home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Выйдя из консульства, после довольно утомительной прогулки, Бартон Кинсолвинг остановился на краю посадочного поля. Время от времени некоторые ракеты-челноки взмывали в небо, одни из них оставляли за собой хвосты конденсированных паров, другие выстреливали чисто и прохладно, пользуясь неизвестной ему энергетической системой. Кинсолвинг глубоко вздохнул и уселся, ноги его отчаянно болели. Всего через несколько минут он понял, что на Паутине нет общественной системы обмена денежных единиц. Во всяком случае, такой, какой может пользоваться гуманоид при помощи временной идентификационной карточки.

Уже не в первый раз Кинсолвинг задумался, стоит ли его усилий отчаянная попытка спасти Паутину от Плана Звездной Смерти. Он знал, что Межзвездные Материалы выгадают от возникшего в хаоса на Паутине, и что благодаря такой путанице появятся и торговля, и власть. Пусть-ка паукообразные сами о себе позаботятся, говорила Кинсолвингу часть его сознания. Они разумные существа, говорила другая его часть, и ты должен им помочь.

– Может быть, лучше уж мне помочь себе самому? – спросил он себя.

ММ и Камерон столько сделали, чтобы уничтожить его, что он сомневался, сможет ли восстановить свое доброе имя. Кинсолвинг понимал, что к тому времени, как Камерон закончит настраивать против него людей, он уже не сможет найти убежище ни на одной обитаемой планете, гуманоидной или принадлежащей чужакам.

Эта мысль снова заставила полыхать пламя гнева. Что Гумбольт наговорил Але Марккен? Кинсолвинг не мог поверить, что его возлюбленная участвует в плане геноцида. Он знал, что она выше этого. Ее, вероятно, каким-то образом обманули. И если не Гумбольт, значит, Камерон и его адские роботы.

Кинсолвинг тяжело поднялся на ноги, простонал от боли, затем зашагал. Компьютер в консульстве сказал, что паукообразный Квиккс расхаживает по посадочному полю.

Но это поле такое громадное!

Кинсолвинг не понимал, откуда начинать. Несколько попыток расспросить проходивших мимо пауков оказались бесслезными, не вдохновляя его на дальнейшие расспросы. Он бродил почти час, пока не увидел небольшое скопление автомобилей и с десяток паукообразных, собравшихся около ангара. Кинсолвинг направился к этой группе. Может быть, хоть один ответит на его вопросы, чтобы избавиться от надоедливого гуманоида, если не ради чего-то другого. Кинсолвинг ускорил шаги, когда заметил, как в ту же сторону повернула машина, а из-за дверцы высунулась человеческая нога.

– Что случилось? – спросил Кинсолвинг, прокладывая себе путь через лес мохнатых ног. Пауки, которых он задевал и расталкивал, отстранялись от него.

Кинсолвинг остановился. Несколько мгновений он пребывал в шоке. Инженер был готов к тому, что Андрианов мертв. Приготовиться к этой мысли – и на деле увидеть труп консула – совершенно разные вещи.

– Вы знаете эту несчастную особь? – услышал Кинсолвинг тихий голос, звучавший на целую октаву ниже, чем пронзительное лепетание пауков.

– Да, – Кинсолвинг повернулся и увидел перед собой паука, который доставал ему до плеча. У Кинсолвинга появилось странное ощущение, что это существо ему знакомо. – Вы Квиккс? – спросил он.

– Так вы не только знаете жертву этого несчастного происшествия, вы знаете и эту особь. Какое вы интересное гуманоидное существо. Откуда вы приобрели такие знания?

– Это консул Гарон Андрианов.

– Эта особь многое узнала от тщательных поисков в вещах этого мертвого гуманоида. У него даже карточка-пропуск, позволяющая входить к земному консулу.

– Его убили!

– Странное утверждение, исходящее от другого представителя его вида той особи, которая, возможно, совершила столь злостное преступление.

– Я вас не обвиняю, – поспешно ответил Кинсолвинг. – Убийцы – Камерон из Межзвездных Материалов и Кеннет Гумбольт.

– Новый старший инспектор на этой планете и его помощник. А вы из того же выводка, что знаете их так хорошо?

Кинсолвинг огляделся и увидел только странные глаза паукообразного, устремленные на него. Но говорить на публике о Камероне и его делах, наверное, не так умно. Кинсолвинг поднял голову и попытался разглядеть шпионящую камеру одного из роботов Камерона, спешащего доложить своему хозяину обстановку. Он ничего не заметил. Это еще больше встревожило его. Он просто не разглядел? Или Камерон так низко оценивал полицию «чудиков», что не желал потратить хотя бы одного робота?

– За нами никто не наблюдает, – успокоил его Квиккс. – вы, кажется, волнуетесь по этому поводу?

– Камерон – гений всего, что касается роботов. Охотники. Убийцы. Шпионы. Обо всех заданиях, для которых он их приспосабливает, и рассказать невозможно.

– Эта территория безопасна. Эта особь компетентна в запрещении нежелательных наблюдений при помощи и органики, и всего прочего.

– Вы что – полицейский?

– Функции этой особи меньше, чем таковые, если понимание этой особью подобной должности верно.

– Нам надо побеседовать.

– Это будет не простой разговор. Вы действительно знаете консула?

– Лично. Давайте побеседуем лично и наедине. Далеко простирающиеся линзы могут записывать все, что мы делаем и говорим.

– Аппараты Межзвездных Материалов?

– Да.

Квиккс сгорбился и опустил голову. Кинсолвинг увидел, как паук действует руками, но не заметил, что делает Квиккс. Пальцы паука щелкали по клавишам, и это щелканье перекрывало вой ветра над гудроном. Через несколько секунд Квиккс выпрямился:

– Получено много сведений. Вы на этой планете нелегально, хотя вам разрешили приземлиться. Почему же вы пошли на такой риск, когда хорошо известно, что мы сурово наказываем за подобные преступления?

– Ящики Наслаждений, – отвечал Кинсолвинг. – Сжигатели мозгов. Называйте, как хотите. Вот что привело меня сюда. Сотни, даже тысячи этих аппаратов.

Квиккс закачался на сильных ногах, то поднимаясь, то опускаясь. Его голова поворачивалась из стороны в сторону, как бы пытаясь поймать Кинсолвинга в фокус.

– Эти, кто окружает нас – трутни. Не слышат, не думают, только послушны прихотям этой особи. Изучают разрушение тела гуманоида. И какой, вы думаете, вывод?

– Никакой, если они настолько безмозглы. Но я знаю, каков должен быть ваш вывод. Андрианова убили.

– Признаетесь в этом мерзком преступлении?

– Нет!

– Вы говорите о Ящиках Наслаждений. Вы признаете, что консул Андрианов отравлен?

– Яд? – Это потрясло Кинсолвинга. Он думал, что Камерон использовал робота-охотника и убийцу, чтобы уничтожить консула при помощи электроники.

– Выполнено умно. Тонкая гибкая металлическая ленточка с быстро действующим ядом вошла сбоку в окулярную впадину, проскользнула вокруг зрачка и пронзила сетчатку. Вскрытие это подтвердит.

– Я не знал, как он умер.

– Этот несчастный случай с неуклюжей машиной немедленно привлек мое внимание. Убийца не особенно постарался убедить эту особь в том, что смерть причинило столкновение экипажей. Как будто бы убийца хотел, чтобы эта особь изучила дело поглубже.

Кинсолвинг похолодел. Значит, Камерон должен был знать, что Кинсолвинг и другие, находящиеся на борту «Фон Неймана», спаслись с планеты Гаммы Терциус-4. Камерон никогда не предположил бы, что его убийцы-роботы оставили безжизненный корпус корабля дрейфовать в гиперпространстве.

Кинсолвинг почти оледенел, когда его поразила мысль, что Камерон мог восстановить последовательность событий: как тот паук открыл клеть и взял оттуда Ящик Наслаждений. Слабого отпечатка ступни, небольшой ниточки, даже запаха какого-то фермента могло хватить Камерону, чтобы его роботы-охотники зафиксировали присутствие Кинсолвинга и пошли по его следу через туннель.

– Тогда это должно выглядеть, как мое деяние, – сказал Кинсолвинг тупо.

– С дверной панели был взят нечеткий отпечаток пальца, – Квиккс схватил руку Кинсолвинга и поднял ее, пристально разглядывая средний палец. – Отпечаток и ваш палец совпадают.

– Как вы можете... – Кинсолвинг оборвал себя на полуслове. Он не имел представления об ощущениях паука. Если тот пытался его напугать, он в этом преуспел.

– Вы клянетесь, что не имели знания о смерти консула Андрианова?

Кинсолвинг рассказал, как он был в консульстве, как отдыхал там, когда компьютер предостерег его, что у Андрианова снизилась температура тела.

– Больше я ничего не знаю.

Квиккс кивнул:

– Эта особь верит вашей версии.

– Как? Но ведь вы сказали, что мой отпечаток найден на дверце автомобиля. Я никогда не дотрагивался до машины Андрианова!

– Эта особь знает. Отпечаток был нанесен химическим путем неизвестным жителем этой планеты. Восстановление: неизвестный сделал фотокопию вашего отпечатка и нанес ее на металл. Химия выделений вашего пальца не совпадает точно с этим следом и доказывает этой особи, что отпечаток на дверце машины сделан не вами.

Кинсолвинг попытался осмыслить все это, но какое-то шестое чувство помешало ему сосредоточиться на словах Квиккса. Он повернулся и уставился на пауков-трутней. Они работали молча и с большим искусством. Ветер стал тише, но отдаленный вой продолжал звучать.

Машины?

Роботы?

Кинсолвинг так и подскочил, когда уловил блеск летящего серебристого робота. Но прежде, чем он успел издать предупреждающий крик, десяток изумрудно-зеленых лазерных лучей сошлись в воздухе в одну точку. Ни пылинки не опустилось на землю после уничтоженного смертоносного оружия. Кинсолвингу оставалось только уставиться в удивлении. Каждый из трутней вытащил оружие и одновременно выстрелил.

– Как же...

Голос его замер. Квиккс тоже держал крошечное оружие, розовые паучьи пальчики сомкнулись вокруг ствола. Паук откинулся назад и держался на четырех задних ногах, чтобы лучше видеть.

– Это нападение меня сбивает с толку. Оно или очень коварно, или крайне глупо.

– Камерон знает, что вы не верите, будто это я убил Андрианова. Он пытался убить меня.

Квиккс ничего не ответил.

– Вы собираетесь его арестовать?

– Этого Камерона, о котором вы говорите с таким страхом?

– Он виновен в смерти Андрианова.

– Другая причина, почему эта особь не верит, что на дверце ваш отпечаток, реальна: не существует других отпечатков. Такая чистота замысла образует отпечаток на таком очевидном месте.

– Других нет?

– Только отпечатки консула.

– Сжигатели мозгов, – взволнованно вспомнил Кинсолвинг. – Камерону известно, где они. Я убежден, он не станет хранить их в складском помещении ММ. Он их должен будет перегрузить куда-то, но он тут главный. Не важно, что на планете находится директор компании. За все отвечает Камерон.

– А-а, Ящики Наслаждений. Этой особи нужно узнать больше об этих машинах зла.

– Я не особенно много знаю об их устройстве. Электронное приспособление заставляет единственный кристалл церия вибрировать. Когда он достигает нужной частоты, что-то происходит с мозгом.

– Это краткое описание функционирования прибора, – согласился Квиккс. – От резонанса корковая мембрана мозга приходит в возбуждение. Из-за этого происходит сильное томление.

– Томление?

– Ящик Наслаждений дает нечеткую, но красочную картину. Те, кто пользуется этим устройством, склонны его романтизировать.

Квиккс закачался то вверх, то вниз. У Кинсолвинга ушло несколько минут, чтобы осознать, что это движение управляло трутнями, разбирающими на части машину Андрианова.

– Это часть плана овладения вселенной. Они называют его – План Звездной Смерти, – поспешил пояснить Кинсолвинг. – Они намерены добиться, чтобы все на вашей планете начали употреблять Ящики Наслаждений. Эти устройства очень мощные. В пределах определенного радиуса они воздействуют на всех. Когда у достаточной части вашего населения отомрут мозги, воцарится хаос.

Квиккс разглядывал Кинсолвинга с насмешливым выражением лица.

– Эта особь видела ваши развлекательные голографические аппараты. Так вы заняты тем, что устраиваете такие? Какая фантастическая история!

– Это правда! План Звездной Смерти, Они ненавидят всех инопланетян. Они называют вас – чудики. Чудики!

– А эта планета известна как Зоо.

– Что?

– Ваше астрономическое название ее – Зета Орго-4. Многие гуманоиды сокращают его в Зоо. Эта особь изучала странное слово. Ваш Зоо, зоосад – это место, где сидят за решеткой животные, которые когда-то бегали на свободе. Причина не совсем понятна, но нас часто называют «животные», особенно среди тех, кто управляет роботами, сгружающими и разгружающими товары.

– За контрабандой стоит председатель Фремонт. Это он виноват в доставке Ящиков Наслаждений на Паутину, а Камерон выполняет его приказания.

– Ящики Наслаждений являются проблемой для общества – иной, чем развлекательные ящики, которыми вы обладаете. – Квиккс сжал челюсти, поднял ногу и потер зазубренные края, затем опустил подбородок, челюсти убрались в рот.

– В чем проблема? Фремонт намерен уничтожить всю разумную жизнь на этой планете, выжечь всем мозги!

Этого Квиккс не хотел понять. Но сказал:

– Социальная структура этого мира крайне жесткая. Ящик же позволяет на короткое время нарушать статус представителям определенных классов.

– Да мы же не о статусе говорим! – закричал Кинсолвинг. – Вы станете комком протоплазмы. Никаких мыслей. Ничего не будет происходить внутри вашей черепушки! Эти чертовы сжигатели мозгов разрушат каждый синапс у вас в голове!

– Наши мозги вовсе не в голове, как у вас. – Одна из ног поднялась и похлопала по брюшку. – Источник нашего разума лежит здесь.

– Да мне плевать, пусть даже в руках! Его все равно превратят в золу!

– Такая эмоциональная несдержанность! – Квиккс покачал головой, глядя на взрыв Кинсолвинга. – Вы, гуманоиды, всегда ведете себя таким неподобающим образом?

Кинсолвинг попытался овладеть собой. Он все-таки нашел Квиккса, и этот паук, кажется, имеет власть полисмена. Квиккс в состоянии остановить Камерона. Квиккс мог бы спасти весь свой народ, если только прислушается к фактам.

– Послушайте, – обратился к нему Кинсолвинг, – какая разница, по какой причине вы остановите поток прибывающих сюда сжигателей мозгов? Ну, делайте это ради сохранения социальной структуры, делайте это, чтобы предотвратить весь ваш вид от вымирания. Но делайте это!

– Эта особь не в состоянии понять вашу заинтересованность. Другие гуманоиды будут приветствовать наш конец. Их насмешки наполняют органы слуха этой особи. Почему же вы другой?

– Мне не нравится то, что они пытаются совершить. Не нравится идея геноцида.

– Вы не цените статус, данный вам в вашем собственном обществе, – заключил Квиккс. – Вы приготовитесь к депортации. Нет нужды в вашем присутствии в этот промежуток времени для выяснения правды.

– Депортация? Куда?

– На какую планету мы вас отправляем? Ваши идентификационные карточки, хотя на разные имена, говорят, что вы с Гаммы Терциус-4. На ту человеческую планету мы вас и посылаем.

– Нет!!! – Кинсолвинг не осмелился бы вернуться на главную планету корпорации ММ. – Отправьте меня на Землю куда-нибудь еще.

– Почему у вас много разных карточек?

– Откуда вы знаете? – Кинсолвинг дотянулся до кармана, где они лежали.

– Наши сканеры способны работать на большем расстоянии, чем ваши. Мы не позволяем уходить без исследования. Эта особь работает, чтобы находить убийцу.

– Камерон. Проверьте его, используйте ваши датчики, Понаблюдайте за его роботами.

– Депортация, – твердо произнес Квиккс. – И как можно быстрее. Вы немедленно докладываете в Зале отъезжающих.

Паук отвернулся и уставился на трутней, которые все еще склонялись над машиной консула. Их когтистые ноги двигались с легкостью, разбирая машину.

– Погодите, Квиккс. А до тех пор вы меня не посадите в тюрьму?

– Нет, – голос паука звучал озадаченно. – Тюремное заключение – это уж ваш гуманоидный психоз. Эта особь замечала подобное в других, но не до такой степени. И куда бы вы хотели быть запертыми? Этой особи пришлось бы искать кого-то стеречь вас. Эта особь также не сможет обеспечить извращенные сексуальные отношения в этом тюремном заключении, если в ваши намерения входит об этом просить.

– Так вы доверяете мне отправиться в... м-м... Зал для отъезжающих самому по себе?

– Вас приговорили к депортации. Вы, разумеется, подчиняетесь.

– Разумеется, – согласился Кинсолвинг.

– Подождите! – спохватился Квиккс. – В вашем голосе слышен бунт. В этом мире пойти вам некуда. Вы уезжаете.

– Я уеду, – обещал Кинсолвинг.

Челюсти Квиккса беззвучно зашевелились, а ноги переплелись между собой, как будто крайний ужас сотрясал его туловище. Кинсолвинг пошел прочь, стараясь не оборачиваться и не пуститься бегом. Квиккс не мог понять его мотивов.

Кинсолвинг не испытывал уверенности, что он сам их понимает. Но он не собирался быть отосланным назад на Гамму Терциус-4. И не собирался допустить, чтобы Камерон выжег мозги планете, полной ничего не подозревающих инопланетян.


Глава одиннадцатая | Хозяева космоса | Глава тринадцатая