи, словно ватага рыбаков, собравшихся за добычей.

Кинсолвингу никак не удавалось закрыть дверь. Поток иголок так и летел через щель, инженер съежился в страхе за жизнь. Когда он поднял голову и посмотрел на вентиляционное отверстие, то понял, что необходимо бежать. Роботы отыскали это отверстие и прекратили штурм окованной металлом двери, выбирая более простой путь.

Головой вперед Кинсолвинг кинулся вниз по ступенькам. Он достиг нижней и несколько секунд лежал, осознав, что спасение – в черном туннеле, а не на верху лестницы, где мерцает слабый свет из складского помещения.

Отблеск от посеребренного корпуса робота убедил, что на верхней площадке лестницы его ожидает смерть. Кинсолвинг двинулся во тьму, держась правой рукой за стенку туннеля. Несколько раз он спотыкался и падал, но упрямо продвигался вперед, и не важно – шагом или ползком. Или вдруг пускался в бег, пока легкие не переполнялись воздухом так, как будто готовы вот-вот лопнуть.

Тяжело дыша, Бартон добрался до конца туннеля и поднял голову.

– Справился! – выдохнул он.

И тут же похолодел, когда услышал потрескивание, которое эхом отдавалось от стен туннеля, превращаясь в грохот. Энергетическое поле бесчисленных летающих роботов!

Кинсолвинг нырнул за спиральные ступеньки как раз вовремя, чтобы избежать тучи стальных игл, превративших стены и пол в какую-то чуждую форму жизни. Он двинулся назад, к лестнице. Жужжание энергетических полей приближалось. Бартон вырвался из здания склада только для того, чтобы угодить в ловушку в туннеле. Он не мог спуститься назад, потому что ступеньки щетинились иглами. А оставаться, пригнувшись за лестницей, – значит, тупо ждать смерти. Десятки роботов с легкостью его убьют, когда окажутся здесь. Он попался!


Глава четырнадцатая | Хозяева космоса | Глава шестнадцатая