home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

Раздался нежный звон колокольчиков. Моргая, Камерон повернулся в ту сторону. Легкое движение заставило ожить роботов в пределах всех рабочих комнат Камерона. Никто не стал бы искать его здесь, в этом подземном склепе, если дело не касалось убийства. Камерон пережил несколько покушений. В результате работы с советом директоров Межзвездных Материалов он приобрел много врагов, даже среди тех, кого так хорошо обслуживал.

Сигнальное устройство у двери, ведущей во внешний офис, издало более громкий звук. Больше для воздействия на посетителей, чем для того, чтобы насторожить его внимание. Камерон резко повернулся за своим огромным столом, слегка повысил уровень освещения и одновременно отключил электронный орган ароматизации и музыку, которая позволяла ему сосредоточиться.

– Входите, директор Гумбольт, – гудящим голосом пригласил Камерон.

С десяток разных аппаратов изучили его посетителя, оценили информацию, обработали ее и в короткое время пришли к заключению, благодаря которому звон утих.

Кеннет Гумбольт вступил в слабо освещенное помещение, почти не осматриваясь. Камерон счел это чистой глупостью со стороны посетителя, но его мнение о Гумбольте никогда и не было высоким. Без всякой преамбулы Гумбольт начал:

– Перед нами настоящие проблемы, Камерон.

– Перед нами, директор? – Камерон улыбнулся при виде волнения собеседника.

Его быстрый ум заработал, перебирая возможности. Гумбольт занимал достаточно высокую должность в корпорации, чтобы вызвать своего подчиненного к себе, и все же лично прибыл, чтобы встретиться с Камероном в его офисе.

Почему? В голову Камерону пришло сразу несколько мыслей. Гумбольт мог чувствовать, что его территория недостаточно безопасна, а Фремонт или, что более вероятно, Мария Виллалобос, за ним шпионят. Возможно, что директор чувствует себя более комфортно здесь. Но это показалось Камерону притянутым за уши. Хотя эти офисы действительно чище от всяких шпионских приспособлений, чем другие помещения компании, это вовсе не значит, что Гумбольт чувствует себя в большей безопасности здесь. Как раз наоборот.

Камерон отбросил это предположение и решил, что его задница находится в серьезной опасности.

– Что я могу для вас сделать, Кеннет? – спокойно спросил он.

Глаза Гумбольта сверкнули при этом обращении, свидетельствующем о недостатке уважения. Он не отчитал сурово Камерона, и мастер по изготовлению роботов понял, что его расчеты верны. Сочтены дни Кеннета Гумбольта как одного из имеющих власть в ММ.

– Это Кинсолвинг. Мы не получили никаких сведений о том, что он мертв.

– На борту «Фон Нейманна» были мои роботы. После перехода корабль должен был погибнуть. Еще не бывало корабля, оправившегося от таких затруднений с управлением.

– Фремонту нужны определенные доказательства. Дело с Зета Орго скоро достигнет критической точки. Мы должны глубже проникнуть на рынок, если ММ удержится в ногу с другими компаниями.

Камерон кивнул, наматывая сведения себе на ус. Он как раз задумывался, разработали ли Межзвездные Материалы План Звездной Смерти самостоятельно или участвовали и другие. Теперь из того, что сказал Гумбольт, выходило, что роль ММ небольшая, что истинные силы, скрывающиеся за этим планом, – другие корпорации, располагающиеся на Земле.

– А скажите поточнее, что должны делать ММ на Зета Орго-4? На Паутине – так, кажется, ее называют.

– Вы отлично знаете, Камерон, как называется эта чертова планета.

– Не хотите ли присесть, Кеннет? Выпить, чтобы успокоить нервы? Что-нибудь посильнее? Какой-нибудь транквилизатор?

Камерон с усилием удержался от широкой улыбки. Он заметил, что ярость в его собеседнике перешла критическую точку. Раздражать Гумбольта сильнее не стоит, слишком много потребуется сил, чтобы его сдержать. Камерон предпочитал извлечь из директора как можно больше информации, не прибегая к насилию.

Но, если бы оказалось необходимо, десяток различных механических устройств сожгли бы (поразили лазером, убили, искалечили) Гумбольта прямо на месте.

– Это вы допустили ошибку, которая позволила Кинсолвингу бежать. Теперь именно вы и должны ее исправить. Черт, какой неудачей она обернулась! Все мое время на это уходит.

– Разве он сбежал по моей вине? Полно, полно, Кеннет, это вовсе не так. Он пробрался через контроль, который я установил в космопорте, но вовсе не по моему приказу челнок обстреляли лазером, когда был возможен захват. Следовало аккуратненько захватить Кинсолвинга, это сохранило бы жизни служащих, представляющих ценность для компании, не создало бы неприятного шока среди достаточно привилегированных лиц, приглашенных на юбилей, кроме того, мы бы имели доказательство, что остановили его.

Камерон изучал взглядом Гумбольта и наблюдал за тем, как верхняя губа директора покрывается каплями пота. Как Гумбольту удалось захватить такое видное положение в структуре власти ММ, Камерон никак не мог себе вообразить. Гумбольт совершенно не походил на Виллалобос или на Фремонта, или на Лью. Эти могущественные люди обладали чертами, которые так привлекали Камерона в его роботах. Эмоции никогда не затуманивали их решения. Они работали безжалостно. Им могли помешать, но они продолжали свое. Их остановило бы только полное уничтожение.

Но Кеннет Гумбольт? Что за жалкая фигура в их составе!

Директор начал нервно вышагивать взад-вперед. Камерону пришлось отключить нескольких роботов, чтобы они не активизировались, когда Гумбольт вступит в зону их деятельности.

– В Зоо? – робко спросил Камерон.

– А как еще вы назовете мир, наполненный животными? – рявкнул Гумбольт.

Камерон позволил своему посетителю испытать мгновение превосходства. Пусть себе посмеется над этими паукообразными и их планетой. Камерону до этого мало дела.

– Расскажите мне об этом проекте, – попросил Камерон. – В конце концов, если я должен вам помогать и продвигать План Звездной Смерти, мне нужна информация.

Он видел, что Гумбольт раздираем противоречиями. Такой дерзкий удар против всех инопланетян необходимо держать в секрете. Камерон знал, что малейший намек на план мог вызвать массовый ответный удар против гуманоидов.

Камерон закрыл глаза и вообразил, как Земля превращается в белый цветок из пыли и смерти после того, как флот чужаков с других планет ее уничтожит. Это могло быть еще самым меньшим злом для землян. Теперь интересы людей простирались по всей галактике, и не важно, что пока еще неуверенно. Все человеческое племя может быть устранено, если инопланетяне станут действовать подобным образом.

– Хорошо, – согласился Гумбольт, поддаваясь давлению Камерона. Это неохотное подчинение доказывало, насколько непрочно место Гумбольта в совете директоров.

– Паутина. Расскажите о ней.

– Инопланетяне – паукоподобные. Мы провели пристальное исследование и обнаружили, что у них иммунитет к большинству наркотиков, какие мы можем использовать, чтобы подорвать и свергнуть их правительство. Однако эта форма чудиков может быть зависима от технических приспособлений.

– Да, да, – нетерпеливо перебил Камерон. – В этом и были неприятности на Глубокой. Нужен только чистый кристалл церия – один-единственный. Он резонирует с частотой, на которой чудики попадают в зависимость от него.

Гумбольт бросил недовольный взгляд на Камерона:

– Верно. Если ближе к делу, они не могут держать под контролем потребность в этой специфической электромагнитной радиации. Мы соорудили сжигатели мозгов с такой мощностью, что они действуют даже на тех чудиков, которые находятся от них в радиусе сотни метров.

– Но если учитывать обратную зависимость... Я подозреваю... – опять перебил Камерон.

– Я... да. Мы можем быть уверенными в выжигании мозгов только у тех, кто находится в пределах нескольких метров. Воздействие нашей аппаратуры превратит их в растения за неделю или даже быстрее.

– Чем большее количество попадает в пределы поля резонирующего устройства, тем больше тех, кто станет наркоманом. И тем больше тех, кто будет уничтожен. Элегантное решение. А почему выбрали Паутину, чтобы начать выполнение Плана Звездной Смерти?

– Не знаю. Фремонт мне не говорил, этот старый... – голос Гумбольта замер, и директор огляделся кругом, внезапно впадая в подозрительность. – Нас не подслушивают, нет?

– Подслушивающего устройства в этих стенах нет, – Камерон улыбнулся. – То есть, кроме приспособлений моей собственной конструкции.

– Шпионское оборудование Фремонта изготовляли лучшие инженеры, – напомнил Гумбольт.

– Не сомневаюсь. Я сам делал для него кое-какую работу.

Гумбольт, кажется, не слышал.

– Старый пердун. Вообразите только его в постели с Меллой.

Камерон приподнял одну тщательно выщипанную и расчесанную бровь. Такая мысль никогда не приходила ему в голову. Он ждал, что Гумбольт продолжит.

– Стимуляторы, которые он принимает. Они как-то влияют на его метаболизм, подхлестывают, меняют его. Он не может расслабиться, пока не займется с ней любовью после укола.

– После каждого укола? – удивился Камерон.

– Он же маньяк, но, черт возьми, какой гениальный!

– Так это он изобрел План Звездной Смерти?

Гумбольт покачал головой:

– Фремонт только один из этой шайки. Не знаю уж, кто остальные, но это самые могущественные люди за пределами Земли.

– Кажется позором, что земные правительства так... консервативны, – вставил Камерон. – Ни у кого на планете не хватает духу, чтобы бороться за превосходство.

– Все они хотят мирно уживаться с чудиками. Посмотрите на школы. Посмотрите, что за тип людей они воспитывают.

– Вроде Кинсолвинга, – раздраженно буркнул Камерон.

– Да, вроде него. Он бы предал свой собственный народ. Он хочет, чтобы мы так и оставались немногим больше, чем рабами чудиков. Гуманоиды имеют право руководить, быть больше, чем рабами и слугами. А на самом-то деле, что из того, что инопланетяне первыми добрались до звезд?

– Да, они обязаны давать нам все, что нужно.

– Они не должны стоять у нас на пути. Судьба человечества – экспансия. Если они будут стоять у нас на пути, как они это делают, то должны знать, что мы прорвемся через них!

Интересно, подумал Камерон, может быть, чувство унижения вызвало у Гумбольта приверженность Плану? Камерон понимал тягу к власти, к превосходству. Десятки инопланетных рас препятствовали человечеству достигнуть этой власти. Но у Гумбольта отсутствовало стремление править другими. Истинные мотивы директора не интересовали Камерона. Гумбольт представляет собой удобный камень-ступеньку, и ничего более.

– Мы сможем нейтрализовать Паутину в течение года, если у нас будет достаточно сжигателей мозгов, – говорил между тем Гумбольт. – Есть и другие аспекты Плана, они будут осуществляться одновременно. Мы сможем искалечить всех чудиков, неважно, откуда они происходят, в течение десяти лет. И тогда уж ничто нас не остановит. Они не смогут помешать нам войти в их миры, не смогут не дать нам эксплуатировать содержащие ископаемые планеты или посылать наши корабли всюду, куда мы хотим.

– Паукообразные существа, туземцы с Зета Орго-4, – размышлял Камерон. – Такие отвратительные на вид. Почему же их выбрали для эксперимента со смертью? Вы сказали, что другие расы тоже падут жертвами притягательности сжигателей мозгов.

– Этого я не знаю, будь они все прокляты!

– А я вас и не спрашивал. Я вслух думал, – объяснил Камерон. Ему уже надоел Гумбольт. Он узнал от директора все, что мог.

Теперь ему нужно поработать с Планом Звездной Смерти, .чтобы понять, как ему лично получить выгоду от этого плана.

План требовал величайшей осторожности. Любая ошибка означала самоубийство земной расы. Более того, ошибка на этом уровне может вызвать его, Камерона, собственную гибель. Беспощадность руководителей такова, что они, не колеблясь, уничтожат неуверенную личность.

– Принесет ли какую-то пользу доказательство смерти Кинсолвинга? – спросил Камерон.

– Что? О да, это и есть то, чего хочет Фремонт. Это-то он и приказал нам выполнить.

– Нам?

Гумбольт попытался посмотреть на Камерона сверху вниз, и ему это не удалось. Директор отвел глаза. Презрение Камерона безгранично возросло.

– Если я вам это обеспечу, чего я могу ожидать взамен? Следовать Плану – это прекрасно и замечательно. Какой же человек не захочет убрать с дороги человечества такое препятствие? Но тут должно быть и что-то большее.

Гумбольт проводил ладонями вверх и вниз по своим брюкам, Камерона этот жест приводил в ярость. Но он сдерживался, ожидая, что предложит ему Гумбольт.

– Мелла. Я могу предложить вам медсестру Фремонта.

– В каком качестве?

Предложение озадачило Камерона. Разумеется, его привлекали хорошенькие женщины вроде медсестры, но просто уложить Меллу в постель и не иметь другого выигрыша, это, пожалуй, не только бесполезно, но и опасно.

– Вы сможете узнать, какие лекарства она давала Фремонту. И более того. Помните, что я говорил вам о потенции Фремонта после уколов, содержащих эти стимуляторы.

Секс, размышлял Камерон. Это и все, что Кеннет Гумбольт предлагал ему. Неужели это все, что, по мнению этого человека, может предоставить жизнь? Камерон провел пальцем за богато вышитым отворотом своей куртки. Легкое давление, и реле замкнётся. Приведенный в движение робот превратит Гумбольта в грязное дымящееся пятнышко на ковре меньше чем за микросекунду. Камерон всерьез подумал о скором увольнении директора. Он не считал, что кто-то из совета станет осуждать его за столь резкое действие.

Возможно, его даже повысят. Виллалобос не отклонит выбор Камерона в состав совета. Эта опасная женщина все еще считает его полезным. Может быть, еще и Лью. Даже Гамильтон Фремонт обрадуется, что избавился от такого слабака, как Гумбольт.

Камерон перестал двигать пальцами. Гумбольт еще полезен для него. Пока.

– Я отправлюсь к Паутине и посмотрю за установкой там аппаратов, – предложил он директору. – По пути соберу доказательства смерти Кинсолвинга.

– Хорошо. Вы не пожалеете о том, что приняли мою сторону – сказал Камерон. – Не пожалеете. Помните о Мелле.

– Буду помнить, – заверил его Камерон.

Кеннет Гумбольт ушел, считая, что завоевал союзника. Камерону нужно только выждать, когда настанет подходящее время, и продумать, как убрать директора и таким образом увеличить свое влияние в Межзвездных Материалах.

Он мигнул в соответствующем направлении. Мягкие и неясные ароматы снова закружились в теплом ветерке. Камерон зажмурил глаза, вдыхая экзотические запахи, и начал составлять планы.

Очень скоро в составе совета появится новый директор.


Глава третья | Хозяева космоса | Глава пятая